Творчество

Kicks-2. Новая партия - Глава 21
26.02.2017   08:37    
Эдвард

- Аккуратней! – рыкнул Эммет, когда я помогал Рози выбраться из машины. – Эд, я тебя прикончу, если с моей женой что-то случится!

- Слушай, Маккарти, если так переживаешь, может, сам поможешь своей жене?

- Мне еще надо где-то приткнуть зад этого корабля.

- Надеюсь, ты имеешь в виду свою машину, - проговорила Рози, не скрывая обиду на мужа.

- Конечно, милая, - тут же поспешил успокоить ее Маккарти. – Кораблем называешь себя только ты сама.

- Не кораблем, а бегемотом!

- И кораблем тоже, - повторил Эммет, но тут же добавил: - Иногда.

- Я вам не мешаю? – едва сдерживая смех, поинтересовался я и тут же получил тычок под ребра от миссис Маккарти.

- Молчи, Каллен, лучше возьми меня под руку, а то я и без живота на этих каблуках едва ходила. Что уж теперь говорить.

- А я предупреждал, чтобы ты надела что-то другое! – прежде чем захлопнулась дверь минивэна, успел крикнуть Эммет.

- Ну да, предлагал надеть джинсовый комбинезон и кроссовки, - буркнула Рози, вцепившись в мою руку. – Как будто беременность женщины - это приговор выглядеть как чучело.

- Ну не знаю, Роуз, может, Эммет отчасти прав. Каблуки… Как-то не вяжется с… - я указал на огромный выпирающий через платье живот, – этим…

- С этим? – тут же возмутилась Розали. – То есть наследника своего лучшего друга ты называешь «этим»? Эммет явно не обрадуется.

- А ты не скажешь ему, - ухмыльнулся я.

- И почему ты так в этом уверен?

- Потому что тогда я скажу, что по дороге ты себя не очень хорошо чувствовала.

- Откуда ты знаешь? – бровки Розали поползли вверх.

- Поверь, я прошел уже эту школу и знаю, что означают все эти кряхтения и хватания за поясницу.

- Ха-ха-ха, - фыркнула девушка. – Тоже мне, знаток выискался.

- Ну что, как будем пробираться в зал? – спросил Маккарти, удачно припарковавший машину и подкравшийся к нам со спины.

- Да уж, задачка не из легких, - выдохнул я, глядя на ревущую толпу фанаток “SS” перед входом в здание. – Говорил, надо было ехать вместе с Джасом. Он бы провел нас через служебный вход.

Как раз в этот момент к нам подошел один из охранников с бейджем на безупречно сидящем на мускулистой фигуре пиджаке и с рацией в руке.

- Мистер Каллен, если не ошибаюсь? – поинтересовался громила.

- Ну да, - опешил я.

- А вы мистер и миссис Маккарти, - предположил мужик. Парочка кивнула. – Пойдемте, я провожу вас в зал. Мистер Хейл предупредил, чтобы вас провели, как только вы приедете.

- Обожаю своего братика, - взвизгнула Рози, но тут же поморщилась и схватилась за живот.

- Что?! Началось? Я говорил, что не надо сюда ехать! – тут же начал истерить Маккарти.

- Да успокойся ты! – приказала Рози и шлепнула мужа по руке. – Все нормально, просто кое-кто решил поиграть в футбол моими внутренностями.

- Точно? – недоверчиво переспросил Маккарти. – Может, все же ну его этот концерт? Поехали домой.

- Нет! И хватит отговаривать меня!

- Все равно бесполезно, - добавил я, но тут же виновато пожал плечами, когда Розали едва не испепелила меня укоризненным взглядом.

Охранник, все это время наблюдавший за нами с невозмутимым выражением на лице, развернулся, как только понял, что мы готовы идти, и направился в обход здания.

- Эй, смотри, это же он, - донеслось до меня откуда-то из толпы, а уже в следующую минуту кто-то схватил меня за рукав. – Вы же Эдвард, парень Джаспера?

Я обернулся и уставился на стайку девчонок. Им всем было лет по пятнадцать, хотя боевая раскраска в стиле индейцев племени Апачи делала их несколько старше.

Первым желанием было прибавить скорость, но оно было явно запоздавшим. Вмиг девчонки взяли меня в плотное окружение и стали тыкать мне фотографии Джаса и маркеры.

- Можно автограф, Эдвард? Пожалуйста.

- Вы ведь уже давно с Джаспером? Какой он в жизни?

