Творчество

Миссия: Черный список №1. Глава 3
26.02.2017   08:33    
Даже смысла не было питать себя иллюзиями, что я достаточно квалифицирован в ведении допросов для сил специального назначения в Тикрите. После первой же ночи и первого же рейда меня все больше мучило чувство, что добыча пристойных разведданных требует совершенно иных навыков, нежели те, которым я был обучен в школе следователей.

Не говоря уже о том, что и эта моя подготовка была, мягко говоря, не на высоте. В 1999 году я прошел восьминедельный курс ведения допросов в Разведывательном центре Американской армии в форте Уачука, Аризона. Там меня обучали военным доктринам из Полевого устава 34-52 (прим. пер. - устав США по сбору разведывательной информации), а также тому, как вести эффективные допросы, не преступая рамки американских и международных законов. Я научился избегать простых ответов «да/нет», атакуя допрашиваемого вопросами: кто, что, когда, где, почему, что еще, кто еще. Меня также проинструктировали в использовании техники ведения допроса «Гордость и Эго вверх», направленную на то, чтобы подбодрить пленного, и «Гордость и Эго вниз», чтобы, напротив, сломить его. Плюс ко всему я был ознакомлен с материалами из Женевской конвенции и с законами о применении физического или психологического давления, пыток или других форм воздействия, направленных на добычу достоверной информации.

Чему меня не научили, так это тому, как на самом деле добиваться желаемого результата. Большинство из моих инструкторов за всю свою жизнь не допросили ни единого реального пленного. Да и самих пленных со времен Вьетнама было крайне мало. Средства и методы, которым меня обучали, были приспособлены для условий тех, уже прошедших войн, или даже для далекой Второй мировой. Нас не готовили к современным урбанистическим сражениям, где враг одновременно повсюду и нигде. Очень быстро мне пришлось самому себе признаться, что начинать придется практически с нуля.

Да, мне необходимо было многому научиться, но также у меня были врожденные способности, которые могли бы помочь справиться с миссией. Как и любой другой, в чем-то я был силен, в чем-то – полнейший ноль. Видимо, так сложились обстоятельства, что мои сильные стороны помогли мне стать хорошим следователем. Я уже родился с определенными способностями.

***


Воспитание мое ничем не отличалось от воспитания среднестатистического американского ребенка. Родился я в Иниде, Оклахома, а вырос в небольшом городке Сапулпа, неподалеку от Тулсы. Участвовал в жизни молодежного церковного сообщества, играл в бейсбол и футбол. Мне всегда нравился спорт, в особенности футбол, потому даже после отправки в Ирак я старался следить за невероятно успешным сезоном 2003-4, который проводили Oklahoma Sooners (прим. пер. – команда по американскому футболу Университета Оклахомы).

Университет Оклахомы был моей альма-матер, там я вступил в братство, частенько отрывался на вечеринках и пытался понять, чем хочу заниматься в этой жизни. Потребовалось немало времени, прежде чем я сообразил, что с 180-ю сантиметрами роста и 70-ю килограммами веса радужной карьеры футболиста после окончания учебы мне не видать. Я изучал политологию, смутно надеясь когда-нибудь в будущем поступить на юрфак.

Но правда заключалась в том, что я понятия не имел, чем мне заняться. Наконец, выпускной вечер поставил передо мной выбор: продолжить обучение для получения степени юриста, или же, как и большинство белых парней среднего класса, попытаться найти первую работу в сфере бизнеса, обзавестись женой, детьми и членством в каком-нибудь местном загородном клубе. И в тот момент мне захотелось выбраться за рамки этой стандартной безбедной жизни. Мне просто необходимо было сделать что-то по-другому, что-то такое, что раздвинуло бы горизонты моего собственного мира. Я почувствовал в себе желание служить в армии. Поэтому летом, перед своим последним годом в колледже я отправился в Рекрутинговое агентство Американской армии и записался, отстрочив свое вступление на службу до даты окончания университета.

Моей основной мотивацией была служба стране, однако, это не все, также на меня оказал влияние близкий друг. Его звали Кейси, дружили мы с ним еще с детства, проведенного в Сапулпе. Кейси записался в армию на год раньше меня. С тех пор наши военные карьеры частенько пересекались, и Кейси неизменно опережал меня на шаг. Когда я проходил базовую подготовку, он уже учился в школе рейнджеров. Когда я пошел в школу рейнджеров, он подался в спецназ. И только после спецназа наши пути разошлись. Я вскоре стал военным следователем, он же отправился в Боснию и после службы там был награжден за спасение сотен жизней.

