Творчество

Kicks-2. Новая партия
18.10.2017   03:15    
Глава 13

Милые читатели!
С удовольствием представляю вашему вниманию новую главу. Надеюсь, она не оставит вас равнодушными.
Приятного прочтения!


Джаспер

- Ну что, парни, вы готовы? – ехидно улыбаясь, поинтересовался Тайлер, просунув голову в приоткрытую дверь нашего с Дэмом номера.

- Еще минут десять, - не отрываясь от столь увлекательного занятия, как упаковка вещей в дорожную сумку, буркнул Деметрий.

- Давайте быстрей, а то на рейс опоздаем.

Дверь захлопнулась, и мы вновь остались одни. Я видел, насколько сильно Дэм раздражен и обеспокоен, но не мог понять, что именно с ним происходит. Еще вчера вечером все было замечательно, а утром он вернулся от Адама в таком угнетенном состоянии, что мне рыдать хотелось, глядя на него, всегда веселого и беззаботного.

- Может, поведаешь, что стряслось? – спросил я, твердо намереваясь выяснить причины плохого настроения друга, но тот лишь отмахнулся.

Поднявшись с кровати, я подошел к окну, на ходу доставая сигареты и прикуривая. Распахнув широкую створку, уселся на подоконник и предпринял еще одну попытку выведать правду:

- Дэм, поговори со мной, пожалуйста.

- Не о чем говорить, - бросил парень в ответ.

- Блять, Дэм, ну что ты за человек? – не выдержал я. – Не могу понять, откуда в тебе столько альтруизма! Ты часами просиживал в клинике, держа меня за руку. Ночами не спал, зная, что я могу проснуться от очередного кошмара, и успокаивал, когда это происходило. Ты подставлял мне свой зад, даже зная, что я до одури люблю другого, и секс с тобой - это способ забыть о своей чертовой неудавшейся любви. А теперь, когда тебе самому нужна помощь, отказываешься ее принять.

Моя тирада, высказанная с нескрываемым гневом, пробила брешь в защитном коконе Дэма, где он привык прятаться от людей вместе со своими любимым тараканами. Маленький лучик моей заботы проник в темную пустоту крепости, куда Деметрий добровольно заточил свое сердце, и согрел теплом израненную душу. Парень замер на несколько мгновений, нервно теребя в руках темно-серые джинсы, потом сунул скомканную ткань в сумку и медленно поднялся. Едва передвигая ноги, подошел ко мне и закурил.

- Я говорил с Лораном. – Несколько слов, и опять наэлектризованная тишина повисла между нами. Но я терпеливо ждал, когда эмоции Дэма прорвут плотину его самоконтроля. И это произошло. – Мне страшно, Джас… - прошептал, наконец, Деметрий. – Я боюсь потерять его…

- Адама? – спросил, хотя сам уже знал ответ. Но Дэм кивнул, подтверждая.

- Мне страшно. Не хочу, чтобы все закончилось, как у вас с Эд… - парень осекся, осознав, что затронул запретную тему, но я сделал вид, что меня не тронула его оговорка, хотя сердце болезненно сжалось при упоминании Каллена. И так будет еще очень долго. – Знаю, что отношения на расстоянии не живут долго, - продолжил Дэм чуть слышно. – Особенно сейчас, когда у нас все только начинается… А я не могу, Джас, понимаешь? Впервые за много лет я почувствовал нечто большее, чем просто физическое влечение. Сердце ожило рядом с ним. Снова забилось… Я счастлив. Счастлив от того, что дышу с ним одним воздухом. Что могу просто быть рядом, держать за руку, чувствовать тепло его дыхания.

- Ты хочешь уйти из группы, - не спросил, а произнес со стопроцентной уверенностью я. И Дэм кивнул. – А Лоран отказывается отпускать тебя.

Я знал, что Деметрий нарушил одно из своих негласных правил, которым следовал долгие годы – не связывать себя долгосрочными обязательствами. Но ради того, чтобы быть со мной, поддерживать, он пошел против себя и подписал с Лораном контракт на три года, дабы тому не пришло в голову вдруг сменить клавишника на более постоянного человека, зная, что Деметрий в любой момент может сорваться с места и умчаться на другой конец земного шара по каким-то известным только ему одному причинам. И продюсер продолжал искать замену. А таким образом Дэм обезопасил меня, предоставив чувство защищенности, которое давало его присутствие.

Но теперь, когда он, наконец, встретил человека, которому смог открыть душу, которого пустил в свое сердце, Деметрий оказался скован по рукам и ногам обязательствами. Я и Лорана понимал. Он вложил в меня нереальные средства, а потерял еще больше, пока я приходил в себя после случившегося. А уход клавишника накануне гастролей – катастрофа, сравнимая по своей силе с землетрясением амплитудой как минимум восемь баллов.

И я понял, что настала моя очередь возвращать долги. Ничего не говоря, достал телефон и принялся листать список контактов, пока не нашел нужный. Нажал вызов и поднес телефон к уху. Несколько длинных гудков, и, наконец, приветливый голосок откликнулся на мой зов.

