Творчество

Kicks-2. Новая партия
27.05.2017   12:59    
Kicks-2. Новая партия. Глава 10

Милые читатели!
При прочтении главы у вас наверняка могут возникнуть некоторые сомнения по поводу временного промежутка между этой главой и предыдущей, а потому небольшое пояснение от автора. После событий, описанных в предыдущей главе, прошло несколько месяцев, ориентировочно шесть-семь. В виду тяжелого психологического состояния Джаспера я решила не описывать весь процесс его выздоровления, да и вам, не думаю, что хотелось бы читать об этом. А посему я посчитала возможным просто опустить детали, связанные с лечением. Главное, что Джаспер Хейл оправился от пережитого и нашел в себе силы вернуться к нормальной жизни, насколько это возможно.
Приятного прочтения!
P.S. В этой главе все названия песен кликабельные.



Джаспер

- Так, мальчики, сейчас я вас размещу в гостинице тренировочного лагеря, до утра можете отдыхать, но завтра в восемь вы должны быть уже в студии. - Гленн Паркинс, довольно представительная женщина лет сорока, раздавала указания деловитым тоном, что выдавало в ней прирожденного организатора. – Подумайте, какие песни лучше выбрать. Кстати, вот диск с выступлениями вашего участника. Посмотрите, может, это поможет принять решение.

Речь шла о предстоящем прямом эфире очередного сезона «Американского идола»*. Для участников настало время звездных дуэтов. А для нас самих это стало полной неожиданностью, особенно для меня.

Придя в себя три месяца назад, я понял, что, несмотря на все случившееся, популярность нашей группы не снизилась, а наоборот набрала обороты. Выдуманная история о моей болезни оказалась удачным пиар-ходом со стороны Лорана. А потому, когда три месяца назад я полностью оправился от событий, приведших к эмоциональному срыву, выписался из клиники и снова окунулся в работу, которая пусть не окончательно, но все же залечила мои душевные раны, возвращение “Slim Skin” стало триумфальным в мире музыки. Фанаты повалили на наши выступления толпами, а альбом, на тот момент уже разошедшийся полумиллионным тиражом, снова поднялся на первые позиции по продажам не только в Канаде, но и в Штатах. Европейский тур пока пришлось отложить, но зато Лоран добился нашего участия в качестве приглашенных звезд на самом популярном музыкальном шоу Америки.

Не скажу, что я полностью избавился от своих демонов. Все еще просыпался по ночам, перепуганный до смерти, в холодном поту, садился в кровати, озираясь по сторонам, проверяя, что я по прежнему в своей комнате, а не на холодном бетонном полу в подвале в окружении Блэка и компании. Но рядом был Деметрий. В такие минуты он обнимал меня, прижимал к себе, успокаивал размеренным шепотом, убаюкивал, словно маленького ребенка, и постепенно страхи отступали.

Однако после событий в Форксе мы больше не были близки с Дэмом физически. Я не мог переступить ту грань, за которой наслаждение для меня сменилось страданием и болью. Поначалу я до острых приступов паники боялся малейшего прикосновения, долго снова привыкал быть с кем-то достаточно близко. Постепенно и с этим справился, убедив себя, что случившееся со мной больше никогда не повторится. Но во многом все это было лишь благодаря Деметрию, его терпению, выдержке, заботе и ласке, с которыми он относился ко мне. Не думаю, что у меня хватило бы сил пройти этот путь одному.

И вот сейчас мы в Лос-Анджелесе, а уже завтра начнем работать в новом интересном и увлекательном проекте. Это положительно сказалось на моем настроении. Я ощущал невероятный подъем сил и вдохновения, прилив желания двигаться дальше, забыть о прошлом, переступить через все беды, обрушившиеся на меня.

Участие в «АИ» значило для меня не только новый уровень, выход на американскую сцену, но и начало новой жизни.

Тренировочный лагерь «Американского идола» представлял собой комплекс, расположенный на огромной территории, и включал два жилых корпуса, зону отдыха с бассейном, тренажерным залом, баром и даже теннисным кортом, и основное – оборудованные по последнему слову техники репетиционные залы, вокальные и хореографические студии. Обо всем этом Гленн рассказывала нам, пока микроавтобус плавно двигался по улицам Лос-Анджелеса в пригород, где притаилось волшебное место.

Кто знает, может быть, если бы я не встретил Алека, рано или поздно и сам пришел бы в этот проект как исполнитель. Но случилось так, что теперь я буду принимать участие в «Идоле» в качестве приглашенной звезды, и мне предстоит спеть дуэтом с одним из талантливых участников.

Нас разместили в двухместных комнатах на первом этаже жилого корпуса. И пусть нам предстояло провести здесь всего две недели, организаторы позаботились о том, чтобы всем было комфортно.

- Ужин с шести до семи. В комнатах есть буклеты с подробным расположением всех строений, в том числе и столовой, - сообщила Гленн, прежде чем оставить нас обживаться на новом месте. – Бар работает до одиннадцати, потом официально отбой, но на самом деле практически никто не соблюдает распорядок, - женщина усмехнулась, давая понять, что мы вполне можем познакомиться сегодня с участниками шоу, особенно с тем загадочным парнем, с которым нам предстоит работать.

- Ну что, как настроение? – поинтересовался Деметрий, когда мы остались одни в комнате.

- Боевое, - с улыбкой ответил я. – Только жрать хочется, - мой желудок напомнил о себе жалобным урчанием.

- Потерпи еще немного, - сказал Дэм. – У нас есть время как раз чтобы принять душ и хоть немного разобрать сумки, а потом пойдем искать источник питания.

- Ну тогда я первый в ванную.

- Только далеко не заплывай, - засмеялся парень. – А то еще утонешь.

- И не надейся, - фыркнул я. – Не делать тебе искусственное дыхание «рот в рот».

- А зря, - протянул Деметрий, блуждая по моему лицу нахальным взглядом.

Отмахнувшись от парня, я закрыл дверь, неторопливо разделся и вошел в душевую кабинку. Отрегулировав напор воды и ее температуру, несколько минут я просто стоял, подставляя тело упругим струям, стекавшим по коже, расслабляя каждый мускул. Напряжение отступало, сменяясь чистотой и свежестью не только физическими, но и эмоциональными. Гель для душа, насыщенный смесью цитрусового и лавандового ароматов, довершил начатое, окончательно затушив негативные эмоции, оставшиеся после перелета.

Из ванной я вышел совершенно новым человеком. Деметрий сидел на кровати с телефоном в руках, но, увидев меня, вздрогнул и тут же заблокировал экран.

- Любовная переписка? – усмехнулся я.

- Нет, ничего такого, - немного заикаясь, ответил парень. – Просто почту проверял.

- Ну да, так я тебе и поверил. Колись, устраиваете с парнями очередной заговор?

- Перестань, Джас, - немного раздраженно бросил Дэм и пошел в ванную, прихватив с собой и телефон, но прежде чем закрыть за собой дверь добавил: - Кстати, я и твои вещи разложил.

Неужели я так долго был в душе? Или же Деметрий такой шустрый? А может, и то, и другое?

