Творчество

Моя любовь, моя ошибка. Глава 60
17.08.2019   21:04    

Белла


- Подожди… подожди, Эдвард… 
Я задыхалась, пытаясь оторвать его от себя, отстраниться, не имея на это ни сил, ни желания. Он бросил сумку на пол в моей крошечной прихожей; его руки метались по моему телу, он нежно тянул меня за волосы, поднимая моё лицо вверх, пристально вглядываясь в глаза, покрывая лицо тысячей поцелуев. Я вцепилась в его плечи, не веря, умирая от голода и жажды по нему, его голосу, теплу. 
- Ты… я дома… девочка моя… - Он что-то бессвязно шептал, поцелуями отбирая моё дыхание, деля его на двоих…
Я обхватила запястья Эдварда, отводя его руки от своего лица. Он замер.
- Что-то случилось, Белла? – Взгляд потемнел, наполняясь паникой. Я не могла и не хотела мучить его больше.
- Все хорошо. Действительно. Все просто прекрасно. Идём. – Я потянула его в гостиную. Как вкопанный, он остановился в дверях, а я затаила дыхание. 
- Мама? – Неверие, восторг… 
- Иди сюда, малыш, - усмехнулась Эсме. В два шага Эдвард был у её кресла, опустился на колени.
Я знала Эдварда; знала, что нам предстоял непростой разговор. Я также знала, что он давно работал над своими проблемами и делал значительные успехи, но все же волновалась. И даже рискуя вызвать непредсказуемую реакцию с его стороны, в этот раз я не сомневалась, что поступила верно. Эсме без преувеличения стала моей семьей, и если я могла сделать что-то для неё, то реакция Эдварда отступала на задний план. Я была уверена, что он поймёт меня. 
Мать и сын разговаривали шепотом, обрывками фраз, взглядами. Пробормотав что-то насчёт кофе, я развернулась, чтобы уйти в кухню, оставить их наедине, но была остановлена Эдвардом. 
- Детка, иди сюда, прошу.
- Я не хочу мешать вам, общайтесь спокойно.
- Как ты можешь, Белла? – Эсме укоризненно покачала головой. – Без тебя это было бы невозможно.
Эдвард взглянул недоуменно; я поежилась. 
- Мама? Ты ничего не хочешь мне рассказать? 
- Арчи был столь любезен, что подписал все документы, и я смогла выписаться еще вчера. Мне нужно возвращаться на процедуры, но я могу покинуть больницу! – Эсме сияла, как ребёнок. 
Я видела, как хмурится Эдвард. Я знала, что он лихорадочно думает о чём-то. 
-Тебе нужно жильё в Лондоне.
Эсме несмело взглянул на меня, а я набрала в лёгкие воздух, как пловец перед прыжком. 
- Все уже улажено, Эдвард. У Эсме есть квартира в Лондоне, недалеко от госпиталя. 
Ну вот. Я сказала ему. Не пройдёт и пяти минут, как он все поймёт. 


