Творчество

Мир из Дождя и Тумана. Глава 2. Горький дым
18.10.2017   19:35    
Мир из Дождя и Тумана. Глава 2. Горький дым

Глава 2. Горький дым

 

Небо смерти — небо серых туч.

Сейс Нотебоом. Ритуалы

Первые полчаса беседа не клеилась. Парни, как заправские шулера, доставали и убирали какие-то бумаги, поочерёдно пытаясь донести до меня почти сакральный смысл нашего общего теперь договора аренды и ещё, попутно, какие-то свои идеи. Мне было уныло, честно скажу: на сцене тихонько блажил какой-то неопрятного вида чудак, людей в зале практически не было – кажется, даже бармен уснул. И это популярное заведение?! Насколько я помню, популярность лондонского паба или бара измеряется количеством толпящихся у входа курящих людей. Здесь же даже мухи летали плавно и размеренно, будто загипнотизированные тягучим гнусавым вокалом парня на сцене. «Том» периодически посматривал в его сторону с явным неодобрением, будто ему тоже не нравилось то, что он слышит, но вслух он не говорил ровным счётом ничего. В конечном итоге, к заунывному пению о шотландском дожде и разбитой лодке в бурном море добавились не слишком мелодичные рулады моего проголодавшегося желудка. Услышав очередное утробное урчание, Шэннон покосился на меня с нескрываемой иронией во взгляде. Показав ему язык, я продолжила делать вид, что вникаю в суть бумаг, бумажек и бумажулек, тем временем, разглядывая нашего великого конспиратора.