Я не стал заморачиваться на этом, зато решил воспользоваться свободной минуткой и подремать. Натянув свои любимые потертые джинсы и футболку, я завалился на кровать, блаженно прикрыв глаза. Шум воды за закрытой дверью убаюкивал, но вдруг до меня донесся голос Дэма. Я сначала подумал, что он говорит мне, поднялся и подошел ближе к двери, чтобы переспросить, но когда услышал голос более отчетливо, насторожился:

- Да, мы в Лос-Анджелесе, но не думаю, что это хорошая идея. Не стоит тебе появляться сейчас. – И спустя несколько секунд: - Эдвард, я все понимаю, но… Не уверен, что Джаспер готов. Он не хочет даже слышать о тебе, а уж о встрече я вообще молчу.

- Какого черта?! – воскликнул я, поворачивая ручку и распахивая дверь.

- Ты же спал? – Деметрий перепугано уставился на меня.

- Проснулся, - гневно прорычал я. – Это Каллен? - спросил я, бросив взгляд на телефон, зажатый в руке Дэма, а когда тот неуверенно кивнул, отобрал у парня мобильный и поднес его к уху. – Чего тебе надо?!

- Джас, привет… - бормотание в трубке и близко не было похоже на Эдварда, того Эдварда, которого я знал. Его голос звучал слабо, с нескрываемым чувством вины. – Я…

- Дэм прав, я не хочу даже слышать о тебе. Видеть - тем более, - прервал я Каллена. – И если попробуешь встретиться со мной, клянусь, сломанным носом не отделаешься!

- Джас, послушай…

- Нет! Это ты послушай! – прорычал я. – Забудь обо мне! Навсегда! Забудь, что я вообще был в твоей жизни! Меня больше не существует, слышишь?! Тот Хейл, которого ты знал, сдох в Форксе. И лучше тебе смириться с этим. Наслаждайся семейной жизнью, Каллен. И позволь спокойно жить мне.

С этими словами я отключил телефон и бросил разгневанный взгляд на Деметрия.

- И давно вы с ним общаетесь? – Парень кивнул, а меня затрясло от накатившей злости. – Отлично! Просто замечательно!

- Джас, послушай…

- Не хочу я ничего слушать! – прервал я слабые попытки Дэма оправдаться. – Я уже не раз говорил тебе, что вычеркнул Каллена из своей жизни. Вычеркнул в тот день, когда подыхал в подвале Форкса, потом в клинике, избитый и изнасилованный. Никогда я не прощу ему того, что он бросил меня!

- Он не бросал, - прошипел Дэм, хотя по всему было видно, что парень едва сдерживается, чтобы не заорать. – И я уже говорил тебе это сотни раз. Он выносил тебя из подвала на руках. Я видел его в тот момент, видел его боль, его слезы.

- Какая жалость, что я этого не помню, - проговорил ровным, будто вмиг ставшим безразличным голосом. – Я помню тебя. Это ты сидел возле моей кровати, сжимая мою ладонь в своей. Ты не отходил от меня, пока заживали мои раны. Ты каждый день был со мной, даже когда я не помнил ни тебя, ни своих друзей, ни своих родных. Ты вытаскивал меня. Не он! Где был Каллен, когда он так нужен был?! - сделав паузу, дал Деметрию возможность ответить на мой вопрос, но он молчал, а потому я заговорил снова: - Он был где-то, со своей женой. Счастливый папаша…

- Он должен был уехать. И ты знаешь это, - почти шепотом произнес Деметрий. – Если уж и должен ты кого ненавидеть, так это меня. Я заставил Эдварда уехать.

- Что? – выдохнул я, не веря услышанному. Да, Деметрий не раз упоминал, что именно Эдвард нашел меня в подвале моего старого дома и вынес на руках. Но он никогда не говорил, что заставил Каллена уехать. – Как это заставил?

- Ему сообщили, что Белла в больнице. Роды начались раньше времени. Но Эдвард до последнего не собирался уезжать. Это я убедил его, что он должен ехать к жене и ребенку. Но Каллен постоянно звонил мне, узнавал про тебя.

Несколько минут я молчал, переваривая полученную информацию, а когда заговорил, мой голос был похож на скрип старой несмазанной двери с заржавелыми петлями:

- Никто и никогда не мог заставить Эдварда делать то, чего он не хотел. И я не поверю, что тебе это удалось вот так, запросто. И ничто не изменит того факта, что он бросил меня именно тогда, когда я больше всего нуждался в нем.

С этими словами я сдернул с вешалки свою джинсовую куртку и вышел из комнаты, громко хлопнув дверью. Злость затапливала каждую клеточку моего тела, сносила на своем пути все мысли и чувства, превращая их в ярость и гнев. Мне хотелось кричать, рушить все вокруг, но я просто шел, не разбирая дороги, пока не наткнулся на небольшой сквер с густо растущими деревьями и несколькими беседками, притаившимися в их тени. Забравшись в одну из них, я уселся на пол, чтобы меня не было видно, обхватил руками колени и разревелся от обиды на Каллена за то, что он бросил меня, и от злости на самого себя за то, что готов был простить его.

С каждой секундой боль становилась все сильнее и нестерпимей, рвала меня на части, душила, сводила с ума. Осознание того, что Каллен бросил меня одного, было спасением, позволяло давить собственные чувства к нему, давало силы ненавидеть его. Теперь мне не за что было цепляться, у меня отняли единственную соломинку, за которую я держался, и моя любовь к Эдварду восставала из небытия, набиралась сил, расправляла крылья…

Вгрызаясь в собственные кулаки, я едва сдерживал крики отчаяния и боли, но понимал, что долго не продержусь. Хотелось плакать, но слез не было. Я разучился плакать в тот день, когда попал в лапы Блэка и его своры, отчетливо увидев, что слезы – признак слабости, дающий еще больше поводов для унижений и оскорблений.

Заставляя себя дышать ровно и глубоко, я пытался успокоиться, но мысли об Эдварде не отступали, жаля ядовитыми змеями, наполняя мою кровь ядом, разносившимся по венам. Но все же, несмотря на то, что умом понимал, почему Каллен оставил меня одного в те трудные дни, сердце отказывалось прощать.

Едва удалось хоть немного восстановить дыхание, я закурил. Одна сигарета, вторая, третья… Дальше считать не было смысла. Дым заполнял меня, постепенно вытесняя обиду. Жжение в легких затмевало сердечную боль. Легкое головокружение делало окружающий меня мир нереальным, призрачным фантомом. Я был на грани сознания и безумства. Не знаю, как долго еще смог бы держаться на краю пропасти, если бы не звонок мобильного.

- Да, - бросил я, приняв вызов.

- Джас, ты как? – послышался в трубке взволнованный голос Деметрия.

- Еще жив. И даже в твердой памяти, - съязвил я. – Хотя ум немного нетрезвый.

- Ты что, напился?!

- Передоз никотином, - пояснил я, затушив очередной окурок и отбросив его в сторону.

- Ты где? – продолжал допытываться Дэм.

- А черт меня знает, - грустно усмехнулся я, оглядываясь по сторонам.

- Хоть на территории?

- Вроде… Тут что-то типа парка… Беседки…

- Эй, парень, не подскажешь, где тут парк с беседками? – голос Деметрия прозвучал отдаленно, и я понял, что он обращается к прохожему.