Эдварда задержали дела, и вместо обещанных нескольких дней он вернулся через полторы недели, но в этот раз скучать мне было некогда. Муж моей коллеги работал в крупной риелтерской компании и помог в считанные дни найти прекрасную небольшую квартиру для Эсме. Она оказалась даже меблированной, и Эсме влюбилась в неё с первого взгляда. Цена была тоже приемлемой; просто снимать эту квартиру было бы бессмысленной тратой денег. И вот… дом моего отца стал домом для матери человека, без которого я не могла дышать. Денег, вырученных за него, хватило на покупку этой квартиры и кое-какие мелочи. Эсме не могла вернуться в свой дом в провинции, а Эдварду было бы спокойнее, если бы она была близко к нему и ко мне. Остальное было делом техники. И вот теперь мне нужно объяснить все это Эдварду. 
- Все в порядке. – Я взяла его за руку. – Квартира полностью готова, там есть все…
- Белла, я могу поговорить с тобой наедине? Мама, ты извинишь нас? – О Боже…
Выйдя со мной в кухню, Эдвард закрыл дверь и прислонился к ней спиной. На его лице – безграничная усталость. 
- Почему Арчи не сказал мне ничего? 
- Мы хотели сделать тебе сюрприз! – Я боролась со слезами. – Эсме действительно нужно оставаться в Лондоне, ну и… Я подумала…
Я уже плакала, не cтесняясь. Слишком много эмоций, слишком сильна была тоска по нему, слишком сильно я нервничала. Эдвард привлек меня к себе, прикоснулся губами ко лбу. 
- Прости меня. Ты тут ни при чем… Просто… Я счастлив, но волнуюсь. Хватит ли средств, понимаешь? Фильм ещё не в прокате, бог знает, что и как. Сейчас все в порядке, но… Маме нужен будет и курс реабилитации. – Он словно говорил сам с собой, поглаживая меня по волосам.
- Эдвард, квартира оплачена, слышишь? Все улажено. 
Он мгновение смотрел на меня; его глаза расширились. 
- Белла! – взревел он, но я приложила ладонь к его губам. 
- Успокойся… Ну успокойся же… она и моя семья, Эдвард! Если ей нужно, то мне все равно, что ты…
В своей панике я не сразу заметила, как смягчилось его лицо. На нем появилось выражение… благоговения. 
- Белла… я не знаю, что и сказать… Ты – это все, понимаешь? Все… Что есть. И что будет. 
Его хриплый шепот словно поджег меня. 
- Эдвард… мы не одни… Эсме… 
- Чёрт, - он усмехнулся уголком губ. – Завтра, Белла. Завтра тебя никто не спасёт. Никто и ничто. 

Аманда


-Мне не нравится Ваше состояние, мисс Робертс. Совершенно. 
Я смотрела в окно, отвернувшись от собеседника, моего лечащего врача, но все равно чувствовала его взгляд. Чёрт с ним. Я устала соблюдать правила приличия. Устала от всех и от всего. От сочувствующих взглядов, лживых и неискренних. От ощущения больничной пижамы на коже. От одиночества. 
Порой, в порыве сентиментальности, я хотела поговорить хоть с кем-нибудь. Я хотела попытаться разыскать свою мать… Хотя… Я знала, где она живёт. Я могла бы попросить Арчи... Но зачем? Я до сих пор не понимаю, почему она помогла мне тогда уйти. Столько лет она закрывала глаза на побои и издевательства. Не хочу… Никого и ничего… Мысли вернулись снова к нему. Все связано с ним… Арчи… Мать… Везде только он. Он должен был уже вернуться, должен. 
- Мисс Робертс, Вы слышите меня? Если Вам нужно что-то…
- Мне нужен Эдвард Каллен.
- Простите? – Господи, я произнесла это вслух?! – Вы хотите, чтобы мы связались  с мистером Калленом? Я уверен, что мистер Кроули…
- Оставьте меня в покое. Немедленно. 
- Мисс Робертс, я очень прошу Вас. Не отвергайте доступную Вам помощь. Все, что Вы чувствуете, влияет, в свою очередь, и на физическое состояние. Вы не можете позволить себе усугубить его. Результаты последних исследований не радуют меня. Я включу несколько бесед с нашим психологом в Ваше расписание. И подкорректирую медикаментозное лечение. Иначе прогноз будет неутешителен. 
Я промолчала. Вздохнув, врач, наконец-то, избавил меня от своего присутствия. Я снова повернула голову к окну. Дождь заливал стекло; даже погода решила напомнить мне об Эдварде. Я виновата… я одна. Не боролась. Дала ослепить себя ложному чувству покоя, подумала, что все смогу. Надо было разнести все в щепки. Обратиться к властям, выйти из тени. Не прятаться, как преступница. Я отталкивала его, как могла. И не только из-за сложившейся тогда ситуации. В минуту какой-то болезненной ясности я поняла, что не смогла бы жить ни с ним, ни без него. Я не умею чувствовать нормально. Эта любовь лишает меня сил. Я не знаю, что делать. Как справиться. 


