Творчество

Назад к реальности. Глава 5
27.02.2017   23:22    
Глава 5.

Когда Роберт проснулся на следующее утро, было еще очень рано. В студии надо быть только через три часа, поэтому он не спешил подниматься с кровати. Лениво потянувшись, он уперся ладонями в массивную спинку дубовой кровати прямо над головой. Он несколько раз моргнул, прогоняя остатки сна и плену с глаз. Сегодня он чувствовал себя очень хорошо. Он подумал о том, сколько же он проспал? Повернув голову вправо, он сосредоточил взгляд на больших ярко-зеленых цифрах электронного будильника. Было пять утра. Том ушел вчера чуть позже четырех часов дня. Сразу после его ухода Роб принял душ и завалился в постель. Какое-то время он лежал без сна, думая о событиях последних нескольких дней. Он удивился, когда понял, что Том ни разу не заговорил с ним о Кристен, с того момента, как Роб показал ему кольцо и сказал, что она отвергла его предложение, даже не услышав его. Наверное, он чувствовал благодарность к Тому за то, что тот ни разу не поднял эту тему. Роб понимал, что стоило ему заговорить о ней, и эмоции нахлынули бы с новой силой. А так Том отвлекал его музыкой, обсуждением новой роли, на которую его совсем недавно утвердили. Перед уходом Том отметил, что Роб улыбается, и поэтому спокойно пошел домой. Том понял, что критическая точка позади и теперь Роб не станет совершать необдуманных поступков. Он для них слишком нерешителен, кроме случаев, когда он не совсем трезвый. Но Том знал, что один Роб ни за что не будет пить, даже пиво. Это было не в его характере. Скорее всего, сразу после его ухода он ляжет спать и проспит до самого утра. Так как усталость, накопившаяся за время съемок, все же даст о себе знать.

Немного повалявшись в кровати, Роб, наконец, решил, что пора вставать. Натянув джинсы, он застегнул три пуговицы. На остальные три его терпения не хватило, и он подумал, что застежка-молния нравится ему больше. Зайдя в ванную, он открыл кран в умывальнике и умылся. Положив руки на края умывальника, Роб поднял голову и посмотрел на свое отражение. То, что он увидел, не сильно обрадовало его. Он поморщился, глядя на заспанные глаза, темно рыжую трехдневную щетину и творческий беспорядок на голове. Прищурив глаза, он провел несколько раз влажным ладонями по жестким волосам, но так стало еще хуже. Поэтому он вздохнул, махнул рукой на свое отражение и взлохматил волосы.

Спускаться по ступенькам ему было лень, поэтому он сел на перила, и за секунду съехал вниз. Оказавшись в кухне, он тут же направился к холодильнику и достал оттуда литровый пластиковый бутыль с апельсиновым соком. Открутив крышку, он даже не потрудился налить сок в стакан, а сделал несколько жадных глотков прямо из горлышка. Поставив бутыль на стол рядом с холодильником, тыльной стороной ладони он вытер влажные от сока губы, а затем небрежным движением вытер ладонь о джинсы. Почесав заросший щетиной подбородок, он подумал, что неплохо бы побриться, но подумав еще мгновение, решил, что не станет этого делать. Лень.

В желудке у него заурчало. Он посмотрел на свой живот и шлепнул по нему ладонью:

– Что, жрать хочешь? – и обреченно вздохнув, погладил живот со словами: – Так и быть, покормлю.