- Да я сам тут второй день, - послышался незнакомый голос. – Не знаю, где и что.

- Черт, - выругался Дэм.

- Подожди, у меня есть карта. – До меня донеслось шелестение бумаги. – Может, это?

- Зона отдыха? – предположил Деметрий. – Скорее всего.

- Да, только теперь осталось разобраться, где находимся мы, - засмеялся незнакомец.

- Вот, жилой корпус. Вроде туда…

- Угу, - подтвердил собеседник Дэма.

- Джас? – позвал меня Деметрий. - Оставайся на месте, я сейчас приду за тобой.

- Да куда же я денусь, - пробормотал я в пустоту, когда разговор прервался.

Поднявшись на ноги, я вышел из беседки и, сунув руки в карманы, огляделся по сторонам. При желании я бы и сам выбрался - сквозь деревья проглядывали огни фонарей, расположенных по всей территории тренировочного лагеря. Но мне так не хотелось сейчас думать, что я просто стоял и ждал своего спасителя. Уже в который раз Деметрий становился для меня маячком, за которым я следовал в непроглядной темноте…

Еще до того как парни появились в поле моего зрения, я услышал их голоса:

- Черт, мне даже стыдно, что не узнал тебя сразу, - говорил Дэм.

- Брось, я ведь тоже не узнал тебя. А тебе простительно.

- Да уж, ты изменился.

- Зато ты все такой же, - усмехнулся незнакомец. – Хотя времени прошло… Сколько мы с тобой не виделись? Года два?

- Почти три.

Увидев парней, я пошел по дорожке им навстречу.

- Хейл, гад! – крикнул Дэм, едва заметив меня. – Никогда больше так не сбегай, понял?!

Парень бросился ко мне, но, вопреки моим ожиданиям получить хорошенькую затрещину, обнял и прижал к себе.

- Ты как? – прошептал он мне на ухо.

- Да нормально все, - отмахнулся я, отодвигаясь от Деметрия. – Пусти, задушишь!

Я с интересом глядел на сопровождавшего Дэма парня, смутно узнавая его в темноте сгущавшихся сумерек. Лица я не видел, однако прическа выдавала молодого человека. Деметрий фыркнул, заметив, что мое внимание приковано не к нему.

- Идем, познакомлю.

Я ухмыльнулся, даже не заметив, как плохое настроение растворилось в предвкушении волнительного общения с интересным и, безусловно, талантливым человеком.

- Джаспер Хейл, - представил меня Дэм, когда мы подошли ближе к парню.

- Очень приятно, - сказал тот, протягивая мне руку. – Адам Ламберт.

- Мне тоже приятно.

- Вы тут тоже в качестве приглашенных? – тут же продолжил разговор Ламберт, когда мы неторопливо пошли по аллее по направлению к жилой зоне.

- Угу, - промычал Деметрий.

- С кем будете работать?

- Понятия не имею, - в один голос ответили мы с Дэмом и засмеялись.

- Странно, - протянул Адам.

- Нам дали диск с его выступлениями, но… - Деметрий осекся, умалчивая о нашей с ним ссоре.

- Да мы только пару часов назад приехали, - вмешался я. – Еще не успели просмотреть.

- Ничего, завтра узнаете. Хотя, насколько я успел увидеть, все ребята отличные. Голоса шикарные. Я с девочкой работаю. Невероятная вокалистка. Три с половиной октавы, харизма, энергетика…

Так за обсуждением участников шоу мы добрались до жилой зоны.

- Какие планы на вечер? – поинтересовался Адам.

Деметрий глянул на меня, вопросительно пожав плечами.

- Не знаю, как вы, а я хочу выспаться, - проговорил я, чувствуя эмоциональную усталость.

- Да, наверное, сегодня лучше отдохнуть, - подтвердил Дэм. – Перелет утомил…

- Ну ладно, встретимся завтра. Наверняка пересечемся в студии.

Попрощавшись, мы с Деметрием ушли в свою комнату, где меня ожидал заботливо припасенный ужин, который я успешно пропустил. Но даже аппетитная отбивная и любимая картошка-фри не пробудили во мне аппетита.

- Будем смотреть? – поинтересовался Дэм, указывая на диск.

- Честно? Не хочу, - буркнул я. – Настроения нет. Может, вы с парнями без меня глянете?

- Ну да, попробуй еще найди этих гуляк. Свалили куда-то сразу после ужина. Вроде, собирались пойти в бар, а там кто их знает. Наверняка уже девчонок снимают.

Я усмехнулся.

- Ну, значит, завтра познакомимся с нашим подопечным лично, - сделал я единственно возможный в данной ситуации вывод.

- Спать? – предположил Дэм и глянул на часы. – Вроде рано, еще и девяти нет…

Я медленно подошел к растерянно стоявшему посреди комнаты Деметрию, положил ладонь ему на талию, чуть притянул к себе и, судорожно сглотнув от нахлынувшего волнения, проговорил:

- У меня есть предложение получше…

Обняв второй рукой парня за шею, я потянулся к его приоткрытым губам, замер в нескольких дюймах, словно решаясь на отчаянный шаг, и, наконец, поцеловал. Медленно провел кончиком языка, очерчивая контур нижней губы Деметрия, коснулся его губ своими, едва заметно, легко, пробуя их на вкус, будто впервые. Не знаю, откуда во мне вдруг появилось это желание, но оно было безудержным, разраставшимся внутри кипящим огненным шаром, накалявшим добела все нервные окончания. Но в то же время во мне боролись две противоположности: развратный соблазнитель, желающий до дна испить чашу наслаждения, и испуганный мальчишка, загнанный собственными страхами в самый дальний, самый темный угол своей жизни. Почему именно сейчас? Не знаю… Может, пережитые сегодня эмоции, загнанные в плен, вырвались наружу. А возможно, я подсознательно чувствовал, что скоро потеряю Деметрия, но только ему доверял настолько, чтобы открыться, позволить помочь разрушить стену своего страха окончательно.

И только от Дэма зависело, смогу ли я пойти дальше или останусь в плену своих демонов.

- Стой, Джас, - прошептал парень, осторожно, но настойчиво отодвигая меня от себя. – Подожди…

Я отстранился, подчиняясь, но продолжал пристально смотреть в глаза Деметрия, наполненные непониманием и паникой.

- Джас, не надо…

- Ты не хочешь? – спросил я так же тихо.

- Не в этом дело, - попытался оправдаться Дэм. – Просто… Не думаю, что… Сейчас не время…

- Почему?

- Слишком рано…

- Я так не думаю.

- Джас…

- Я знаю, что делаю.

- Мне страшно, - выдохнул Дэм, отступая на пару шагов. – Я не могу…

Нервно сглотнув, я прикрыл глаза, понимая, что не могу и дальше настаивать на своем. Деметрий не заслужил такого отношения с моей стороны. За все то, что он сделал для меня, я наказывал его своим упорством, своим натиском, требованием желаемого.

- Прости, ты прав, - пробормотал я, отворачиваясь и намереваясь скрыться в ванной, чтобы дать волю своему отчаянию. Но, сделав шаг, остановился, почувствовав прикосновение к своему плечу. Осторожно, словно боясь испугать, Деметрий обнял меня за плечи и прижался к моей спине.