- Джаспер! Привет, солнышко! Сто лет тебя не слышала!

- Привет, Джейн, - улыбнулся я. – Соскучилась, чертовка?

- Конечно! – воскликнула девчонка.

- Как там поживают твои подопытные мышки?

- Живы, здоровы и вполне упитанны. А вы там как, парни? Я видела ваше вчерашнее выступление на «Идоле». Вы с Адамом просто шикарно смотритесь на сцене. Жаль только, что ты перекрасил волосы.

- Кстати об Адаме, - улучив мгновение, когда звонкая речь прервалась, бросил я. – Ну, точнее, не совсем о нем. У тебя же, вроде, последний год?

- Ну да, две недели назад отстрелялась и теперь я - дипломированный специалист в области органической химии и регенеративной биологии.

- А дальше? – Я решил начать издалека, постепенно приближаясь к самой сути внезапно родившейся в моей голове идеи. Но от Джейн никогда нельзя было скрыть истинные мотивы. Вот и сейчас она насторожилась.

- Так, Хейл, хватит юлить. Выкладывай, что у тебя на уме.

Обреченно вздохнув, я капитулировал.

- Нам нужен клавишник.

- А как же Деметрий?

- У него поменялись планы, - сообщил я, глянув в сторону убитого обстоятельствами друга. – Кардинально поменялись, - добавил я. – Если ты понимаешь, о чем я. – Последняя фраза была лишней в случае с Джейн. Она тут же просекла весь подтекст.

- Только не говори, что он и Ламберт…

Черт, эта девчонка с уровнем IQ как у робота с четырехъядерным процессором моментально сложила все кусочки пазла из нашего двухминутного диалога в единую картинку. А ведь я всего лишь мимолетно упомянул Адама.

- Вроде того, - подтвердил я.

- И вам срочно понадобилась замена, - констатировала Джейн.

- Не совсем, - поправил я. – Дэм подписал договор на три года, и Лоран теперь отказывается отпускать его.

- А ты решил предложить своему алчному продюсеру компромисс в виде меня?

- Всегда знал, что ты только притворяешься блондинкой, - засмеялся я. – Так как, не желаешь присоединиться к нам на некоторое время, пока мы не найдем кого-то постоянного?

Джейн хмыкнула, несколько мгновений помолчала, а потом сказала фразу, от которой я едва не вывалился из окна.

- Знаешь, Джас, я долго думала над тем, чем хочу заниматься после окончания университета. И осознала одну удивительную для себя вещь. Пять минут на сцене приносят мне не меньше удовольствия, чем сутки, проведенные в лаборатории. А учитывая размеры залов, в которых вы теперь выступаете…

- Я тебя обожаю! – воскликнул я, даже не дослушав. – Перезвоню, как только улажу все с Лораном.

- Давай, солнышко, сделай все как надо.

Проигнорировав вопросы Дэма, которыми он засыпал меня, едва закончился разговор, я позвонил продюсеру и изложил ему свои аргументы за то, чтобы взять в команду Джейн. Некоторое время Лоран сомневался, утверждая, что такого классного музыканта, как Деметрий, нам больше не найти, но мне все же удалось убедить его, что появление в нашей группе невероятно красивой блондинки, которая виртуозно владеет инструментом, привлечет еще больше поклонников.

- Он согласился, - отключив телефон, сообщил я ошарашенно взиравшему на меня Дэму. – Так что можешь паковать вещи. Ты уволен.

Сложно описать то невероятное чувство благодарности, которым наполнился взгляд парня, когда я сообщил ему эту новость. Несколько минут он просто стоял каменным изваянием не в силах поверить в происходящее. А когда вновь обрел способность говорить и двигаться, сгреб меня в охапку и прижал к себе, чуть не задушив при этом.

- Эй, парни, ну вы идете?! – послышался возмущенный голос Тайлера и его нахмуренная мордаха появилась в дверном проеме. – Сколько можно собираться?!

- Уже идем, - в один голос ответили мы с Дэмом, отрываясь друг от друга.

Эдвард

Две недели спустя

Мне страшно... Мне так страшно... Страх сковывает все мои ощущения, мысли, просачивается под кожу, проникает в каждую клеточку... Я падаю... Просто лечу, сорвавшись с высокого обрыва, в пустоту, в темноту. Знаю, что обязательно упаду, разобьюсь о камни, разлечусь на тысячи осколков. Пытаюсь уцепиться за что-то, хоть на несколько мгновений удержаться, избежать падения, но не получается. Не за что ухватиться. Пальцы сжимаются, а в них просто пустота, воздух, который вроде и помогает жить, дышать, но бесполезен, когда летишь вниз. И падение становится неизбежным. А вокруг никого. Пытаюсь кричать, но никто не слышит слабеющих с каждым мгновением стонов. И слезы жгут глаза, оставляют ссадины на щеках, рвут сердце в клочья, но легче не становится. Каждую минуту, каждую секунду жду того момента, когда все закончится, когда уже не будет ни единой мысли, когда отпадет необходимость дышать, ползти куда-то, отчаянно цепляясь за реальность, которая не хочет тебя.

