Творчество

Моя любовь, моя ошибка. Глава 17
19.11.2018   02:01    

Эдвард 

- Маркус, я прошу тебя...нет...это больше не повторится. Да, спасибо. Я зайду на днях. Спасибо тебе ещё раз.
Я отсоединился и посмотрел на Аманду. Она безучастно сидела в своём кресле, глядя в пространство. 
- У тебя все ещё есть работа. – сказал я. Она перевела на меня взгляд; ее молчание сводило меня с ума. 
- Послушай меня. – я присел около неё; наши глаза были на одном уровне. Мне необходимо было достучаться до неё. 
- Тебе нужна помощь.
- Вы...ты помогаешь мне, во всем. 
Ободрённый тем, что она говорит со мной, я стал осторожно подводить ее к тому, что не давало мне покоя с момента ее выходки.
- Тебе нужна такая помощь, которую я тебе оказать не могу, Аманда. 
- Что ты имеешь в виду? – вскинулась она.
- Ты пережила так много...и переживаешь до сих пор...никто не требует от тебя, чтобы ты справлялась с этим в одиночку. Мы могли только обеспечить твой быт, но помочь тебе так, как нужно, может специалист...врач, Аманда. Ты не должна бездействовать или крушить все вокруг, если тебе плохо. Я найду тебе...
Она вскочила. 
- Я не пойду на это, Эдвард! Я не хочу, чтобы кто-то, кому я не доверяю, копался в моих мозгах! И совершенно ясно, что я не буду принимать никаких медикаментов! Ты понял меня?! 
- Я понимаю тебя. Ты не обязана сразу же доверять кому-то. Ты можешь просто поговорить с тем специалистом, которого я найду, и посмотреть, сможешь ли ты...
Она на дала мне договорить. Резко обернувшись, она взмахнула рукой; я почувствовал жжение на правой щеке. 
- Ты все распланировал, Эдвард Каллен, не так ли?! – рявкнула она; вдруг ее глаза расширились, она заметила красное пятно на моей щеке. Брызнули слезы; она схватила меня за руку и, рыдая, осторожно дотронулась до моего лица. Я отвёл ее руку. 
- Прости меня, Боже, Эдвард, прости меня, я не знаю...
Она свернулась в своём кресле, продолжая плакать и бормотать извинения, но больше не пыталась подойти ко мне или дотронуться. 
Не сводя с неё глаз, я взял телефон со стола. 
- Арчи. Созвонись с с доктором Морганом, будь так любезен. Сообщи мне лично, когда он будет готов принять Аманду. Да, спасибо.
Я развернулся и молча покинул её квартиру. 

Я был взвинчен и подавлен одновременно. Меня трясло, но я рискнул сесть за руль. Не было ни времени, ни желания вызывать машину. Добравшись до места съёмок, я припарковал свою машину и, откинувшись на сиденье, на секунду закрыл глаза. Никому не нужно видеть меня в таком состоянии; мои личные проблемы должны оставаться в буквальном смысле за кадром; я не собирался повторять свои собственные ошибки. Я просидел так некоторое время, пока не прошла омерзительная дрожь под ложечкой и не замедлился пульс. Лёгкий стук в окно вывел меня из моей летаргии. Я открыл глаза и понял, что могу снова дышать. Белла. 
- Привет. Я разбудила тебя? – тихо спросила она, когда я открыл дверь и вышел. 
- Нет. Я рано приехал, собирался с мыслями.
Она пристально, испытующе смотрела на меня. Я умирал от желания хотя бы взять её за руку, но не смог. Она ничего не знает о ситуации, в которой я находился. О моем долге; об ответственности, которая лежала на мне. Мне казалось, что меня раздирает пополам. Я жаждал её тепла, ее любви. Я уговаривал себя, что имею на это право, что достаточно пережил, чтобы просто хотеть любить и быть любимым. Но как я мог втянуть эту девочку, не имевшую понятия о побегах, сектах, смерти и отчаянии, в отношения, не запятнав? 
- Эдвард...я не хочу вмешиваться в твою жизнь, но все же...что с тобой происходит? – наконец спросила она. 
- С чего ты взяла, что...
Она сама мягким движением взяла мою руку, согревая. От ее взгляда не ускользало ничего; я был готов упасть перед ней на колени и умолять дать моей разбитой жизни шанс на исцеление. 
- Я вижу. Если ты захочешь поговорить...или помолчать, я здесь. Пойдём. Мне сегодня придётся поработать, чтобы Эдвард Каллен смог блистать.
Она озорно улыбнулась и потянула меня в павильон. Я пошёл за ней; в этот момент я был готов на все, только чтобы иметь возможность вот так идти за ней, рука в руке. Куда угодно. 

