Творчество

Моя любовь, моя ошибка. Глава 59
19.07.2019   11:20    

Четыре месяца спустя


Эдвард
Прошло столько времени, а моя реакция оставалась все той же. Я резко захлопнул крышку ноутбука; руки дрожали, ладони были влажными. Утешало одно: сеансы становились все более длительными. 
Я знал, что веду себя странно, хотя одним из советов, данных мне доктором Морганом, было то, что я не должен судить себя столь строго и брать на себя ответственность за то, что порой и не зависело от меня. Но сегодня мне казалось, что этих месяцев не было. Что я снова в самом начале; первые же слова врача, обращенные ко мне, вызвали волну горькой ярости. 
- Эдвард… Эдвард, оставайся со мной, пожалуйста. – Эта формулировка, которую доктор Морган использовал в своих сеансах, когда замечал, что я слишком сильно погружаюсь в пережитое, донеслась до меня, как сквозь толщу воды. 
- Прошу прощения, доктор Морган. – Он был столь добр, что согласился проводить наши сеансы по скайпу. Все эти месяцы я дрейфовал по гостиницам, не всегда помня, где нахожусь. За это время я провел, в общей сложности, около трех недель дома. Два, иногда три дня, в которые я пытался вместить всю свою жизнь вне съёмочной площадки. Я навещал мать, которая уже чувствовала себя немного лучше. Новая терапия,похоже, приносила свои плоды; я был безмерно счастлив видеть, как она все больше пытается двигаться, сидеть в постели, как её исхудавшее лицо приобретает прежние краски. Она трогательно волновалась о том, как я питаюсь на съёмках, достаточно ли сплю. А я сидел около неё, иногда не в состоянии сказать ни слова, от усталости, от счастья, что вижу её такой. 
Проще всего мне было забыть прошлое в отношении матери. Я был давно готов к этому; страх потерять её сделал остальную работу. Я почти не помнил, я заставил себя забыть то, что она не сделала ничего тогда, чтобы остановить Карлайла, чтобы помочь мне. Она вернулась тогда, когда должна была. Больше я не хотел знать ничего. 
Свою квартиру я продал через два месяца после начала съёмок. Половину хлама я выбросил, а дорогие для меня вещи, за вычетом нескольких книг, которые я подарил Арчи, Белла согласилась разместить у себя. 
Белла… После того, как она буквально вернула меня к жизни, через две недели, которые я провёл, как в раю, мне пришлось оставить ее и уехать. Я был окрылен тем, что она – моя, что я могу слышать её голос… Я помню, как прижимал ее к себе в аэропорту, до боли, до хруста в костях. Только взгляд Арчи, в котором мелькнуло что-то такое… словно его бы не удивило, если бы я ослабел сейчас, придал мне сил, чтобы отпустить ее. 
Потом была Канада, начало съёмок. Работать с командой Коулмэна было сложно, интересно. Он требовал полной отдачи, не мучая и не терзая, сумев так заразить всех своим энтузиазмом, что каждый из присутствовавших на площадке был готов забыть про отдых, пока не добивался нужного эффекта. 
Я снова делал то, о чем мечтал, чем жил раньше, и что, казалось, было отобрано у меня навсегда. Все ещё боясь, что что-то пойдёт не так, сорвется, отбросит меня назад. Однажды мне показалось, что такой момент наступил. 
День был ужасным с самого начала. Я был занят в сьемках с полудня; все утро я не мог дозвониться до Беллы. Ранним утром у меня был назначен сеанс с доктором Морганом. Я был взволнован и раздражен, как всегда, когда не мог услышать голос Беллы с утра, просто удостовериться, что с ней все в порядке. Съёмки длились накануне до половины второго ночи, я был настолько измучен, что уснул, не раздеваясь. Увидев доктора Моргана на экране своего ноутбука и услышав его тихий, вкрадчивый голос, я понял, что сегодняшний сеанс станет катастрофой. 
Я не мог сосредоточиться; все, что говорил врач, вызывало во мне взрывы, которые я едва мог сдерживать. Белла не перезванивала; вместо этого я увидел на дисплее телефона несколько пропущенных звонков от Арчи.
- Доктор Морган, я прошу прощения, - выдавил я сквозь зубы, понимая, что больше не могу. – Я прошу Вас перенести сеанс. Я… не в форме сегодня и не хочу зря тратить Ваше время. 
- Эдвард, - с мягким упреком сказал он. – Тот факт, что ты не в форме, и является причиной того, что мы проводим эту терапию. Ты должен научиться справляться с собой в такие дни. Попробуй сформулировать, что беспокоит тебя в данный момент. 
Глубоко дыша, я боролся с искушением выдернуть провод компьютера из розетки. Но я понимал,что он прав; как в тумане, я дождался конца сеанса. Снова набирая номер Беллы и  игнорируя звонки Арчи, я услышал стук в дверь. 
- Доброе утро. – Коулмэн стоял на пороге моего номера. – Прости, что вторгаюсь. Есть минута? 
- Да, конечно. – Я пропустил его в номер, холодея от странного предчувствия. – Что-то случилось, Барни?
- Да в общем-то, курьезная ситуация. Но я должен обсудить её с тобой. Ко мне обратились родители Лорана. Они собираются запретить своему сыну сниматься в моём фильме. И причина – газетная статья о тебе. – Я наблюдал, как Барни достаёт из кармана сложенную газету. Ту, которая однажды уже разрушила мою жизнь.  
Я потрясенно молчал. А что тут сказать… Лоран был семилетним мальчиком, который должен был позднее играть моего подросшего сына, симпатичным сорванцом, с которым я встречался два раза. Мы прекрасно поладили. 
- Я не знаю, почему они ждали так долго, чтобы сообщить нам об этом. Разговор получился весьма агрессивным. Они не хотят, чтобы их сын находился рядом с тем, кто виновен в смерти собственной сестры-подростка. Так сказала мне его мать. 
- И что теперь? – Я вскинул голову, глядя на режиссёра в упор. – Барни, я не знаю, что сказать. Это уже однажды чуть не убило меня. Ты знал об этой статье, когда подписывал со мной договор. Я не могу ничего сделать с общественным мнением. Я делаю все, чтобы избавиться от психологических проблем, но… Мне жаль. Если ты хочешь…
Я замолчал, не в силах продолжать. К черту все, у меня нет больше сил. 
- Эдвард. Я просто хотел поставить тебя, как исполнителя главной роли, в известность, что нам придётся срочно искать замену Лорану; это будет означать дополнительную работу для тебя, окончательные пробы с вами обоими и так далее. – Барни испытующе смотрел на меня.
- Да, разумеется… Но как же… - Я не знал, что сказать. 
- Я не буду требовать с его родителей неустойку, - чуть жестче сказал он. – Хотя должен бы, согласно контракту. Это мое решение. У меня самого двое детей, и я не хочу отнимать деньги у мальчишки. Но я также хочу, чтобы ты знал, что я по-прежнему на сто процентов уверен в своём выборе. 
На пороге он обернулся. – Будут и другие заголовки, Эдвард. Очень скоро. Главное – не сбивайся с пути. 
Когда он вышел, я без сил сполз прямо на пол, все ещё сжимая в руках телефон. Через несколько мгновений я снова набрал номер Беллы. 
- Эдвард? – Её мягкий, чуть запыхавшийся голос ворвался в меня, как глоток свежего воздуха. – Что случилось? 
- Детка, где ты была? – Я старался говорить спокойно, чтобы не напугать её. 
- На пробежке, потом поехала на работу. Ох, Эдвард… Ты звонил… Я отключила звук, прости. Что-то случилось?
- Все хорошо, - выдохнул я, ударяясь затылком об стену. – Все хорошо. Люблю тебя. 