Минут через десять он уже лениво ковырялся вилкой в тарелке, размазывая слабо прожаренный желток. Ему нравилось смотреть, как ярко желтое пятно растекается по белку неопределенной формы. Подперев голову левой рукой, он неторопливо доел. Поставив очередную грязную тарелку в раковину, он подумал, что неплохо было бы помыть посуду, но, махнув рукой, решил, что сейчас ему лень. Шаркая босыми ногами по гладкому полу, он прошел в комнату и ступил на ковровое покрытие с большим мягким ворсом. Ноги его ступали словно по мягкому белому снегу, который почему–то был очень теплый. Он медленно подошел к блестящему роялю, черный цвет которого резко контрастировал с бело-серой обстановкой комнаты. Крышка рояля была открыта, и он легонько нажал на клавишу указательным пальцем правой руки. Левая его рука была засунута в карман. Удовлетворенный мягким звуком, он нажал на следующую клавишу, потом еще и еще. Теперь уже несколькими пальцами он сыграл кусочек гаммы до-мажор. Улыбнувшись, он прислушался к звукам, выскакивающим из-под его руки. Сев за рояль, он улыбнулся и, скрестив пальцы, чуть вывернул ладони. Потом несколько раз сжал и разжал пальцы и взял аккорд. Удовлетворенный звучанием, он взял еще один аккорд. И в следующую минуту вся комната уже заполнилась изящной мелодией. Пальцы, еле дотрагиваясь до блестящей поверхности клавиш, быстро двигались, оставляя за собой четкие правильные ноты. Правая нога Роба то и дело нажимала на педаль рояля, что придавало звукам яркости и продолжительности. Его плечи едва заметно наклонялись вперед, а потом так же легко двигались назад. Но вот, дрожа в воздухе, затихла последняя нота. На губах Роба играла загадочная улыбка, глаза были прищурены, руки чуть приподняты над клавишами. Вот что на самом деле приносило ему нескончаемое удовлетворение. Музыка. Он мог играть часами и никогда не уставал при этом. Иногда он играл классику, иногда он придумывал свои мелодии. Но все, что он играл – было романтическое, иногда немного грустное, иногда задумчивое. Он не любил резкие и громкие произведения. Он наслаждался мягким звучанием, ласкавшим идеальный слух.

Вот теперь он почувствовал, что готов к работе. Настроение стало хорошим, на душе легко, жизнь прекрасна, несмотря на все ее подножки и выбрыки. Он поднялся наверх, быстро принял душ, оделся и, взяв с крючка возле входной двери ключи от машины, поехал на студию. При этом он так и не сбрил рыжеватую щетину, и даже не подумал причесать взлохмаченные после душа волосы.

До студии он добрался довольно быстро. Звукорежиссер с ассистентами были уже на месте. Но из актеров, которые должны были сегодня принимать участие в озвучке, Роб приехал первым. Он приветливо поздоровался со всеми присутствующими и расслабленно сел на диване, следя за подготовительным процессом. Все, что делали работники студии, было уже довольно привычным процессом для Роба и он просто наблюдал, насколько отточены все их действия. Каждый четко знал свое предназначение и выполнял свой этап работы. Они готовили студию, отлаживали микрофоны, расставляли подставки с текстом, проверяли звук. Начало озвучивания сегодня было назначено на восемь часов, но это касалось только актеров. Работа в студии началась еще в половине седьмого, Роб приехал в начале восьмого, а в семь сорок прибыл Чарли Томпсон. Увидев Роба, он скептически ухмыльнулся и ворчливо проговорил:

– Неужели нас почтил своим присутствием САМ… – он не договорил, а только протянул указательный палец чуть вверх, намекая на кого-то очень могущественного.

Роб смущенно опустил глаза и, обхватив правое колено руками, подтянул его к груди.

– Извини, Чарли, я вчера не мог.

– Ну да, – покачал головой Чарли и отвернулся от парня.

Работа продолжилась обсуждением результатов вчерашнего дня. Из их разговоров Роберт понял, что из–за его отсутствия пришлось вызывать на студию других актеров, что вызвало определенные трудности, так как большинство из них были заняты и в других проектах. Но зато почти все роли второго плана были озвучены. Сегодня Чарли планировал по максимуму озвучить Эдварда и Беллу в их совместных сценах. В принципе, сцен для озвучивания было не очень много, так как основные диалоги писались в процессе съемок. Но все же некоторые из них требовали доработки.

Чарли посмотрел на часы, висевшие на стене. Было ровно восемь. Студия была готова к работе, но Кристен еще не пришла. Откинув голову, Роб задремал под негромкий разговор Чарли со звукорежиссером и его ассистентами. Но как только Чарли сказал, что можно начинать, Роб тут же открыл глаза. Осмотревшись в поисках Кристен, Роб поднялся с дивана и подошел к Чарли.

– Ее еще нет, – ответил Чарли на невысказанный вопрос Роба. – Начнем с тебя. Ты же у нас штрафник.