Белла

Мне было знакомо это выражение на его лице. Последние восемь месяцев я молилась о том, чтобы больше не видеть его таким. 
Я обычно не соглашалась на такие авантюры: войти в проект под самый конец, практически не имея времени на то, чтобы вникнуть в него, полагаясь только на эскизы и на крупицы отсмотренного материала. Тем более работать с Джеймсом Крейгом. Но группа осталась без гримёра, а мне банально нужны были деньги. 
Я была в аду. 
Но я и предположить не могла, что этот общий ад превратится и в мое персональное чистилище. 
До того времени я видела Эдварда Каллена два-три раза, мельком, на бегу. Я знала, что он стоял только у начала своей карьеры, имел за плечами одну, очень успешную роль; работа с Крейгом стала его вторым проектом. Я слышала о его репутации: пунктуален, вежлив, без вредных привычек и звездной болезни. Все и ничего, думалось мне. Я видела уже отснятый материал с его участием. Просматривала кадры, вглядываясь в его лицо, следя за выражением глаз, бесстрастно отмечая для себя важные моменты. Он был, бесспорно, талантлив. 
На одной из плёнок мне попались кадры, снятые оператором неизвестно зачем во время перерыва на площадке. Я видела, как Эдвард беседует со вторым режиссером; внимательно смотрит на монитор, слушая разъяснения. Кто-то позвал его; он улыбнулся, так мягко, так хорошо; пожал руку оператору. Снова взгляд на монитор, серьёзный, сосредоточенный. Вот он присел прямо на пол, держа в руках сценарий и делая в нем пометки; поднял глаза, закусил ручку. 
В ту ночь мне впервые приснился Эдвард Каллен.

Он был дружелюбен, корректен, иногда легко и необидно подшучивал надо мной, чтобы разрядить обстановку. Я нервничала, работая с ним, но в этом была виновата я одна; титаническими усилиями я брала себя в руки, чтобы это не бросалось в глаза. Чтобы не смотреть дольше положенного; делать своё дело, не обращая внимания на яркость глаз, на морщинку у правого угла губ, появляющуюся в улыбке, на внимательный взгляд из-под чёрных ресниц. Я присутствовала при том, как Крейг сломал его на съёмках похорон, видела следы слез на его щеках. 
Но все закончилось в тот день, когда он, чуть не опоздав на съемки, влетел в студию последним. В этот день я гримировала не живое, красивое лицо, которое уже знала, как свои пять пальцев; я гримировала гипсовую маску. Без выражения, без эмоций. Только фиолетовые тени под глазами. Сжатые до треска зубы. Он не заговаривал больше со мной. Даже не здоровался. Казалось, его покидают силы и он отчаянно экономит их. Едва я заканчивала, он срывался с места и вылетал на площадку. И творил чудеса. Он не играл; он жил, выворачивая наизнанку самого себя, срывая с себя кожу. Крейг откровенно бесился, но был достаточно профессионалом, чтобы понять, что его фильм обречён на грандиозный успех. К Эдварду подходили, хлопали по плечу, поздравляли. Больше не было этой улыбки, освещавшей все вокруг. Он слегка кивал, коротко извинялся. Раздававшийся потом визг шин с парковки заставлял  качать головой, перешептываться. Никто не знал, что происходило с ним. И никто, по большому счёту, особо и не задумывался о том, что превратило этого потрясающего молодого человека в тень самого себя. Он делал свою работу блестяще, не был замечен ни в чем, что бы могло скомпрометировать его или проект – чего ещё желать. 