В таком ритме прошли ещё два месяца. Съёмки были тяжелыми в психологическом, а также в техническом плане. Из-за ошибки техника была испорчена добрая половина отснятого материала, что существенно затянуло весь процесс. Все работали, как каторжные; сил не оставалось ни на что. 
Я умолил доктора Моргана сократить количество сеансов до двух в неделю. И вот сегодня я снова понял, как ещё далёк от решения своих проблем. То, как я выматывался, наталкивало меня на мысль, что я выбрал совершенно неподходящее время для сеансов. Головная боль, мучившая меня с утра становилась невыносимой. Проглотив таблетку, я снова открыл ноутбук и вызвал врача.
- Эдвард, я был уверен, что ты вернёшься, - слегка улыбнулся он. – Ты плохо себя чувствуешь сегодня? 
-Просто головная боль. Доктор…
- Знаешь, что… Зови меня Джереми. И чтобы завершить наш сеанс на сегодня, скажу тебе, не как врач, а как твой друг. Не думай, что ты слаб. И не думай, что все, что ты делаешь, безрезультатно. Да, условия неидеальны, но ты справишься. Я просто помогу тебе немного. 
- Спасибо, Джереми, - сказал я тихо. 
- Тогда до послезавтра. 
Он отсоединился, а я решил прилечь, чтобы хоть немного унять тошноту. Через несколько секунд я почувствовал, как закрываются глаза. Уже сквозь сон я услышал, как снова и снова звонит телефон, но даже не смог пошевелиться. Не сейчас. 