Не то чтобы между нами было соперничество. Я не пытался в чем-либо его переплюнуть. У нас было одинаковое происхождение, та же система ценностей. Между нами существовала связь, которая не могла быть разорвана даже после того, как в апреле 2003-го Кейси умер во сне от неизвестной болезни. А несколько месяцев спустя я оказался в Ираке, навсегда оставив в сердце память о своем друге. Доходило до того, что я мог вслух разговаривать с ним обо всех испытаниях и разочарованиях, через которые мне доводилось проходить. Я мог даже представить, как сидит он себе в баре, скажем, где-то на небесах и выпивает пиво вместе с моими дедами, которые воевали во Второй мировой. И больше, чем чего-нибудь еще, я хотел заслужить себе место в том баре.

***


Моя семья была похожа на большинство семей, населяющих маленькие городки Оклахомы. Именно в таких семьях росли все мои друзья. Нас отличал лишь только тот факт, что меня с братом усыновили. Мне было всего несколько дней, когда меня забрали из больницы, однако родители никогда не делали из этого тайну.

Никакой информации о моих биологических родителях они предоставить не могли – это часть процедуры усыновления. Но они никогда не пресекали мое любопытство, и именно оно сыграло важнейшую роль в моей жизни. Мы частенько приезжали в Инид, Оклахома, чтобы проведать бабушку с дедушкой. Я знал, что в этом городишке появился на свет, потому навязчиво вглядывался в лица проходящих мимо людей сквозь окно автомобиля. Любой из них мог оказаться моим папой или мамой. Нет, безусловно, я любил своих родителей, я всегда считал их своими настоящими родителями. Мучило меня желание узнать кто я и откуда. Вот почему мне так хотелось разузнать подробности.

Возможно, именно так проявлялась моя склонность к профессии следователя. Если существовало что-то, чего я знать не должен был, я не мог успокоиться до тех пор, пока не получал эту информацию. Не припоминаю, чтобы смеялся сильнее, чем в тот момент, когда в «Симпсонах» коп спросил сына: «Да что ж тебя так тянет к этой секретной комнате тайн?».

Или, быть может, подобное любопытство присуще каждому усыновленному ребенку. Как бы там ни было, но во время выходных, приуроченных ко Дню труда, перед моим первым годом в колледже я отправился в Инид, чтобы попытаться приоткрыть эту завесу тайны.

Я собирался разыскать свою биологическую мать и взял с собой немного денег, которых хватило бы на три дня проживания в отеле. Мне казалось, что эффективнее всего начать поиски с общественной библиотеки. Я просмотрел выпуски газет, которые вышли приблизительно в то время, когда я родился, но так ничего и не нашел. По прошествии нескольких часов метаний сердобольная библиотекарша пожалела меня и пустила в отдел записей, в котором я бросился искать любого рода связи – перелистывая все подряд: начиная с телефонных книг и заканчивая ежегодниками. Наконец, среди судебных записей об усыновлениях я нашел то, что искал. Судья невзначай упомянул фамилию моей матери – Вебстер.

Тогда мы вернулись к ежегодникам, пытаясь найти женщину с фамилией Вебстер. Мы искали ее до тех пор, пока не наткнулись на фотографию девочки-подростка, невероятно похожую на меня: Дебби Вебстер. Как только библиотекарша увидела эту девушку, ее глаза стали влажными: «О, Боже. Это определенно она!».

Я просмотрел несколько старых телефонных справочников, из которых стало ясно, что до 1972-го, года моего рождения, Дебби Вебстер жила в доме Тельмы Вебстер. Этот адрес я обнаружил и в современном справочнике.

Теперь же настал момент покопаться в самом себе. Чего ради я развел эту поисковую операцию? Чтобы встретиться с матерью, отдавшей меня на усыновление, или же просто чтобы доказать самому себе, что мне по зубам ее найти? В любом случае, теперь мне следовало идти до конца.

Резиденция Вебстеров оказалась небольшим белым домиком с широким крыльцом. Перед домом сидела старушка, покуривая сигарету. Она подозрительно не меня взглянула. Я был студентом и выглядел соответствующе: коричневые туфли Cole Haan, белые гольфы, шорты и футболка фирмы Томми Хайльфайгер. Если бы я встретил этого парня сегодня, я бы запустил в него яйцом.