Собственно, мой младший братик всегда любил найти себе что-то этакое. Например, когда ему было шесть, он попытался уплыть в деревянном корыте во время летнего отдыха в школьном кемпинге. И, надо сказать, затея практически удалась – если бы учителя вовремя не кинулись на поиски, не сидеть бы ему здесь сегодня. За своё детство он успел попробовать на вкус бензин, сломать ногу в трёх местах, раз двести подраться с соседским мальчишкой по прозвищу Кластер, воспитать совершенно безумного сеттера, построить десяток птичьих гнёзд (которые, впрочем, навеки остались необитаемыми) и научиться красить волосы. Чем, собственно, он грешил и по сей день, будучи талантливо и очень естественно блондированным брюнетом. Собственноручно. Понятия не имею, зачем ему это понадобилось, с его тигриными карими глазами и угольно-чёрной щетиной, пробивающейся на его подбородке лет с четырнадцати. И вот теперь мой развесёлый брат в доле с Робертом Томасом (или как его теперь – Томасом Робертом?) Паттинсоном, да ещё и меня втянул в совместный бизнес.
Нет, я была принципиально не против, поскольку это было всяко приятнее, чем заполнять формуляры. Да и ребусы я с детства люблю. А «Том», по ходу дела, ребус тот ещё… Глаза серо-зелёные… Такой красивый цвет бывает у морской гальки и старинной замшелой черепицы на крышах где-нибудь в Брикстоне. Кажется, пока я пыталась понять его колористику, Паттинсон заметил моё пристальное внимание к его персоне и одарил меня коротким колючим взглядом. Впрочем, тут же взял себя в руки и начал говорить о чём-то… То ли дизайне помещения, то ли звукоизоляции будущей студии. Честно, слушала вполуха, потому что смотрела в рот – дабы не раздражать его лишний раз. Успела рассмотреть и ровные зубы, и симметричный абрис губ, и чисто британскую растительность на лице: слишком длинно, чтобы считаться сексапильной трёхдневной небритостью, слишком коротко, чтобы стать опрятной бородой. Для этого полуформального вечера он переоделся в уютный (как ему самому казалось, наверное) свитер совершенно невнятного цвета, на фоне которого его тёмно-русая, с невнятными при дневном свете рыжеватыми проблесками, шевелюра теперь просто горела. От этого его глаза казались не то, чтобы некрасивыми – просто уставшими. Угрюмое впечатление дополняли и густые брови этого персонажа, и длинная поперечная морщинка, то и дело прорезавшая его лоб, когда он поднимал голову от бумаг и вслушивался в песню, которая уже почти свела с ума и меня тоже.
- Кто, чёрт подери, издаёт эти звуки?
- Безумный Макс. Ты не помнишь? Мы согласились послушать его – он рвался у нас работать… - Шэннон улыбался так, будто знает что-то, о чём его приятель напрочь забыл. – Ты ещё всё рвался дать ему шанс…
- Только через мой труп. Это не песня и даже не стон. Если бы мигрень умела петь – она исполняла бы так же точно.
Вот уж в яблочко. Парниша на сцене выводил свои рулады едва ли не носом – надо признать, это звучало как ковбойская губная гармошка, которую скрестили с самым упрямым ишаком из Анталии. «Боже… Неужели я тоже когда-то так коверкал Ван Моррисона?», - проговорил Паттинсон вполголоса.
Прислушавшись, я действительно стала разбирать слова песни. Действительно, Ван Моррисон. И действительно, хуже просто некуда.
- Сомневаюсь, что у тебя получилось бы так же. У человека явно талант со знаком минус… Том, - честно призналась я. Усмехнувшись, он ничего не ответил – только на щеках проступили едва заметные пунцовые пятна. Смущение? Наверное, в помещении душно…
Ещё через четверть часа бумаги были подписаны и аккуратно разложены в три стопки. Паттинсон аккуратно подравнивал ногтем край своей.
- Ну вот и всё. Кто-нибудь чего-нибудь хочет?
Мы с Шэнноном практически одновременно сказали: «Есть», а ещё секундой позже Шэн добавил: «Курить».
- Очень понятные мне желания. Шэннон, тогда к нам?
Господи, куда ещё «к нам»? Мы и так уже «у нас», или я по-прежнему чего-то недопонимаю? Не дожидаясь реакции моего брата и моих вопросов, «Том» шикнул на меня в какой-то неподражаемо юморной манере, отчего мне стало смешно. Встав из-за стола первым, он уверенно направился куда-то в проход за сценой. Шэннон махнул рукой, предлагая мне следовать за Паттинсоном, а потом и сам поплёлся следом, шутливо подпихивая меня под пятую точку.
- Куда идём? – спросила я, не оборачиваясь.
- В логово параноика, - не растерялся Шэн. Впереди идущий «Том» рассмеялся.