- Ты собираешься развестись со своей официальной женой? Джаспер не заслуживает такого отношения!

- Вы не собираетесь переехать в Штаты?

- А вы поженитесь когда-нибудь?

- Сколько лет вы вместе?

- Как вы познакомились?

- Кто из вас пассив?

Я обреченно стоял в центре этой толпы малолеток и судорожно искал выход, когда за спиной раздался бас Маккарти:

- Ты решил дать интервью, или общение с ними просто забавляет тебя?

- Спаси меня, Эм, - прохрипел я, обернувшись и с мольбой во взгляде уставившись на друга.

- Так, дамы, - громко заговорил Эммет, выступая вперед и прикрывая меня своей широкой спиной. – Нам надо срочно идти, иначе концерт не состоится.

- А как же автографы?

- Ответь на наши вопросы, Эдвард!

Маккарти начал отступать назад, оттесняя меня из толпы, и я чуть не грохнулся, наткнувшись спиной на одну из девчонок.

- Девушки, все вопросы после концерта. Главное - дождитесь нас, и Эдвард вместе с Джаспером расскажут все, что вас интересует.

- Это точно? Вы обещаете?

- Конечно! – воскликнул Эммет. – Вот, держите визитку. Сразу после концерта наберите этот номер, и вам сообщат, где можно будет встретиться с Джасом.

Я с ужасом смотрел, как Маккарти протягивает визитку, и клочок бумаги исчезает в цепких девичьих пальчиках.

- А сейчас нам пора идти. Джаспер никогда не начинает концерт без благословения Эда. Правда?

- Точно, - кивая, подтвердил я. – Никогда!

Наконец, девчонки расступились, и мы с Эмметом рванули за удаляющимися охранником и Розали.

- Ты рехнулся? – прошипел я. – Какого черта ты дал им свою визитку?

- А кто сказал, что визитка моя? – хохотнул Маккарти.

- Но…

- Эд, я, может, и не очень умный, но точно не идиот. Кстати, представляю себе лицо моего препода по механике, когда ему посреди ночи начнут названивать эти ненормальные и требовать встречи с Джасом.

- Ты дал им визитку своего преподавателя?

- Этот мудак завалил меня в прошлом семестре, вот теперь появилась возможность отомстить ему.

- Ну ты даешь!

Маккарти, довольный своей выходкой, догнал Рози и нежно обнял ее за талию, помогая идти. Мне не оставалось ничего, кроме как последовать за ними.

Уже через несколько минут мы заняли свои места в VIP-ложе, в которой, кроме нас, никого не было, хотя рассчитана она была человек на десять.

Розали, которая долго умащивалась в удобном кресле, наконец удовлетворенно вздохнула и сообщила Эммету, что ее замучила жажда, причем начала мучить еще в машине.

- Неужели нельзя было сказать раньше? – пробурчал Эммет, но все же послушно поднялся и вышел.

- Ну и зачем ты над ним издеваешься? – поинтересовался я, догадываясь, что никакой жажды нет.

- Ничего, пусть прочувствует, что такое беременная женщина.

- Да он, по-моему, и так уже до корней волос прочувствовал это.

- А кто его просил опекать меня, будто я хрустальная ваза? Я пыталась ему объяснить, что всего лишь беременна, но не смертельно больна, как ему кажется. Он же мне вообще ничего не дает делать. А уж как орал, когда я сказала, что хочу поехать на концерт. – Рози закатила глаза, чем насмешила меня еще больше. Я уже не мог сдерживаться и громко расхохотался. А девушка не унималась: - Эдвард, ты не представляешь себе, что это такое – чрезмерная опека в исполнении Эммета Маккарти. Вот скажи, ты мог подумать, что он станет таким? Насколько мне помнится, в школе это был самый большой пофигист. Да ему было плевать на чувства всех, ну разве что кроме тебя и Джаса. За ним же тянулся бесконечный шлейф из разбитых девичьих сердец. А тут…

- Скажи еще, что тебе не нравится такое внимание с его стороны.

- Нравится, Эд, очень нравится. Вот только стоило ему узнать о моей беременности, как он вообще сошел с ума.

- Он переживает, Рози. Особенно после того, что произошло с Беллой. Это естественно для любящего мужчины.

- Что естественно? – вмешался запыхавшийся Эммет, протягивая Рози пластиковый стакан с апельсиновым фрэшем. – И кто тут любящий мужчина, кроме меня? – Громкий голос, прорвавшийся сквозь гул фанатской толпы избавил нас с Рози от оправданий:

- Встречайте! Финалист двенадцатого сезона шоу «Американский идол» - Кевин О'Донелл!

