Творчество

Kicks-2. Новая партия - Глава 22. Часть 1
25.02.2017   03:02    
Эдвард

Одеваясь на ходу, мы с Джасом вылетели из дома и понеслись к машине. Споткнувшись о бордюр, я с трудом устоял на ногах, но Хейл все же не упустил момент посмеяться над моей неуклюжестью, подпитанной спешкой.

Звонок Маккарти совершенно выбил меня из колеи. И пусть Розали не моя жена или сестра, она далеко не чужая мне. А что может произойти во время родов, мне очень хорошо известно. Тем более на три недели раньше срока.

Уже через пятнадцать минут скоростной гонки по пустым улицам утреннего Форкса я припарковался у дома родителей.

- Как Рози? – бросил я, влетев в дом и тут же наткнувшись на удивленного Карлайла.

- Господи, Эдвард, кто за вами гнался? – недоуменно разглядывая нас с Джасом, поинтересовался отец.

- Где Рози? – проигнорировав вопрос, заданный нам, крикнул Хейл.

- Тут я, - послышалось сверху, и на лестнице показалась виновница переполоха. Девушка неспешно начала спускаться по ступенькам, одной рукой держась за перила, а другой – за поясницу. – И чего вам не спится в такую рань? – Рози покачала головой. – Я бы все отдала за одну-единственную спокойную ночь. Чтобы никто не толкался, меня не тошнило, и не хотелось есть или пить.

Мы с Хейлом переглянулись и вновь уставились на Розали, которая протопала на кухню прямиком к холодильнику.

- Маккарти! – взревел я, готовый порвать этого недоумка, испоганившего нам с Джасом романтическое свидание.

- Не кричи, Эдвард, - возмущенно попросила Рози, отхлебнув молока из пакета. – У меня голова болит.

- Сейчас кое у кого будет болеть не только голова, - проворчал я и метнулся на второй этаж.

- Эд, стой, - попытался вмешаться Джас, но я не реагировал на него и двигался к своей цели, а точнее, к спальне Элис, которую теперь занимала чета Маккарти.

- Убью гаденыша, - прошипел я и толкнул дверь.

Эммет сидел на кровати, схватившись за голову, а когда я вошел, уставился на меня невидящим взглядом.

- Какого хрена?! – прорычал я. – Это у вас семейное – развлекаться по ночам и мешать другим заниматься своими делами?

- Прости, Эдвард, - пробормотал Маккарти. – Я думал, у нее схватки начались.

- А никак нельзя было сначала с Карлайлом посоветоваться, а потом уже поднимать шум?!

- Эд, успокойся, - усмехнулся Джас, которого, похоже, забавляла сложившаяся ситуация. – Посмотри на него, - он кивнул в сторону Эммета. – Ему и без твоих психов хреново. Не усугубляй.

- Не усугублять? – прошипел я, уставившись на Хейла. – Мы с тобой уже даже сексом нормально заняться не можем – обязательно кто-то помешает. А ты предлагаешь мне успокоиться и не усугублять. Отлично!

- Эдвард, не кричи, - послышался за спиной голос Карлайла. – Между прочим, твоя дочь спит за стеной.

Стиснув зубы, я вылетел из комнаты. Мне срочно надо было выпустить пар, а потому во избежание несчастных случаев с особо тяжкими последствиями я предпочел прогуляться по лесу. Рассвет плавно перетекал в новый день, природа медленно просыпалась, и созерцание этого вселяло надежду на лучшее. Однако единственное, чего мне сейчас хотелось – хоть ненадолго остаться наедине с любимым мужчиной. Чтобы никто нам не мешал: ни вездесущая миссис Арнольдс, ни друзья, ни родственники. Вот бы сорваться и уехать далеко-далеко, на пару дней оставить здесь все заботы и хлопоты, просто побыть вдвоем.

- Каллен!

Я остановился, услышав голос Джаса, но не обернулся. Засунув руки в карманы, пытался восстановить сбившееся от быстрой ходьбы дыхание. Остановившись рядом со мной, Хейл поинтересовался:

- Что с тобой происходит? Почему ты так остро на все реагируешь?

Я не ответил, лишь помотал головой.

- Случилось нечто, чего я не знаю? – не унимался Джас.

Я снова покачал головой, потому что ответа у меня не было. По крайней мере, такого ответа, который оправдал бы мои действия.

- Мне казалось, мы давно решили, что не будем отмалчиваться, – в голосе Джаспера прозвучали металлические нотки, выдававшие раздражение, и я виновато потупил взгляд, уставившись себе под ноги, на ворох пожелтевших сосновых иголок. – Я же не слепой, Эдвард, - продолжал Хейл. – И слишком хорошо знаю тебя. Ты не станешь просто так срываться на тех, кто тебе дорог.

Я больше не мог выносить этого. Сгреб Джаса и, прижав к себе, уткнулся лицом в его плечо.

- Эй, задушишь, - сдавленно хихикнул парень, но даже не попытался отстраниться.

- Я хочу тебя, - прошептал я, немного справившись с бушевавшей внутри меня злостью на ситуацию. – Просто очень сильно хочу тебя.

- Я тоже хочу тебя, - ответил Хейл и в подтверждение своих слов слегка прикусил кожу на моей шее, отчего по всему телу пронеслась волна дрожи. Воздух вырвался из моих легких хриплым стоном, а руки судорожно начали расстегивать рубашку Джаспера, уже во второй раз за сегодняшнее утро. Лишь на несколько мгновений я остановился, только для того чтобы отключить телефон.

- Думаешь, кто-то осмелится тебе сейчас позвонить? – хихикнул Джас, отступив на пару шагов назад и прислонившись к огромному сосновому стволу спиной.