- Как метко подмечено, дружочек. А я всё не мог придумать, как это назвать…
Два метра узкого, как секретный лаз, тускло освещённого коридора, тёмно-красная массивная дверь. Ключ из белого металла в руке «Тома»…
Звуки бара истаивали у нас за спиной, и только лёгкий звон тугой пружины замка, как символ чего-то нового, по крайней мере, для меня.
А за дверью оказалась вполне обитаемая комната – слишком большая, чтобы быть кабинетом, но слишком маленькая, чтобы считаться полноценной квартирой. Моя клаустрофобия тут же вылезла из глубин подсознания, едва только я заметила отсутствие окон в этом импровизированном бункере. На стене висела карта Соединённого Королевства, явно родом из прошлого века…
Закрыв за нами дверь, Шэннон тотчас же включил кондиционер.
- А то Лили сейчас в обморок хлопнется…
Вот спасибо, добрый человек! Мало ты обо мне рассказал своему знаменитому приятелю, так теперь ещё интимные подробности выбалтываешь! Зло покосившись на брата, я села на первый попавшийся стул. Паттинсон, который замер в двух шагах от меня, скрестил руки на груди.
- Интересно… Боязнь закрытого пространства?
- Угу, - я была немногословна ещё и потому, что мой взгляд скользнул по узкой лодочке горловины его несуразного свитера. Под узорными петлями проглядывала самая натуральная самцовая волосатая грудь. Это открытие вспрыснуло меня кипятком непонятных мне эмоций. – Не нависай надо мной, Том…
Он поспешно отступил на шаг.
Шэннон же продолжал хозяйничать, доставая из холодильника тарелки с сандвичами, коробки с крекерами и сырную нарезку к пиву.
Знаете, что за преотвратное чувство голода я испытывала? Мне хотелось съесть что-то горячее, с питательным мясным соком… Мне хватило бы маленькой порции – всего один шницель спас бы меня от голодной смерти. Но нет… Теперь мне придётся либо позорно капитулировать, набросившись на сыр, превращая изящную закуску в банальную еду, либо и дальше урчать желудком при виде неаппетитной, но безвариантной пищи, стоявшей у меня перед носом. Оба выхода из положения мне не нравились, потому я надулась, как мышь на крупу.
Тоже мне, джентльмены…
Я могла бы испортить себе настроение окончательно, если бы не рассмотрела небольшую ширму в дальнем углу комнаты. Она была явно не моложе висящей на стене карты: некогда белый шёлк потемнел и стал бежевым, а тонконогие журавли, которыми он был расписан, потеряли первоначальный лоск, став жемчужно-серыми тенями самих себя. Тем не менее, ширма была потрясающе хороша, а мне всё больше было интересно узнать, что скрывается за ней. Оставив «Тома» помогать Шэннону с нехитрой сервировкой стола, я отправилась любопытствовать, не спросив разрешения. В конце-концов, у нас теперь всё тут общее…
За расписной ширмой оказалась кровать, изголовье которой было переделано в объёмистую книжную полку, туго забитую томами и томиками. Собравшись было рассмотреть названия и тиснения корешков, я вздрогнула от тихого возгласа, раздавшегося, казалось, внутри моей головы.
- Атата… Ну, раз ты уже добралась сюда, добро пожаловать. Располагайся как тебе удобнее. Хотя я, признаться, люблю быть снизу.
Мне не надо было оборачиваться, чтобы понять, кто стоит у меня за спиной. Слышал бы это Шэннон – оборжался бы. Ещё смешнее было бы увидеть моё лицо: в последний раз со мной говорили в таком тоне года полтора назад. Странно, но уже успела отвыкнуть.
- Спасибо за приглашение, ценю твоё гостеприимство, но я не занимаюсь глупостями в библиотеке.
- Неоригинально, кстати, - он второй раз за вечер отступил на шаг. Ощущение тепла прямо за лопатками медленно исчезало, а ощущение его присутствия осталось. Я на досуге подумаю, приятное оно или нет. – Ну, ты всегда можешь рассчитывать на абонемент в этом читальном зале.
- Ты всегда такой странный или только в подвале? – поинтересовалась я.
- Следующий вопрос, - отозвался он. Повернувшись лицом к собеседнику, я посмотрела в его глаза, и ничего, кроме смеха, там не увидела.
Отлично. Прямо сейчас меня толсто троллит человек, о котором я знаю больше, чем он сам хотел бы мне рассказать. Зачем ему это нужно? Неужели очередная проверка на вшивость?
- Ты здорово поёшь?
А вот следующий вопрос застал его врасплох.
- Ну… Не уверен. Но мне нравится.
- Аа… Значит, не звезда. Вот я пою здорово, - парировала я.
- Истинная правда, - подтвердил Шэннон. Судя по особенностям произношения, он уже что-то жевал.
- Есть хочешь? – продолжила я допрос с пристрастием. Паттинсон сощурился.