Я ничто, пустое место. Все проходят мимо, и никому нет дела до того, что у меня внутри. И я понимаю: одиночество среди людей - самое страшное, что может случиться. Не к кому прийти, чтобы просто высказаться. Никто не скажет хотя бы пару слов, чтобы вернуть меня из пропасти, в которую срываюсь снова и снова. И каждый раз опускаюсь все ниже. С трудом выкарабкиваюсь наружу, заставляю себя дышать, но уже в следующий момент опять оступаюсь, сдирая руки в кровь, и лечу... И не видно никакого просвета в этой темноте. Ни единого лучика, за который можно было бы ухватиться...

Все чаще заставляю свой мозг не думать о себе, не жалеть, но с каждым разом это дается сложнее. Понимаю, что силы на пределе. На последнем издыхании пытаюсь кричать, просить о помощи, в надежде, что кому-то все еще не безразлично. Но ответа нет... Опускаются руки, просто перестаю бороться за жизнь, плыву по течению и понимаю, что рано или поздно все закончится. И молю Бога о том, чтобы это случилось как можно раньше. Продолжаю существовать в ожидании финала, на автомате совершая какие-то действия, но не вижу смысла двигаться дальше. Из последних сил пытаюсь ломиться в закрытые двери. А вдруг кому-то там, за этими запертыми дверями, еще не все равно?
..

Сквозь пьяный угар до меня донесся стук в дверь, но не было ни сил, ни желания поднимать свою задницу и открывать, тем более, что никого не хотелось видеть. Но мой гость оказался довольно настойчивым - стук продолжался.

- Никого нет дома, - заорал я, не скрывая раздражения.

- Эдвард, открой, - послышался голос с улицы. – Это мистер Баннер.

Я лишь махнул рукой и перевернулся на другой бок.

- Эдвард!

- Я же сказал, меня нет!

Несколько минут спасительной тишины усыпили мою бдительность, и я даже задремал, но ненадолго. Сильная рука вцепилась мне в плечо и потрясла, пытаясь разбудить.

- Эдвард, просыпайся.

- Уходите, - протянул я, едва ворочая языком.

- И не подумаю.

- Что вам надо?

- Вообще-то учебный год начался две недели назад.

- Плевать.

- Ну тебе, может, и плевать, а я не хочу терять такого способного студента, - пробасил мистер Баннер и снова затряс меня. – Давай, Каллен, поднимайся и топай в душ. От тебя несет, как от помойки.

- Отстаньте от меня! – прорычал я сиплым голосом.

- Ну нет, тебе не удастся избавиться от меня, - усмехнулся мужчина. – По крайней мере, отлеживаясь на этом диване. Хочешь выставить меня за дверь - поднимай свою задницу и выводи меня. По-другому не выйдет.

- Хотите сидеть тут - пожалуйста. Только меня не трогайте.

- И так тоже не получится. Поднимайся, Каллен. Хочешь, помогу тебе?

- Нет! – крикнул я. – Хочу, чтобы вы заткнулись!

- Не дождешься, паршивец.

Меня опять затрясли, и ощущения были не из приятных. В голове зашумело, а к горлу подкатила тошнота. С трудом перевернувшись, я сел и потер глаза.

- Чего вам надо от меня? – протянул я, еле ворочая языком.

- Вот, пришел узнать, что случилось с моим студентом.

- Я больше не ваш студент.

- Извини, но у меня другая информация, - проговорил мистер Баннер, усаживаясь на столик напротив дивана. – Пока ты официально являешься студентом университета, а значит, и моим.

- Ненадолго, - фыркнул я. – Вот немного протрезвею и заберу документы.

- Уверен?

- В универ я не вернусь.

- И с чего вдруг такое откровенное проявление глупости? Что вообще происходит, Эдвард?

- А вы разве не в курсе? – насмешливо поинтересовался я, уставившись на мужчину прищуренными от яркого солнечного света глазами. – У меня отобрали дочь.

- Ну, слышал что-то, но в подробности не вникал. Может, пояснишь?

- А нечего говорить, - пробормотал я. – Эта сука, мамаша моей жены, решила, что ребенку будет лучше с ней, чем с таким извращенцем, как я. Вот и вся история.

- Ну а ты, конечно же, предпочел смириться с этим и доказать, что в самом деле не способен принимать по-настоящему взрослые решения, - вздохнув, произнес мужчина. – Извини, Эдвард, но в какой-то степени она права.

- Ха, то есть вы тоже считаете меня извращенцем?

- Ну насчет извращенца я бы не был столь категоричен, но ребенка тебе не доверил бы, это точно. По крайней мере, сейчас. Посмотри на себя, - мистер Баннер даже поморщился от омерзения, обведя меня взглядом. – От тебя перегаром за милю несет. Подозреваю, что ты заливаешься алкоголем уже не первый день, да что там день… Которую неделю подряд ты уже пьешь?

- Это риторический вопрос? – прошипел я.

- Да нет, мистер Каллен, вопрос вполне практический, и я хочу услышать на него ответ.