- Ты уверен, что хочешь этого? Что готов? – прошептал он мне на ухо, и эти слова, переполненные заботой и нежностью, приятно щекотали мое сознание так же, как горячее дыхание – кожу.

- Не знаю, готов ли, - ответил я. – Но хочу…

- Обещай, что остановишь меня, если… Если поймешь, что не можешь пойти до конца, - попросил Деметрий, а когда я кивнул, прикоснулся влажными губами к моей шее.

Откинув голову парню на плечо, я постарался раствориться в сладких прикосновениях, отгоняя собственные страхи, но перед глазами все ярче мелькали картинки из прошлого, словно тело само напоминало мне о том, что последует дальше. А я боролся, настойчиво глушил поднимавшуюся в душе панику, убеждал, что физическая близость не всегда означает боль, а способна приносить счастье и удовольствие. Крохотными шажочками я приближался к запретной для себя грани, за которую раньше не смел даже глянуть, но сегодня собирался броситься с головой. Мне надоело бороться с собственными страхами, хотелось избавиться от них раз и навсегда, как когда-то сделала Рози, доверившись Эммету. И сейчас я понимал, насколько это тяжело. Горло сдавливало от приступов ужаса, словно судорогой охватывавших все внутренности, ноги подкашивались, отказываясь держать вмиг отяжелевшее тело, а в голове билась одна-единственная мысль: «Боль!»

- Джас, ты в порядке? – тихо спросил Деметрий, почувствовав, что я замер не дыша.

- Сейчас пройдет, - ответил я, отказываясь врать самому близкому для меня человеку. – Сейчас все пройдет…

- Может, остановиться?

- Нет, - настойчиво отрезал я. – Надоело бояться. Хочу жить…

Отстранившись, Дэм взял меня за руку и подвел к кроватям, сдвинутым вместе. Мы стояли лицом к лицу с той лишь разницей, что я боялся посмотреть на Деметрия открыто, не хотел показывать ему свой страх перед близостью, а парень прожигал меня пристальным взглядом, ища поддержки и подтверждения твердости моего решения.

- Посмотри на меня, - мягко, но настойчиво проговорил парень, чуть приподнимая мою голову, едва касаясь пальцами подбородка. Мой взгляд несмело заскользил вверх, тщательно пересчитывая пуговки на светло-синей рубашке: одна, две, три… Только бы они не заканчивались… Но вот уже в вырезе ткани появилась смуглая кожа, еще чуть выше - пульсирующая вена на шее – я вижу, как она подрагивает, разгоняя кровь. Покрытый едва заметной светлой щетиной подбородок, чуть приоткрытые губы, все еще влажные от поцелуя, застывшая на них полуулыбка, вселяющая надежду.

– Джас… - позвал меня Деметрий, и я, наконец, осмелился посмотреть в его глаза. – Если ты твердо решил идти до конца, я буду с тобой. Сделаю все, чтобы помочь переступить через прошлое. Ты только не прячься от меня, доверь свои эмоции, чувства точно так же, как доверяешь тело. Иначе ничего не выйдет.

Я не ответил, просто прижался всем телом к Дэму, отчаянно желая почувствовать его тепло и силу, его власть, которая не принесет боли, только наслаждение. Деметрий действовал медленно, осторожно, прислушиваясь к каждому моему стону, к каждому рваному выдоху и судорожному вдоху. Неторопливо он снимал с меня одежду, останавливаясь, когда приступы паники подступали совсем близко, сковывая все мое тело. Нежными, едва заметными прикосновениями парень расслаблял меня, стирая судороги ужаса, а поцелуями подводил к той грани, за которой мне больше не будет страшно.

Вихрь охватывающего наслаждения закручивается в воронку, затягивая моих отвратительных демонов, и они растворяются, корчась от боли и скорой гибели. Самые стойкие сопротивляются, все еще пытаясь цепляться за мою память, тщательно хранившую воспоминания о случившемся. Но я должен избавиться от них, до последней мерзкой твари в моем подсознании.

Протягиваю руку, беру с тумбочки заботливо приготовленный Деметрием презерватив и протягиваю ему, однако когда парень собирается надеть его на меня, останавливаю:

- Это для тебя, - шепчу хрипловатым голосом.

- Джас… - И вот уже Дэма охватывает паника. – Я… не могу…

- Пожалуйста, - почти умоляю, все еще глядя в его глаза. – Мне это нужно.

Мое тело сжимается в маленький комочек, когда Деметрий все же осмеливается пойти дальше. Но в моих глазах, уверен, горит твердость принятого решения. И Дэм, вдохновленный моим напором, не останавливается. Мне не хватает воздуха, чувствую, что задыхаюсь, голова идет кругом, перед глазами темнеет, я словно проваливаюсь в пустоту, зияющую подо мной, но голос вырывает меня из пропасти, возвращая в реальность:

- Джас!

- Не останавливайся… - хриплый до неузнаваемости голос.

- Смотри на меня, - не приказ, просьба, но я подчиняюсь безоговорочно, пытаясь сфокусировать свой взгляд на сосредоточенном лице Деметрия.

Размеренными, плавными движениями Дэм входит в меня, а я сжимаюсь в ожидании боли.

- Не сопротивляйся, - шепчет парень, наклоняется и целует меня, легко, мучительно долго. Это успокаивает, заставляет страх опять отступить, и когда я совсем расслабляюсь, Деметрий одним мощным толчком проникает в меня и замирает. Прислушиваюсь к собственным ощущениям. Ощущение наполненности, сладкая тяжесть внизу животу, едва заметное жжение, но главное – боли нет.

То, чего я так боялся, не осуществилось. И тут же невероятная легкость охватила все мое тело. Вздох облегчения, пойманный губами Деметрия. Его удивление, когда он, приподнявшись, посмотрел на меня.

- Ты как? – Дэм, казалось, не верил своим глазам и хотел убедиться, что ему не привиделось.

- Нормально, - с улыбкой ответил я и чуть приподнял бедра, чтобы стать еще ближе к парню.

А дальше закрутилось. Уже знакомые, но забытые ощущения захватили меня с головой. Предвкушение экстаза заставляло дрожать от нетерпения, стоны сами срывались с моих губ, когда Деметрий изменил угол проникновения и теперь задевал простату. Острые электрические разряды пронзали мое тело, чуть отступали и снова атаковали нервные окончания, свиваясь тугой пружиной в солнечном сплетении. Сердце сбивалось с ритма, то замирая, то вновь отчаянно колотясь о ребра.

Я не смог скрыть разочарования, когда Дэм выскользнул из моего тела, но когда почувствовал его губы на своем члене, едва успел вцепиться зубами в кулак, чтобы не закричать. Взрыв последовал практически мгновенно, разрывая меня на тысячи мелких осколков. Тело выгнулось, стараясь ухватить малейшие отголоски наслаждения. А когда наступило успокоение, я словно растекся горячим воском не в силах пошевелиться.

- Джас? – позвал Деметрий спустя несколько минут.

Я нехотя разомкнул веки, пытаясь навести резкость во взгляде. Дэм лежал на боку рядом со мной, подперев голову рукой.