Белла


Год в режиме нон-стоп. Скучать, засыпать в слезах, преувеличенно бодро улыбаться в монитор ноутбука, глядя в его измученные глаза, стараясь не дать ему лишнего повода волноваться. Видеть его чаще на экране телевизора, в ток-шоу, утренних и вечерних развлекательных программах. Ждать тех двух – трёх дней, когда он появится дома и будет метаться, разрываясь между столькими людьми, ждущими его, между делами, которые требуют его присутствия. Через полгода в таком ритме он был измотан настолько, что полностью передал все дела Арчи. Его очень угнетало то, что он не мог навещать Эсме, но она с жаром уверила его в том, что абсолютно не желает видеть его в больнице и ей, по её словам, совершенно достаточно бесед с её взрослым сыном по скайпу. Она страдала без него, но ещё больше боли причинял ей его утомленный вид. Однажды он уснул прямо на стуле у её постели, а проснувшись, долго не мог понять, где находится и куда должен ехать сейчас. Я клятвенно пообещала ему, что буду навещать Эсме через день. 
Эсме шла на поправку; врачи даже упоминали, правда, очень осторожно, что вскоре, возможно, она сможет вернуться домой после длительного лечения. Благодаря усилиям, приложенным Эдвардом, Эсме могла надеяться на нормальную жизнь в кругу её маленькой семьи. 
После лёгкой неловкости, связанной с пережитыми событиями, меня и Эсме связала нежная дружба. Я охотно проводила практически все своё свободное время с матерью Эдварда, наблюдая за тем, как она снова превращается в ту красивую, сильную женщину, какой была до болезни. Она много рассказывала мне об Эдварде и Элис, об их детстве. О том, каким был отец Эдварда, пока безумие не захватило его. Я поражалась тому, каким человеком стал Эдвард. Да, он не был идеальным, но его огромное сердце было полно сострадания и любви. Я знала, что в глубине души он простил своего отца и скорбит о нем, о том, что никогда уже не сможет объясниться с ним.  

По необъяснимой причине я страшно смущалась, когда Эсме с колоссальным энтузиазмом говорила о нашей с Эдвардом совместной жизни, о внуках, которых она бы помогала воспитывать. Её глаза блестели, а я, каждый раз, после того, как она поднимала эту тему, не могла избавиться от видения: зеленоглазый, вихрастый, как и отец, мальчишка, тянущий Эдварда за руку с требованием поиграть. Но я  не могла позволить себе поддаться этим сладким мыслям, не зная, что думает об этом Эдвард. А у него было достаточно проблем на данный момент.
Два из четырёх фильмов были практически закончены. Сьемки закончились в Штатах, там же снимались еще несколько выступлений на телевидении. Замысел создателей состоял в том, чтобы снять сразу все четыре фильма, а затем пустить первый в прокат. Не знаю, хорошо это или плохо для промо-кампании и успеха ленты. Знаю только, что он на пределе. Мы на пределе. 
Сколько раз я порывалась бросить все и последовать за ним: в Мексику, в Штаты, снова в Канаду, где снималась большая часть франшизы. Сказать ему, что приеду, увидеть, как озарится улыбкой его лицо. Но я пресекала такие попытки на корню. Я знала, что отвлеку его, что он будет разрываться между работой и мной, желая уделить мне побольше времени. И  продолжала бодриться, пытаясь впитать каждую черту любимого лица. Желать ему спокойной ночи; ложась в постель, я точно знала, что он тоже будет долго лежать без сна, несмотря на крайнюю усталость, а потом тихо стонать во сне. Его рука будет лежать на подушке рядом. А утром все начнётся сначала. 
Несмотря на пессимизм Эдварда, с которым он начинал занятия с доктором Морганом, он делал огромные успехи. Джереми Морган сообщал Арчи об успехах его подопечного, не вдаваясь, однако, в подробности, являвшиеся врачебной тайной. Да, Эдвард страшно уставал, отчаивался иногда, терзался сомнениями, но это были скорее особенностями его характера, нежели проявлениями болезненных изменений, вызванных событиями прошлого. 