- А какой сегодня день? Ну… в смысле… какое число? – Я пытался напрячь память, но у меня так и не получилось припомнить дату.

- Пятнадцатое…

- Чего? Августа?

- Сентября, - раздраженно пояснил мужчина. – Сегодня пятнадцатое сентября.

- Хммм… - промычал я. – Сентября… Интересно…

- Что тебе интересно?

- Как быстро время идет. – Только сейчас у меня получилось хоть немного сфокусировать взгляд, и в поле моего зрения попала недопитая бутылка виски на полу возле дивана, однако когда я потянулся к ней, мистер Баннер выхватил ее, поднялся и прошел на кухню. Через мгновение до меня донеслось характерное бульканье – наверняка он вылил мое пойло в раковину. Ну и черт с ним, у меня должна быть еще бутылка. С трудом поднявшись, я поплелся к почти опустевшему за время моего добровольного заточения бару.

- Когда ты в последний раз был в больнице? – не унимался мистер Баннер, вернувшись в комнату и заняв мое место на диване.

- Не помню.

- Отлично, - выдохнул мужчина. – То просиживал там часами, то неделями не появляешься. Непоследовательно.

- Вы мне не отец родной, - бросил я, а в ответ получил неслабый подзатыльник, при этом даже не заметил, как подлый профессор подкрался ко мне сзади. – Эй! – воскликнул я. – Вы не имеете права!

- Имею, еще и какое! – рыкнул Баннер. – И сделаю это снова, если ты не поставишь бутылку на место и не пойдешь в душ. Немедленно, Каллен. Предупреждаю в последний раз!

- Да пошел ты, - проворчал я, но все же поставил виски обратно на полку и поплелся в ванную. Мне и самому довольно неприятно было ощущать амбре, исходившее от моего тела.

Когда я вернулся, кутаясь в махровый халат, меня уже ждал свежесваренный кофе, а мистер Баннер курил возле открытого окна.

- Садись и рассказывай подробно, что произошло, - скомандовал мужчина, заметив меня.

- Да рассказывать, собственно, нечего, - опустившись на диван, со вздохом ответил я. – Вы и так все знаете.

- Знаю да не все, так что хватит тут капризничать и строить из себя глубоко несчастного человека. Жив, здоров, руки-ноги целы, голова на плечах и даже иногда соображает, когда не пытаешься залиться виски так, чтобы из ушей начало капать. Так что все в порядке. А проблемы есть не только у тебя, Каллен. Главное – решать их, а не ныть как немощному.

Слова мистера Баннера жгли огнем, превращая внутренности в тлеющие угли. И не было сил бороться с этой болью, которая с каждой секундой становилась все сильнее. А в мозгу билась одна мысль: «Я один… Я никому не нужен… Мир отвернулся от меня…»

- Эдвард, - позвал мужчина, тронув меня за плечо, и я вздрогнул от неожиданности, осознавая, что снова провалился в пропасть собственных размышлений. – Поговори со мной.

- Зачем? – прохрипел я безжизненным голосом.

- Просто потому что мне не все равно.

Эта фраза, сказанная негромким ровным голосом, окончательно вывела меня из ступора. Захлебываясь слезами, я начал сбивчиво рассказывать все, что произошло со мной за последние годы, начиная с того дня, как познакомился с Джаспером Хейлом. Слова сыпались снежной лавиной, превращаясь в огромный ком, норовивший сбить меня с ног, но я держался, цеплялся за слова мистера Баннера: «Мне не все равно…»

Мужчина внимательно прислушивался к моей временами совершенно непонятной речи, изредка задавал краткие вопросы, чтобы лучше разобраться в ситуации, терпеливо ждал, когда я замолкал, переводя тяжелое дыхание, превращавшееся в ужасающие хрипы, вырывавшиеся из пересохшего горла. И все это время не выпускал мою руку из своих прохладных ладоней, словно старался передать мне свои силы, не просто поддержать, а поделиться тем, чего у меня больше не было – желанием двигаться дальше, подниматься после падения и продолжать идти.

Когда я, наконец, замолчал, излив до последней капли свою боль, мистер Баннер поднялся и, ничего не говоря, прошел в кухню, а еще через несколько минут до меня донесся горьковатый аромат кофе. Как загипнотизированный я проследовал за этим пьянящим запахом и опустился на жесткий стул, уперев локти в покрытую трехнедельной пылью поверхность стола.

Запустив пальцы во все еще немного влажные после душа волосы, я с силой сжал виски, желая раздавить шипящий комок отвратительных мыслей, скрутившихся омерзительным змеиным клубком в моей отяжелевшей голове. Момент истины обернулся для меня вовсе не облегчением, а лишь очередной ступенью вниз, в мой собственный Ад. Произнеся все случившееся вслух, я еще отчетливей чем прежде ощутил собственную никчемность, пронизанную прочной нитью одиночества, опутавшей мою душу без малейшей надежды освободиться из этого плена.