Роб сунул руки в карманы и пошел за стеклянную перегородку, отделявшую саму студию записи от рабочего места звукорежиссера. Там уже были подготовлены два микрофона, с наушниками и стойками с текстами озвучиваемых сцен. Став возле ближнего микрофона, Роб одел наушники и кивком головы подтвердил свою готовность к работе. Он прекрасно помнил практически весь свой текст, поэтому редко подсматривал. Он четко попадал в свою артикуляцию, потому что почти досконально помнил, что и как он говорил на съемках. Треть работы, на которую было отведено больше двух часов, была закончена уже через час. Чарли в очередной раз убедился, что Роб – настоящий профессионал. Практически все диалоги были озвучены с первого дубля, без единой ошибки, выдерживая интонации и дыхание. Чарли был доволен, и даже опоздание Кристен не сильно огорчало его. Тем более что она предупредила, что приедет к 11 часам по личным причинам. Чарли, несмотря на всю строгость, был довольно лоялен к таким вещам. Он прекрасно понимал, что все, кто с ним работают – простые люди, со своими проблемами, которые надо иногда решать. И если это не срывало съемочный график, он всегда старался войти в положение и произвести необходимые изменения в съемочном процессе. Именно поэтому он не очень злился на Роба, который вчера не явился. Его рассердило то, что парень даже не соизволил его предупредить о своем отсутствии.

Постепенно они переходили от одной сцены к другой. Чарли был доволен тем, как продвигается работа. На лице его играла удовлетворительная улыбка. Наконец, осталась последняя сцена, которую необходимо было озвучить – когда Эдвард делает Белле предложение. Кристен все еще не пришла, поэтому Чарли предложил Робу немного отдохнуть, а сам занялся пересмотром озвученных сцен, чтобы еще раз убедится, что все в порядке.

– Я в кафетерий, – сказал Роб, направляясь к выходу.

Чарли кивнул, давая понять, что услышал его, и вдогонку крикнул:

– Возьми мне кофе… черный…

– Без сахара,– закончил Роб с легкой улыбкой.

Сколько раз он слышал эти слова за время съемок. Правда, до этого они были адресованы Алисе.
Кафетерий находился на первом этаже. Спустившись на лифте, Роберт прошел через наполненный солнечным светом холл и вошел в небольшое помещение. За стойкой сегодня работал молодой парень-бармен. Роберт подошел и положил на стойку руки.

– Два кофе. Один черный без сахара, второй черный с двойным сахаром, – сказал он и, не спеша, осмотрел зал.

Почти все столики были пусты. Но уже через час здесь не будет свободных мест. Он внимательно посмотрел на девушку, сидевшую за столиком у окна. Перед ней лежал большой кластер с фотографиями. Она внимательно рассматривала снимки разных размеров, отпивая маленькими глотками лате из высокого стакана. Она сидела почти спиной к Роберту, так что он не мог определить, сколько ей лет. Но про себя он отметил, что у нее очень красивые черные волосы, доходившие до середины спины и блестевшие на солнце. Несколько секунд он с улыбкой смотрел на нее, а когда бармен поставил на стойку два пластиковых стаканчика, повернулся к парню. Положив на стойку деньги, он вопросительно приподнял одну бровь:

– Где сахар?

Бармен усмехнулся и указал на правый стакан. Роб взял его в правую руку и сделал глоток. Взяв второй стакан в левую руку, он немного приподнял его, что предполагалось выглядеть как благодарность, и пошел к лифту. Вернувшись в студию, Роб отдал Чарли его кофе и хотел уже присесть на диван, когда увидел за стеклом Кристен. Она просматривала текст, аккуратно переворачивая листы. Волосы ее были собраны в хвост на затылке, и только несколько прядей свисали темно-каштановыми локонами по обеим сторонам лица. Легким движением она сняла со стойки наушники и, все еще глядя в текст, сказала:

– Я готова.

Затем она подняла голову и через стеклянную перегородку встретилась взглядом с теплыми глазами Роба. Она еле заметно кивнула ему в знак приветствия, и уголки ее губ чуть двинулись в стороны. Роб сделал глубокий вдох и отвел глаза. Он ожидал эту встречу, но не думал, что будет так тяжело совладать с охватившей его дрожью. Быстрыми шагами он пошел за перегородку к Кристен, на ходу поставив стакан с кофе на столик рядом с Чарли. Подойдя к микрофону, он взял наушники, но прежде, чем надеть их тихо сказал:

– Привет.

Кристен пару секунд смотрела ему в глаза, но не увидела там и тени той злости, которая была в них во время их последнего разговора.

– Привет, – ответила она и улыбнулась.

– Готовы? – спросил Джей Билсон, звукорежиссер.