При упоминании парня, с которым Джас пел на том шоу, я дернулся и уставился на сцену. Вот Хейл, паршивец, даже не предупредил меня! Может, еще и его бывший любовник тут будет? Как его… Дэм, кажется…

За несколько мгновений сотни мыслей пронеслись в моей голове, норовя разорвать ее похлеще атомной бомбы. Что я буду делать, если столкнусь нос к носу с Деметрием? Я знал, что между ними все кончено. У того своя жизнь. Но стоило лишь подумать о том, что он спал с моим мужчиной…

«Стоп!» - я мысленно приказал себе остановиться. Бог знает, куда могли завести меня подобные мысли. Да и вообще неизвестно, тут ли Деметрий.

- Что случилось, Каллен? – взволнованно поинтересовалась Рози, заметившая, видимо, мое раздражение. Но я не хотел вмешивать чету Маккарти в свои проблемы, а потому постарался беспечно улыбнуться и покачал головой.

- Все хорошо.

Рози пожала плечами и снова повернулась к сцене. Я последовал ее примеру и прислушался к пению парня. Еще на «Идоле» я обратил на него внимание. Но, к сожалению, я тогда так и не написал ту статью. События, закрутившиеся после концерта, выбили меня из обоймы на несколько месяцев. Я лишился места в журнале. Практически забросил учебу и совершенно не думал о карьере. А в последние несколько месяцев вся моя жизнь и вовсе сконцентрировалась в двух людях – в моей дочери и любимом мужчине.

Почему-то сейчас, именно в эту минуту, осознание этого больно кольнуло сердце. Неужели я так и буду всю жизнь отцом Эбби Каллен и парнем Джаспера Хейла? А как же мои мечты, стремления, желания?

Ведь даже этот парнишка, которому едва ли больше восемнадцати, срывает шквал аплодисментов. А я – всего лишь один из толпы.

Зал взорвался, когда смолкли последние аккорды и затих невероятно глубокий и бархатный голос юного дарования. Мальчишка поблагодарил публику, поклонился и только после того как подобрал брошенные ему на сцену мягкие игрушки, сказал:

- А сейчас на эту сцену выйдут музыканты, благодаря которым я дошел до финала самого главного в моей жизни шоу. Джаспер Хейл и группа “Slim Skin”!

С первыми звуками музыки я понял, что эта песня – один из обещанных мне Джасом сюрпризов. Я лишь знал, что он записал несколько новых композиций, но ни одну пока не слышал. Мне даже было немного обидно. Когда Джаспер был с Дэмом, тот становился первым слушателем и первым критиком. Так почему же я не удостаивался такой чести? Может, Джасу просто плевать на мое мнение?

Но сейчас, слушая эту песню, я вдруг понял, насколько мелочными и по-детски глупыми выглядели мои обиды. Ведь Джаспер просто хотел сделать мне подарок. Не зря он настаивал, чтобы я обязательно приехал на этот концерт. Именно сегодня, когда он впервые исполнял новые композиции. И теперь я был уверен – эти вещи Джас написал для меня. Только для меня! Это были первые песни, написанные Хейлом с того дня, как мы снова вместе. И я с уверенностью мог сказать, что они отличались от написанных ранее.

Прежние тексты были наполнены болью, обидой. Их писал человек сломленный, разбитый на куски. В новых же песнях были страсть, любовь.

По всему телу разлилось пьянящее тепло от осознания того, что мне удалось изменить Джаса. Нам удалось измениться.

Время бежало неумолимо. Я не успевал улавливать все свои ощущения. Эмоции проносились сквозь меня, задевая струны души, о существовании которых даже не подозревал. Едва живой от избытка новых чувств, я просто смотрел на сцену, силясь разглядеть выражение лица Джаса, его глаза. Уверен, в них отражалось все, что было и что еще только должно случиться. Но лишь мне судилось познать его внутренний мир. Настоящий, невыдуманный мир Джаспера Хейла. Мир, в котором существовали любовь и ненависть, страсть и холод обид, неземное счастье и нечеловеческая жестокость. И лишь мне выпала честь познать этот мир до самых его истоков, прочувствовать всю его глубину. Для остальных же непроницаема завеса приоткрывалась лишь на несколько мгновений.