Чашка с дымящимся кофе словно по волшебству появилась передо мной, маня испить обжигающую жидкость, как волшебный эликсир, обладающий живительными свойствами. Один глоток… Тысячи раскаленных игл впились в губы и язык, процарапали горло, прокатились по внутренностям, взорвавшись в желудке. Второй глоток… И я уже почти не чувствую жжения. То ли кофе чудесным образом остыл за несколько едва ощутимых мгновений, то ли мое тело постепенно онемело, отказываясь подавать предупреждающие сигналы уставшему мозгу. Неужели во мне начало просыпаться давно провалившееся в летаргический сон чувство самосохранения? Ведь боль, разрывавшая меня изнутри как неистребимое чудовище, норовила уничтожить меня, не оставить и горстки пепла, даже малого упоминания о том, что на свете когда-то существовал Эдвард Каллен.

Но в эту минуту я увидел впереди слабо мерцающий огонек надежды, к которому отчаянно тянулась сейчас моя душа. И этим огоньком в абсолютно беспросветной тьме ожидавшего меня будущего совершенно неожиданно стал незнакомец, случайно оказавшийся рядом. Мистер Баннер… Мужчина, с самых первых дней сумевший разглядеть меня насквозь, словно я был куском чистейшего горного хрусталя. И даже сквозь преломлявшиеся лучи он смог понять мое истинное нутро – безнадежно влюбленного гея, отчаянно пытавшегося самостоятельно справиться со своей непростой жизнью, стремившегося сохранить отношения, изначально обреченные на неудачу из-за моих собственных сомнений и сожалений, из-за патологического упрямства и врожденного чувства собственного превосходства над миром и простыми смертными. А ведь я и сам заметил это только сейчас, разом потеряв все: любимого мужчину, первого и, возможно, единственного ребенка, друга, разочаровавшегося во мне…

- Эдвард? – негромко окликнул меня мистер Баннер, вырывая из тягостной паутины размышлений. И когда я посмотрел на мужчину с невысказанным вопросом в глазах, спросил: - Ты же говорил, что отец принял тебя, твои отношения с Джаспером. – Я кивнул, но тут же тоска затопила мое сознание. Я и этого лишился. – Тогда почему он не помог тебе вернуть дочь?

Прикрыв глаза, я попытался прогнать подступившие слезы, но они предательски сорвались с ресниц, покатившись по щекам неровными, уродливо извивающимися дорожками. События трехнедельной давности нахлынули с новой силой.

В тот день, когда полиция, размахивая перед моим носом постановлением о запрете, выставила меня из особняка Рене, я понял, что не справлюсь один. А потому попросил отца о помощи. Он пообещал, что сделает все возможное, но вернет Эбби. А уже на следующий день я осознал, что помощи ждать неоткуда. Трагическая случайность внесла свои изменения в мою жизнь.

Зная, что Карлайл уже должен быть в Калифорнии, я позвонил ему, но ответила мама и, не разбираясь в подробностях сложившейся ситуации, набросилась на меня с нелепыми обвинениями в том, что отец сейчас находится в реанимации, и врачи не могут дать никаких гарантий насчет его выздоровления. Я так и не понял, что произошло. Явным было одно: через несколько часов после прибытия в Лос-Анджелес Карлайл был сбит шальным водителем, которого так и не нашли.

Что это? Еще одна злая шутка судьбы, пожелавшей вволю поглумиться надо мной? Не знаю. Только вот она лишила меня последнего родного, понимающего и принимающего меня человека. А мать даже не пустила меня на порог клиники, когда я попытался узнать, что с отцом. Мне недвусмысленно дали понять, что с этого дня я нежеланный гость в жизни моих родителей. Позор семьи, извращенец, посмевший влюбиться в педика, и сам превратившийся в недопарня. Испоганивший жизнь и себе, и всем вокруг. Никогда не забуду яростно горевших ненавистью глаз матери, когда она выплюнула мерзкую правду мне в лицо без капли сожаления.

В тот же день я вернулся в Беркли, заперся в своем маленьком убежище от всего мира, желая лишь одного – умереть, исчезнуть с лица земли и никогда больше не причинять боли тем, кого люблю. Сначала Элис, потом Джаспер, теперь отец.

- Эдвард, ты не виноват в этом, - спокойно сказал мистер Баннер, выслушав о случившемся с Карлайлом. – Это просто нелепая случайность. А мама… Она просто не понимала, что говорит в тот момент. Ты должен ее понять.

- Нет, - выдохнул я, качая головой. – Она прекрасно понимала, что говорит. Не билась в истерике, не бросалась на меня с кулаками. Холодно бросала каждое слово. И при этом в ее голосе не было вообще никаких эмоций, кроме бесконечной ненависти ко мне.

- Она была в шоке, Эдвард. А в таком состоянии люди не всегда адекватны в своих суждениях.

Но мне-то от этого было не легче. Напротив, состояние такое, будто открыл ящик Пандоры и принял на себя все горести мира. Только вот никакой надежды на дне опустевшего ларца не оказалось.