- Спасибо, - только и смог прошептать я, прежде чем провалиться в сон – настоящий глубокий беспробудный сон…

***

- Кхм… Это тот, о ком я думаю? – протянул Деметрий, остановившись на пороге просторного зала, в котором нам предстояло встретиться со своим талантливым участником.

- Э-э-э… - только и смог выдавить я в ответ.

- Парни, похоже, вчера таки надо было просмотреть диск… - растерянно пробормотал Алек.

- Да уж, - согласился Тайлер.

- И что будем делать? – поинтересовался Дэм, искоса глянув на меня.

- Понятия не имею… А главное – какую песню для него выбрать…

- Да любую, - фыркнул уже пришедший в себя Тай.

- Ага, - промычал я. – Вот споем с ним «Изгнанников любви», и можно смело идти в тюрьму за совращение малолетнего.

- Да… - выдохнул Алек. – Проблема…

- Сколько лет-то ему, как думаете? – спросил Деметрий, хотя, судя по всему, вопрос носил исключительно риторический характер.

- Ну… - я задумался, нахмурив брови. – Надеюсь, шестнадцать есть.

- И почему мы такие нерадивые? – проговорил Кроули. – Хоть бы просмотрели участников проекта, в котором собрались петь.

- Заткнись, а? – предложил я и добавил неуверенно: - Ну что, парни, идем знакомиться с этим юным дарованием.

- Вот точно юным, - хохотнул Дэм, и мы вчетвером вошли в зал.

Невысокий худощавый мальчишка со смешным ежиком на голове сидел за синтезатором, надев наушники, и наигрывал какую-то мелодию, негромко подпевая. Нас он не видел, поскольку вход в зал находился позади него, но когда мы остановились рядом с парнишкой, тот резко повернул голову и застыл с выражением неподдельного удивления на лице.

Мы с парнями будто копировали позы друг друга – ноги на ширине плеч, руки скрещены на груди и внимательный взгляд, направленный на нашего подопечного. Мальчик стянул наушники и восхищенно проговорил:

- ”Slim Skin”… Глазам не верю…

- Ущипнуть? – предложил Дэм, но я шикнул на него. Не хватало еще, чтобы потом родители этого малолетнего таланта подали на нас в суд за сексуальные домогательства.

- Так это вы будете со мной работать?! – уже более громко и эмоционально выпалил мальчишка. – Черт! Я же все ваши песни знаю! Любую могу спеть хоть сейчас!

- Не думал, что мы настолько популярны в Штатах, - усмехнулся Алек, на что парнишка подпрыгнул на стуле и пояснил:

- Я вообще-то живу в Канаде с мамой. А папа в Калифорнии. Я приехал специально, чтобы участвовать в шоу.

- Ого! – выдохнул я. – Тогда понятно, откуда такая просвещенность в нашем творчестве.

- Я и мечтать не смел, чтобы петь с вами, - восторженно продолжал мальчишка. - А тут…

- Вы уже познакомились с Кевином? – раздался за спиной голос Гленн. – Замечательно. И как вам этот неограненный бриллиант певческого искусства?

- Да пока еще не разобрались, - усмехнулся я. – Но общие темы для разговоров у нас определенно уже нашлись.

- Кевина специально дали вам, - сообщила женщина. – На прослушивании он обмолвился, что является ярым поклонником вашего творчества.

- Я знал, что это заговор, - хохотнул Дэм.

- Ладно, романтику оставим на потом, а сейчас вам надо пройти в актовый зал. Там разъяснят все правила участия, скажут, что делать, ну и ответят на все вопросы, если таковые найдутся.

- Ну, идем работать, Кевин, - позвал я, и мальчишка засветился от счастья, что к нему наконец-то отнеслись серьезно.

В зале, куда привела нас Гленн, уже было довольно много людей. На расставленных в несколько рядов стульях расселись остальные финалисты со своими приглашенными звездами. Ламберт со своей подопечной, молоденькой латиноамериканкой, тоже уже был здесь. Едва заметив нас, он широко улыбнулся своей обворожительной улыбкой и кивнул в знак приветствия. Я мельком глянул на Деметрия и с удивлением отметил, что парень как-то странно застыл на месте, будто неведомая сила пригвоздила его к полу.

- Черт, Дэм! – выругался Тайлер, наткнувшись на внезапно остановившегося Деметрия, и тот смущенно прошел к свободному ряду, однако все это время продолжал смотреть на Адама.

- Вы давно знакомы? – поинтересовался я, опустившись позади Дэма и наклонившись вперед, при этом положив руки на спинку его стула.

Парень тряхнул головой, словно сбрасывая невидимые путы наваждения, и чуть повернулся в мою сторону.

- Я аккомпанировал в восьмом сезоне «Идола», - пояснил он. – Как раз когда Адам участвовал.

- И?..

- Что? – недовольно фыркнул Дэм.

- Хочу услышать всю историю, - пояснил я. – От начала до конца.

- Да не было никакой истории, - отмахнулся Деметрий.

Я хотел все же дожать парня, но в этот момент Гленн призвала всех к тишине и начала свою пламенную речь.

- Доброе утро всем. Надеюсь, у вас хорошее настроение? Потому что работа предстоит сложная, напряженная, потребует от вас полной отдачи, а следовательно, вам будет проще справиться с нагрузками, если вы будете получать искреннее удовольствие от того, что делаете. Советую чаще улыбаться, иначе выдохнетесь еще до эфира. - Она сделала театральную паузу, оглядывая присутствующих внимательным взглядом, и продолжила: - Итак, вы уже познакомились с теми, с кем вам предстоит выступать дуэтом, но я все же представлю всех. По старшинству, если позволите. Элиз будет работать с Кети Перри, Филлип с Пинк. С Джессикой будет петь Адам Ламберт, ну и самый младший финалист Кевин вытянул счастливый билетик и споет со своим кумиром Джаспером Хейлом.

Аплодисменты, последовавшие за официальным представлением, стихли спустя пару минут, когда Гленн подняла руку и продолжила:

- Так, Кетти, Пинк, Адам и Джаспер. Вы будете выступать на нашем шоу в качестве звездных тренеров. В вашу задачу входит подготовить подопечных к прямому эфиру, который состоится в воскресенье. То есть у вас почти семь дней. За это время вам надо выбрать по две песни, одну финалисты исполнят самостоятельно, другую – в дуэтах. Плюс к этому еще две песни, которые будут спеты в дуэтах между финалистами. Филлип с Элиз и Кевин с Джесс. По всем вопросам относительно постановки номеров обращайтесь к нашим хореографам и декораторам. В течение пары дней вы со всеми познакомитесь. А пока работайте над выбором композиций. К вечеру вы должны подать заявки Шону, - женщина указала на парня, сидевшего в первом ряду. Как только прозвучало его имя, он поднялся и повернулся к присутствующим лицом, кивнув. Когда Шон снова сел, Гленн завершила: - Если будут какие-то вопросы, звоните мне на мобильный. Я на связи круглосуточно, хотя, надеюсь, по ночам вы все же будете спать.

- Вряд ли, - довольно громко произнес темноволосый парень, сидящий рядом с Пинк.