Каждый день я наблюдала, как он горит. Чуть более впалые щеки; ещё глубже тени под глазами. Морщинки вокруг губ сменились горькими складками. Он смотрел сквозь меня, говоря сквозь зубы и только по строгой необходимости. Незадолго до конца съёмок он свалился с воспалением лёгких. Каюсь, я раздобыла его адрес. Подъехав к его дому, я просидела четверть часа в машине и уехала, ненавидя себя за трусость. 

Он появился через две недели. Впервые в жизни я поняла, что это значит, когда сердце болит о ком-то. И неважно, помнит ли он о моем существовании или нет. Видит он меня или нет. 
Он блистал на премьере; один Бог знает, чего ему это стоило. После премьеры я потеряла его из вида. Я часто пересматривала фильм; официально, чтобы оценить свою работу. Но каждый раз я плакала, зная, что скрывалось за каждой из сцен. Эдвард Каллен прочно занял своё место в моем сердце. 

Когда мне поступило предложение работать на новом проекте, я знала, на что иду. Я снова увижу его. 
В первый съёмочный день я тащила свой грим-кофр к его гримерке; желудок сжимался, я чувствовала себя ужасно. Я не знала, как говорить с ним, как обращаться к нему. В каком он будет состоянии. Я надеялась, ради него самого, что я больше не увижу эту страшную маску на его лице. 
Постучав, я попросила разрешения войти, но он распахнул дверь мне навстречу: зеленоглазый вихрь, подхвативший мой треклятый кофр. Я увидела прежнюю улыбку, взлохмаченные волосы. Тёплые пальцы коснулись моей руки, когда он забрал у меня мой чемодан. 
- Изабелла! – воскликнул он, а я не смогла скрыть глупой, щенячьей ухмылки. Он помнил меня! 
Он был в прекрасном настроении, шутил и развлекал меня разговором. Я злоупотребляла своим служебным положением, позволяя себе рассмотреть его, познакомиться заново. Он попросил называть его по имени. 
Заканчивая работать, я лихорадочно думала, что я могу сказать ему; его глаза горели, он пристально смотрел на меня.
- Добро пожаловать, Эдвард. – сказала я еле слышно. 
Я все сделала правильно. 

Белла

В тот же день он нагнал меня у машины, где я снова воевала с чертовым кофром. У меня перехватило дыхание, когда я смотрела, как он, согнувшись в три погибели, ставит чемодан в багажник моей крошечной машины, выглядевшей рядом с ним ещё меньше. 
Он расспрашивал меня о моих незатейливых планах на вечер; провалиться мне на месте, если я не видела, что ему...хорошо в моем обществе? Он непрестанно улыбался и трепал свои невозможные волосы, стоя так близко, что мне было трудно сконцентрироваться на том, чтобы вести себя нормально. 
Однако на мой вопрос о его планах на вечер он отреагировал странно. Глаза словно затянулись пленкой, улыбка погасла. Казалось, он не договаривает что-то, борется с собой. Я бы все отдала за то, чтобы он доверился мне, дал возможность снять со своих плеч хоть часть этого груза, пригнувшего его к земле, не дающего вздохнуть свободно. Но кто я такая, чтобы он подарил мне своё доверие? 
Он провёл рукой по лицу. Сослался на усталость, сказал, что ляжет спать. Что же, так тому и быть. Я выпрямилась. Он вдохнул, собираясь сказать что-то ещё, но звонок его телефона прервал нас. Он ответил, и я с ужасом увидела, как он меняется в лице, как леденеют черты, как страх вползает в его глаза. Рваными фразами он сообщил кому-то, что выезжает. Я не могла смотреть на это. Села в машину и уехала, прежде чем услышу или увижу что-то, что положит конец моим надеждам. 