Я не вставала уже два дня. Не было ни желания, ни сил. Это добавило мне ещё несколько унизительных процедур. Эмили молча переворачивала меня, обрабатывая моё тело резко пахнущей мазью. Несколько раз я ловила её взгляд, укоризненный, хмурый. 
- Что, Эмили? – резко спросила я. – Хочешь тоже прочесть мне лекцию? 
- Нет, - в тон мне ответила она. – Не хочу. Нет смысла. Я не имею желания разговаривать со стеной. - Она снова замолчала. 
Я опешила, но это вывело меня из летаргии, в которою я впала. Я не могла потерять и Эмили как друга. Она стала для меня гораздо большим, чем просто моей сиделкой. Её резковатые манеры и прямота импонировали мне. 
- Что ты творишь? – спросила она нарочито равнодушно, поймав мой взгляд. – На что надеешься? 
- Что ты имеешь в виду? 
Эмили горько усмехнулась. – Он придёт, Аманда, если узнает, до какого состояния ты доводишь себя. Это то, чего ты хочешь? Кому от этого станет лучше? Тебе? Ему? Аманда,  умоляю тебя, очнись! Ты убиваешь себя ради того, что недоступно тебе. Милая, ты должна попробовать отвлечься, занять себя. Давай вместе подумаем, что можно предпринять…
- Я не могу! Пойми меня тоже, я просто не могу. Эм… Скажи мне… Ты любила когда-нибудь? 
Её взгляд затуманился. – Нет. И глядя на тебя, перестаю жалеть об этом. 
- Я просто не хочу, чтобы ты презирала меня. – Я посмотрела на неё в упор. – Я пыталась. Читала книги о людях, построивших империи из инвалидной коляски. Все эти истории о парах, нашедших друг друга в таких пансионатах, как наш. О счастье с препятствиями. Это все прекрасно, Эмили. Но не для меня. 
Говоря с ней, я ощущала, что какая-то мысль начинает оформляться, где-то очень глубоко. Я не могла нащупать её, ещё не могла. 
- Моя жизнь была чёрной до Эдварда. Знаешь, я когда-то читала книгу одного русского писателя. Ужасный, любительский перевод в интернете, его книги не переводились обычным путём. 
Эмили отложила банку с мазью и села на стул у моей постели. Мне вдруг показалось очень важным рассказать ей об этой книге. 
- Какой-то студент прочёл её в оригинале и был настолько потрясен, что сделал перевод. Речь в ней идёт об ученом, которому удалось оживить голову. (Примечание автора: речь пойдёт о книге «Голова профессора Доуэля»  писателя Александра Беляева. Существование любительского перевода на английский язык – авторский вымысел).
Эмили недоуменно взглянула на меня. – Это фантастический роман. Суть в том, что в одной из сюжетных линий он оживляет голову певички из ресторана, погибшей в автокатастрофе. Несмотря на перевод, меня потрясло это. Её мысли, когда она понимает, что произошло с ней. Ужас, гнев, непонимание, желание покончить с таким существованием. Но со временем ей удается смириться со своим положением. Пока учёный не проводит ещё один эксперимент. Он пришивает к её голове тело другой молодой женщины, также погибшей. Он даёт ей полноценную жизнь. И она бросается в неё с головой, забывая об осторожности. Она живёт, она любит, забывая о прошлом. Но в какой-то момент происходит несчастье. Девушка по случайности натыкается ногой на что-то, рана воспаляется. Она не обращает внимания на неё, пока не оказывается на больничной койке с сепсисом. Чтобы спасти её, учёный снова отделяет её голову от тела и возвращает её на старое место, в привычное окружение. Только вот она уже не та. Она отведала настоящую жизнь. Любовь, счастье. Пусть её интересы были поверхностны, но это была её жизнь. А теперь она умерла дважды. Да, она могла смотреть в окно, её вывозили на воздух. Она даже требовала наносить ей макияж. Она мыслила, могла читать, слушать музыку. К ее услугам было все. Но разве она жила? 
Эмили все ещё молчала. 
- Ты, наверное, думаешь, что я сошла с ума. Возможно, это сравнение и неуместно. Просто попытайся понять меня. Я жила во мраке и даже научилась мириться с ним, пока мне не дали шанс на новую жизнь. А здесь я умираю во второй раз. Прости меня, Эм. 
Поднявшись, Эмили коснулась рукой моего лица, убрала волосы. – Попробуй отдохнуть. И спасибо тебе. 
- За что?
- За доверие. – Она прикрыта дверь и вышла. Мне удалось уснуть, но даже во сне я не смогла увидеть его глаза.