Несколько минут полнейшей тишины, пугающей, тягучей, как смола, окутывавшей своей мутной массой, показались мне вечностью, в которой снова и снова прокручивались последние годы моей жизни, словно заевшая пластинка, в бесконечности повторяющая одни и те же слова. Порочный круг, из которого мне уже никогда не вырваться… Если бы не мистер Баннер.

- Выпей, - скомандовал мужчина, протягивая мне стакан воды и крохотный кусочек мнимого спокойствия – снотворное. – Тебе надо выспаться.

Послушно беру таблетку, закидываю ее в рот и делаю несколько глотков холодной воды. Поднимаюсь, подчиняясь властному захвату сильной руки на моем предплечье, едва переставляя отяжелевшие ноги, двигаюсь вперед, но каждый шаг отдается тупой болью во всем теле. Мистер Баннер укладывает меня в постель, заботливо кутает в одеяло и небрежно треплет отросшие волосы.

- Поспи, мальчик. Это поможет.

Хочу ответить что-то, но из горла вырываются лишь нечленораздельные звуки. Каждая клеточка наливается свинцовой тяжестью, которая неумолимо затягиваает в темную пучину бездонной пропасти.

Джаспер

- Собрался уже? – спросил я, заглянув в комнату Дэма и даже не пытаясь скрыть легкую грусть по поводу предстоящего расставания.

- Вроде, - растерянно оглядывая свою спальню, пробормотал парень. Теперь, когда у них с Адамом стало все серьезно, Деметрий занял одну из свободных комнат, а я вновь остался один.

- Когда рейс?

- Утром. В семь.

Я вглядывался в знакомый образ, пытаясь впитать как можно больше воспоминаний о человеке, который стал для меня больше чем другом и любовником. Он стал моим спасением, моей поддержкой, моей внутренней силой, заставлявшей продолжать жить. А через несколько часов он уедет. Нет, я не держал на Дэма обиду за то, что он бросал меня вот так, внезапно. Я радовался за него, искренне радовался. Желал ему счастья, которого он непременно заслуживал. Однако перспектива остаться наедине со своими демонами пугала меня. Пусть немного, но все же пугала.

Хоть демонов прошлого осталось мало для того, чтобы они могли серьезно навредить мне, они все еще продолжали изредка напоминать о себе яркими вспышками в сознании. Особенно по ночам, когда я едва начинал проваливаться в сон. В такие минуты я вздрагивал и возвращался в реальность. Испуганно оглядывая темную комнату, замечал тускло мерцающий огонек ночника рядом с кроватью и понимал, что я в настоящем, где все хорошо.

- Как ты теперь будешь… без меня? – прошептал Дэм, заметив мою грусть. Медленно подошел ко мне и, положив руки на мои плечи, притянул к себе.

Я уже отвык от такой близости с Деметрием. После возвращения с «Идола» ни он, ни я ни разу не позволили себе никакой вольности. Мы оба приняли новые условия игры. У Дэма есть Адам. И это прочно удерживало меня за гранью. Хотя, должен признать, я скучал по тому теплу, которое дарил мне Деметрий. Скучал по умелым ласкам, по страстным поцелуям, по тому наслаждению, которое испытывал в его руках. Но понимал, что это не более чем страсть, влечение.

И вот теперь я должен был ответить на вопрос, заданный дрожащим голосом. Но что я мог сказать? Все будет хорошо? А так ли это? Или стоит соврать, чтобы Дэм уехал со спокойным сердцем, без сожалений? Да, наверное, так будет лучше. Но как только я набрал в легкие воздух, чтобы решиться произнести пусть лживые, но необходимые слова, на тумбочке задребезжал телефон.

- Возьмешь? – спросил я, когда Дэм даже не пошевелился.

- Нет, - все еще прижимая меня к себе, ответил парень.

- Дэм, вдруг что-то срочное?

- Неважно, - отмахнулся он.

Телефон смолк, и на несколько мгновений в комнате снова воцарилась звенящая тишина, нарушаемая лишь биением наших сердец.

- Джас, прости меня…

- Не надо, - прервал я нерешительную попытку Дэма обвинить самого себя в моих бедах. – Да, мне немного грустно расставаться, но, поверь, я счастлив, что ты встретил человека, который смог вновь затронуть твое сердце.

- Но ты… Ты же опять остаешься один… - дрожащий шепот срывался с губ Деметрия, растворяясь во мне теплом и искренностью.

- Нет, - покачав головой, ответил я и, подняв голову, заглянул в серые глаза, подернутые пеленой сожаления. – Я больше никогда не буду один. Каждую минуту, каждую секунду своей жизни буду чувствовать, что на свете есть хотя бы один человек, которому небезразлична моя судьба. Ты ведь не на Марс улетаешь. А сотовая связь и интернет – величайшие изобретения человечества, которые позволяют быть рядом, даже находясь за тысячи миль друг от друга.

Дэм хмыкнул, вынужденный согласиться.

- Обещай, что будешь звонить. И не только тогда, когда тебе нужна будет помощь, а просто так, если захочется поговорить, ну или…

- Обещаю, - выдохнул я с благодарностью за столь великодушное предложение.

