Творчество

Моя любовь, моя ошибка. Глава 12
22.10.2018   04:45    

- Что же ты творишь, Эдвард?
Голос Арчи был полон мягкого упрёка. Я открыл глаза. Голова раскалывалась; постепенно это становилось моим нормальным состоянием. Тело ломило, грудь также терзала боль. 
- Что происходит? – прохрипел я. 
- Я подозреваю, что у тебя воспаление лёгких. По-хорошему, тебе нужно в больницу.
- Нет, прошу тебя, я...
- Я предполагал, что так и будет. Врач в пути. Тебе понадобятся капельница и ещё много чего, я не знаю, так что...Эдвард, прости, что я вломился к тебе в квартиру; я испугался за тебя, сынок. 
Не беспокойся ни о чем, на съёмках все улажено, ты все равно укладываешься в график. 
Его голос доносился до меня, как сквозь толщу воды. Я чувствовал, что горю изнутри. Любое движение причиняло боль. 
- Эдвард, я хочу сказать, что все понимаю. Но вся эта история почти разрушила тебя. Ты набросился на газетчика; потом, что означала эта прогулка под дождём? Ты ведёшь себя, мягко говоря, неразумно. 
Я покачал головой; говорить я не мог. В дверь постучали. 
- Это врач, Эдвард. Мы поговорим, когда тебе станет лучше. 

Мне пришлось пролежать почти неподвижно последующие несколько дней. Арчи организовал первоклассное медицинское обслуживание на дому, как всегда ювелирно устраняя последствия моего безрассудства. К беспокойству, отчаянию, всему тому, что мучило меня с тех пор, как я знал Аманду, прибавилось новое чувство: стыд. Я становился тенью самого себя. Я вёл себя неадекватно, ставя под угрозу все, над чем так долго работал. Я должен был думать о том, что ещё один такой случай, который Арчи не удастся замять, привлечёт ко мне ещё более пристальное внимание. Пресса всегда с легкой издевкой подчеркивала положительный характер моего имиджа; я, по счастью, избегал скандалов. Стоит этому измениться, начнётся поиск причин. 
Арчи зашёл навестить меня.
- Я рад, что тебе лучше, малыш Каллен. – ухмыльнулся он. 
- Давай поговорим, Арчи. 
Он взглянул на меня с тревогой. 
- Как она?
- Подавлена. Эдвард...
- Послушай...я снова прошу прощения. У тебя, Арч. За все. Я...был сам не свой. Эта история...убивает меня. Я хочу быть с ней, вести нормальную жизнь и выяснить, что я чувствую на самом деле. Весь этот ужас меняет нас; мы должны что-то предпринять. Она не может вечно прятаться, Арчи, а я не могу жить в постоянном страхе за неё; я уже оступился и не могу гарантировать, что это не повторится, я едва владею собой. 
Мы должны поговорить с ней. 
- Она боится, Эдвард. Она не будет ничего предпринимать, чтобы перестать скрываться. Она впервые чувствует себя в безопасности. И боится за свою мать. Я пытался поговорить с ней, пока ты болел. Она объяснила мне, что ее матери может грозить опасность, если она попытается открыто бороться. Условия, в которых она жила, сломали её, с одной стороны. Но у неё железная воля. Я давно не сталкивался с ощущением того, что нахожусь в тупике. 
- Я хочу поговорить с ней. 