- Я ценю твою откровенность, Филлип, - усмехнулась Гленн. – Однако не стоит забывать, что вы с Элиз совершеннолетние, а вот Джессика и Кевин все еще слишком малы для посещения баров и гулянок до утра, так что потрудитесь не ввязывать их в свои дебоши.

Хоть произносимые слова имели довольно серьезный подтекст, в голосе женщины не было ни раздражения, ни недовольства. По всему было видно, что участники шоу стали для нее настолько близкими, что она по-матерински относилась к ним.

Попрощавшись, Гленн и Шон покинули зал, оставив нас. В зале тут же послышался веселый гомон. Пинк стала на стул и громко пропела:

- I'm comin' up so you better get this party started!**

Кети Перри тут же подхватила, и девушки уже вдвоем продолжили петь, громко отбивая ладонями ритм. Следом подключились Адам со своей подопечной, чей высокий голосок выбивался из общего хора. Мы тоже не остались в стороне. Я и сам удивился, насколько хорошо знаю текст некогда популярной песни Пинк. Драйв настолько захватил меня, что не осталось ничего, кроме ощущения невероятной эйфории от компании совершенно безумных в своей любви к музыке людей. Даже всегда спокойный Алек подпрыгивал в такт и выдавал нереальные бэквокальные партии. Тайлер же, ввиду отсутствия у него певческого таланта, положил себе на колени перевернутый стул и отчетливо стучал по нему ладонями, задавая единый ритм.

Когда песня закончилась, все присутствующие разразились победными воплями индейцев племени Команчи. Помещение наполнилось аплодисментами, свистом и веселым смехом. Атмосфера праздника смела подчистую неуверенность, связанную с тем, что присутствующие практически не знали друг друга, и наполнила всех вдохновением на новые свершения.

***

К вечеру у меня уже мозги пухли от размышлений, какие же песни из нашего репертуара Кевину лучше исполнять. Мальчишка в самом деле оказался невероятно талантливым, до такой степени, что у меня даже появилось некое подобие комплекса неполноценности – по сравнению с его вокалом мой напоминал жалкое блеяние ягненка. Любая песня, за которую бы Кевин не взялся, звучала из его уст шедеврально, однако ставку мы все же решили сделать на одной из моих любимых композиций «Runnin’». Услышав ее в исполнении парнишки, я смотрел на него обалдевшим взглядом, не понимая, откуда в нем, пятнадцатилетнем подростке, столько эмоций. Песня сама по себе довольно сложная и в вокальном плане, и по содержанию, но Кевину удалось прочувствовать каждое слово и верно передать те эмоции, которые я вкладывал в текст, когда писал ее.

Приняв окончательное решение относительно композиций, которые мальчишка будет исполнять на эфире, мы решили отложить продумывание номеров и репетиции на завтра. На выходе из студии мы столкнулись с Алисией***, и она тут же предложила встретиться после ужина и провести вечер в баре. Кевин сник, понимая, что его никто не возьмет на взрослую гулянку, однако оживился, как только мы вышли на улицу, и ему на глаза попалась Джессика, которая внимательно слушала Адама, дававшего полезные наставления относительно вокала.

Мы с Деметрием переглянулись, заметив, как загорелись глазенки Кевина, когда он смотрел на девочку, которая была практически одного с ним возраста.

- Пригласи ее погулять, - подсказал я, наклонившись к мальчишке, а когда тот смущенно начал оправдываться, что не собирается ничего подобного делать, похлопал его по плечу и добавил: - В парке есть чудные беседки, в которых можно спокойно посидеть и помечтать, глядя на звезды и луну.

Кевин понял, что мы с Деметрием не собираемся подкалывать его и насмехаться над юношеской влюбленностью, а потому спросил:

- Как думаете, она согласится погулять со мной?

- Конечно! – заверил Дэм и заговорщически шепнул: - Я видел, как она смотрела на тебя утром. По-моему, она только и ждет, чтобы ты пригласил ее.

- Правда?! – воодушевленный, Кевин вмиг преобразился, распрямив плечи, взгляд его наполнился уверенностью.

- Поможем? – поинтересовался я, глянув на Дэма.

- Почему нет, - пожав плечами, ответил тот, а когда Кевин удивленно спросил, каким образом мы можем помочь ему с Джессикой, Деметрий крикнул: - Эй, Адам, можно тебя? Тут вопрос очень серьезный.

Ламберт только сейчас обратил на нас внимание, и теперь уже ему не было дела ни до чего. Его взгляд был прикован к Деметрию, и у меня в душе вновь поднялось чувство, что этих двоих связывает нечто большее, чем просто музыка. Попрощавшись с Джессикой, Адам подошел к нам, а я тем временем подтолкнул Кевина в спину, заверив, что все у него получится.

- Ну как вам парнишка? – усмехнувшись, поинтересовался Ламберт, подойдя к нам. – Я видел пару его выступлений. У него же голосина нереальный.

- Да, талантливый мальчишка, - подхватил Дэм, однако от меня не укрылось, что мыслями эти двое были далеки от шоу в целом и Кевина в частности.

- Так что за вопрос? – спросил Адам.

- Да никакого вопроса, - усмехнулся Алек. – Просто эти два сводника решили сделать так, чтобы молодежи не было обидно, когда их не возьмут на гулянку в бар.

- Оу! – протянул Ламберт и оглянулся на сладкую парочку – Кевина и Джесс – которые уже направлялись в сторону столовой, держась за руки. – Ну вы, парни, даете. Они же еще дети.

- Ну ничего себе дети! – засмеялся Тайлер. – Я в его возрасте уже вовсю по девчонкам гулял.

- Ага, и до сих пор никак успокоиться не можешь, - добавил я.

- Неправда, - обиженно буркнул Тай. – У меня теперь Алиша есть.

- Ну что, парни, после ужина часик отдыха и в бар? – обняв за плечи стоящих рядом Адама и Деметрия, спросила Пинк.

- Что это тебя так понесло, дорогая? – засмеялся Ламберт.

- Вырвалась из привычного окружения. Хочу гулять! Тем более, если компания такая классная, - и добавила, обращаясь к участникам шоу: - Лиз, Фил, вы с нами?

- Конечно! – в один голос воскликнули они.

- А меня забыли?! – убедительно сыграв обиду, поинтересовалась появившаяся из дверей здания Кэтти.

- Тебя забудешь, ты сама о себе напомнишь, - отшутилась Пинк. – Встречаемся в восемь возле бара.

***

Вечеринка удалась на славу, даже учитывая, что алкоголя практически не было. Максимум, что мы себе позволили – выпить по бутылке пива, а девушки пригубили немного вина. Однако это не помешало нам оторваться по полной. Первую часть вечера мы бурно обсуждали предстоящий эфир, высказывая ожидания и надежды. Потом Пинк предложила немного пошалить и включила караоке. После часа совершенно сумасшедшего пения моя душа готова была взлететь в небо, вырвавшись из тела, которое стало практически неощутимым. Такого удовольствия я давно уже не получал – петь вместе с такими талантливыми исполнителями.

