Творчество

Kicks-2. Новая партия
17.10.2017   17:47    
Два месяца спустя

Эдвард

Я курил, опершись о машину, когда на пороге здания суда появились Аро и Чарли. Вольтури широко улыбнулся, едва увидел меня. А шериф, правда теперь уже бывший, не разделял хорошее настроение своего адвоката.

- Все обвинения сняты, - гордо сообщил Аро, когда они с Чарли подошли ко мне. – Но я бы на вашем месте подал жалобу на судью. Как ни крути, а он своей некомпетентностью сломал вам карьеру. Да и время, проведенное в тюрьме, вам никто не вернет.

- Не хочу, - буркнул Чарли и потер тыльной стороной ладони поседевшие усы. - Поеду домой.

- Я подвезу, - предложил я, но тесть покачал головой.

- Хочу немного пройтись.

Я смотрел вслед шерифу и думал о том, как сильно он постарел за те месяцы, что мы не виделись. Казалось, мужчина взвалил на свои плечи тяжелый груз ответственности за все случившееся. Даже за смерть Пола, хотя и не был напрямую виновен в этом. Теперь уже и официально.

Фил с лихвой отплатил мне за выходку Рене, добившись пересмотра дела шерифа. Был назначен другой судья, который не счел имеющиеся в деле улики достаточными для обвинения и вернул материалы на доследование.

Аро тоже не сидел без дела. Вместе с нанятым им частным детективом он активно участвовал в новом расследовании, в ходе которого нашелся свидетель, видевший, как накануне убийства Пола около дома шерифа крутился неизвестный, похожий по описанию на Сэма Улея, того самого, который на то время был подследственным по делу о групповом изнасиловании.

Эти показания косвенно подтверждали версию Чарли Свона о краже револьвера. А когда Сэма задержали, чтобы доставить в участок для опознания, он пытался бежать и был застрелен. Умер на месте. А жаль! Как бы мне хотелось, чтобы эта сволочь подыхала долгой и мучительной смертью за то, что он сотворил с Джасом.

Но все случилось так, как случилось. Я не в силах был этого изменить. И все же в душе радовался. Уже двоих подонков жизнь наказала.

- Судья счел попытку побега Сэма частичным признанием вины и снял с Чарли все обвинения. Дело об убийстве Террона вернули на доследование, но не думаю, что оно когда-нибудь будет раскрыто, - продолжал Аро.

- А как насчет Джаса? Ведь Эмбри и Блэк все еще на свободе. Неужели они не ответят за все? – я едва сдерживался, чтобы не кричать, но злость за несвершенное правосудие накатывала черной волной.

- Эмбри пока так и не удалось найти, - виновато проговорил Вольтури. Он до сих пор не мог себе простить, что не получилось наказать подонков. – А Блэк… Прости, Эдвард, но я бессилен. Принудительное лечение - это все, чего удалось добиться. Повторная экспертиза подтвердила первоначальный диагноз.

Резко развернувшись, я с силой врезал кулаком по дверце машины и зарычал от осознания собственного бессилия.

- Тише, Эдвард, - попытался успокоить меня Аро, схватив за плечи и удерживая от необдуманных действий. – Я понимаю, что ты чувствуешь, но…

- Да ни черта вы не понимаете! – заорал я.

- Не кричи, - одернул меня мужчина, оглядываясь по сторонам.

Я заткнулся, озираясь. Возле здания суда было полно полицейских, которые уже настороженно смотрели в нашу сторону.

- Понимаю, что ты чувствуешь, - повторил Аро. – И тоже не согласен с тем, что происходит. Но криками и истериками ничего не изменить.

- Родители Блэка опять заплатили, - прошептал я, едва справившись с гневом. – Почему деньги решают все?

- Не все, Эдвард. – Аро покачал головой. – Я лично разговаривал с врачом, возглавлявшим комиссию. Диагноз тот же, что и у кузена Джейка, Сэта, если не ошибаюсь: маниакально-депрессивный психоз. К тому же выяснилось, что их дед в свое время неоднократно проходил лечение. – Мужчина пожал плечами. – Скорее всего, это наследственное. И тут уже ничего поделать нельзя.

- Черт, - прошипел я. До последнего у меня была надежда, что психушка лишь прикрытие для этого урода. Я верил, что Аро удастся доказать его вменяемость. Но теперь эта вера умерла. Единственное, что в моих силах – сделать так, чтобы больница стала для Блэка адом, из которого эта сволочь уже не выберется никогда.

- Что ты задумал? – недоверчиво глядя на меня, спросил Вольтури.

- Ничего, - выдохнул я.

- Эдвард, прошу, только не надо делать глупости. Не хочу стать еще и твоим адвокатом.

Я усмехнулся, хотя звук, вырвавшийся из моего горла, больше был похож на скрип старой двери.

- Да уж, меня такая перспектива тоже в восторг не приводит.