Аманда

 

Эмили заглянула в приоткрытую дверь, взглянула несмело; совсем не похоже на неё. 
- Что случилось, Эм? 
-  К тебе пришли. – Обычное дело: сердце пропускает удар, нагоняет снова, сбиваясь с ритма, по спине льется ледяной пот. Только вот прихожу я в себя после такого гораздо дольше. 
- Это он, Эмили? – Она молча кивнула. 
- Я попросила мистера Каллена подождать внизу. Ты готова принять его? – Да. Нет. Руки скользят по ручками кресла, цепляясь за что-то привычное. Мокрые ладони вызывают тошноту у меня самой. 
- Послушай, помоги мне немного привести себя в порядок. Попроси… Эдварда подождать немного. Только… Эмили… Прошу, будь предельно любезна, только бы он не ушёл…
- Хорошо, дорогая. Не волнуйся. 
Она вернулась через пару минут и молча выложила из шкафа свежую одежду. 
- Он подождет? 
- Конечно, Аманда. 
Пока она помогала мне переодеться, я нервничала все больше, руки дрожали все сильней. Я тяжело дышала, пытаясь не замечать гневного взгляда Эмили. 
- Если ты не попытаешься успокоиться, я попрошу его уйти, Аманда. Поверь мне, он поступит так, если я скажу, что его посещения ухудшают твоё состояние. – Увидев панику в моих глазах, она смягчилась. – Тише, дорогая. Я могу только догадываться, каково тебе. И все же, попробуй справиться с собой. Хоть ненадолго. 
Она присела на корточки у моего кресла.
- Ты любишь его, я знаю. Он сейчас здесь, потому что твоя судьба небезразлична ему. Он переживает за тебя, иначе бы его не было здесь. Попробуй… насладиться этим временем с ним. Сейчас только вы двое. Как друзья. Поверь, ты увидишь гораздо больше Эдварда Каллена, если ты понимаешь, о чем я. Если не отпугнешь его. Ты очень сильная,- добавила Эмили ласково, беря мои руки в свои. – Ты сможешь. 
Эта непривычная нежность едва не добила меня. Я почувствовала, как слёзы жгут глаза. 
- Я не могу… не смогу, Эмили… Мне так не хватало его все это время… 
Она встала. – Я попрошу мистера Каллена уйти. 
- Нет! Нет, не надо… - сказала я уже тише. – Пригласи Эдварда подняться. Спасибо, Эмили.
Удивительно, но я постаралась последовать совету Эмили. Глядя в его глаза, я сделала глубокий вдох, стараясь вернуться в реальность, не дать этой дикой смеси отчаяния, болезненной нежности и страха захлестнуть меня. И на какие-то несколько мгновений это действительно помогло. Словно красная пелена спала с глаз, дав мне возможность увидеть любимое лицо, улыбку, ради которой я могла умереть. Услышать его мягкий голос, обращенный в данный момент ко мне, и только ко мне. 
- Как ты себя чувствуешь сегодня? – Словно музыка, тихая, обволакивающая. 
- Все неплохо, Эдвард. Я… я скучала по тебе. Сильно, Эдвард. Очень сильно…
Улыбка пропала, словно тёмным облаком затянуло солнце. Мне всегда удавалось убить его улыбку. Только не сегодня, нет. Я взяла его за руку и заговорила как можно беззаботнее.  – Не хмурься, все прекрасно. Забудь, что я сказала. Давай просто поболтаем. 
Эдвард с подозрением взглянул на меня, но подхватил мой лёгкий тон. – С удовольствием. 
Я задавала ему вопросы о съёмках, слушала его вдумчивые ответы, действительно отвлекаясь от пронзающей меня физической и душевной боли. Он очень любил свою работу, говорил о ней с таким профессионализмом и жаром, что мог увлечь кого угодно. Я пыталась представить себе, каково это – жить между гостиниц, стран, съёмочных дней и ночей, быть кем-то, жить другой жизнью и снова становиться собой. Он мог. Он смог все, что не смогла я – пережить страшные моменты жизни, но научиться любить, не разрушая, а отдавая всего себя. Научиться жертвовать собой, думать о других, порой в ущерб себе самому. Вовремя признать собственные слабости и бороться с ними. 
- Я горжусь тобой, - тихо сказала я. – Безумно. Ты заслуживаешь успеха, Эдвард. 
Он смутился, а я поспешила сменить тему. – Как дела у Эсме?
Он просиял. – Она уже дома, представляешь? Я вернулся и застал её у Беллы. Ей предстоит ещё амбулаторное лечение и реабилитация, но опасность позади. 
- Это же замечательно! – воскликнула я, игнорируя снова замершее сердце. – Поздравь её от меня. Я так рада, за неё и за тебя. Она сможет вернуться домой? 