- Просто боюсь, что убью кого-нибудь, если нас снова прервут, - ответил я, бросив телефон на землю и двигаясь к Джасперу с плотоядной ухмылкой на губах.

- Оу, злой Каллен… - протянул паршивец сексуальным голосом. – Мне это нравится.

Приблизившись вплотную, я положил ладонь на горло Хейла, заставляя его чуть откинуть назад голову, наклонился так близко, как только мог, и прошептал:

- Я очень зол… - Зажал зубами мочку его уха и чуть потянул. Отпустил, но тут же лизнул место укуса кончиком языка. – Невероятно зол… - Вжался бедрами в тело Джаса и потерся о него. – Готов порвать на куски любого, кто посмеет помешать нам.

Джас шумно выдохнул, когда я, все еще не убирая ладонь с его горла, прошелся языком по шее от уха до ключицы. Я чувствовал, как парень нервно сглатывал и хватал воздух раскрытым ртом. Меня грело осознание того, что по-прежнему всего лишь пара прикосновений способна вызвать в Джаспере такую страсть, такое желание, от которого я сам сгорал. И я позволил себе отключиться от внешнего мира, раствориться в человеке, которого любил каждой клеточкой своего тела.

Джаспер

- Успокойся, я твой, сейчас я только твой… - это только слова, интонации моего голоса скорее дразнящие и искушающие, хотя куда уж больше? Неудовлетворенный Эдвард разошелся не на шутку.

Яростные поцелуи, язык, врывающийся в мой рот и его исследующий. Мои руки, проскользнув под рубашку, поглаживали спину Каллена, ласкали его грудь, плечи. Со сдавленным рыком Эдвард прижал меня к дереву. Крепко прижал, но сосна попалась достойная – даже не дрогнула. Содрал с меня уже расстегнутую рубашку, я в ответ рванул его, и разлетевшиеся пуговицы весело заблестели среди опавшей хвои. Случайно пробившийся сквозь облака рассветный луч солнца запутался и заискрился в волосах Каллена. Этой красотой можно любоваться вечность.

- На тебе слишком много одежды. - Мои пальцы шаловливо пробрались за пояс брюк Эдварда, мучительно медленно расстегивая, поглаживая, дразня. Руки Каллена в ответ яростно сжали мои ягодицы. Нетерпеливый…

Пара-другая рывков, и наши джинсы исчезли, а меня развернуло и впечатало в сосну. Чудом успел подставить руки, упереться, прогнуться навстречу. Легкая неадекватность Эдварда лишь усиливала и без того немалое возбуждение.

Его руки, казалось, были повсюду, они ласкали мою грудь, живот, прикоснулись к средоточию моего желания. Тело Каллена крепко прижалось к моему, я ощутил чувствительной кожей сладкое дыхание на шее, поцелуи, покусывания. Пальцы волшебные, сильные, но в то же время нежные, скользили, терзали, дарили наслаждение. Не доведя до пика, этот провокатор отстранился, поглаживая мои спину, ягодицы и введя один палец, подготавливая к последующему наслаждению.

Судя по наличию смазки, Эдвард либо изначально рассчитывал на продолжение в экстремальных условиях, во что слабо верилось, либо дежурный тюбик у него всегда с собой.

Мысли путались, сбивались, ускользали… Из моей груди вырвался стон, когда добавился второй палец, легкая боль, рождая удовольствие, смешивалась с возбуждением. И Каллен, не выдержав, рывком вошел в меня и замер. Под моими сведенными судорогой наслаждения и не только пальцами клочьями осыпалась кора. Эдвард двигался медленно, как бы извиняясь за грубое вторжение, нежность чувствовалась в каждом прикосновении, в каждом толчке. Ускорился, руки опять переместились вперед, лаская меня и сводя с ума.

- Эдвард! – с рычанием вырвалось у меня, когда волна наслаждения пронеслась по моему телу, находя освобождение.

Голова запрокинулась в экстазе, доверчиво подставляя горло. Сзади донесся ответный рык, и страшный хищник впился поцелуем в мою шею, в то время как его оргазм накрыл нас обоих.

Утомленные, мы опустились вниз и просто сидели какое-то время в объятиях друг друга, опираясь на сосну. Мягко поцеловав Каллена в лоб, я спустился к его губам, делясь любовью и нежностью.

- Вот почему мы, два взрослых самостоятельных мужика, должны чувствовать себя бездомными подростками? – жалобно проскулил Каллен, уткнувшись носом мне в шею, но тут же вскочил на ноги, как подорванный.

- Черт! – завопил он. – Нет, ну это совсем никуда не годится! Неужели мы не заслуживаем нормального секса в мягкой теплой постели?

- Брось, Каллен, - сквозь смех проговорил я. – Научись во всем находить положительные стороны.

- И какие же положительные стороны мне стоит найти сейчас? Мы с тобой голые, на этом великолепном ковре из опавших сосновых иголок…

- Скажи спасибо, что сейчас весна, потому что иначе вместо иголок мог быть снег.

- Поднимайся, оптимист, - фыркнул Каллен, протягивая мне руку. – У тебя есть все шансы отморозить себе задницу.

Одевшись, мы неторопливо потопали по направлению к дому. Мы шли неспешно, наслаждаясь невероятно теплым для форкской весны утром. И я чувствовал, что Эдварду, как и мне, хотелось пусть ненадолго, но продлить наше уединение. Слишком давно у нас не было такой роскоши. Вокруг нас практически всегда люди, слишком много людей, зачастую незнакомых. Все это утомляло. Хотелось сменить обстановку. Бросить все и хоть на пару дней умчаться далеко-далеко, туда, где не будет никого, кроме нас двоих, даже Эбби. Я обожал малышку, но, наверное, мы просто слишком рано повзрослели, не успели насладиться свободой.