С последними аккордами очередной композиции свет в зале погас. Лишь яркие лучи двух прожекторов, сошедшиеся в центре сцены, освещали Джаспера. На огромном экране сбоку от сцены появилось крупным планом лицо Джаса, и я улыбнулся, заметив, как блестят его глаза. Сейчас, стоя на сцене перед многотысячной аудиторией, он был счастлив.

- Прежде чем исполнить последнюю на сегодня композицию, которая тоже прозвучит впервые, - начал Джас, - я хотел бы сказать несколько слов. – Парень выждал пару минут, пока стихнут аплодисменты и вопли возбужденных фанаток, и продолжил: - Жизнь – очень странная штука. Иногда она ласкова, как котенок. Чаще – превращается в строптивую неукротимую стерву и норовит уничтожить нас. И именно в такие моменты мы перестаем верить. Верить в то, что за черной полосой обязательно последует белая и все будет хорошо, стоит лишь немного подождать, набраться терпения, сил и пережить испытания, которые подбрасывает нам судьба. – Голос Джаспера завораживал. Всего минуту назад бушующая толпа теперь превратилась в живое, физически ощутимое безмолвие, впитывающее каждое слово. – Возможно, мои слова звучат банально, и я бы признал это, если бы сам не прошел от начала и до конца этот путь. – Джаспер замолчал, но в зале по-прежнему было тихо. Казалось, я слышал биение сердец. – Что бы ни произошло - просто верьте. Верьте в себя, потому что вы сильны. Верьте в любовь, потому что она вечна. Верьте в чудеса, потому что рано или поздно настает их время – время чудес.

***

Джаспер


Как обычно после концерта, я был выжат до последней капли. Сил хватило только на то, чтобы пробраться тайными переходами на улицу и залезть на заднее сиденье минивэна Эммета. Однако намерение немного подремать по дороге в Форкс пошло прахом, едва машина тронулась с места. Причитания Маккарти по поводу уставшего вида Розали вызывали приступы безудержного веселья и у меня, и у Эдварда, который, видимо, успел насладиться общением с этой парочкой еще и до концерта – комментарии его выдавали.

В итоге, когда мы доехали до дома Калленов, у меня от смеха сводило живот, а сна – ни в одном глазу. Как, впрочем, и у Эдварда. Проводив взглядами все еще переругивающихся Эммета и Розали, мы несколько минут просто молчали. И за этот короткий промежуток времени мое настроение диаметрально изменилось. Вместо усталости и полнейшего опустошения после концерта появилась невероятная легкость не только в теле, но и в мыслях.

Несколько месяцев я тщательно готовился к тому дню, когда Эдвард впервые услышит мои новые песни. Те песни, которые я написал в минуты бесконечного счастья, вновь обретя свои любовь и веру в будущее. Было так странно скрываться, прятать пробные записи, не пускать Каллена на наши репетиции. Но вместе с тем загадка, которой я окутывал свое творчество, все это время подогревала у Эдварда еще больший интерес. Было довольно забавно наблюдать, как он выпытывал у парней хоть какую-то информацию о наших новых композициях; пусть и тщетно, но пытался пробраться в студию под видом, что Эбби соскучилась и требует встречи со мной.

Зато пронзительный, пропитанный любовью взгляд, на который я наткнулся сейчас, повернув голову, стал самой лучшей наградой за мое молчание. Я осознал, что Эдвард прочувствовал каждую ноту, каждое слово, пропустил через себя поток моих эмоций, пропитавших каждую песню о нем. Мне не нужно было говорить, кому посвящены эти композиции. Чужим людям об этом знать не обязательно, а Эдвард понял все без слов.

Он просто взял меня за руку и повел к машине. Я не спрашивал, куда мы едем. Это было ни к чему. Я знал. Сегодня мы убежим ото всех, спрячемся за сенью минувших лет, вернемся в то далекое время, которое было только нашим. Те минуты застыли сладким послевкусием прожитых годов, но все еще едва заметно ощущались на губах.

Эдвард припарковался у обочины, как делал неоднократно, когда мы были еще школьниками – у небольшого тротуара возле дома миссис Арнольдс. На небе едва забрезжил рассвет, прохладный воздух нагло забрался под одежду, когда мы покинули уютный салон автомобиля и, не сговариваясь, перемахнули через невысокий заборчик, а потом пробежались до нашего тайного убежища.

У меня уже давно не было ключей от гостевого домика, но я присел, с надеждой запустил руку под крыльцо, нащупал знакомый выступ и выудил маленький ключик от прошлого.