Эдвард встал и отошёл к окну. Когда он снова повернулся ко мне, странное выражение затуманило его взгляд. Словно он видел что-то, недоступное другим. 
- Пока меня не было, Белла купила квартиру для моей матери. Недалеко от госпиталя. Она будет жить там и посещать терапию, пока не выздоровеет окончательно. 
- Белла купила Эсме квартиру? 
- Да. Она потратила деньги от продажи отцовского дома. Вот так, не задумываясь. Чтобы Эсме могла с комфортом лечиться дальше. После того, что я творил в прошлом… Да, она простила меня и позволила снова быть с ней, любить её… Я был уже безмерно благодарен ей за это, но она покупает квартиру моей матери… 
Эдвард покачал головой и снова присел около моего кресла. – Скажи мне, нужно ли тебе что-нибудь? Ты всем довольна? Я поговорю с твоим врачом, когда буду уходить. – Он ласково коснулся моей щеки, но я снова чувствовала эту багровую пелену, грозившую поглотить меня. Одно упоминание имени Беллы сбросило меня в пропасть. Но когда я поняла, о чем говорит Эдвард, я осознала, что снова гибну. Это выражение на его совершенном лице, таком изменившемся, полном силы, но таком родном. Словно он видел ангелов наяву. 
- Я… мне не нужно ничего… у меня все есть, Эдвард. 
- Ты уверена? Я буду здесь ещё около четырёх недель и могу…
- Эдвард!  Эдвард… - Я накрыла ладонью его руку, лежавшую на моей щеке. – Мне ничего не нужно без тебя, слышишь... Я обеспечена всем для жизни, которую веду. Но я бы согласилась на все, что угодно, чтобы быть с тобой. 
Я снова сделала это. Из-за меня его глаза наполнились болью и страхом, он снова стал похож на прежнего, сломленного Эдварда, который, как мне тогда казалось, принадлежал только мне. Который часами сидел здесь, на полу этой комнаты,  ставшей моей тюрьмой. Я могла касаться его, говорить о том, как люблю его. Он позволял мне это тогда. А этот новый Эдвард, сильный, мудрый, ласковый, но более недоступный, чем когда-либо, сводил меня с ума, заставляя поддаваться низменным желаниям. 
Он снова поднялся на ноги, резко увеличивая дистанцию между нами, но я попыталась удержать его руку. 
- Подожди, не надо! Не уходи! 
- Аманда, это ни к чему не приведёт. Господи… - Он застонал, обхватывая руками голову. Я снова все испортила. 
- Пойми, я не могу, - сказал он уже мягче и тише. – Я знаю, как виноват перед тобой. Я готов искупать эту вину, и ты знаешь это. Я дам тебе все, Аманда. Но не проси у меня невозможного, умоляю. Ты губишь этим и себя, и меня. Я не предам то, чем теперь владею. Любовь Беллы вытащила меня из пропасти. Она дала мне второй шанс, хотя я до сих пор не понимаю, чем заслужил это. 
- Я не могу без тебя, - плакала я, понимая, что в очередной раз потеряла его. Внезапно его взгляд стал жёстким. 
- Я все понимаю, Аманда. Когда-то и я погибал без тебя. – Я вздрогнула. Он впервые заговорил открыто о том, как я оттолкнула его тогда. – Ты боролась за новую жизнь. И я делаю теперь то же самое. Мне дали второй шанс, хотя я сам не знаю, чем заслужил все это. Прости меня. 
У двери он обернулся. – Все, что я сказал тебе, остаётся в силе. Ты всегда сможешь рассчитывать на мою помощь. 
- Эдвард, - прошептала я, но его уже не было.
Едва управляя коляской трясущимися руками, я подъехала к столу. Сколько боли может выдержать человек? Сколько могу я ещё выдержать? Где мой лимит? 
Внезапно я почувствовала странное спокойствие. Теперь я могу подвести некий итог. Я была тяжело больна, моё состояние ухудшалось. Рядом со мной не было семьи, любимых людей, которые поддерживали бы меня, ради которых я могла бы бороться. Единственный человек, ради которого я дышала, был недоступен для меня. Мне нужен был Эдвард. Мне недостаточно было его дружбы и покровительства. Я любила и желала его, как женщина любит и желает мужчину. Только в его присутствии я чувствовала себя живой; за одно прикосновение его губ я бы отдала многое. Но сегодня я с убийственной ясностью поняла, что отныне Эдвард для меня – табу. 
Ну что же. Так тому и быть. Теперь я знаю, что должна делать.