- Давай уедем куда-нибудь? – прошептал вдруг Эдвард, остановившись. – Вдвоем. На несколько дней.

- Не могу, - разочарованно вздохнул я. – У нас еще пять концертов.

- Но до следующего четыре дня, - не унимался Каллен, явно воодушевленный своей внезапной идеей.

- А репетиции?

- Брось, Джас, неужели тебе нужны репетиции? Вы отлично сыграны, ты знаешь все песни так хорошо, что сможешь спеть их разбуди тебя ночью.

Я задумался. С одной стороны, Эдвард был прав. Я действительно знал программу от первой и до последней ноты. Но вот так в один миг сорваться с места в разгар тура и умчаться на какой-нибудь почти необитаемый тропический остров - просто верх безответственности, на которую способны только эмоционально неустойчивые подростки… Коими мы с Калленом по сути и являлись.

- Что мне сделать, чтобы разбить в прах твои сомнения? – видя мою нерешительность, поинтересовался Эдвард, обнимая за талию и притягивая к себе.

Я прикусил губу, выдавая сложный мыслительный процесс, свершавшийся в голове, и, прищурившись, посмотрел на парня. Перед глазами с молниеносной скоростью пронеслись события последних двух лет. Нам бы еще наслаждаться беззаботной студенческой жизнью, а вместо этого мы вынуждены решать сложные проблемы, подбрасываемые нам жизнью, беспощадно проверяющей нас. За всей этой суетой мы перестали замечать друг друга, наши чувства стали чем-то обыденным, едва различимым за монотонными буднями. Если так пойдет и дальше, мы либо сорвемся и разбежимся, не выдержав испытаний, либо просто сойдем с ума. Причем второе казалось мне сейчас более вероятным, ибо вряд ли я смогу когда-нибудь добровольно отказаться от Эдварда и просто забыть свою любовь к нему.

- Ну?.. Решайся, Джас, - прошептал, почти умоляя, Каллен, слегка касаясь моих губ поцелуем.

И я решился. Просто кивнул, заставляя себя не думать о возможных последствиях столь спонтанного и необдуманного решения. Одно я знал наверняка: никакие гастроли, никакая работа не стоят того, чтобы мы с Эдвардом потеряли друг друга.

- Спасибо, малыш, - выдохнул Каллен и сгреб меня в охапку, прижимаясь ко мне всем телом.

Я чувствовал, как он расслабился, словно с его плеч разом свалился тяжелый груз, давивший, мешавший свободно дышать.

***

Уже к вечеру того же дня мы заселились в небольшое уютное бунгало на одном из самых уединенных Гавайских островов. Ранчо «Пуу О Хоку» затаилось среди высоких пальм у самого побережья тихого океана, а название коттеджа – «Восходящее солнце» – сулило невероятные впечатления от созерцания рассветов.

- Неужели нам это удалось? – все еще не веря собственным ощущениям и глазам, пробормотал Эдвард, выйдя на небольшую террасу и вдыхая насыщенный ароматом океана прохладный вечерний воздух. Я улыбнулся и, подойдя к Каллену, обнял его за талию, прижимаясь к его спине. – Это же самый настоящий рай на земле…

Я и сам пребывал в немного неадекватном состоянии от нашей с Эдвардом сумасшедшей выходки. Бросить все и умчаться за тысячи километров от всего, что имело для нас огромное значение, – от Эбби, семьи, моих гастролей. И что меня удивляло больше всего, это оказалось осуществить намного проще, чем представлялось. Лоран, стоило мне заикнуться про три дня отдыха, даже не поинтересовался, куда и зачем я еду, а просто попросил, чтобы это не помешало работе. Карлайл и Эсме заверили, что вполне сладят с непоседой Эбби, и мы можем не беспокоиться на этот счет. А уж Розали, услышав про наше спонтанное путешествие, помогла выбрать пункт назначения и взяла на себя все организационные моменты по заказу билетов, бронированию бунгало и заказу трансферов на всем пути от Форкса до острова Молокаи*.

И вот мы здесь, наслаждаемся роскошным видом на Тихий океан, в водах которого уже плещутся лунные блики, рассыпаясь серебром на темной поверхности. А главное – мы вдвоем и нас никто не побеспокоит. Впереди три дня абсолютного уединения, как раз то, чего нам с Эдвардом так не хватало. Всего лишь три дня, но мне казалось, что впереди целая вечность.

День первый

Эдвард

Стоя на террасе, я наблюдал за рождением нового дня. Солнце еще даже не показалось из-за линии горизонта, но уже окрасило небо мягкими красками, предзнаменовавшими рассвет. Словно кисть искусного художника, прогуливаясь по небесному холсту, оставляла за собой причудливые узоры редких облаков. Водная гладь океана, отражая зарождавшийся свет, казалась волшебным зеркалом, едва покрытая рябью поверхность источала таинственные отблески, маня окунуться в ее прохладу.

Я обернулся и глянул на Джаса, мирно посапывавшего на огромной кровати. Парень лежал на спине, раскинув руки и ноги. Его темные вьющиеся волосы рассыпались по подушке, резко контрастируя с ее белизной, а кожа казалась еще темнее на фоне таких же белых простыней. Я улыбнулся, подумав о том, каким чудом ему даже ранней весной удается оставаться загорелым, тогда как у меня и летом не получается добиться хоть маломальского загара.

Несмотря на невероятную усталость, мне так и не удалось уснуть этой ночью, даже после сногсшибательного секса. И сейчас мне до одури захотелось, чтобы и Джаспер смог насладиться прекрасным зрелищем восхода солнца, но я не решился на опрометчивый поступок, зная, как не любит Хейл, когда его будят. Вместо этого я перемахнул через перила террасы, бесшумно приземлившись на мягкий песок, и неторопливо пошел к берегу. Легкий, едва заметный прибой мягко накатывал на песчаный берег и плавно отступал, оставляя за собой причудливый контур.