За скрипнувшей дверью нас встретил почти забытый мир, но меня по-прежнему безумно тянуло туда, где остались самые волшебные ощущения: ненасытные поцелуи; дрожь от прикосновений жадных, наглых, сводящих с ума рук; ссоры до содранных в кровь кулаков...

Я медленно шел по коридору и вдруг неосознанно провел рукой по стене. Именно здесь меня настигла месть Эдварда за внезапное исчезновение. Я улыбнулся, вспомнив тот день…

- Ты ревнуешь, Хейл? – воскликнул Эдвард, ошарашенный своей догадкой.

Я молчал. Воздух нещадно царапал легкие, с каждым вдохом жжение становилось нестерпимым, но я сдерживался как мог, не желая давать Каллену повод для самодовольства. Только этот сукин сын никогда не был мне по зубам.

- Скажи это, - прошипел Эдвард, опаляя горячим дыханием мою кожу. – Скажи! Громко! – не попросил, приказал.

- Да, твою мать, - выдавил я. – Ревную! Не могу смотреть, как ты с ней зажимаешься! Ревную, как чертова баба! И ненавижу себя за это, - выдохнул напоследок, понимая, что Каллен снова выиграл…


Я вздрогнул, почувствовав легкое прикосновение теплых губ к шее.

- Прости, что был груб тогда, - прошептал Эдвард.

Я улыбнулся, ничего не ответив. Что я мог сказать? Лишь то, что еще сильнее полюбил его в тот день. Осознание того, что, даже занимаясь сексом с шикарной девушкой, Каллен думал обо мне, пьянило до головокружения. На фоне этого эмоционального взрыва боль, причиненная жесткими действиями Эдварда, превращалась в наслаждение.

- Хочешь в душ? - спросил Каллен.

И снова воспоминания без спроса ворвались в настоящее.

- Стоп! – окрик Эдварда прорвался громовым раскатом свозь шум воды. Я замер, не понимая причины, по которой Каллен остановил меня. Возможно, ему неприятно, или я случайно причинил ему боль. Но когда парень заставил меня подняться и впился в меня пронзительным, сверкающим то ли от гнева и ярости, то ли от неутоленного желания взглядом, внутри все перевернулось.

- Что? – испуганно выдохнул я, но вместо ответа Каллен притянул меня за шею и поцеловал в губы, ворвавшись языком в мой рот. Его рука скользнула по моему животу, пробежалась по бедру, а когда пальцы добрались до моей руки, обхватывающей член, Эдвард оттолкнул мою ладонь и кончиками пальцев провел от основания до головки. Стон растворился в дыхании Каллена, и рука сама дернулась к парню. Пальцы сомкнулись вокруг его члена и начали двигаться неторопливо, лениво, но невероятно возбуждающе.

- Кончи вместе со мной… - попросил Эдвард, не прерывая поцелуй. Горячее дыхание осело на моих губах чуть терпким привкусом страсти. Я не мог отказать Каллену в этой просьбе…


- Слишком много воспоминаний? – тихо проговорил Эдвард, прислонившись плечом к косяку и сунув руки в карманы джинсов, словно пытаясь сдержать желание прикоснуться ко мне. Во всем его теле ощущалось напряжение – он боялся. Боялся, что воспоминания окажутся слишком болезненными.

Но здесь, в нашем маленьком мирке, в этом тесном гостевом домике, мы были защищены от внешнего безумия. Нам нечего было опасаться. Здесь обитали только хорошие воспоминания о тех днях, когда мы были искренне, по-настоящему счастливы.

- Таких воспоминаний не может быть слишком много, - усмехнулся я, посмотрев на Каллена.

- Блять, я сейчас кончу, - прошипел я и хотел оттолкнуть Эдварда, но тот обхватил ладонью мой член и быстро задвигал рукой, все еще не выпуская его изо рта и продолжая ласкать языком. – Эдвард! – прорычал я, и в тот же момент меня накрыла волна оргазма. И лишь спустя несколько мгновений до меня дошло, что Каллен не отстранился. Его язык ласкал мой член, слизывая сперму до последней капли. В голове словно произошел взрыв оглушительной силы. Такого наслаждения, такого блаженства я не испытывал никогда. Я не смог бы описать свои ощущения словами, но понимал, что это нечто новое, намного большее, чем просто секс. Настолько интимное, что в одно мгновение превратило нас с Калленом из друзей-любовников в искренне любящих людей.

Сползая спиной по стене, я опустился на пол, все еще пытаясь справиться с цунами новых для меня чувств.