- Значит, договорились. – Аро улыбнулся и похлопал меня по плечу. – Передавай привет родителям. Скажи, что я заеду на днях. Давно не тренировал мозг за шахматной доской с твоим отцом.

- Обязательно передам. Папа будет рад. Он все еще не может смириться с тем, что ему пришлось отойти от практики. Не знает чем себя занять.

- Как это чем? – удивился адвокат. – Пускай нянчится с внуками. Уж вы-то с сестрой постарались.

Я засмеялся. Аро был прав. Детишки не давали Карлайлу совсем закиснуть в новой жизни без любимой работы.

- Один минус: он их редко видит.

- А вы с Элис не собираетесь вернуться в родные пенаты? – поинтересовался мужчина.

- Как же, уедет она из своей Италии. Мечтала же с детства о Риме. Вот и дорвалась.

- А ты?

Я молчал, не зная, что ответить. Не раз мне в голову приходила мысль о том, чтобы вернуться в Форкс. Я очень скучал по родителям, особенно теперь, когда мама приняла Джаса, и наши отношения больше не казались ей чем-то извращенным. Но я также боялся даже заикнуться об этом. Имею ли я право предлагать Джасперу вернуться в город, который принес ему столько боли? Слишком много плохих воспоминаний связано у Хейла с Форксом. Да что там воспоминания… Вся его жизнь в этом гребаном городишке была сплошным кошмаром. Ну разве что за исключением нашей любви.

- Вряд ли, - негромко произнес я, заметив, что Аро все еще ждет ответа на свой вопрос. – Уж лучше родителей заберу в Канаду. Если они, конечно, захотят.

- А что, неплохая идея. Я вот тоже подумываю, а не пожить ли мне какое-то время у сына в Нью-Йорке. Скучаю по нему и по внукам. А жизнь… Она такая. В любой момент может оборваться.

Аро замолчал. Мы оба понимали, что разговор внезапно перешел в совершенно другое русло и веселого в нем мало.

- Ладно, – Вольтури вздохнул. – Поезжай домой, Эдвард. Если я что-то узнаю про Эмбри, обязательно свяжусь с тобой.

- Спасибо, - ответил я и сел в машину.

Однако домой не поехал. Мне нужно было какое-то время, чтобы прийти в себя. А если точнее… Я боялся. До смерти боялся посмотреть Джасу в глаза. Не знал, стоит ли рассказывать ему про Блэка. Скорее всего, нет. Не нужно ему это знать. Да он и не хотел бы. Ни разу после той ночи, когда Джас откачал меня, мы не вспоминали о том, что с ним произошло. Мы оба пытались забыть об этом. Не знаю как Хейлу, а мне это удавалось плохо. Точнее, не удавалось совсем.

Кошмары приходят во сне, когда сознание обнажено и беззащитно. Раз за разом оказываюсь в том подвал и вижу Джаса, истерзанного, полуживого, умоляющего не причинять ему боли. И вновь опускаюсь рядом с ним на колени, боясь прикоснуться, чтобы не испугать. Шепчу его имя, а горло сдавливает ужас от осознания того, что могу потерять самое дорогое навсегда. Просыпаюсь, судорожно хватая ртом воздух. Понимаю, что Джас теперь в безопасности, рядом со мной, но отчаянно нуждаюсь в подтверждении. Прижимаюсь к нему, прислушиваюсь к размеренному дыханию, впитываю тепло его тела. Боюсь уснуть. Просто лежу рядом. Незаметно минуты превращаются в часы, и вот уже первые солнечные лучи разгоняют мглу. Она сопротивляется, не желая сдавать позиции, но проигрывает вновь и вновь. Растворяется, исчезает, трусливо отползает на другую сторону планеты. И лишь тогда, на границе нового дня, позволяю себе снова провалиться в сон, чтобы проснуться теперь уже не от страха, а от нежного прикосновения теплых губ любимого мужчины. Открыть глаза, увидеть улыбку и задохнуться от счастья, услышав чуть хриплый шепот: «Люблю».

Джаспер

- Уснула? – поинтересовался я, заметив Карлайла на пороге кабинета, предоставленного мне во временное пользование. Он кивнул и прикрыл дверь, а я вернулся к прежнему занятию. Один из известнейших музыкальных журналов Америки решил напечатать в новом номере большое интервью с солистом популярной группы. В Лос-Анджелес я отказался ехать, а номер уже на следующей неделе. Поэтому мне прислали кучу вопросов по электронке. И ответить надо в течение дня. Вот и пришлось сидеть за ноутбуком, вместо того чтобы общаться с родными.

Я снова пробежался взглядом по тексту на мониторе. Многие из вопросов были связаны с моим прошлым, а значит требовалось тщательно продумать ответы, которые не противоречили бы легенде, придуманной для меня пиар-агентами. Задача не из приятных, но это намного лучше, чем реальные воспоминания. Очень часто мне и в самом деле хотелось, чтобы придуманная история оказалась настоящей.