Я остановился у самой кромки, чуть поежившись от прохладного утреннего ветерка. Хотя прохладным его можно было назвать с большой натяжкой, особенно по сравнению с Форксом, где даже летом воздух редко прогревался до такой температуры, которая была сейчас.

Я вновь ощутил прилив бесконечной радости от столь разительной смены обстановки и с разбегу нырнул в воду.

Джаспер

Медленно выползая из объятий сна, я потянулся и провел рукой по простыни и подушке. Открыл глаза и повернул голову, уставившись на пустоту вместо Каллена, который должен был лежать рядом, но почему-то отсутствовал. Сев на кровати, я потер сонные глаза и оглядел комнату. Мне это не приснилось. Я действительно был один. Прислушался, но ничто не нарушало тишину: ни шаги, ни шум воды из ванной. Интересно, куда он потащил свою задницу в такую рань?

Встав с кровати, я протопал в туалет, принял душ, на который у меня не хватило сил после бурной ночи, но когда вернулся в комнату, Эдварда не обнаружил. Знал, что не стоило волноваться. Куда ему деваться с этого острова, на который можно добраться только паромом, совершающим рейсы два раза в день? Но на сердце почему-то было неспокойно.
Выйдя на улицу, я обогнул коттедж и направился к берегу. Чем ближе к воде я подходил, тем сильнее билось сердце, словно меня тянула туда какая-то неведомая сила. Абсолютно бессознательно я шел по мягкому песку, чувствуя, что именно там, возле воды, мне нужно сейчас быть. И понял, что не ошибся, заметив всплеск на поверхности. Тут же из воды показался Каллен. Первые солнечные лучи запутались в мокрых, отливающих бронзой волосах, а кожа блестела от воды. Я улыбнулся, остановившись у самой кромки воды, и просто смотрел на плескавшегося Эдварда. Сейчас он был похож на маленького мальчишку. Наверное, именно таким он был в детстве, еще до того как мы с ним познакомились. Я вдруг пожалел о том, что не родился в Форксе, и позавидовал Эммету, который знал Каллена практически с пеленок.

Мне не хватало этих знаний, чтобы до конца понять человека, который так глубоко пробрался в мою душу, завладел моим сердцем. Как бы мне хотелось всего на несколько минут перенестись в прошлое, чтобы одним глазком посмотреть на Каллена, когда он был совсем маленьким. Сейчас, общаясь с Эбби, наблюдая за ней, я понимал, что дети в этом возрасте самые искренние и чистые, не испорченные внешним миром. Я тоже был таким когда-то давно. Теперь я точно знал это, после многочисленных сеансов гипноза. Я помнил свои ощущения, когда был любознательным мальчишкой, любимым сыном своих родителей. Когда мир казался бескрайним и добрым, таившим в себе множество загадок, которые хотелось раскрыть. Когда любая случайно обнаруженная вещица становилась настоящим сокровищем. Когда солнце светило ярче, трава была зеленее и небо чище. У Эдварда все было так же? Вот что мне хотелось знать…

- Выспался, соня? – голос Каллена вырвал меня из задумчивости. – Иди купаться. Вода шикарная!

Я не смог сопротивляться этому зову и с разбегу плюхнулся в океан.

***

Не знаю, сколько мы дурачились в воде, но когда, наконец, вылезли на берег, солнце уже вовсю сверкало на небе, грея нас своими теплыми лучами. Мы развалились на песке, тяжело дыша и все еще смеясь.

- Посмотрел бы ты себя со стороны, - сквозь смех проговорил я, вспомнив, как Каллен пытался изобразить дельфина. – Такой корявой рыбины я еще не видел.

- Да ладно, много ты знаешь про дельфинов. Ты-то, небось, и не видел их никогда, - весело парировал Эдвард.

- Зато ты прям прирожденный.

- И кстати, дельфины не рыбы, а млекопитающие, - попытался поправить меня парень.

- Ну, настоящие дельфины, может, и млекопитающие, а вот ты даже не рыба. Морской конь. Тебе только иго-го прокричать осталось.

- А вот это уже обидно! – бросив в меня горсть песка, возмутился Каллен. – Я вообще само изящество, особенно в воде.

- Угу, - промычал я, едва сдерживая хохот.

- Зато ты со своими черными патлами очень был похож на горгону Медузу, - обиженно буркнул Эдвард.

- Значит, я медуза! – воскликнул я, садясь и поворачиваясь к парню. – А ты… - запнулся, не зная, что придумать в отместку. – Ты…

- Ну кто я? – самодовольно поинтересовался он, видя мое замешательство. – Кто?

- Ты… Кальмар! – выпалил я. – Такой же грациозный! – и изобразил пальцами кавычки.

- Тогда ты креветка! – бросил Каллен. – Так же круто плаваешь. - Он повторил мой жест.

- Ах креветка! Ну держись, - предупредил я, но прежде чем Эдвард успел опомниться, уселся на него верхом, схватил за запястья и прижал их к песку.

- И что ты сделаешь? – вмиг охрипшим голосом спросил парень, и его глаза заблестели. – Залюбишь меня до смерти?

- А если и так? – поигрывая бровями, проговорил я.

- Даже мечтать не смею о такой блаженной смерти…

Мой взгляд скользнул от сверкающих изумрудов к приоткрытым влажным губам. Дыхание сбилось, а сердце замерло, прежде чем отчаянно заколотиться о ребра, словно запертая в клетке птица.

- Вот и не смей, - прошептал я. – Поскольку в ближайшие лет сто тебе не удастся так легко избавиться от меня.