И Роберт, и Кристен одновременно кивнули и сказали:

– Да.

– Сцена в спальне, – сказал Джей. – Начали.

С этими словами он нажал кнопку записи. На большом экране прямо перед актерами появилось изображение. Эдвард и Белла поднимаются по лестнице.

– Будет справедливо, если я тоже что–то подарю,– сказал Роб, глядя на экран.

Его слова полностью совпали с движениями его губ на экране.

– Просто прелесть, – ответила Кристин. – Спасибо.

В это время Роб сделал глубокий вдох и выдох, чтобы звук его дыхания был слышен в записи.

На экране Белла и Эдвард перешли в комнату.

– Тут и кровать есть, – с удивлением и восхищением в голосе сказала Кристен.

Белла знала, что в комнате Эдварда нет кровати, потому что он, как вампир, никогда не спит, и Кристен отлично передала в своем голосе удивление своей героини.

– Я подумал, на чем ты будешь спать, – продолжил Роб.

Кристен хмыкнула и с улыбкой сказала:

– Надувного матраса достаточно.

– А это чересчур?

– Нет, то, что нужно.

Сделав небольшую паузу, Кристен продолжила, следя движением своих губ на экране:

– Можно спросить?

– Что угодно.

– Брак – это твое условие, чтобы обратить меня, верно?

– Да, – сказал Роб, немного задержав дыхание, так чтобы в его голосе послышалось возбуждение, которое сейчас испытывал Эдвард. Затем Роб усмехнулся, когда Эдвард на экране улыбнулся Белле.

– Тогда у меня тоже есть условие, – почти шепотом произнесла Кристен.

– Все, что захочешь…, так и сделаю.

– Ты обещаешь?

– Да.

– Хорошо.

Последние несколько фраз актеры произнесли в полном соответствии с обстановкой на экране: герои до предела возбуждены, их лица настолько близко, что они ощущают дыхание друг друга. Их губы вот–вот коснутся…

Дальше последовал страстный поцелуй главных героев. Роб не моргая смотрел на себя, целующего Кристен. Он знал, что через мгновение его герой прервет поцелуй, назвав имя своей любимой. Роберт втянул воздух и на выдохе сказал:

– Крис, нет.

Этого Чарли просто не ожидал, особенно от Роба. Он даже не сразу понял, что актер произнес настоящее имя своей партнерши по фильму, вместо имени ее героини.

– Стоп, – сердито скомандовал он и когда Джей остановил запись, а изображение на экране замерло, накинулся на Роба. – Что с тобой? Ты что, спишь? Даже самый молодой актер на такое не способен.

Большим пальцем левой руки Роб потер переносицу. Затем запустил пальцы в волосы, но опустил руку, когда она наткнулась на наушники. Поджав губы, он смотрел в пол, изучая лежащие там провода. Кристен засунула руки в задние карманы обтягивающих джинсов и, покусывая нижнюю губу, отвернулась от Роба.

– Еще раз, начинаем с поцелуя, – сердито сказал Чарли, и снова на пульте загорелась лампочка «Запись».

С этого момента все пошло наперекосяк. Голос Роба дрожал, эмоции были совершенно не те, которые испытывал его экранный герой, он не попадал в артикуляцию.

Через пол часа тщетных попыток озвучить эту сцену, Чарли взорвался:

– Перерыв, – рявкнул он и почти упал на диван, откинув назад голову и закрыв глаза.

Роб с виноватым выражением лица вышел из стеклянной комнаты. В глазах его смешались разочарование и раздражение. Кристен вышла следом за ним и молча присела в кресло рядом с Джем.

– Что с тобой, Роб? – уже спокойным голосом спросил Чарли.

В ответ парень лишь пожал плечами. Его самого угнетало то, что он не мог справиться с волнением от присутствия Кристен. С волнением от того, что она была так близко от него, говорила дрожащим от возбуждения голосом, а он не мог коснуться ее, поцеловать. Что с ним? Этот вопрос он сам задал себе уже десятки раз за прошедшие полчаса. Но ответа нет.

– Я не могу, – резко ответил Роб и развернувшим быстрыми шагами вышел из студии.

Почти бегом он добрался до лифта и нажал кнопку вызова. Дыхание сбилось, и воздух застрял в легких как клубок спутанных ниток. Мысли путались, а перед глазами стояло лицо Кристен, такое светлое и чистое.