Звонок телефона выдернул меня однажды утром из вялых, мрачных размышлений. Нащупав телефон, я услышала звонкий голос Эсме.
- Белла, детка, я разбудила тебя? Прости, ради Бога. 
- Нет, Эсме, я не спала. Все в порядке. Что-то случилось? 
- Послезавтра меня выписывают! – выпалила она, словно ребёнок, радующийся долгожданным каникулам. 
- Ох, Эсме, я так рада! – Слёзы внезапно начали душить меня, я присела на диван. Все было не зря… не зря…
- Белла, ты слышишь меня? Ты не могла бы зайти завтра вместе с Арчи? Нужно будет подписать кое-что, и потом… - Она замялась.
- Что, Эсме? Нужны деньги? Я с удовольствием…
- Нет, детка, что ты. Эдвард… Он полностью оплатил все, включая те процедуры, которые мне нужно будет посещать ещё какое-то время. Проблема в том…
Я чувствовала, что ей неудобно говорить о чем-то, просить. Пока я слушала ее растерянное молчание, я поняла. 
- Тебе негде жить в Лондоне, Эсме? Ну конечно… Послушай, не переживай. Мы что-нибудь придумаем, я сейчас же позвоню Арчи. Все будет хорошо, я обещаю. 
Я ещё говорила ей что-то, успокаивая, убеждая, а мысли мои работали в совершенно другом направлении. Появилась идея, которую нужно было срочно обсудить с Арчи, без ведома моего любимого мистера Каллена. 

Аманда

Это все, что мне осталось.  Я понимала, точнее, принуждала себя понять, что в те несколько дней, которые Эдвард проводит дома, он не может уделять внимание мне. И не должен. У меня было все, в чем я нуждалась, и сверх того. Я должна быть благодарна. Должна… должна… Меня охватила глухая ярость, справляться с которой мне становилось тем сложнее, чем больше времени я проводила в этом богом забытом месте. Временами я была готова выть, орать, только чтобы встряхнуть эту атмосферу, вязкую, мертвящую, высасывающую последнюю волю. 
Мне казалось, что я схожу с ума. Я должна была сообщить о своём состоянии моему лечащему врачу, он бы назначил мне занятия с психологом, подобрал бы медикаменты. Так поступил бы некто, кому есть ради чего жить и выздоравливать. У меня такого стимула нет. 
Сегодня я решила посмотреть телевизор. Не знаю, почему. Может, чтобы хотя бы на несколько минут прогнать эту гнилую тишину, отвлечься от собственной боли. В этом треклятом пансионате огромный пакет спутникового телевидения. Все самое лучшее для тех, чьи родственники готовы платить колоссальные денег за их пребывание. Половина «постояльцев» не в состоянии оценить эту роскошь. Ну да ладно. Я бездумно переключала каналы, остановившись на каком-то американском ток-шоу. Собралась уже щелкнуть пультом дальше, как услышала то, что меньше всего ожидала услышать, от чего сбилось дыхание и без того слабые пальцы выронили пульт от телевизора, с грохотом упавший на пол. 
- Мы очень рады Эдварду Каллену этим вечером! – Публика кричала, аплодировала. Они знают его, аплодисменты долго не смолкали. Он появился в студии, глядя застенчиво, улыбаясь зрителям. Он был смущен этими проявлениями известности, но открыт и изысканно вежлив. На нем тёмная одежда; он выглядел усталым, но странным образом поздоровевшим. Словно расколдованным; это сравнение пришло мне в голову само и поразило меня своей точностью. Словно он сбросил какие-то злые чары. Я смотрела на экран, чувствуя, что умираю и рождаюсь заново. Я слушала его мягкий голос, не понимая толком, о чем он говорит. Похоже, о новом фильме, да. Он очень много работает, я знаю это. Он уже год в разъездах. Он рассказал немного о сюжете фильма, лукаво улыбаясь, когда ведущий шоу полушутя попросил его раскрыть интригу. О тонкостях съёмок, о команде. Ведущий с сожалением напомнил зрителям, что время эфира подходит к концу и предложил  Эдварду сказать несколько заключительных слов. Он грациозно повернулся и посмотрел в камеру. А я смотрела в его невероятные глаза. Мне не привыкать. Я слушала его голос. 
- Я бы хотел обратиться к одному человеку, если позволите, -  мягко сказал он. Одобрительные возгласы публики дали ему такое разрешение. Я подалась вперёд в кресле, терзаемая безумной надеждой. 
- Белла, родная, - его глаза горели любовью; мне не хватало воздуха. Не хватало… - Я еду домой. 
Я не глядя схватила со столика стеклянный кувшин с водой и, с неизвестно откуда взявшейся силой в слабых руках, швырнула его в телевизор. Ледяная вода выплеснулась на мои ноги, на пол, кувшин разлетелся на куски на полу у телевизора, а я рыдала, не в силах справиться с собой, с горем, вдруг пронзившим меня так остро… Незачем жить… 