- Что это было? – чуть слышно прошептал я. – Ты же…

Не дав мне договорить, Эдвард нежно прикоснулся губами к моим губам, давая мне почувствовать свой собственный вкус.

- Просто мне вдруг захотелось… - прошептал Каллен, оторвавшись от меня.

- Черт, я думал, тебе будет… неприятно… - Я чувствовал, как краска смущения заливала лицо, до того мне было неловко говорить вслух о том, что произошло, но Эдвард не обратил на это никакого внимания, просто улыбнулся и сказал:

- Как может быть неприятно то, что доставляет удовольствие любимому человеку?

Если до этой минуты серость, окружавшая меня, лишь кое-где начинала оттенять цветными пятнами, то теперь мир вокруг заискрился яркими красками. Я боялся поверить в то, что услышал. Боялся обмануться. А потому переспросил:

- Ты что?..

Каллен снова легонько коснулся губами уголка моего рта…


- Ну конечно, - бесцеремонно прервал мои воспоминания Эдвард, ехидно хмыкнув. – Действительно незабываемое. Особенно мое абсолютно бездарное признание в любви. На полу, практически на пороге дома…

Я засмеялся тому, насколько мы с Калленом близки, даже думаем об одном и том же в одно и то же время. Только с разных сторон.

- Это было самое лучшее признание в любви за всю историю человечества, - без тени сарказма проговорил я, но Эдвард приложил указательный палец к моим губам, заставляя меня замолчать, и покачал головой.

- Нет, Джас, - бросил он с нескрываемым превосходством, словно я совершенно ничего не понимал в этой гребаной жизни. – Самое лучшее признание в любви этому миру подарил ты…

Каллен сделал несколько шагов и толкнул дверь маленькой спальни, той самой, в которой я впервые прошептал: «Я тебя люблю…»

- Помнишь? – спросил Эдвард, кивнув в сторону кровати.

- Что именно? – с деланным удивлением на лице переспросил я, уверенный, что Каллен имел в виду именно тот день, когда признание сорвалось с моих губ в порыве наслаждения.

Но тут же понял, что ошибался. На лице Эдварда промелькнула грусть. На этот раз воспоминания были не из приятных. И я отчетливо осознал, какой именно момент из нашей прошлой жизни видел парень.

- Я бы все отдал, только бы той ночи никогда не было, - прошептал он дрожащим голосом. Сунув руки в карманы, Эдвард растерянно смотрел туда, где когда-то мы прощались навсегда. Но прощались лишь для того, чтобы вновь вернуться сюда и быть вместе. Сегодня.

- Нет, - бросил я, встав рядом с Калленом и тоже глядя на кровать. – Это наше прошлое, Эдвард. И пусть оно не безоблачное, не бесконечно счастливое и не безупречное, но оно есть. И именно это прошлое поможет избежать ошибок в будущем…

Эдвард

Слова Джаса заставили меня совершенно по-иному взглянуть на давние события. Он был прав. Именно прошлое, в котором совершено много ошибок, не позволит нам повторить их, наделать глупостей. Мы оба выросли, повзрослели, многое поняли и переоценили. Но никогда мы не стали бы теми, кем были сейчас, если бы не прошли этот трудный путь. Кто знает, как обернулась бы наша жизнь, не столкнись мы когда-то с проблемами, которые развели нас по разные стороны страны. Возможно, мы жили бы вместе, были бы счастливы. Но никогда мы бы не ценили друг друга настолько сильно, как сейчас, познав потери и боль, заглянув в глаза смерти.

- Люблю тебя, - выдохнул я и, обняв Джаса за шею, прижал к себе, зарываясь лицом в мягкие волосы. – Люблю навсегда. Что бы ни случилось. Хочу, чтобы ты знал это.

- Я знаю, - донеслось в ответ. Большего мне и не нужно было, просто чувствовать, что он рядом и верит мне.

И сейчас мне захотелось стать как можно ближе к Джасу. Такого сильного желания, как в эту минуту, я уже давно не испытывал, привыкнув к тому, что мы вместе и в любое мгновение могу прикоснуться к нему, взять за руку, услышать голос, поцеловать. Но именно здесь мне захотелось хоть на короткое время вернуться в прошлое, в то время, когда эти маленькие радости были роскошью, когда мы в любую минуту могли потерять друг друга и то, что между нами было. Только в такие моменты жизни начинаешь понимать, насколько важно, когда рядом с тобой тот, кого ты любишь, безоглядно и всепоглощающе, несмотря ни на что, не обращая внимания на весь окружающий мир.