– Рано, – сказал он сам себе, – Слишком рано. Черт!!! – крикнул он и со всей силы стукнул кулаком в стену как раз рядом с кнопкой вызова.

– Роб, – услышал он голос Кристен.

Парень обернулся и посмотрел на нее глазами полными отчаяния. Вот сейчас она подойдет к нему, обнимет за шею, привычным движением запустит свои тонкие пальцы в его волосы и, привстав на цыпочки, легонько коснется его подбородка губами. Он даже прикрыл глаза, чтобы ничто не спугнуло эту картинку. Он слышал ее шаги все отчетливее, но тут они затихли, а никакого нежного прикосновения, которое он ждал, не последовало.

Он открыл глаза и посмотрел на Кристен.

– Нам надо поговорить, – уверенно сказала она и вошла в открывшийся в этот момент лифт.

Проходя мимо Роба, она чуть задела его плечо. Он послушно вошел за ней в лифт и нажал на кнопку первого этажа. Он стоял, повернувшись к девушке спиной и глядя под ноги. В голове одна за другой мелькали фразы, которые он должен ей сказать. Это хорошо, что есть возможность обдумать предстоящий разговор. Он попробует убедить ее, что все можно оставить, как было. Он уже согласен был не спешить, подождать, сколько угодно подождать. Только бы она была рядом.
Лифт остановился на первом этаже и, когда двери открылись, он повернулся к Кристен боком и протянул одну руку чуть вперед, показывая, что пропускает ее вперед. Даже в таком состоянии он не мог пренебречь правилами хорошего тона, которые прививали ему с детства. Она слегка кивнула ему в благодарность и, выйдя из лифта, грациозной походкой направилась к выходу. Кристин слышала его шаги за своей спиной, но шла, не оборачиваясь и не дожидаясь, пока он догонит ее. Выйдя на улицу через большие стеклянные двери, она на секунду остановилась и оглянулась, думая, где можно поговорить. Справа от здания студии была большая парковка, почти вся заставленная машинами. Слева же находился небольшой сквер с красивыми коваными лавочками. Именно туда она и направилась. Роб последовал за ней.

Подойдя к одной из скамеек, он указала на нее пальцем и твердо сказала:

– Садись.

– Спасибо, я постою, – ответил он, глядя на нее из-под густых ресниц.

– Роб, сядь, – она еще больше повысила голос. – Я не могу нормально разговаривать, если мне приходится задирать голову, – чуть более спокойно объяснила она.

Сейчас это прозвучало как приказ. Роб сел, все еще не вынимая рук из карманов. Он откинулся на спинку скамейки и поднял голову так, чтобы видеть Кристин.

– Роб, что происходит?

– Ничего, – ответил он, пожав плечами.

– Ладно. Тогда объясни мне, что ты устроил два дня назад?

– А что?

– К чему был весь этот спектакль? – в голосе все отчетливее слышалось раздражение.

– Какой спектакль?

– С кольцом, – крикнула она и подалась немного вперед.

Роб вытянул одну ногу и с интересом принялся разглядывать свой кроссовок. И только по тому, как еле заметно раздувались его ноздри, было видно, что он нервничает.

– Забудь и все.

– Забудь? Это все, что ты можешь сказать?

На ее лице отразилось недоумение.

– Просто я решил, что хочу сделать тебе предложение, – сказал он довольно спокойно.

– И?.. – она посмотрела прямо ему в глаза.

– И ты мне отказала, – пожав плечами, ответил он.

– И ты не придумал ничего лучше, кроме как просто сбежать! – воскликнула она, разведя руки в стороны. – Ты не остался, не попытался поговорить. Просто сбежал… А теперь сидишь, как ни в чем не бывало.

– Все нормально.

– Нормально? – крикнула она. – Нормально так, что ты полчаса не можешь сказать три слова и не ошибиться. Вот как НОРМАЛЬНО!!!

– Потому, что я переживаю, черт возьми, – взорвался Роб, вскакивая на ноги.

Он зашел за спину Кристен, и, наклонившись к ее плечу, еле сдерживая злость, прошептал:

– Мне больно, понимаешь?

– А ты нет пробовал разговаривать для разнообразия? – ехидно спросила она, резко развернувшись к нему лицом.

– Я сейчас пробую, – растерянно сказал он.