А теперь, когда время близилось к полуночи, все немного успокоились, негромко переговаривались, обсуждая музыку в целом. Я вышел на улицу покурить и немного проветриться, а когда вернулся в бар, моему взору предстала картина маслом – Деметрий и Адам танцевали под какую-то романтическую балладу. Сев возле барной стойки, я заказал кофе и теперь, потягивая его, продолжал наблюдать за этой парочкой. Было в них что-то необъяснимо притягательное. Они как две половинки одного целого дополняли друг друга: как черное и белое, как плюс и минус. Адам Ламберт – гламурный до безумия, но при этом в нем присутствовал стальной стержень, невероятная по своей силе энергетика, которую он бесцеремонно расплескивал вокруг себя, заражая тех, кто был рядом с ним. И Деметрий – мягкий и нежный, способный подчиняться, но при этом никогда не теряющий своей гордости и самолюбия. Жгучий брюнет и блондин – они так красиво смотрелись вместе, что душа завороженно нашептывала о единении этих двух мужчин. В их паре не было ведомого и ведущего, они действовали в полном согласии друг с другом.

И в одном я был уверен на сто процентов – Адам и Деметрий не просто знакомые, их связывало нечто большее. Что именно? Я пока не знал, но твердо намеревался выпытать, как только мне представится такая возможность.

Однако ни в этот вечер, ни в последующие несколько дней мне так и не удалось ничего выяснить о том, какие на самом деле отношения связывали Дэма и Адама в прошлом. Как только я заводил об этом речь, Деметрий тут же ускользал от ответа и менял тему обсуждения, или же просто отмалчивался и старался уйти. Я не настаивал, поскольку слишком хорошо знал Дэма. Если парень не хотел о чем-то говорить, то из него клещами не вытянешь правду. А я не хотел, чтобы он еще больше от меня закрывался, а потому решил выждать какое-то время.

Удобный момент настал неожиданно, когда мы начали отрабатывать дуэт Кевина и Джессики. Для их совместного выступления мы выбрали композицию из первого альбома Ламберта «For your entertainment». Хотя Адам должен был наставлять исключительно Джессику, он не удержался и решил на собственном примере показать мальчишке, как ему надо исполнять его партию. Пока Ламберт пел с Джессикой, мы с Деметрием сидели прямо на полу возле стены и наблюдали за происходящим. При этом Дэм не сводил глаз с певца, впитывая каждое его движение, ловя каждый жест, вслушиваясь в звук великолепного по тембру голоса. Я и сам поймал себя на мысли, что происходящее завораживает меня. Харизматичный парень, обещающий неземное наслаждение, граничащее с безумием на почве страсти, вызывал настолько сильные эмоции, что, казалось, ты готов бросить все и пойти за ним хоть на край света.

Но если я понимал, что Адам всего лишь восхитительно играет свою роль, то Деметрий видел в нем нечто большее. И от меня не укрылись нежность и… скорее всего, влюбленность, отражавшиеся во взгляде Дэма.

- И все же, что между вами было? – негромко, но отчетливо поинтересовался я, наклонившись к другу.

- Да ничего не было, Джас. С чего ты взял?

- Просто вижу, как ты смотришь на него.

Деметрий поднялся и направился к выходу, но сейчас я понял, что мне нельзя отступать, а потому последовал за ним. Закурив, Дэм присел на лавочку возле входа в студию, а когда я опустился рядом, заговорил:

- В то время у меня в жизни все было настолько сложно, что я и сам порой не понимал происходящего. Да и Адам был несвободен. На тот момент он уже несколько месяцев встречался с Саули, а тут наше знакомство, которое чуть не перевернуло всю его жизнь вверх тормашками. – Я внимательно слушал Деметрия, не перебивая и промолчав даже тогда, когда показалось, что пауза затянулась. Но Дэм продолжил: - Я тогда только начал выползать из своей скорлупы, в которой прятался после расставания с Тимом. Мне не нужны были какие-то отношения, кроме секса на одну ночь, и я не мог себе позволить вмешиваться в чужую жизнь, устоявшуюся, имевшую все шансы на прочный союз.

- Но он нравился тебе? – предположил я, когда Деметрий замолчал.

- А разве он может не понравиться? – усмехнулся парень. – Ты же видел его. А уж когда он на сцене, то невозможно остаться равнодушным. Он заражает своей энергетикой, притягивает к себе как магнит, заставляет забыть обо всем и следовать как за белым кроликом, против зова которого нельзя устоять.

- Но ты же устоял, - проговорил я, вглядываясь в сосредоточенное лицо Деметрия.

- Я был на грани, - выдохнул парень. – Мы оба были на грани. Это было сродни безумию, когда не важно, что происходит вокруг, остается лишь животная страсть и желание обладать им до последнего вздоха. – Дэм замолчал, закурил очередную сигарету, сделал несколько глубоких затяжек и только после этого заговорил снова: - Мы в тот вечер засиделись допоздна. Как раз накануне эфира. Сначала репетировали. Он исполнял песню только под аккомпанемент фортепиано. А потом почти до утра просто сидели и разговаривали. Прямо на полу. Обо всем и ни о чем. Знаешь, так бывает, когда хочешь узнать кого-то до самой незначительной на первый взгляд мелочи, но понимаешь, что времени совсем мало. Я уезжал сразу после эфира - Лоран организовал мне небольшое турне в составе группы, которой он тогда занимался. Их клавишник ушел в загул, и нужно было срочно заменить его. Возможно, если бы не это обстоятельство, все могло бы сложиться иначе, но… - Деметрий усмехнулся, окунувшись в воспоминания. – Перед самым его выступлением я пришел к нему в гримерку пожелать удачи, а вместо этого… В общем… Мы поцеловались. – Парень мечтательно прикрыл глаза, и улыбка заиграла на его губах. – Это было нечто… Я такого вообще никогда не испытывал. Ощущение, будто ты горишь. Твоя кожа пылает, мозг плавится, а дыхание выскальзывает из горла как языки пламени…

Я пытался понять, что двигало в тот момент Деметрием, но мне так и не удалось разобраться самостоятельно, а потому спросил:

- Почему ты отказался от него?

- А что я мог ему предложить? – с некоторой долей раздражения проговорил Дэм. – Я разочаровался в любви, в человеческой искренности, в настоящих отношениях. Но Адам все еще верил в это. Верил, потому что у него в жизни это было. Думаешь, было бы правильно вырвать его из привычного для него мира? К тому же я не был уверен, что когда-нибудь смогу излечиться настолько, чтобы сделать кого-то счастливым.

- А сейчас?

Деметрий опешил и уставился на меня растерянным взглядом.

- Сейчас можешь? – уточнил я свой вопрос.

- Н-не знаю… - пробормотал Дэм неуверенно.

- Зато я знаю. Ты уже излечился, избавился от призраков прошлого. Так почему до сих пор боишься? Вот же он, здесь, совсем близко. Свободен, открыт и явно небезразличен к тебе. Это видно невооруженным взглядом.

- Он-то свободен, а вот я… - пробормотал парень.

- А что ты? – удивился я.

В ответ Дэм наградил меня непонимающим взглядом.

- Мы с тобой…

- Что?! – перебил я. – Что значит «мы»? Хочешь сказать, что отказываешься от Адама из-за меня?

- Я не могу оставить тебя, Джас. Не сейчас…

- Вот только не надо этого, Дэм, прошу. Мы ведь изначально договаривались, что между нами просто дружба, иногда секс, но большего не хотели ни ты, ни я. К тому же со мной все хорошо. Ты уже сделал столько, что мне вовек не расплатиться. А теперь еще хочешь, чтобы я лишил тебя возможности устроить личную жизнь? Хороша благодарность с моей стороны.