Аманда 

Если я что и умею, то смиряться. Подчиняться обстоятельствам. Я почти смирилась с этой новой жизнью. Впервые у меня был дом, внутри которого было безопасно. Человеческое существо способно принимать опасность, грозящую вне собственного дома. Но когда слово «убежище« теряет свой смысл, начинается самое страшное. Я считала, что необходимость скрываться – это приемлемая цена за безопасный дом. Я поражалась, как легко мне давался отказ и от учебы, которая долгое время была единственной отдушиной в моем существовании. Я не была уверена, что смогу когда-либо снова учиться, но меня это не беспокоило. У меня так часто отнимали то, к чему я была привязана, что я приучила себя легко отказываться от любого занятия или увлечения. Я чувствовала подавленность, но причина ее была не в заточении, как полагал мистер Кроули, пытавшийся руководствоваться исключительно добрыми намерениями и найти для меня выход. Проблема заключалась в том, что я не хотела его искать. Я наслаждалась тем, что могу просто принять душ или посидеть с книгой, не опасаясь побоев. Я могла спать, не боясь проснуться от нечеловеческих воплей отца или криков матери, которую он избивал не реже, чем меня. Я могла наконец-то есть; просто выпить кофе, глядя в окно. Я не скучала за миром вне стен этой квартиры. 
Я прекрасно понимала, что когда-нибудь этому блаженству наступит конец. Но пока я могла тянуть время, чтобы почувствовать, что это такое – жить в доме без страха. 
И все же...в моем призрачном, временном, но таком уютном коконе, которым я окружила себя, зияла дыра. Эдвард. 
Любовь к нему уже давно дремала во мне, заслонённая страхом и недоверием. Мне казалось, что я благодарна ему за все, что он делал для меня, что испытываю нежность и признательность. Но по прошествии времени, когда мне удалось немного успокоиться, я поняла, что не могу без него. Это чувство волной поднялось из моей души и представило все, что происходило с нами и вокруг нас, в совершенно другом свете. 
Я была напугана силой захлестнувших меня эмоций. Первой же реакцией было ограничить контакт с ним. Я звонила лишь его агенту, да и то по необходимости, но первое, о чем я спрашивала у него, был Эдвард. Я знала, что он измучен и волнуется обо мне; мистер Кроули просил меня не наказывать Эдварда за то, что происходило со мной. 
Я ненавидела себя за то, что чувствовала странное волнение, слыша это. Мы никогда не говорили о том, что испытываем друг к другу, а в последнее время это было просто неуместно. Я осознала, что люблю Эдварда, но не знала, чем руководствовался он, помогая мне. Он был всегда нежен со мной, но я не знала, насколько глубоки были его чувства. 
В одном из разговоров со мной мистер Кроули упомянул, что скоро состоится приём, посвящённый выходящему на экраны фильму с участием Эдварда, и, если мне интересно, я могу посмотреть видео- и фотоотчет об этом в интернете. 
Вечером я включила компьютер; руки дрожали. Я предвкушала и в то же время боялась увидеть Эдварда в его стихии. 
Я увидела пресс-волл с названием фильма; резкие, слепящие вспышки, толпу журналистов. Все тонуло в оглушающем шуме, из которого иногда можно было вычленить имена актёров, выкрикиваемых прессой. Брюнетку с резкими чертами лица и её спутника, благообразного пожилого человека, удерживали довольно долго. Наконец они прошли дальше, и я услышала, как толпа начала скандировать имя, которое и я ждала с замиранием сердца: Эдвард Каллен. 
Он остановился перед белой стеной; его стройная фигура во всем чёрном резко выделялась на фоне разномастной толпы. Волосы были небрежно уложены; его рука то и дело взлетала вверх, проводя по ним до боли знакомым жестом. Его лицо было сурово; он смотрел прямо перед собой. Слева прозвучал особенно резкий оклик; он изящно развернулся, нахмурившись на секунду. 
Я не знаю, что видели другие; я видела небожителя. Перед глазами мелькал и другой образ: студента в клетчатой рубашке, уснувшего на лекции; я все ещё чувствовала его твёрдую, тёплую руку, сжимающую мою, уводящую меня прочь из ада. Но впервые увидев его в окружении прессы и поклонников, пытающихся привлечь его внимание, я ощутила болезненное смятение. Я с убийственной ясностью поняла, что мои шансы быть с ним более ничтожны, чем у любой другой, стоявшей за заграждением у отеля всю ночь, чтобы увидеть его. Но эти женщины, чьи крики заглушали попытки журналистов взять интервью у актёров и членов съёмочной группы, не знали вкуса его губ, его тепла. Не ощущали на себе внимательного взгляда зелёных глаз, проникающего в душу, молящего о доверии. И все же быть с любой из них было бы легче и безопаснее для него, чем со мной. 
Не выдержав, я схватила телефон. Включился автоответчик; я не нашла ничего лучше, чем оставить несколько сообщений, требуя перезвонить. 
Я не знаю, сколько прошло времени, прежде чем я услышала звонок. И ужаснулась, услышав хрип вместо его мелодичного голоса. Ярость взорвалась во мне. Он был явно пьян. 
- Я видела тебя. Ты был великолепен, -  сказала я, чувствуя нестерпимую боль. 
- Аманда, что случилось? 
Нет, он не пьян, но это ничего не меняет. 
- Ты хорошо провёл время? – спросила я.
Он тяжело дышал, а затем заговорил, едва сдерживаясь.
- Я ударил журналиста. Поднял руку на человека, просто потому что он задавал мне вопросы. Я не смог делать свою работу.
Голос сочился болью, которая била и по мне.
- Все это убивает меня, Аманда. Я тоскую по тебе...
Я не могла больше произнести ни слова.
- Тебе что-нибудь нужно? – спросил он шёпотом. 
- Нет. 
Он судорожно вздохнул. Я отсоединилась. 
Назавтра я узнала от его агента, что он болен. И снова из-за меня.



 
Источник: http://www.only-r.com/forum/33-565-1
Герои Саги - люди irina_vingurt Маришель 66 5
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение
Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter            
Цитаты Роберта
"...Не могу вспомнить, кто сказал мне это – но «душа и небеса должны существовать, потому что хорошие люди недостаточно вознаграждены на Земле». Мне всегда нравилась эта мысль, если она имеет значение."
Жизнь форума
❖ Вселенная Роба-10
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Флудилка 2
Opposite
❖ ROBsessiON Будуар (18+...
❖ Только для тебя... вид...
Очумелые ручки.
❖ La canzone di Bella
Мини-фанфики (18+)
❖ Мнения, высказывания, ...
Интервью разобранные на "кусочки"
❖ Damsel/Девица
Фильмография.
Последнее в фф
❖ La canzone di Bella
Мини-фанфики
❖ Моя любовь, моя ошибка...
Герои Саги - люди
❖ Моя любовь, моя ошибка...
Герои Саги - люди
❖ Его Любовница. Судьба ...
СЛЭШ и НЦ
❖ The Flower Girl |...
Переводы
❖ Моя любовь, моя ошибка...
Герои Саги - люди
❖ Моя любовь, моя ошибка...
Герои Саги - люди
Рекомендуем!
5
Наш опрос       
Оцените наш сайт
1. Отлично
2. Хорошо
3. Ужасно
4. Неплохо
5. Плохо
Всего ответов: 225
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 2
Гостей: 1
Пользователей: 1
elen5796


Изображение
Вверх