Джаспер словно почувствовал все, что я испытывал в эту минуту. Парень поднял голову и посмотрел мне прямо в глаза, но у меня возникло ощущение, что он заглянул мне в душу, в самый ее центр, увидел меня насквозь.

Я больше не мог ждать. Не мог и не хотел. Просто коснулся губами его губ, отдаваясь этому поцелую с головой. Я тонул в накатывающем волнами возбуждении, разливавшемся по телу приятным теплом. Наслаждался легкими, но в то же время требовательными прикосновениями горячих рук, вызывавшими дрожь в теле. Сердце заходилось от восторга, когда Джас льнул еще ближе ко мне в поисках очередного подтверждения моей любви к нему.

Еще немного, и мы окончательно утратили бы чувство времени, растворились бы в прошлом, если бы не приказ, произнесенный требовательным тоном:

- А ну не двигайтесь, кто бы вы ни были!

Джас отстранился, и я услышал, как он недовольно хмыкнул, и в этот момент поток яркого света разорвал предрассветную полутьму.

- Главное – вовремя, - фыркнул я тихо.

Этот голос я узнал бы из тысячи других. Только эта надоедливая старуха обладала невероятным талантом оказываться не в то время не в том месте.

- Доброе утро, миссис Арнольдс, - не оборачиваясь, поприветствовал я незваную гостью, когда Джас уткнулся носом мне в плечо, еле сдерживая смех.

- Я думал, ты догадаешься запереть дверь, - пробормотал он.

- Это снова ты, несносный мальчишка, - буркнула старушка, но тут же сменила гнев на милость: – Ну и напугали же вы меня, мальчики.

Я думал, что самое худшее позади, но лишь когда повернулся, понял, насколько ошибочным было это ощущение. Миссис Арнольдс в длинном халате со смешными мишками, накинутом поверх нелепой ночной сорочки в жуткие цветочки, и в огромных тапочках-зайцах стояла на пороге спальни, направляя на нас ружье времен гражданской войны.

- Дурдом, - выдохнул я, отворачиваясь, чтобы бабулька не заметила выражения моего лица, которое явно не обрадовало бы ее.

- Опустите ружье, миссис Арнольдс, - сквозь еле сдерживаемый хохот выдавил Хейл и направился к старушке. – Лучше обнимите меня.

- Джаспер, мальчик мой, - расчувствовавшаяся бабулька отставила ружье и обняла Джаса, целуя его в щеку. Просто замечательно! Даже тут нам не удалось уединиться! Что за черт?! Я был зол. Невероятно зол на весь мир, который словно всеми силами пытался не дать нам с Хейлом того, чего нам так не хватало – друг друга.

Однако, к моему удивлению, Джаспер нисколько не сердился на миссис Арнольдс за несвоевременное вмешательство, поскольку проговорил:

- Мы, наверное, напугали вас.

- Ну что ты, Джаспер, - фыркнула бабулька. – Я столько всего видела за свою долгую жизнь, что меня уже ничем не испугать. А вот разозлить вполне возможно.

- То есть мы разозлили вас, - возмущенный подобной наглостью, выдавил я.

- Конечно разозлили! – подтвердила старуха. – Пробрались, как мелкие воришки, по моему любимому газону, вытоптали траву, вломились в дом. Откуда мне было знать, что это мои птенчики? Вы ведь так давно не появлялись здесь.

Последняя фраза прозвучала явно обиженным тоном, и Джас тут же начал рассыпаться в извинениях перед этой умалишенной.

- Простите, миссис Арнольдс. Мне давно следовало навестить вас, но у меня совершенно ни на что не хватает времени.

- Я все понимаю, мальчик мой, - успокоила она Хейла. – Кстати, твой новый видеоролик намного лучше предыдущего.

- Какого именно? – поинтересовался Джас, внимательно глядя на старушенцию.

- Того, в котором ты похож на Сатану. Никогда не принимай облик дьявола, сынок, он тебе не идет. – Поучительный тон миссис Арнольдс насмешил меня, и когда старушка услышала мой сдавленный смех, то зыркнула глазищами сквозь толстые стекла своих очков и выпалила: - Вот Каллену даже гримироваться не надо. Вылитый демон.

- Бросьте, миссис Арнольдс, - усмехнулся Джас. – Пора вам уже простить Эдварду его детские проделки.