На следующий день я, уже по привычке борясь с паникой, приехала на площадку раньше обычного. Машина Эдварда стояла на парковке; он занял крайнее место, колеса вывернуты; создавалось впечатление, что он снова вылетел из машины, бросив ее кое-как. Я поспешила в его гримерку. Собралась постучать, но увидела, что дверь открыта. Оттуда не доносилось ни звука. Не думая о том, что делаю, я рискнула и бесшумно вошла. Откинув голову на спинку кресла, он спал. Черты расслабились, дыхание было ровным. Ему нужен был отдых. Я заволновалась: у нас был график, на сегодня предстоял сложный грим, а мне так не хотелось его будить. 
Я не знаю, сколько простояла так, рассматривая его лицо, пока не увидела, что он открыл глаза и смотрел на меня в упор затуманенным взглядом. Я вспыхнула и начала бормотать оправдания, но он не слушал меня. Коснулся вдруг моего лица, отвёл волосы в сторону. Чувствуя, что медленно схожу с ума, я нырнула в свой чемодан, почти грубо призывая его начать работать. Но, очевидно, Эдварда Каллена было непросто сбить с толку. Его глаза умоляли; я услышала, как он говорит слова, которые я не мечтала услышать. 
Он прижал мою руку к губам; звуки, воздух – все исчезло. Остались только мы. 

С ним происходило что-то. Снова. Что-то, с чем он справлялся в одиночку. Сегодня утром я застала его спящим, уже в машине на полупустой парковке. Из этого я делала один вывод: он не мог спать и  сдавался, только когда организм уже не выдерживал нагрузки. Под глазами снова пролегли тени, но в этот раз он не наказывал меня ледяным молчанием. Он тянулся ко мне все своим существом; его глаза теплели, когда он видел меня. И я не могла избавиться от чувства, что он хочет довериться мне, но запрещает себе это. Для этого у него определённо должны были быть причины. Я дала ему понять, что готова выслушать его в любое время. Мы справимся. С чем угодно. 


Эдвард

Аманда притихла после своего последнего срыва. Через несколько дней ей было назначено у доктора Моргана, известного психоаналитика, лояльного и порядочного человека. Когда-то Арчи познакомил меня с ним, на случай, если я не справлюсь с нарушением сна и паническими атаками, мучившими меня после смерти сестры. Но я справился сам; меня захватила работа, которую я обожал, и призраки прошлого отступили. 
Она снова вышла в бар на работу; начала писать курсовую, пропадая в библиотеке. Я созванивался с ней и с удовлетворением слышал, как она ссылается на занятость и сворачивает разговор. Это было то, что ей необходимо: занятия, работа, здоровая рутина. Доктор Морган поможет ей найти себя и справиться с ещё дремлющими в ней демонами из прошлого. И мы сможем отпустить их. Отпустить друг друга. 

Я тосковал по Белле, когда не видел ее хотя бы один день. Она возрождала меня к жизни; я видел смысл в том, что делаю, видел себя ее глазами. Она откликалась на мой молчаливый призыв, шла мне навстречу. Я видел ее чувства ко мне; она не скрывала беспокойства, нежности. А мне хотелось просто любить её. 
Но я ненавидел себя за то, что уже готов к этому. За то, что так отчаянно хочу быть счастливым именно с Беллой, за то, что жажду нормальных, здоровых отношений с этой девушкой. За то, что устал биться об стену из непонимания, недомолвок, истерик. Из недоверия, настолько глубокого, что уже не оставалось надежды на то, что его удастся преодолеть. 
Мое прошлое, и без того темное, было связано с прошлым  настоящим Аманды. И прежде чем сделать ещё один шаг навстречу Белле, я обязан рассказать ей о себе. О том, что она не прочитает ни в одной светской хронике, восхваляющей мою уравновешенность и отсутствие скандалов. О том, во что превратилась моя жизнь за пределами съёмочной площадки. Я знал, что могу доверять ей. 