- Могу я чем-то помочь? – спросила дама с крыльца. Мне следовало бы подготовиться лучше. Но ведь я не надеялся застать ее здесь, да и схожести особенной не приметил.

- Да, здравствуйте… Я… эмм… ищу кое-кого. Вы Тельма Вебстер?

- А кто ее ищет? – спросила она, все еще излучая подозрение.

Я сделал глубокий вздох.

- Я из Инида. Родился здесь, а затем меня усыновили. Я подозреваю, что у вас есть дочь Дебби. Если у нее был ребенок, которого она отдала на усыновление, то, думаю, я и есть этот ребенок.

Она сделала еще одну медленную затяжку, позволяя вопросу повиснуть в воздухе вместе с сигаретным дымом. Казалось, это длилось целую вечность. Я вновь и вновь спрашивал себя, что собственно я тут делаю? Был ли мой визит ошибкой? И как долго будет держаться пепел на ее сигарете, прежде чем упадет на землю?

После долгой паузы она все же ответила.

- Нет, нет, ты выглядишь слишком взрослым.

- 10 мая 1972 года, эта дата вам ни о чем не говорит? – настаивал я.

Наконец, она улыбнулась и сказала:

- Может, зайдешь внутрь?

Я моргнул, оставаясь на месте и совершенно не двигаясь. Теперь я знал. Теперь я мог просто уйти, будучи абсолютно счастливым. Все говорили, что я не смогу ее найти, но я нашел. Черт, я нашел ее, потратив на все про все менее восьми часов.

Внутри Тельма Вебстер рассказала мне, что дочь ее живет в Остине, она даже предложила мне позвонить ей. Я абсолютно не был готов к подобному телефонному разговору, но просто не смог подобрать слов, чтобы остановить ее.

К счастью, Дебби не оказалось дома. Я спросил Тельму, не найдется ли у нее фотографий, и она показала мне парочку. Я молча рассматривал их, отмечая наше поразительное сходство, а затем попросил один снимок себе, он был сделан в период ее учебы в старшей школе. И Тельма отдала мне его, за что я ее поблагодарил. А затем ушел.

Я больше никогда не предпринимал попыток связаться со своей матерью или бабушкой. Мне было достаточно просто найти их. Я хранил этот снимок в своем офисе, и он был для меня неким сокровищем.

***


Я вступил в армию, чтобы стать десантником. Моей целью было делать «грязную работу», быть пехотинцем. Я вступил в армию, чтобы служить своей стране, я хотел выкладываться на службе по полной программе. Быть на передовой. Бороться и побеждать.

В 1995-ом я поступил в школу рейнджеров. Суровое заведение, нахождение в котором требовало от тебя много усилий. Но я прошел через это, закончив командиром отделения 82-ой воздушно-десантной дивизии. Я смог достичь цели, которые изначально поставил перед собой. Пришло время брать новые высоты.

Любопытная возможность подвернулась, когда меня послали на учения в Латинскую Америку. Я изучал уличный испанский от местных. Я никогда не замечал в себе особых талантов к освоению иностранных языков, но мне доставлял удовольствие сам процесс. Это заставило меня присоединиться к армейской программе обучения иностранным языкам. По результатам тестирования я набрал достаточно высокий балл, и это позволило мне выбрать любой из множества доступных языков, которые предлагал для изучения Институт иностранных языков Минобороны США в Монтерее, Калифорния. Мой выбор пал на севернокитайский (или мандаринский китайский). Таким образом, у меня появилось два возможных варианта потенциальной работы. Первый – стать перехватчиком голосовых сообщений. Эта работа предполагала сидение в комнате без окон, зато с парой наушников и прослушивание иностранных радио-переговоров. Второй вариант – допрашивать пленных на севернокитайском. Однако с Китаем мы не воевали, так что возможность, в самом деле, допросить кого-нибудь была крайне призрачной. Несмотря на это, последний из вариантов казался мне более привлекательным, нежели перспектива по восемь часов в день сидеть за столом, прислушиваясь к радиотрансляциям. Поэтому я подписался, решив, что такие навыки могут оказаться весьма полезными на гражданке. Владение китайским очень даже могло помочь на бирже труда.