- И помни, что ты сильный, малыш, - взяв мое лицо в свои горячие ладони, чуть слышно проговорил Дэм. – Никогда и никому не позволяй сломать тебя. – Я кивнул, загипнотизированный низким бархатистым голосом. – Ты самый лучший, Джаспер Хейл. И я до конца дней останусь твоим самым преданным поклонником.

Я втянул тягучий словно мед воздух, в последний раз наслаждаясь чуть терпким ароматом, понимая, что мы с Дэмом, возможно, никогда больше не встретимся, и непроизвольно подался вперед, сокращая и без того крохотное расстояние между нами до минимума. Чуть приподнялся, и теперь мои губы были на одном уровне с приоткрытыми губами Деметрия. Я понимал, что не стоит этого делать, но продолжал неумолимо двигаться вперед, туда, где в последний раз мог ощутить тепло поцелуя. И Дэм тоже понимал, но, как и я, не мог сопротивляться. Мы оба знали, что между нами есть некая особая, никому не понятная, непреодолимая связь. Еще мгновение, и наши губы соприкоснулись бы. Но в этот момент тишина вновь разорвалась от телефонного звонка.

Мы с Деметрием отпрянули друг от друга, словно обжегшись о пламя.

- Видимо, все же придется ответить, - усмехнулся парень и отпустил меня, но перед этим легко коснулся моих губ своими, прощаясь. – Алло?

Я прикрыл глаза, запоминая этот поцелуй, мимолетный, невесомый, едва ощутимый, но столь необходимый мне. Я не прислушивался к разговору, просто наслаждался звуками глубокого голоса. Впитывал его в себя, тщательно пряча в укромные уголки памяти, чтобы в трудные минуты извлекать, словно заархивированный компьютерный файл, и проигрывать снова и снова бесконечным рефреном.

- Джас, - настойчивый оклик и одновременно с ним прикосновение к моему плечу вывели меня из состояния транса, убаюкавшего мое сознание. – Джас, тебе нужно поговорить с этим человеком.

Я непонимающе уставился на телефон Дэма, пытаясь осознать происходящее.

- Кто это? – недоуменно пробормотал я, все еще не решаясь взять трубку.

- Поговори с ним. Хотя бы просто выслушай.

Я сглотнул, пытаясь подавить подступившую к горлу панику, но при этом продолжал пялиться на мобильник. И только сейчас до меня дошло, что буквы на подсвеченном дисплее сливаются в ненавистное для меня имя «Эдвард Каллен».

- Нет! – бросил я, судорожно замотав головой. – Не буду!

- Джас, это не он. Просто звонят с его телефона, - Дэм тут же понял причину моего страха. – Пожалуйста, ты должен его выслушать.

Ровный, но настойчивый голос Деметрия немного притупил мой приступ. Дрожащей рукой я взял телефон из руки Дэма и поднес его к уху.

- Да, - безжизненно откликнулся я и тут же услышал незнакомый голос.

- Джаспер Хейл? Это Ричард Баннер, я преподаю…

- Знаю, - прервал я мужчину. – Что вам нужно?

- Джаспер, прошу, выслушай меня. Это важно.

- Важно для кого? – раздраженно, с примесью нескрываемого сарказма бросил я. – Для Каллена?

- Для вас двоих.

- У вас ровно две минуты.

Выслушав, как и обещал, мистера Баннера, я холодно попрощался с мужчиной и, отключив телефон, вернул его Дэму, при этом посмотрев на аппарат как на мерзкую гремучую змею. Услышанное потрясло меня до дрожи. С одной стороны, я понял, почему Каллен исчез в то утро, даже не предупредив меня. Но с другой, еще больше возненавидел его за это. И хотя умом понимал, что Эдвард и не мог поступить иначе - его маленькая дочь оказалась в руках беспринципной суки, в то время пока сам Каллен развлекался со мной. Однако осознание того, что я всегда буду для любимого человека на вторых ролях, убивало во мне оставшиеся крохи любви, все еще способной бороться со сложившейся ситуацией.

- Давай закажу тебе билет, - предложил Дэм, но замер под моим яростным взглядом.

- Зачем? Я никуда не собираюсь.

- То есть как? – возмутился парень. – Что значит, не собираешься? Я думал, этот мужик все объяснил тебе.

- Да, объяснил, - подтвердил я. – Только это ничего не меняет.

- Джас, не дури! Каллен любит тебя! И он сейчас один, но так нуждается в поддержке!

- А я?! Кто поддержит меня, когда он опять умчится решать свои проблемы?! – Мне уже было все равно, даже если весь Торонто услышит мои слова. Я кричал, все больше взвинчиваясь от злости на самого себя, пытаясь сопротивляться своим порывам.

- Джас… Ты не прав… - ошарашенно глядя на меня, с отчетливым укором проговорил Деметрий.

- Не прав? В чем? Что отказываюсь быть жилеткой для утирания соплей Каллена? Что не хочу больше быть на вторых ролях? Пусть не прав. Но мне надоело, что меня пинают всякий раз, когда я становлюсь не нужен, мешаю ему жить полной счастливой жизнью.

