Творчество

Миссия: Черный список №1. Глава 5
26.02.2017   15:35    
[14:00, 31 июля 2003]


Я не был уверен, заметил ли кто-нибудь, что срок моего назначения в Тикрит давно истек, хотя возможно, это никого и не заботило. День за днем допрашивая Рафи, я все еще надеялся убедить команду оставить меня.

Когда я попросил у Ричча совет, как задержаться здесь подольше, он улыбнулся:

– Горишь желанием остаться в этом дерьме, – сказал он.

Он был прав. Да, я горел желанием. Кроме того, здесь было нечто большее.

– Мне нравится моя работа, - ответил я. – А у вас здесь пленные имеются, много пленных.

– Да мы, в основном, их в Багдад направляем.

– Я знаю. Но там их не допрашивают, – я мог говорить об этом, полагаясь на личный опыт пребывания в Багдаде, пленные, захваченные вне Багдада, помещались в самый конец очереди. – Вы не являетесь для них приоритетом, – продолжил я. – Они просто не знают, о чем спрашивать тикритских заключенных. Позволь мне остаться здесь, Ричч, я буду допрашивать каждого, кого ты мне притащишь. Никто из вас не хочет зависеть от Багдада. А они только рады будут, потому что объем роботы поубавится.

- Как долго ты хочешь здесь оставаться?

Я пожал плечами.

- У меня только начался шестимесячный срок службы.

Тот громко присвистнул.

- Мы здесь всего на три. Знаешь, что я тебе скажу. Я переговорю с Мэттом и Джеком. Они позвонят кому надо.

Мне думалось, что разговор с Риччем – хороший тактический ход, который поможет остаться в Трикрите. Но Джефф, очевидно, был иного мнения.

– Ты все это дерьмо должен был мне рассказать! – зло рявкнул он, как только я рассказал ему о своем разговоре с Риччем. То, что с Джеффом нужно быть предельно осторожным, я понял довольно быстро. У него был взрывной характер, и ничего уж тут не поделать. Как и большинство стрелков, он совершенно не подходил для работы разведчиком. Так что я просто вынес для себя еще один урок по иерархии в спецназе. Я знал, что время мое ограничено. Теперь же я понимал, что только что отнял у себя еще несколько часов.

Я нервничал в ожидании узнать, насколько сильно все испортил. Но казалось, будто мне дали некий кредит доверия. Шли дни, и никто не спрашивал, почему я все еще не вернулся в Багдад. Больше того, я продолжал допрашивать пленных, которыми нас снабжала команда благодаря своим частым рейдам. Полезных разведданных мне удавалось добыть не то чтобы много, но, по крайней мере, я получил возможность оправдать свое здесь присутствие.

Мы с Джеффом много допросов проводили вместе, я во многом даже восхищался им. Казалось, у него получалось понять, чего я пытаюсь добиться, даже до того, как я сам это понимал. Он дал мне полную свободу действий. Иногда стрелки заходили в домик для гостей, чтобы понаблюдать за моей работой. Чаще всего им становилось скучно уже спустя час или максимум два. Но Джефф частенько зависал здесь, терпеливо наблюдая за тем, как я развиваю свою стратегию, и задавал собственные вопросы. Мы были хорошей командой.

Я оставался очень занятым и поглощенным процессом, пытался выработать стратегию ведения длительных сессий. Свободное время я проводил, делая записи, систематизируя все то, о чем узнал от каждого пленного, в случае если все-таки узнавал что-нибудь толковое. Так как в моем распоряжении не было какого-нибудь специального места, чаще всего я располагался прямо за обеденным столом. Иногда меня навещали, в основном ребята-разведчики, чтобы вкратце рассказать о местной обстановке. В любом случае, дом был разделен между жителями двух категорий: тех, кто спал наверху, и тех, кто спал на первом этаже.

У стрелков был строгий распорядок дня, состоящий из упражнений, видеоигр, чистки оружия и стрельбы. Затем наступало время для интенсивной траты энергии и адреналина во время ночных рейдов.