- Джас, прекрати!

- Нет, это ты прекрати, - возмутился я. – Не вешай на меня такую ответственность. Я не смогу справиться с ней.

Я твердо верил в то, о чем говорил, и пытался донести свои мысли до Деметрия.

- Мы прежде всего друзья, забыл? И, поверь, мне вполне хватит твоей дружбы в будущем. А вот ломать из-за меня свою жизнь я тебе просто не могу позволить. Так что выкинь дурь из своей головы и иди к нему.

Как раз в этот момент из здания студии вышел Адам, однако, увидев нас с Дэмом, развернулся и хотел уйти, но я окликнул его, поднявшись и направившись к парню.

- Думаю, вам есть о чем поговорить, - с улыбкой сказал я, похлопав Ламберта по плечу.

- Я не…

- Поверь, я знаю…

С этими словами я скрылся в здании студии, оставив парней наедине.

Не знаю, что произошло между Адамом и Деметрием, только больше в этот вечер их никто не видел, а я провел ночь в гордом одиночестве, впервые за последние месяцы, с тех пор как выписался из клиники. Не скажу, что мне было легко. Стоило только задремать, как возвращались кошмары прошлого: то Питер, то Блэк. Но теперь я боролся со своими демонами, вспоминая все хорошее, что случилось со мной за последние годы. В этих воспоминаниях был и Эдвард: наш первый поцелуй, его первая улыбка, направленная на меня не как на друга, а как на любимого человека. Выпускной вечер, когда Каллен впервые признался мне в любви, не увиливая, не подбирая каких-то витиеватых слов, просто сказал: «Я люблю тебя…» Вспоминал Амстердам, как нам с Эдвардом было хорошо вместе – мы были счастливы, неторопливо прогуливаясь по городу, держась за руки или обнимаясь.

А еще думал о Деметрии. Он всегда был рядом, с самого первого дня нашего знакомства, и это значило для меня гораздо больше, чем мои чувства к Каллену. Дэм стал моим единственным настоящим другом, и наша дружба не растворилась в сексуальном влечении, которое мы оба испытывали друг к другу, хотя я и боялся, что с физической близостью придет эмоциональная отдаленность. Этого не случилось. Мы были так же близки, как прежде. Я доверял Деметрию безоговорочно, мог рассказать ему обо всем, что творится в душе, и при этом не боялся, что когда-нибудь эта информация может быть использована против меня самого. И даже теперь, когда, скорее всего, как любовник Дэм для меня потерян, я ни о чем не жалел, просто радовался за парня и желал ему обрести новую любовь.

Постепенно страхи отпустили, и я смог уснуть, а проснувшись утром, мысленно поблагодарил доктора Арчера, который научил меня справляться с призраками прошлого. Зануда пояснил, почему подсознание блокировало мои воспоминания именно на отметке тринадцати лет. До того момента моя жизнь в целом была счастливой, кроме смерти отца, но тогда я был слишком мал, а потому мне было легче справиться с потерей. К тому же мама окружила меня своей любовью, чем смягчила последствия. А вот самое страшное началось тогда, когда Питер начал проделывать со мной и Рози все те ужасные вещи. Да и все, что происходило со мной после смерти отчима, балансировало на грани, все время норовя склонить на темную сторону. Даже отношения с Калленом, казавшиеся безоблачными, часто причиняли боль, нежели приносили радость. Апогеем стали зверства Блэка. Вот тогда мое подсознание решило, что безопасней для меня будет оставаться в том возрасте, когда я был счастлив. В детстве, которое по сравнению с моей дальнейшей жизнью представлялось поистине беззаботным.

И чтобы больше такого не повторилось, доктор Арчер посоветовал в самые трудные минуты вспоминать счастливые моменты из разных отрезков моей жизни. Я должен был чувствовать, что, несмотря на все плохое, случившееся со мной, хорошего было больше. Поначалу мне было тяжело, но Деметрий помогал, буквально вытаскивал меня на разговоры о хорошем. Но теперь я мог без посторонней помощи переноситься в прекрасные моменты жизни. И то, что происходило сейчас – проект и все, связанное с ним – автоматически попадало в копилку хороших воспоминаний, из которой я буду подпитываться светлыми ощущениями, когда окружающий мир начнет вновь рушиться. А в том, что это случится, я не сомневался. Рано или поздно все хорошее кончается, и человек ступает на черную полосу жизни. И вот тогда понадобятся все силы, чтобы выстоять и дотянуться до света. Я буду готов.

_____________________________
*American Idol (Американский идол) — телешоу на телеканале FOX, основанное на популярном британском шоу Pop Idol. Смысл передачи — соревнование на звание лучшего начинающего исполнителя в США. На данный момент AI — крупнейшая франшиза в своей области и певческое шоу с самым высоким рейтингом в США.
«В финале, который длится одиннадцать недель, каждый финалист исполняет в живую в праймтайм песню по теме недели (две песни в следующих раундах). Темы могут быть: диско, биг-бенд музыка и «Billboard» хит № 1. Некоторые темы основаны на музыке, исполняемой определённым музыкантом, и финалисты имеют шанс работать с этим музыкантом во время подготовки. Например, финалистам доводилось работать с Барри Манилоу, Глорией Эстефан и Элтоном Джоном», - это правило шоу я решила представить в Kicks немного по-другому. На определенном этапе каждый из финалистов имеет возможность выступить с известным исполнителем/группой. Учитывая, что история все же художественное, а не документальное произведение, надеюсь на ваше понимания в связи с небольшим отступлением от реальности.
**«Я иду, а потому вам лучше начать эту вечеринку», – строчка из песни Пинк «Get this party started».
***Али́сия Бет Мур – настоящее имя Пинк.

************


Обсудить на форуме

 
Источник: http://www.only-r.com/forum/43-75-9
СЛЭШ и НЦ nnatta Dilemma 694 7
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Когда я был моложе, я всегда хотел быть рэпером. Но я даже не надеялся стать им, я никогда не был достаточно угрожающим."
Жизнь форума
❖ Вселенная Роба-7
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Good time/ Хорошее вре...
Фильмография.
❖ Festival de Cannes
Anti
❖ GifoMania Часть 2
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Талия Дебретт Барнетт ...
Кружит музыка...
❖ Фредерик
Собственные произведения (16+)
❖ Флудилка 2
Anti
Последнее в фф
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
Рекомендуем!
3
Наш опрос       
Стрижки мистера Паттинсона. Выбирай!!
1. Якоб/Воды слонам
2. Эдвард/ Сумерки. Сага
3. Эрик/Космополис
4. "Под ноль+"/Берлинале
5. "Однобокая пальма"/Comic Con 2011
6. Сальвадор/ Отголоски прошлого
7. Даниэль/Дневник плохой мамаши
8. Рейнольдс/Ровер
Всего ответов: 248
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 18
Гостей: 6
Пользователей: 12
moa Elfo4ka Maiya GASA LeLia777 masha7777 барон Солнышко yarina Небо zoya Ivetta


Изображение
Вверх