- Господи, Джас, послушай себя! – взорвался Дэм. – Ты же не был таким!

- Может, зря? Может, давно пора было измениться? – прошипел я, нисколько не сожалея о своих словах.

- Измениться? – выдохнул Деметрий. – То есть стать эгоистом до мозга костей, который будет заботиться только о своей гребаной заднице?

- Даже если так… - начал я, но Дэм схватил меня за рубашку, сжав тонкую ткань на груди в кулаки, и несколько раз сильно тряхнул.

- Очнись, Хейл! Так никогда не будет! НИ-КОГ-ДА! – по слогам прорычал он. – Пойми, в любви нет главного и второстепенного! Есть ты и твой любимый человек, а все остальное – это то, что вы делаете вместе. Вдвоем радуетесь, вдвоем преодолеваете трудности, поддерживаете друг друга. И даже если в данный момент он больше думает о том, чтобы вернуть свою дочь, Эдвард просто должен знать, что рядом есть кто-то, кому не наплевать на него и его проблемы. Что рядом с ним человек, который просто любит.

- А как же я? – обессилев от гнева и ярости, прошептал я. – Кто был со мной, когда я нуждался в поддержке?

- Ты опять начинаешь? Я же объяснил, почему Каллен уехал тогда. Почему ты не можешь просто понять и простить?

- Потому что с самого начала я был для Эдварда… - я осекся, не осмеливаясь произнести это вслух.

- Кем? Кем ты был для него? – спокойным и даже ласковым голосом спросил Дэм.

- Не знаю… - Слишком сложно, слишком больно было озвучить свои мысли.

- Зато я знаю. Ты был для него тем, кого он оберегал, кого защищал в школе, даже не подозревая, какие чувства ты к нему испытываешь. Ты был для него тем, ради кого он готов был перевернуть город вверх дном, чтобы найти и защитить. Ты был для него тем, ради кого он хотел убить. И сделал бы это, если бы его вовремя не оттащили от того урода, – Дэм замолчал и нахмурился, будто вспомнил нечто очень важное. – Блять! Какой же я идиот! Должен был сразу понять…

- Понять что? – не выдержал я, когда Деметрий в течение еще нескольких минут продолжал ругать себя.

- Он не мог сбежать, - проговорил парень, растерянно глядя на меня. – Только не из-за той статьи…

- Ты о чем?

- До меня только сейчас дошло…

- Блять, Дэм, да объясни ты все нормально!

- Он не мог испугаться той статьи, - проговорил Дэм.

- Почему ты в этом так уверен? Да он бы душу продал, только бы его дорогая мамочка не узнала, что ее сынок гомик.

- Она уже давно знает, - усмехнулся Деметрий, чем поверг меня в состояние полного ступора. – В тот день, когда тебя… Когда ты попал в больницу… Мы с Калленом поссорились. На улице. Перед клиникой. Там народу было полно, целая толпа собралась во главе с его матерью и тестем, но мы не замечали ничего вокруг. А когда обратили внимание, было уже поздно. Эдвард во все горло проорал, что всегда любил тебя и продолжает любить. И не отступился от своих слов потом, когда понял, что произошло.

- Но… – выдохнул я, едва справляясь с потоком обрушившейся на меня информации. – Почему ты не говорил мне? Я же… Я же был уверен, что он все еще скрывает…

- Он любит тебя, Джас, - игнорируя мой вопрос, проговорил Дэм, взяв мое лицо в свои ладони. – И ты любишь его. Глупо отрицать это.

Но я и не пытался. Просто все еще не мог поверить в то, что Каллен открыто заявил о своей ориентации на людях и потом не пошел на попятную.

- Хватит совершать глупости, Джас. Пора взрослеть.

Мне оставалось лишь кивнуть в знак согласия.

*******


Обсудить на форуме

 
Источник: http://www.only-r.com/forum/43-75-10
СЛЭШ и НЦ nnatta Dilemma 815 6
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Когда я был моложе, я всегда хотел быть рэпером. Но я даже не надеялся стать им, я никогда не был достаточно угрожающим."
Жизнь форума
❖ Вселенная Роба - 8
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Флудилка 2
Anti
❖ GifoMania Часть 2
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Назад к реальности.
Из жизни Роберта (18+)
❖ Затерянный город Z/The...
Фильмография.
❖ Позитифф
Поболтаем?
❖ Ковен Знамений
Переводы (18+)
Последнее в фф
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Ковен Знамений. Глава ...
Переводы
❖ Он разгадал мою печаль...
Стихи.
❖ Осенние стихи
Стихи.
❖ Предложение
Стихи.
❖ Король и пешка. Ауттей...
Герои Саги - люди
Рекомендуем!
1
Наш опрос       
Какой поисковой системой вы обычно пользуетесь?
1. Яндекс
2. Google
3. Mail
4. Прочие
5. Рамблер
6. Aol
7. Yahoo
Всего ответов: 174
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 4
Гостей: 4
Пользователей: 0


Изображение
Вверх