У меня же была собственная работа, пусть то, как я собираюсь ее исполнять, пока еще оставалось открытым вопросом. С момента моего прибытия я тратил много времени на изучение списка телохранителей, который мне достался в наследство от переводчика Джереда. Толку от него было не так много, ведь список не располагал информаций ни об окружении, ни о степени важности. Впрочем, я заметил, что имена были сгруппированы по отдельным кланам.

Например, Низам, парень, за которым мы охотились в мою первую ночь, был одним из тридцати членов семьи аль-Мусли, указанных в списке, и все они служили телохранителями. А от Рафи я узнал, что никто из племени аль-Хасан не был связан с Саддамом. Но это все, что могли дать мне имена и родственные узы. Мне необходимо было дополнить их личным знакомством с конкретными лицами и определить принадлежность к повстанческим движениям.

На следующий день мне выпала возможность допросить алкаша-телохранителя, ради которого я, собственно, сюда и прибыл. Еще один аль-Мусли по имени Эднан загулял по полной программе. Страдая ужасным похмельем, Эднан выглядел довольно жалко, когда мы прибыли в тюрьму Четвертой ПД, чтобы забрать его. Медики даже сказали нам продолжать давать ему воду, чтобы убедиться, что он не загнется от обезвоживания.

С самого начала Эднан продемонстрировал больше желания сотрудничать, нежели Рафи. Он не увиливал и не спорил. Пусть и настаивал на своей невиновности, он, кажется, понимал, что не вернется на свободу, а соответственно и к новой порции выпивки, пока не расскажет нам все, что знает. Он упомянул, что был майором среди хамайя. Он также признался, что знаком с Рафи, но настаивал на том, что тот, несмотря на все свои попытки доказать обратное, не был каким-то незначительным персонажем. Он был одним из приближенных телохранителей. Это ситуация прекрасно демонстрировала пристрастие врать и увиливать, столь свойственное пленным. Всегда существовало как минимум три разные версии одной истории.

Вот и у Эднана была своя версия. Его уверенность и готовность отвечать на любые вопросы вселили в меня чувство доверия, казалось, будто он говорит правду. Наверное, его проспиртованный алкоголем мозг просто не способен генерировать ложь.

Когда я спросил, не знает ли он Низама, главную цель моего первого ночного рейда, он тут же ответил, что приходится ему дальним кузеном.

– Он также был представителем ближнего круга? – спросил я.

Пленный помотал головой.

– Но его кузены были.

– Кто из кузенов Низама был «хамайя»? – продолжил я, одновременно пытаясь припомнить всех аль-Мусли из списка.

Эднан задумался на минуту.

– Рэдман, – сказал он. – И Халил… и Мухаммед Ибрагим.

– Где они сейчас?

Он пожал плечами.

– Кое-кто из них жил в Нью Ойя, но сейчас они уехали.

Нью Ойя являлась своеобразным анклавом, построенным Саддамом специально для своих наиболее важных родственников в Тикрите. Она позволяла иначе взглянуть на термин «закрытое сообщество». Все они были собраны в одном месте, чтобы за ними легче было следить, уехать без прямого приказа диктатора они также не могли. Американские военные неоднократно прочесывали окрестности со времен вторжения. С трудом верилось, что кто-то из наиболее разыскиваемых мог все еще находиться там.

Больше всего я был заинтересован этой сворой братьев аль-Мусли, служивших телохранителями. Для себя я сделал засечку в памяти, хотя понятия не имел, услышу ли их имена вновь. Однако вскоре у меня появился новый приоритет. Бывший домоправитель Саддама был схвачен и доставлен в домик для гостей на допрос.

Парень оказался одним из самых интересных экземпляров, которых мне только приходилось допрашивать за время своей службы в Ираке. Не то чтобы он владел жизненно необходимой информацией о повстанцах или местоположении наиболее разыскиваемых целей. Вместо этого он часами рассказывал нам мельчайшие подробности о повседневной жизни диктатора.