Старушка ехидно прищурилась, и я вдруг понял, что она давно уже не сердится на меня. Просто ей доставляет огромное удовольствие заставлять меня чувствовать себя виноватым. «Ай-ай-ай! Как же вам не стыдно, миссис Арнольдс?» - захотелось протянуть мне, но я лишь растянул губы в улыбке, что не укрылось от бабульки, которая тут же подмигнула мне. Черт! Объясните мне кто-нибудь, как в таком возрасте ей удается вести себя словно озорной подросток?!

- Ладно, птенчики, воркуйте, а я займусь вашим любимым черничным пирогом. Заходите потом на чай. Заодно расскажете, как вам живется в Канаде.

Мы с Джасом одновременно кивнули, наблюдая, как старушка смешно шаркала тапочками-зайцами по направлению к выходу. Лишь когда хлопнула дверь, мы с Хейлом перестали сдерживать хохот.

- Она не перестает меня удивлять, - сквозь смех проговорил Джаспер, смахивая с ресниц выступившие слезы. – Как будто специально выбирает самый неподходящий момент для своих визитов.

- Иначе она бы не была миссис Арнольдс, - бросил я, переводя дыхание и тут же наткнувшись взглядом на сверкающие глаза Джаса. Ресницы, влажные от слез, потемнели, еще больше подчеркивая синеву его глаз, а радужка отливала вкраплениями серебра.

Мне уже было не до смеха. Все тело наполнило вновь ожившее желание, и именно оно заставило меня снова поцеловать любимого мужчину, увлекая его за собой в волшебный мир наслаждений. Мои пальцы ловко расстегнули пуговицы джинсовой рубашки, под которой скрывалось красивое сильное тело. Ладони пробежались по груди, спустились к животу, ощущая электрические импульсы, проносящиеся между нами.

Джас тоже не терял времени даром. Быстро расправившись с моей рубашкой, он расстегнул ремень и пуговицы на джинсах, запустил руку внутрь, лаская мой член. Внезапно мне перестало хватать воздуха, как будто в комнате вдруг образовался вакуум, и меня начало затягивать в воронку страсти. Но я и не сопротивлялся, просто отдался на волю чувств.

Добравшись до постели, мы опустились на жесткий, местами продавленный матрас, но мне он показался самым роскошным из всех, на которых когда-либо доводилось лежать, потому что рядом был Джаспер. Его руки возбуждали, ласкали, в одно мгновение были нежными, но тут же становились требовательными и жесткими. Его пальцы сминали мою кожу, причиняя боль, которая тут же сменялась наслаждением от легких прикосновений. Хейл целовал мою грудь, чуть прикусывая и тут же зализывая место укуса, чем вызывал мои стоны. Я зарылся пальцами в мягкие волосы, перебирая их, сжимая в кулаках, когда ощущения становились острее, и Джас действовал с еще большим напором.

Почувствовав горячее дыхание на внутренней стороне бедра, я замер в ожидании еще более сильных эмоций… И громко выругался, когда в заднем кармане джинсов завибрировал телефон, издавая противную трель.

- Блять!

- Каллен, смени, наконец, мелодию вызова, - засмеялся Джас, уткнувшись лицом в мой живот.

С трудом вытащив адский гаджет, вечно вмешивающийся в мою личную жизнь с таким же упорством, как и миссис Арнольдс, я застонал, увидев на дисплее имя Эммета. А ему-то что понадобилось в такую рань?..

Обсудить на форуме

*******


 
Источник: http://www.only-r.com/forum/43-75-11#242688
СЛЭШ и НЦ nnatta Dilemma 440 3
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Я думаю, мир стал бы гораздо лучше, если бы папарацци преследовали всех этих банкиров и миллиардеров."
Жизнь форума
❖ Флудилка
Anti
❖ Вселенная Роба-7
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Давайте познакомимся
Поболтаем?
❖ ROBsessiON Будуар (18+...
❖ Пятьдесят оттенков сер...
Fifty Shades of Grey
❖ Игра с убийцей
Герои Саги - люди (16+)
❖ Только для тебя... вид...
Очумелые ручки.
Последнее в фф
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Невеста Дракона. Часть...
Герои Саги - люди
❖ Невеста Дракона. Часть...
Герои Саги - люди
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
Рекомендуем!

2
Наш опрос       
Какой стиль Роберта Вам ближе?
1. Все
2. Кэжуал
3. Представительский
4. Хипстер
Всего ответов: 234
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 8
Гостей: 7
Пользователей: 1
GASA


Изображение
Вверх