- Ловлю на слове, - в тон мне ответил Каллен, приподнял голову и впился в мои губы поцелуем, чем окончательно вывел меня из равновесия и тут же воспользовался этим. Резко скинув меня, повалил на спину и прижал к песку своим телом. Мы поменялись ролями. Теперь он стал хозяином положения, но я был счастлив. Мне нравилось чувствовать его власть над собой, подчиняться его силе, знать, что принадлежу ему.

Однако когда рука Каллена скользнула по моей груди вниз, к бедрам, и нагло забралась под резинку трусов, обхватывая возбужденный член, я недовольно фыркнул:

- Не надо.

- Ты меня не хочешь? – удивленно уставившись на меня, поинтересовался Эдвард.

- Безумно хочу, - сообщил я, но тут же добавил: - Однако песок не лучше форкских иголок.

Эдвард захохотал и скатился с меня. Улегся на бок, подперев голову рукой, и проговорил:

- Зато масса новых незабываемых впечатлений обеспечена.

- Если так хочешь их испытать, можем попробовать, - предложил я. – Только чур ты будешь снизу.

- Нет уж, спасибо, - бросил Эдвард, неуклюже поднимаясь на ноги и подавая мне руку, за которую я тут же схватился, словно в самом деле не мог подняться без его помощи. И мы, все так же держась за руки, пошли к бунгало.

У крыльца мы увидели невысокую темнокожую женщину лет пятидесяти в ярком платье и с корзиной в руках.

- Aloha kakahiaka**, - приветливо улыбнувшись и слегка поклонившись, поприветствовала она нас, но тут же перешла на английский. И хоть говорила она с акцентом, но ее речь была неторопливой, плавной, а потому понятной: - Надеюсь, вы хорошо спали, молодые люди. В доме не душно?

- Нет, все прекрасно, - с улыбкой ответил я, пытаясь вытащить ладонь из цепкой хватки Эдварда, но тот лишь сильнее сжал пальцы.

- Я принесла свежие фрукты из нашего сада, - пояснила женщина, протягивая нам корзину, доверху наполненную спелыми плодами. – Меня зовут Кила. Обращайтесь в любое время, если вам что-то понадобится.

- Спасибо, Кила, - в один голос произнесли мы с Эдвардом.

- Надеюсь, вам у нас понравится, и вы захотите приехать еще раз, – с этими словами женщина поклонилась и ушла, а мы с Калленом отправились прямиком в душ, откуда плавно переместились в спальню.

***

Когда проснулся во второй раз, Эдвард еще сладко сопел, и я улыбнулся. Вот так мне нравилось гораздо больше – просыпаться первым и видеть его спокойное лицо, расслабленное, не искаженное постоянным напряжением и проблемами.

На часах было двенадцать. Да уж, проспать до полудня в последнее время стало непозволительной роскошью, разве что после выступлений в ночных клубах, но это не в счет, потому как уснуть удавалось лишь утром. Но сегодня я чувствовал себя по-настоящему отдохнувшим.

Поднявшись, я прошел в кухню и замер на пороге, удивленно глядя на аппетитный завтрак, заботливо оставленный для нас с Эдвардом на стеклянной поверхности круглого стола. Сглотнув слюну, которой тут же наполнился мой рот, стоило вдохнуть аромат свежей выпечки, я взял из плетеной корзинки маленькую круглую булочку, отломил кусочек и сунул в рот. Пока жевал, аппетитно похрустывая корочкой, внимательно изучил все принесенные блюда. В животе заурчало, и до меня только сейчас дошло, что за последние сутки я ничего не ел, а все из-за длительного перелета.

В итоге Каллен застал меня уплетающим за обе щеки свежий и невероятно вкусный завтрак.

- Неплохо ты устроился, - засмеялся парень, садясь за стол.

- Конечно, это же ты весь полет жевал, - фыркнул я с набитым ртом.

- А кто тебе запрещал жевать в самолете?

- Ха, ты себе даже не представляешь, какими губительными были бы последствия.

Каллен улыбнулся и присоединился к трапезе.

День второй

Лишь после обеда второго дня мы с Эдвардом наконец решились на более дальнее путешествие, нежели наши вылазки к воде и обратно. Захотелось просто побродить по острову, по узеньким тропинкам. Пышная тропическая растительность впечатляла. Никогда прежде я не видел ананасовых плантаций и увешанных бананами пальм, пышных кустарников, усыпанных огромными ярко-красными, желтыми и фиолетовыми цветами, лиан, оплетающих песчаные склоны.

Но когда густой лес вдруг расступился, и перед нами оказалось небольшое озеро с водопадом, я замер на самом краю скалистого обрыва, плотно укрытого ярко-зеленым мхом, пораженный красотой природы в ее первозданном виде. Как будто внезапно мы с Эдвардом перенеслись на много веков назад, когда цивилизации еще не было и в помине.

Эдвард

- Хочешь искупаться? – предложил Джаспер и стянул футболку, не дожидаясь моего ответа. Быстро избавившись от остальной одежды, он отступил на несколько шагов и, разогнавшись, сиганул вниз, издав при этом победный клич дикаря. С громкий всплеском Хейл погрузился в воду, а когда вынырнул спустя несколько секунд, заорал как ненормальный: - Это даже круче, чем секс!

Я глянул вниз. Обрыв был не меньше пяти метров, по крайней мере, мне так показалось, и у меня даже немного закружилась голова. Сунув руки в карманы шорт, я попятился назад, но Джас отступать не собирался.

- Если ты сейчас же не прыгнешь, я поднимусь и столкну тебя!

- Это угроза? – крикнул я, надеясь, что мои слова не растворятся в воздухе где-то по пути вниз и достигнут ушей Хейла.

- Обещание! – захохотал засранец, плескаясь в прозрачной воде.