Звали его Ташин, его главным заданием как личного слуги Саддама было подавать еду. Обычно Саддам принимал пищу дважды в день: в два часа пополудни и в семь-восемь вечера. Его любимым блюдом на тот момент времени была рыба под названием мазгуф. Быть может, все эти кусочки информации когда-нибудь пригодятся мне.

Пока же разговоры о гастрономических предпочтениях Саддама помогали мне ближе подобраться к тем, кто окружал его ежедневно. Во время допроса Ташина проскользнуло одно имя – Мухаммед Хаддуши. Он обладал навыками высшего пилотажа в приготовлении мазгуфа, кроме того, он был одним из ближайших друзей Саддама. Выяснилось, что его даже называли «Маленький Саддам». Именно это привлекло мое внимание. Для человека, который, казалось, не доверял никому, помимо ближайшего круга, наличие настоящего друга было огромной редкостью. Мне хотелось побольше узнать об этом парне.

И это не заняло много времени. Вскоре после моей сессии со слугой Саддама Ташином я присутствовал на допросе, который проводили два приглашенных специалиста по анализу разведданных – Рэй и Кристи. Для меня это была возможность понаблюдать за профессионалами в деле. Я надеялся позаимствовать некоторые приемы у этих специалистов, которые, как мне казалось, знали много больше меня. Допрос оказался очень познавательным, пусть и не в том плане, в котором я предполагал.

Пленный оказался низким и круглолицым охранником по имени Таха. Он заметно нервничал, обильно потея. Два аналитика не делали абсолютно ничего, чтобы тот расслабился или открылся перед ними.

- Мы много о тебе знаем, Таха, - начал Рэй размеренным ровным голосом. – И у тебя большие неприятности.

Такой подход был не по мне. Ведь суть допроса заключалась не в том, чтобы показать пленному, что знаешь ты, а в том, чтобы вытянуть из него то, что знает он. С моей точки зрения, Кристи совершенно не помогала, встревая с известными ей фактами о семейных связях Тахи. Ее осведомленность о его семейном древе была впечатляющей, но я не видел смысла демонстрировать это. Одно дело, если заключенный думает, что ты знаешь каждую деталь его жизни. Совсем другое, если ты начинаешь делиться всем, что о нем знаешь. Последнее позволяет ориентироваться, где лгать можно, а где – нет.

И вскоре этот их всезнающий подход с треском провалился. После очередного уклончивого ответа Рэй обвинил бывшего телохранителя во лжи.

– Я уже рассказал вам все, – заявил Таха и повернулся к Кристи. – Спросите ее, ей все ответы уже известны. – Конечно, сессию пришлось завершить. Я же пришел к заключению, что в технике ведения допросов мне следует придерживаться собственного подхода.

***


После того, как аналитики закончили, я остался, чтобы задать Тахе еще парочку вопросов. Сначала спросил о семье, и тот ответил, что два его брата, Фарис и Назир, работали телохранителями Саддама. Я записал их имена, добавив затем в свой список хамайя.

Затем я сосредоточил свое внимание на Мухаммеде Хаддуши, мастеру по приготовлению мазгуфа и ближайшему другу Саддама. Мне хотелось проверить, подтвердит ли Таха версию Ташина, слуги Саддама.

Таха не только знал, кем является Хаддуши, он еще и добавил несколько занимательных деталей. Хадуши не был членом военного правительства, однако, это не мешало ему быть весьма значимой фигурой в довоенном Тикрите. Его видели во всех домах и дворцах Саддама, больше того – у него был собственный круг доверенных друзей и советников.

Мне необходимо было получить больше имен. Не ослабляя давления, я спросил, о ком еще из приближенных Хаддуши ему известно.

– У него был водитель, его брата арестовали, – ответил Таха. – Этот брат был слугой Саддама, его звали Ташин.

Я выпрямился. Мы с Джеффом много часов потратили на личного слугу Саддама – Ташина, несколько из которых разговаривали конкретно о Хаддуши. Но почему-то тот запамятовал о столь интересной детали. У Ташина, слуги Саддама, был брат, который работал водителем Хаддуши. Меня ничуть не обеспокоил и не удивил тот факт, что заключенный мне лгал. Имела значение только информация, которую они пытались скрыть за этой ложью.