Мой рабочий день начался, как всегда, с робкого стука в дверь. Она улыбнулась мне, сдержанно, но так тепло, что я, не выдержав, буквально втащил ее вместе с ее инвентарем в гримерку и захлопнул дверь. Она переминалась с ноги на ногу, словно пытаясь решиться на что-то. 
- Привет. Как ты? – тихо сказала она. 
- Уже хорошо. Белла...
- Садись, давай начнём. 
Она наклонилась ко мне, внимательно рассматривая мое лицо. У меня перехватило дыхание, когда она нежно провела пальцем по коже под моим правым глазом. 
- Здесь нужно будет чуть больше...- прошептала она, скорее сама себе, продолжая изучать мое лицо. Очертила скулы, коснулась лба. Я не мог больше оставаться спокойным. К чертям все...
Я перехватил ее руку и притянул ее к себе. Она смотрела на меня широко раскрытыми глазами, но не сопротивлялась. 
- Ты что творишь, маленькая чертовка? – поддразнил я ее, хотя сердце бешено колотилось. Я давал ей время отстраниться, остановить меня. Она не двигалась, не разрывала контакта, порождая безумную надежду. Я приблизил своё лицо к её, коснулся подбородка, приподнимая. 
- Белла...Я не могу больше...
Она поцеловала меня первой. Ничего не говоря, не требуя, взяла своё. Так просто, вложив столько доверия и нежности в одно прикосновение тёплых губ. Я застонал и прижал ее теснее, отвечая ей с яростью, любовью, сдаваясь на её милость. Я не дам горечи и отчаянию испортить это волшебство. Но обратной дороги у меня теперь нет. 
Белла обхватила мое лицо руками, провела по волосам, чуть отодвигаясь. Я не видел ни сожаления, ни стыда в её глазах. Я был окрылён. 
- Прости. – простонал я.
- За что? За то, что я поцеловала тебя? – карие глаза сияли, она откровенно веселилась. 
- Меня могут выгнать с работы, мистер Каллен, но оно того стоило. Эдвард!
Она задохнулась, когда я прервал ее, снова целуя, куда придётся, только чтобы не отпускать, не дать думать, чтобы зажечь её так, как горел сам. Она взяла меня за плечи, сжала, но в ту же секунду снова отстранилась.
- Эдвард, мы не успеем, тебе на площадку через десять минут.
Она встала и, дрожа, начала готовиться к работе. 
- Белла...я должен поговорить с тобой. После съемки. Прошу, дождись меня. – сказал я. Голос срывался. 
- Что произошло? Я...Боже, я неправильно...Эдвард, прости, этого больше не повторится...
Её лицо покрылось красными пятнами, она прятала глаза, роняла кисти, пока я не остановил ее, снова сжав в объятиях. 
- Посмотри на меня. Белла...я буду жить только для того, чтобы вот так, каждый день, видеть тебя. Иметь право прикоснуться к тебе. Но сначала я должен рассказать тебе все...о себе...Если ты после этого все ещё захочешь быть со мной...
Она взглянула на меня. Твёрдо, решительно. Коснулась губами лба. 
- Я дождусь тебя, Эдвард. 



 
Источник: http://www.only-r.com/forum/33-565-1
Герои Саги - люди irina_vingurt Маришель 46 7
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение
Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter            
Цитаты Роберта
"...Слава открывает одни двери и закрывает другие."
Жизнь форума
❖ Higth Life / Высшее об...
Фильмография.
❖ Вселенная Роба-10
Только мысли все о нем и о нем.
❖ ROBsessiON Будуар (18+...
❖ Давайте познакомимся
Поболтаем?
❖ Пиар, Голливуд и РТП
Opposite
❖ Мысли, цитаты, высказы...
Интервью разобранные на "кусочки"
❖ Зверодети
Поболтаем?
Последнее в фф
❖ Его Любовница. Судьба ...
СЛЭШ и НЦ
❖ Его Любовница. Судьба ...
СЛЭШ и НЦ
❖ Новолунье не придёт ни...
Альтернатива
❖ Новолунье не придёт ни...
Альтернатива
❖ Голос. Глава 2
Герои Саги - люди
❖ Моя любовь, моя ошибка...
Герои Саги - люди
❖ Моя любовь, моя ошибка...
Герои Саги - люди
Рекомендуем!
4
Наш опрос       
Стрижки мистера Паттинсона. Выбирай!!
1. Якоб/Воды слонам
2. Эдвард/ Сумерки. Сага
3. "Под ноль+"/Берлинале
4. Эрик/Космополис
5. "Однобокая пальма"/Comic Con 2011
6. Сальвадор/ Отголоски прошлого
7. Даниэль/Дневник плохой мамаши
8. Рейнольдс/Ровер
Всего ответов: 251
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 8
Гостей: 8
Пользователей: 0


Изображение
Вверх