- Хочу.
- Пойдём тогда.
Не знаю, что он хотел уточнить этой невнятной игрой, но моё первоначальное впечатления от общения с ним дополнилось каким-то странным звоночком.
Роберт Томас Паттинсон бросил сниматься в Голливудах, забил на Кроненберга (даже далёкая от киноиндустрии я оценила смелость этого шага), завёл сомнительный бизнес с полоумным Шэнноном и слишком явно время от времени (если не всё время) обживает берлогу в подвале без единого окошка… Это что? Комплекс отшельника? Особая звёздная придурь? Бегство от несчастной любви?
Мне хотелось задать ему с десяток вопросов. По-взрослому. Начать с того, например, зачем брать меня в долю, если ты боишься назвать своё первое, повсюду засвеченное имя. Наверное, мои шестерёнки стучали особенно сильно, потому что Паттинсон смотрел и смотрел на меня. И выражение его лица меня ничуть не радовало.
У него был напряжённый взгляд параноика, который внезапно почувствовал за собой хвост. Он смотрел на меня настороженно и обречённо, будто вот-вот ожидая разоблачения. И если бы ему от этого слегчало, я бы призналась, что Шэннон сдал его с потрохами. Но парню явно хотелось верить, что не перевелись ещё в мире барышни, которые не мастурбировали под его постером. Собственно, я и была одной из таких… Прямо сейчас, мне было его мучительно жаль.
Жаль, потому что мне хотелось бы звать его Робертом.
Есть расхотелось. Хотелось домой, в тёплую постель – и забыть этот сиротский закуток в подвале, где даже обои пахнут сигаретным дымом, а кровать прячется за старой красивой ширмой. Забыть его стрёмные слова о том, что и как он любит… И завтра с утра познакомиться с «Томом» заново.
Прямо сейчас… Отделаться от ощущения кипятка зашиворот при виде узкой V на его груди.
Развернувшись, я на ватных ногах доковыляла до стола, где Шэннон уплетал уже второй сандвич. При виде тарелок желудок снова подал сигнал SOS. Сев напротив брата, я сжевала холодный, пахнущий беконом, крекер.
- Куда ты меня привёл, Джеймс Блонд? Тут подают холодные крекеры и скверное пиво в бутылках…
- Здесь ещё и курят, сестрёнка. Правда, Том?
- Меня зовут Роберт, - голос доносился чётко из-за ширмы. – Роберт Томас, Томас Роберт… Какая, нахрен, разница? И да, здесь курят…
Лучшим доказательством этого тезиса была струйка сизого дыма, уже закручивающаяся под потолком. Знакомый до зуда в кончиках пальцев запах. Я бросила, когда уехала в Белфаст. Шон страшно не любил курящих девиц… Но прямо сейчас мне хотелось взять сигарету и вспомнить, как это. Шэн как раз полез в карман, в поисках пачки.
- Роберт так Роберт, - буднично сказала я. Шэннон поднял большой палец, будто император в финале гладиаторского боя. Значит, жить будем. Я жестом попросила закурить – он протянул мне вскрытую и переполовиненную пачку лаки страйк.
И неподражаемо улыбнулся, видя, как сигарета танцует в моих дрожащих пальцах.
- Я хочу тебя прослушать, - продолжал из-за ширмы Роберт. – Ненавижу, когда хвастают просто так. Если мне понравится – будешь работать…
- А ты не спросил, хочу ли я… - я задыхалась от дыма наших трёх сигарет и от возмущения.
- А я и без этого знаю, что хочешь. Я это по глазам вижу. Не спорь…
Шэннон пожал плечами, предвосхищая мой вопрос. «Трепло» - сказала я ему одними губами. «Не за что», - ответил он так же.
Вопросов у меня становилось всё больше…



 
Источник: http://www.only-r.com/forum/38-394-1
Из жизни Роберта RitaDien Солнышко 367 4
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Обо мне не написано ни строчки правды. Просто потому, что на самом деле писать обо мне нечего."
Жизнь форума
❖ Вселенная Роба - 8
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Флудилка 2
Anti
❖ GifoMania Часть 2
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Назад к реальности.
Из жизни Роберта (18+)
❖ Затерянный город Z/The...
Фильмография.
❖ Позитифф
Поболтаем?
❖ Ковен Знамений
Переводы (18+)
Последнее в фф
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Ковен Знамений. Глава ...
Переводы
❖ Он разгадал мою печаль...
Стихи.
❖ Осенние стихи
Стихи.
❖ Предложение
Стихи.
❖ Король и пешка. Ауттей...
Герои Саги - люди
Рекомендуем!
3
Наш опрос       
Какой стиль Роберта Вам ближе?
1. Все
2. Кэжуал
3. Представительский
4. Хипстер
Всего ответов: 236
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 16
Гостей: 7
Пользователей: 9
elen5796 Ирин@ Marishka natlav76 Ведьмо4ка GASA ocantare барон безпретензий


Изображение
Вверх