Я рассказал Джеффу обо всем, что узнал, и мы тут же потащили Ташина в домик для гостей.

- Твой чертов брат, оказывается, был водителем Мухаммеда Хаддуши, – сказал ему Джефф. – Мы часами говорили о Маленьком Саддаме, почему ты не упомянул о нем?

Я уставился на него, невооруженным глазом было заметно, что он все больше и больше нервничает. Ташин громко сглотнул. Говорить у него все никак не получалось.

– Где сейчас твой брат? – спросил я.

– Дома.

– Ты отведешь нас к нему.

– Конечно, он будет рад помочь, – еле слышно ответил Ташин.

– О, да я уверен, что он будет просто в восторге от нашего визита, – сказал я с сарказмом.

Ночью мы отправились с рейдом в дом брата Ташина и схватили его. Он был немного высоковат для иракца, больше шести футов, имел ухоженную аккуратную бороду. Белая одежда на нем сильно контрастировала с темной кожей. Оказавшись в домике для гостей, он был чрезвычайно рад рассказать нам все, что мы только знать хотели о человеке, на которого тот когда-то работал.

Он подтвердил то, что племянник Мухаммеда Хаддуши был застрелен во время рейда, в котором погибли Удей и Кусей, сыновья Саддама. Самого Хаддуши едва не убили во время рейда несколько дней спустя, но ему удалось скрыться.

– Где он сейчас? – спросил я.

– Возможно, в одном из его домов, – предположил водитель.

– А сколько у него домов?

– Всего восемь. Но он строил еще один.

Я задумался на минуту. Казалось маловероятным, что Хаддуши будет прятаться в одном из своих собственных домов.

– Где еще он может прятаться? – спросил я. – Может быть, в доме одного из друзей?

Водитель кивнул. Ближе всего к Хаддуши был один человек – Салам Шабан. Это же имя озвучил Таха несколькими часами ранее.

Я вернулся в большой дом, чтобы переговорить с Риччем и рассказать все, что узнал из последних допросов. На следующее утро Ричч, используя военную версию Google Earth – Falcon View – вычислил местоположение домов Шабана, пользуясь описаниями брата Ташина. Команда находилась на финальной стадии подготовки к вечернему рейду. Вскоре они должны были заняться прочесыванием всех упомянутых водителем домов Хаддуши.

Я понятия не имел, к чему это все приведет. Но что-то мне подсказывало, что будет весело.

 
Источник: http://only-r.com/forum/45-243-1
По мотивам... Королевишна 490 4
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Обо мне не написано ни строчки правды. Просто потому, что на самом деле писать обо мне нечего."
Жизнь форума
❖ Флудилка
Anti
❖ Вселенная Роба-7
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Давайте познакомимся
Поболтаем?
❖ ROBsessiON Будуар (18+...
❖ Пятьдесят оттенков сер...
Fifty Shades of Grey
❖ Игра с убийцей
Герои Саги - люди (16+)
❖ Только для тебя... вид...
Очумелые ручки.
Последнее в фф
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Невеста Дракона. Часть...
Герои Саги - люди
❖ Невеста Дракона. Часть...
Герои Саги - люди
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
Рекомендуем!
1
Наш опрос       
Какая роль Роберта Вам больше нравится?
1. Эдвард/Сумерки. Сага.
2. Тайлер/Помни меня
3. Эрик/Космополис
4. Сальвадор/Отголоски прошлого
5. Якоб/Воды слонам!
6. Жорж/Милый друг
7. Тоби/Преследователь Тоби Джагга
8. Дэниел/Дневник плохой мамаши
9. Седрик/Гарри Поттер и Кубок огня
10. Рэй/Ровер
11. Гизельхер/Кольцо Нибелунгов
12. Арт/Переходный возраст
13. Ричард/Летний домик
14. Джером/Звездная карта
Всего ответов: 495
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 14
Гостей: 7
Пользователей: 7
helena77777 elen5796 барон Elfo4ka Pups_riescha_2707 zoya Ivetta


Изображение
Вверх