Белла


- Как она? – Я присела около Эдварда на диван в моей полутемной гостиной, легко коснулась его плеча. Не открывая глаз, он прижал меня к себе изо всех сил.
- Плохо. И я этому причина.  
- Ты говорил с её врачом? 
- Да. У неё серьёзные проблемы с сердцем и сосудами, что не редкость в её ситуации. И она очень подавлена. 
- Она… все ещё любит тебя? 
Эдвард тихо застонал. – Это ужасно, Белла. Я почти жалею, что навестил её. Я вижу, как она борется, у нас получается разговаривать нормально какое-то время, но… Одно неосторожное слово, и она срывается. А я чувствую себя подонком, видя перед собой женщину, умоляющую о любви, которую я просто не могу ей дать. 
Он замолчал. Я понимала, что сказать ему, что он ни в чем не виноват, значило бы показать ему, что я так же мало понимаю его и мотивы его поступков, как и раньше. Но не только Эдвард изменился. Изменилась и я. Время, проведенное с Эсме, многое прояснило для меня. Я переосмыслила все то, что происходило с нами, что произошло с Эдвардом тогда. Я не боялась присутствия Аманды в жизни Эдварда. Я боялась лишь того, что делает с ним чувство вины. Но он говорил со мной теперь, не бежал, стараясь защитить меня от самого себя. Он был готов делить со мной свой груз. А я была готова помочь ему справиться с чем бы то ни было. 
Внезапно он открыл глаза и внимательно посмотрел на меня. – Белла… послушай… просто знай – я весь перед тобой. Моя любовь, моя ошибка, вся моя жизнь – как на ладони. Ты примешь меня таким? 
Я недоуменно посмотрела на него. – Ты же знаешь, что я всегда принимала тебя. Мы ошибались, но я ни на секунду не переставала любить тебя. 
Он отпустил меня и вытащил что-то из кармана джинсов. – Когда закончится все это сумасшествие… разъезды, съёмки… мне будет легче уехать… Видит Бог, я не так хотел все это сделать… - Он тяжело дышал, все ещё глядя мне прямо в глаза. А затем…
Эдвард протянул ко мне руку, разжал пальцы. – Люблю тебя, больше жизни. Ты выйдешь за меня, Белла? 



 
Источник: http://www.only-r.com/forum/33-565-1
Герои Саги - люди irina_vingurt Маришель 33 3
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение
Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter            
Цитаты Роберта
"...Нельзя быть верным на сколько-то процентов, только на все сто."
Жизнь форума
❖ Вселенная Роба - 11
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Позитифф
Поболтаем?
❖ Флудилка 2
Opposite
❖ Война войной, а обед п...
Клубы по интересам.
❖ ROBsessiON Будуар
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Tenet/Принцип
Фильмография.
❖ Зверодети
Поболтаем?
Последнее в фф
❖ Приятного аппетита
Стихи.
❖ Моя любовь, моя ошибка...
Герои Саги - люди
❖ Моя любовь, моя ошибка...
Герои Саги - люди
❖ Моя любовь, моя ошибка...
Герои Саги - люди
❖ Моя любовь, моя ошибка...
Герои Саги - люди
❖ Моя любовь, моя ошибка...
Герои Саги - люди
❖ Моя любовь, моя ошибка...
Герои Саги - люди
Рекомендуем!
5
Наш опрос       
Сколько Вам лет?
1. от 45 и выше
2. от 35 до 40
3. от 30 до 35
4. от 40 до 45
5. от 25 до 30
6. 0т 10 до 15
7. от 20 до 25
8. от 15 до 20
Всего ответов: 306
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 3
Гостей: 1
Пользователей: 2
Maiya masha7777


Изображение
Вверх