Я скрестил руки на груди, словно желая защититься от бесцеремонных посягательств Джаса на мое здоровье. Мне вовсе не хотелось свернуть себе шею или переломать ноги.

- Давай же, Эд! Прыгай сюда! – не унимался паршивец, улегшись на спину и держась на поверхности воды. Но я покачал головой и отступил еще на шаг назад.

- Клянусь, если ты прыгнешь, я выполню любое твое желание! – Джас пошел на решительные меры, и я задумался. Есть ли у меня такое желание, которое он сможет исполнить только связав себя обещанием? Да и захочется ли мне, чтобы Джаспер делал что-то вопреки своей воле? Однако идея была настолько заманчивой… Да и заверение Хейла в том, что прыжок с огромной по моим меркам высоты, пусть и в воду, круче, чем секс, все же перевесило чашу весов моих сомнений в сторону безумного поступка.

Медленно раздевшись в попытке оттянуть неизбежный момент и под задорный смех моего соблазнителя, я вновь подошел к краю обрыва, все еще не решаясь сделать шаг. Сглотнув, сделал глубокий вдох, но воздух застрял в горле, отказываясь проникать в легкие. Мне было страшно! Страшно, как никогда раньше, по крайней мере, так мне показалось сначала. Но уже в следующее мгновение в памяти всплыла ужасная ночь, когда я нашел Джаспера в подвале. Ничто не могло сравниться с тем страхом, первобытным, непреодолимым. Все остальное рядом с тем, что я мог потерять в ту ночь, показалось вдруг мелочным и незначительным.

Отступив на несколько шагов назад, я побежал, оттолкнулся, когда мои ноги оказались на самом краю обрыва, и полетел в пропасть. Вопреки отчаянному желанию я не закрыл глаза, смотрел, как стремительно приближалась водная гладь, и вдруг поймал взгляд Джаспера, сосредоточился на нем. Глаза в глаза. А остальное неважно!

Разгоряченное тело легко вошло в ледяную воду, пронзая кожу тысячами игл. Подняв голову, я начал быстро работать руками и ногами, стремясь к поверхности, а когда вынырнул и сделал глубокий вдох, легкие опалило горячим воздухом, прогретым жарким солнцем. Все мысли испарились из головы, настолько сильными были ощущения. По всему телу проносились волны дрожи, пока кожа привыкала к резкому перепаду температур. Распластавшись на поверхности, я закрыл глаза и прислушался к собственному телу. Холод постепенно становился менее ощутимым, уже не кололся, а приятно окутывал, проникая под кожу. Сердцебиение замедлилось, выровнялось. Кровь уже не стучала в висках, а дыхание больше не причиняло боль. Я расслабился. В одно мгновение взлетевший до небес уровень адреналина в крови вновь упал до привычной нормы.

- Ну как? – послышался прямо возле уха заинтересованный голос Джаса.

- Ты должен мне желание, - пробормотал я, все еще не открывая глаз и наслаждаясь новыми эмоциями. Это действительно круче, чем секс… Правда, лишь на несколько мгновений.

День третий

Проснувшись около полудня, мы приняли душ и позавтракали заботливо оставленной для нас свежеприготовленной едой. Странно, что мы не замечали присутствия Килы. Блюда и свежие фрукты появлялись на обеденном столе незаметно, словно по мановению волшебной палочки. Ни разу уединение не было нарушено вторжением в наше личное пространство. Меня удивляла и восхищала эта способность Килы обеспечивать все необходимое для отдыха и при этом оставаться незаметной. И я был благодарен женщине за это.

После завтрака, который, скорее, был обедом, мы с Джасом решили прогуляться до главного здания гостиничного комплекса в поисках каких-нибудь развлечений. И мы нашли их. Как раз на пути нашего следования неподалеку от главного здания расположилась небольшая конюшня.

- Покатаемся? – предложил я.

- А ты умеешь? – удивленно поинтересовался Джас.

- Когда мне было лет десять, неподалеку от Форкса находилась конюшня, и я даже пару месяцев занимался с инструктором.

- И как? – В голосе Джаса сквозило немалое любопытство, и я вдруг осознал, что мы так мало знаем друг о друге, в смысле, о том времени, когда еще не были знакомы.

Хейл предпочитал не говорить о своем прошлом, и я понимал его мотивы. Однако что сдерживало меня в рассказах о себе? Возможно, именно отсутствие интереса со стороны Джаспера, а точнее, я не знал, есть ли у парня этот интерес к моему детству. Он просто никогда не задавал никаких вопросов, довольствуясь настоящим. А мне не приходило в голову разглагольствовать о своем счастливом детстве, тем более, я знал, что у Джаса все было совсем по-другому. Не хотел в который раз вызывать у него негативные эмоции. Уж лучше притвориться, что до нашей первой встречи ничего не было, чистый лист. А жизнь началась именно тогда, когда мы появились друг у друга.

Однако в ответ на то, с каким интересом Джас вцепился в повествование обо мне десятилетнем, внутри проснулся эгоист, желающий рассказывать и рассказывать о себе, о том, что мне нравилось, когда я был маленьким. Вероятно, если бы не любопытство, горевшее во взгляде Джаспера, я бы заткнулся, но, почувствовав его желание слушать, не мог отказать ни ему, ни себе.

- Какие-то совершенно невероятные ощущения, - заговорил я, мысленно возвращаясь в то время. – Поначалу я жутко боялся. Когда папа впервые привез меня туда, лошади показались мне такими огромными и страшными, что я попросту отказался садиться верхом, предпочтя наблюдать издалека.