Белла


- Почему ты не сказал мне?! Почему я узнаю об этом через интернет?! – Я смеялась и плакала одновременно, до боли в пальцах сжимая трубку в руках. Сегодня утром я пришла на работу и была встречена своими коллегами, наперебой протягивавшими мне свои телефоны.  
- Я не знаю, что на меня нашло, детка. – Голос Эдварда слегка подрагивал, я знала, что он тоже борется с эмоциями. Он едет домой, в отпуск, перед началом съёмок двух последних частей фильма. Месяц. Он будет здесь, со мной. Мой дом наполнится жизнью, любовью.  – Я должен был догадаться, что ты, возможно, и не увидишь этот эфир. Просто вырвалось, от души. Простишь меня? 
Я всхлипывала, вытирая нос рукавом и радуясь, что Эдвард сейчас не видит меня.  
- Нет, - пробормотала я, пытаясь справиться с собой. Он тихо усмехнулся. 
- Я люблю тебя. Не могу дождаться. Через три, максимум, четыре дня я буду с тобой, Белла. Только ты и я, слышишь… - От этого обещания – мороз по коже. Как же пережить эти дни… И все же, у меня есть занятие. 
- Люблю тебя, - отозвалась я. – Будь осторожен и не торопись. Хотя… поторопись, прошу тебя. 
Его низкий, тёплый смех стал мне наградой. 



 
Источник: http://www.only-r.com/forum/33-565-1
Герои Саги - люди irina_vingurt Маришель 31 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение
Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter            
Цитаты Роберта
"...Нельзя быть верным на сколько-то процентов, только на все сто."
Жизнь форума
❖ Вселенная Роба - 11
Только мысли все о нем и о нем.
❖ ROBsessiON Будуар
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Batman/Бэтмен
Фильмография.
❖ Флудилка 2
Opposite
❖ Война войной, а обед п...
Клубы по интересам.
❖ Tenet/Принцип
Фильмография.
❖ Самая-самая-самая...
Кружит музыка...
Последнее в фф
❖ Моя любовь, моя ошибка...
Герои Саги - люди
❖ Моя любовь, моя ошибка...
Герои Саги - люди
❖ Моя любовь, моя ошибка...
Герои Саги - люди
❖ Моя любовь, моя ошибка...
Герои Саги - люди
❖ Эдварду посвящается
Стихи.
❖ Моя любовь, моя ошибка...
Герои Саги - люди
❖ Моя любовь, моя ошибка...
Герои Саги - люди
Рекомендуем!

2
Наш опрос       
Какой стиль Роберта Вам ближе?
1. Все
2. Кэжуал
3. Представительский
4. Хипстер
Всего ответов: 239
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 27
Гостей: 24
Пользователей: 3
Маришель anniegordiienko135 natlav76


Изображение
Вверх