– Ты не разговариваешь, – спокойным тоном сказала она. – Ты то молчишь, как будто это тебя не касается, то орешь. Это не разговор. – С этими словами она ткнула указательным пальцем ему в грудь. – И я не собираюсь разговаривать в таком тоне.

– Прости, – тихо прошептал он и обнял Кристен, зарываясь лицом в ее волосы.

Постояв так некоторое время, Кристен осторожно, но настойчиво высвободилась из его рук. Она посмотрела ему в глаза и тихо сказала:

– Роб, ничего не выйдет.

– Но…, – начал было он, но Кристен подняла вверх руку, показывая чтобы он не перебивал ее.

– Роб, наш роман…, – она запнулась, но сделав глубокий вдох продолжила, – это просто картинка, один из эпизодов… Но это слишком далеко зашло.

– А как же?.. Нам же было хорошо?

– А я и не сказала, что нам было плохо. Просто пора все остановить.

– А как же чувства?

– Какие чувства, Роб? Мне всего девятнадцать. У меня еще ветер в голове. Я хочу гулять, вечеринки, друзья, шумные компании, посиделки до утра. Я хочу нормально жить!

Роб слушал ее и не верил в ее слова. Полтора года они были вместе. Сначала – невинные свидания, поцелуи тайком в гримерках. Потом отношения стали более серьезными. Большую часть времени они жили вместе, лишь иногда разъезжаясь по разным домам. Они ездили отдыхать, прятались от журналистов в маленьком городке в полуразрушенной гостинице. Он думал, что сделать ей сейчас предложение – это сделать очередной новый шаг в их отношениях. И тут услышать такое? Нет, он не верил.

– Прости, Роб, но мы слишком разные. Мне нравиться то, что не нравиться тебе. Ты любишь то, от чего мне становится невыносимо грустно, – говорила Кристен, но на самом деле хотела сказать что ей не грустно, а скучно от тех вещей, которые любит он.

Она провела рукой по его груди.

– Ты классный, такой нежный, романтичный, – она остановилась и убрала от него руку. – Но я не люблю тебя.

– Но ты говорила…

– Я говорила, что мне хорошо с тобой. Но я никогда не говорила, что люблю, – она посмотрела на Роба и улыбнулась. – Ты придумал идеальные отношения. Но их нет. Не переноси их в реальную жизнь. Я не Белла, а ты не Эдвард.

Она замолчала и покачала головой. Ей было жалко Роба, но это давно надо было сделать. Она не хотела признаваться себе в этом, но ей были удобны эти отношения. Это было так просто – играть на экране то, что было в жизни. Но она давно уже поняла, что Роб, хоть и был практически идеален, но не был ее второй половиной. Она чувствовала к нему симпатию, дружбу, но не любовь. Она надеялась, что он сам это поймет. Но тут он вдруг решил сделать ей предложение. И Кристен не сомневалась, что это было навеяно сценой из фильма. Это был самый романтичный эпизод, но Кристен не хотела, что бы этот эпизод случился в ее жизни. Не сейчас. И тем более она не хотела, что это был Роб.

Она дотронулась до его руки и тихо сказала:

– Я думаю, Чарли не будет против, если мы закончим озвучку по отдельности. Я скажу, что ты плохо себя чувствуешь. Прости.

Роб зажмурился, пытаясь отогнать от себя все, что произошло.

 
Источник: http://anti-robsten.ucoz.ru/forum/38-74-1
Из жизни Роберта nnatta nnatta 408 1
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Пик невезения это когда чёрные кошки уступают тебе дорогу."
Жизнь форума
❖ Флудилка
Anti
❖ Вселенная Роба-7
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Пятьдесят оттенков сер...
Fifty Shades of Grey
❖ ROBsessiON Будуар (18+...
❖ GifoMania Часть 2
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Позитифф
Поболтаем?
❖ Давайте познакомимся
Поболтаем?
Последнее в фф
❖ Фредерик. Глава 5
Собственные произведения.
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Невеста Дракона. Часть...
Герои Саги - люди
❖ Невеста Дракона. Часть...
Герои Саги - люди
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
Рекомендуем!
3
Наш опрос       
Какой поисковой системой вы обычно пользуетесь?
1. Яндекс
2. Google
3. Mail
4. Прочие
5. Рамблер
6. Aol
7. Yahoo
Всего ответов: 171
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 7
Гостей: 5
Пользователей: 2
Солнышко kolomar


Изображение
Вверх