Я погрузился в воспоминания, стараясь достать из отдаленных уголков памяти мельчайшие подробности. И в какой-то момент я будто перенесся на десятилетие назад и вновь ощутил себя испуганным мальчишкой. Тот страх, который я испытал, впервые оказавшись вблизи лошадей, оживал, выплескивая в кровь новые порции адреналина. Я снова оказался там, у конюшни, словно парализованный, не смея подойти ближе, чем на несколько футов.

Зато Элис, будучи на год младше меня и на две головы ниже, бесстрашно взгромоздилась на огромного коня и, прислушиваясь к наставлениям инструктора, уже спустя час смогла перейти на рысь. А еще через две недели сестра ездила в манеже самостоятельно, переводя коня с шага на рысь. Я же все это время старался держаться подальше, лишь искоса поглядывая в сторону навевающих на меня нешуточный страх животных.

- И как тебе удалось переступить через себя? – внимательно выслушав мою исповедь, поинтересовался Джаспер.

Я задумался, вновь нырнув в свое подсознание в поисках ответа. Мне хотелось избавиться от этого страха перед лошадьми. Во-первых, потому что мне всегда нравились эти животные, и действительно хотелось ездить верхом. А во-вторых, уже тогда я ненавидел все, что делало меня слабым. Так же, как ненавидел упрямство в отношениях с Джасом, высокомерие к сестре, собственные чрезмерные горделивость и самоуверенность. Однако если со временем я научился принимать себя таким, какой есть, не утруждая себя излишними размышлениями, то в тот момент мне стала противна моя неспособность перебороть собственный страх, делавший меня уязвимым.

- Так что, как видишь, раньше я был намного лучше, чем сейчас, - невесело завершил я свой рассказ.

- Ты что такое говоришь? – недоуменно усмехнулся Джас. – Ты самый лучший, - шепнул он, наклонившись ко мне.

Я улыбнулся в ответ и проговорил, глядя в отливающие синевой гавайского неба глаза:

- Только никому не говори это. - А в ответ на вопросительный взгляд Хейла пояснил: - Не хочу, чтобы тебя упекли в психушку… - и тут же осекся, понимая, что зацепил непозволительную тему. – Ну это… В смысле… - заикаясь, я пытался исправить ситуацию, но ничего не приходило на ум. – Имею в виду… Нездоровая идеализация… Черт! Лучше мне заткнуться…

Я отвернулся, только бы не смотреть на Джаспера. Я боялся увидеть в его взгляде отвращение ко мне за то, что невольно напомнил ему о трагических событиях.

- Никогда не смей больше этого говорить, - услышал я за спиной шепот, и тон Хейла напугал меня еще больше, нежели моя оплошность. Я резко обернулся и впился взглядом в знакомое лицо. Черты его были сосредоточены, губы плотно сжаты, и лишь глаза искрились каким-то странным необъяснимым весельем. Дрожь пронеслась по всему телу, задевая нервные окончания, заставляя их вибрировать, отдаваясь острым покалыванием под кожей. Я открыл было рот, чтобы сказать хоть слово в свое оправдание, но вдруг уголки губ Джаса дрогнули и потянулись вверх, а брови ехидно дернулись вверх. – Ты реально похож на психа, когда пытаешься оправдаться, - бросил Хейл, уже не скрывая веселья. – Кто увидит со стороны, точно решит, что ты не в себе.

Еще несколько мгновений я пристально вглядывался в лицо парня, пока не осознал, что засранец просто развел меня. Тогда я сгреб его в охапку, прижал к себе и облегченно выдохнул:

- Прости, Джас. Прости, я не должен был…

- Каллен, немедленно заткнись и послушай меня. - Насильно отстранившись и схватив меня за плечи, он тряхнул меня, словно приводя в чувство. – Все в прошлом, слышишь? Не хочу, чтобы случившееся отравляло жизнь мне или моим близким. Я научился жить с этим, научился забывать. – Он перевел дыхание и продолжил: - Я уже говорил это Карлайлу. Не хочу, чтобы близкие мне люди продумывали каждое слово, прежде чем произнести его в моем присутствии, дабы не задеть меня, не напомнить о том, что было. – Джаспер сделал паузу, глядя мне прямо в глаза, словно пытался отыскать в них реакцию на свои слова. Я не смог ничего ответить, потому как горло сдавило от нахлынувших эмоций. Лишь кивнул. – И я больше не хочу возвращаться к этой теме. Никогда.

- Хорошо, - выдохнул я, принимая это единственное условие, которое когда-либо высказывал мне Джас, по крайней мере, в такой ультимативной форме.

- Ну что, Каллен, хочешь вспомнить детство и взгромоздиться на лошадку? – резко меняя тему, ухмыльнулся Хейл и ехидно подмигнул мне.

Джаспер

- С удовольствием, - согласился Эдвард. – Идем. Научу тебя, как это делается, - добавил он и, горделиво задрав нос, удалился. Я смотрел ему в спину, подавляя в себе всколыхнувшиеся воспоминания. Я нагло врал Каллену, заявляя, что научился жить с прошлым, принимать его. Точно так же, как несколько дней назад врал Карлайлу.

Одно лишь было правдой: мне действительно не хотелось, чтобы те события портили жизнь мне и моим близким. Каждая такая ситуация, когда случайное слово заставляло всех нас передергиваться от накатывавшего ужаса, лишь добавляла боли, усиливала неловкость.

Я отчаянно нуждался в освобождении. В освобождении от собственного прошлого. Так почему никто, даже я сам, не может объяснить, как это сделать? Возможно, я слишком рано решил прекратить сеансы психоанализа, которые помогали лучше понять мои собственные переживания и эмоции, пусть ненадолго, но приносили желанное облегчение.

Эдвард подошел к загону, по которому прогуливались два вороных жеребца, и перебросился парой слов с мужчиной, чистившим сбрую. Тот кивнул и направился к деревянному зданию конюшни, а Каллен подозвал одного жеребца и погладил его по морде. Конь ткнулся носом в ладони Эдварда в поисках угощения, но когда понял, что ничего вкусного ему обнаружить не предвидится, обиженно отошел к противоположному краю загона.