Этот язык оказался одним из наиболее сложных для обучения. На протяжении последующих восемнадцати месяцев я пытался научиться читать, писать и разговаривать на нем. Но после выпуска в 1999-ом я лишь едва-едва владел им.

Нет, я не сожалел о своих решениях. Не то чтобы моей мечтой было стать следователем, или же во мне были какие-нибудь особые задатки. Но раз я осознано сделал выбор, я буду пытаться проявить себя как можно лучше. Поэтому я стал думать о себе как о следователе и мечтал проводить допросы, пускай и понятия не имел, как это делается, да и шансов на горизонте замечено не было.

Вместо проведения желанных допросов меня отправили в Пекин, где я работал в Американском посольстве лингвистом и переводчиком. По большей части моя работа заключалась в том, чтобы переводить какие-то статьи из газет, а также сопровождать американских VIP-персон, иногда даже торгуясь вместо них с местными продавцами.

В конце лета 2000-го я вернулся в Штаты, чтобы в форте Уачука пройти курс, который помог бы мне стать штаб сержантом разряда Е-6. Там, в Тусоне, я встретил женщину, и мы поженились осенью этого же года. Вскоре у нас появилось двое сыновей, но брак спустя некоторое время дал трещину. Номинально мы прожили вместе пять лет, однако за это время я уезжал шесть раз, и едва ли не каждая моя поездка длилась около шести месяцев. Разумеется, наш брак подобного испытания выдержать не смог.

Война может по-разному влиять на наши жизни, это ведь не только потери на поле боя. Иногда даже двое хороших людей неспособны создать крепкую семью. Какой бы ни была причина, подобное решение оказывается сложным и болезненным. К счастью, для нас обоих дети оставались главным приоритетом.

Как раз перед рождением моего второго сына я был направлен в подразделение армейской разведки. Там я и встретил Ли впервые. Нас отправляли на различные базы, где могли понадобиться люди с лингвистическими навыками и подготовкой спецназовцев. Я чувствовал все большую и большую потребность в этих поездках.

Затем разразилось одиннадцатое сентября. Внезапно я осознал, чем должен заниматься – охотиться за этими сукиными сыновьями, в каком бы уголке планеты они не находились. Я принялся отправлять заявки на различные задания, куда угодно и кому угодно. Ли, владеющий фарси, был куда более востребованным следователем и ранее уже успел поработать в Афганистане и на Гуантанамо. Мне же приходилось довольствоваться периферийными заданиями, далекими от гущи событий. Но когда началась война, когда понадобились опытные следователи для работы в Ираке – это был мой звездный час. Я без каких-либо сомнений доложил начальству, что готов добровольно отправиться туда, куда бы они ни пожелали. Это была реальная война и впервые за несколько десятилетий возникла реальная потребность в умеющих вести допросы следователях. Никогда ранее мне не выпадала возможность допрашивать военнопленного, но охоты от этого не убавлялось.

Они приняли мою точку зрения. Это был долгий путь, но я, наконец, мог заниматься своей работой.

 
Источник: http://only-r.com/forum/45-243-1
По мотивам... Королевишна 314 1
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Не могу вспомнить, кто сказал мне это – но «душа и небеса должны существовать, потому что хорошие люди недостаточно вознаграждены на Земле». Мне всегда нравилась эта мысль, если она имеет значение."
Жизнь форума
❖ Флудилка
Anti
❖ Вселенная Роба-7
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Давайте познакомимся
Поболтаем?
❖ ROBsessiON Будуар (18+...
❖ Пятьдесят оттенков сер...
Fifty Shades of Grey
❖ Игра с убийцей
Герои Саги - люди (16+)
❖ Только для тебя... вид...
Очумелые ручки.
Последнее в фф
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Невеста Дракона. Часть...
Герои Саги - люди
❖ Невеста Дракона. Часть...
Герои Саги - люди
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
Рекомендуем!
5
Наш опрос       
Какой костюм Роберта вам запомнился?
1. Диор / Канны 2012
2. Гуччи /Премьера BD2 в Лос Анджелесе
3. Барберри/ Премьера BD2 в Берлине
4. Дольче & Габбана/Премьера BD2 в Мадриде
5. Кензо/ Fun Event (BD2) в Сиднее
6. Прада/Country Music Awards 2011
Всего ответов: 166
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 6
Гостей: 4
Пользователей: 2
Аминат GASA


Изображение
Вверх