Каллен обернулся ко мне и, растерянно пожав плечами, улыбнулся, но вдруг заметил ящик с какими-то фруктами чуть левее, метнулся туда, взял яблоко и снова подозвал жеребца. Конь обернулся, смерив Эдварда надменным взглядом, а когда увидел плод, быстрым шагом засеменил к забору. Второй жеребец, до этого мирно пощипывавший травку в другой стороне, тоже заметил лакомство в руке неожиданного гостя, проворно подбежал к Эду, опередив своего друга и первым схватив с ладони яблоко. Быстро сжевав его, ткнулся в пустую руку и кивнул на ящик с фруктами.

Подоспевший в этот момент первый жеребец толкнул Каллена носом в грудь, выказывая обиду, которую человек беспардонно нанес ему, причем уже во второй раз, на что Эдвард что-то сказал коню, шагнул к ящику и достал еще несколько яблок. Жеребцы смешно начали толкаться головами, стараясь первыми схватить лакомство, и тогда Каллен решил их спор по-своему: начал кормить их с разных рук.

Вот теперь он мог делать с этими обжорами что угодно. Пока кони жевали, парень гладил их, похлопывал по щекам, переносицам и шеям, и вот уже они сами терлись о ладони, ластясь, выпрашивая новую порцию вкусностей.

Наблюдая за этой картиной, я пытался заставить себя поверить, что когда-то много лет назад Эдвард боялся даже близко подойти к лошадям, не то что гладить или кормить их. Это никак не укладывалось в моей голове, особенно теперь, когда я видел, как Каллен обращался с этими животными, когда-то пугавшими его.

Если бы я понял, как именно Эдварду удалось перебороть свой страх, возможно, это помогло бы мне избавиться от моих. Он сказал, что ненавидел все, что делало его слабым. Я тоже ненавижу это. Только одной ненависти мне недостаточно.

Пока я размышлял, конюх вывел из конюшни двух оседланных лошадей и направился к Каллену. Эдвард посмотрел на меня и жестом позвал, но я все еще не мог сойти с места. Как и сам Каллен когда-то. Только боялся я не лошадей. Гораздо более сильный страх сковывал мои движения, мешая сдвинуться с места. Словно я остановился в этой точке и не мог идти дальше, пока не переборю себя. Но как?

Эдвард смотрел на меня, не понимая, почему я не иду. На его лице сначала отразилось удивление. Видимо, он подумал, что я боюсь сесть на лошадь. Тогда почему сам предложил это? Но постепенно выражение его лица сменилось на тревожное. Он начал понимать, что меня парализовало нечто более страшное. Во взгляде Каллена поселилась боль. Я видел это, даже несмотря на то, что стоял довольно далеко. Я чувствовал его состояние. Вина за то, что он невольно напомнил мне страшные события, постепенно затапливала его, причиняя страдания, и это состояние передалось мне. Даже на расстоянии. Сейчас мы, как никогда прежде, ощущали друг друга.

Мое сердце сжалось. И вдруг мысль пронзила мое сознание: не позволю, чтобы прошлое причиняло боль человеку, которого я люблю. Если я не способен справиться с тем, что произошло, ради себя самого, то смогу сделать это ради Эдварда. Именно в нем моя сила.

Осознание этого принесло не только облегчение, но и невероятную смелость. Я вдруг почувствовал, что все в этом мире подвластно мне. Тело наполнилось легкостью. На один короткий миг мне показалось, что я в состоянии взлететь, воспарить над землей. Ничто больше не давило на меня.

Долго, слишком долго я искал спасения. И вдруг понял, что оно всегда было рядом, сосредоточенное в одном единственном человеке. В человеке, которого я бесконечно любил.
______________________________________
*Молокаипятый по величине остров Гавайского архипелага. Имеет длину 61 км и ширину 16 км. Площадь острова — 673,4 км². Это самый нетронутый из островов архипелага, его часто называемый "Дружелюбным" или "Самым Гавайским островом".
Молокаи - идеальный выбор, если Вы любите природу, тихий и спокойный отдых, глубоководную рыбалку, уединенные пляжи, интересные прогулки. Здесь нет ни светофоров ни высоких зданий. Даже отели и кондоминиумы гармонично вписаны в сельский ландшафт.


**Aloha kakahiakaДоброе утро

 
Источник: http://anti-robsten.ucoz.ru/forum/43-75-3
СЛЭШ и НЦ nnatta nnatta 384 3
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Мой отец отправил меня в театральный кружок. Я немного помогал за сценой. Однажды исполнитель главной роли не пришел и поэтому мне дали его роль, по стечению обстоятельств, в этот вечер туда же пришел агент."
Жизнь форума
❖ Вселенная Роба-7
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Флудилка
Anti
❖ Игра с убийцей
Герои Саги - люди (16+)
❖ Позитифф
Поболтаем?
❖ Dior и Роберт Паттинсо...
Клубы по интересам.
❖ Пятьдесят оттенков сер...
Fifty Shades of Grey
❖ GifoMania Часть 2
Только мысли все о нем и о нем.
Последнее в фф
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Невеста Дракона. Часть...
Герои Саги - люди
❖ Невеста Дракона. Часть...
Герои Саги - люди
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
Рекомендуем!
4
Наш опрос       
Какой поисковой системой вы обычно пользуетесь?
1. Яндекс
2. Google
3. Mail
4. Прочие
5. Рамблер
6. Aol
7. Yahoo
Всего ответов: 171
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 4
Гостей: 2
Пользователей: 2
Constanta Ivetta


Изображение
Вверх