Хотелось стать Джаспером Хейлом, который вырос в обычной семье: мама, папа, сестра. Учился в школе посредственно, не лучше и не хуже других. А музыка была его единственной страстью.

Уж не знаю, каким образом Лорану удалось замять историю убийства Питера, но об этом ни разу не упоминалось ни в одном печатном издании. Да и в интернете информация не появлялась, что еще больше удивляло меня. И вообще, создавалось впечатление, что часть моей жизни до встречи с Лораном теперь была стерта. Жаль, что нельзя при помощи денег так же стереть и память.

Хотя… Даже если бы существовала такая возможность, вряд ли я согласился бы. Ведь тогда пришлось бы уничтожить и воспоминания об Эдварде: наше знакомство, те чувства, которые я испытывал находясь рядом с ним, но не имея возможности прикоснуться, рассказать о своей любви. А потом первый поцелуй, когда я, словно обезумевший, прижимался к нему всем телом и не мог насытиться вкусом его губ. Ведь именно те минуты удержали меня на краю пропасти. И пусть они были с горьким привкусом трагических событий, произошедших в тот день, но именно тогда моя жизнь обрела новый смысл.

Тряхнув головой, я прочитал очередной вопрос:

«Трудно ли вам, открытому гею, приходилось в школе?»

Черт! Так хочется послать этого интервьюера куда подальше. Да кому какое дело до того, что было много лет назад? Но нет, я не могу этого сделать. Я – личность публичная и обязан отвечать на дурацкие вопросы только потому, что поклонники жаждут узнать о моей жизни все до последней мелочи.

Что ж, не буду рассказывать о том, что скрывался как мог, только бы никто не узнал о моей сексуальной ориентации. Потому как Форкс не смирился бы с таким положением дел. События годовой давности доказали это.

Потерев ладони и несколько раз сжав и разжав пальцы, я начал печатать ответ:

«В общем-то, нет. В современном обществе геи уже давно не воспринимаются как нечто опасное. Наверное, мне просто повезло родиться в то время, когда сексуальная ориентация не является определяющим критерием личности».

- Господи, какой бред, - прошептал я, поражаясь своим же словам. Неужели кто-то поверит в это? Ни один мальчишка, даже сейчас, в условиях тотальной толерантности к разного рода меньшинствам, не осмелится заявить открыто, что он гей, если не будет полностью уверен в своей безопасности. Но кто я такой, чтобы в чем-то обвинять общество?

Отмахнувшись от собственных мыслей, я перешел к следующему вопросу, который оказался намного приятнее предыдущего.

«Что для вас музыка?»

С легким сердцем я начал отвечать:

«Это моя жизнь. Еще лет в двенадцать стоило взять в руки гитару, как я чувствовал свободу. Каждая нота, каждый аккорд, каждое прикосновение к прохладным струнам дарили невероятное ощущение полета. Душа словно отрывалась от тела, исчезало плохое настроение, неприятности отступали, словно их и не было. Так и сейчас. Музыка наполняет меня, а я делюсь ею с другими. Хотя, признаться честно, никогда не думал, что свяжу свою жизнь со сценой. Если бы не встреча с Алеком, то вряд ли музыка стала бы моей профессией».

- Джас, повлияй на свою сестру! – с громким воплем в кабинет ввалился Эммет.

- Не отвлекай Джаспера! – последовал звонкий голосок Розали. – И вообще, не смей мной командовать!

Я поднял голову и наткнулся взглядом на злобно пыхтящего Маккарти. Тот с размаху плюхнулся в кресло и уставился на меня.

- Представляешь, ей взбрело в голову отправиться на твой концерт завтра! Вот спрашивается, есть ум у этой женщины или во время беременности мозг отключается?

- Прекрати так говорить обо мне, Эммет. Иначе я за себя не ручаюсь, - предупредила мужа Рози, неспешно вплывая в кабинет.

- И что ты сделаешь?

- Я… Я…

Розали безуспешно пыталась придумать страшное наказание для Эммета, но, видимо, ничего особенно ужасного ей в голову не приходило. Тогда она повернулась ко мне и жалобно проговорила:

- Я хочу послушать, как ты поешь.

- Ты уже слышала. – Маккарти не сдавал позиций. – Да и это не последний концерт. Успеешь еще.

- А я хочу этот послушать.

- А я запрещаю! – грозно пробасил Эммет. – Тебе рожать со дня на день, а ты собралась лезть в толпу!

- Да ни в какую толпу я не полезу! Я же сказала, что у нас билеты на VIP-места, но ты же так упиваешься властью надо мной, что вообще ничего не слышишь.

- Ну, вообще-то, Эммет прав, Роуз, - неуверенно проговорил я, виновато глядя на сестру.

- И ты туда же! Не ожидала от тебя, братец. Сговорились, да? – Рози с трудом поднялась с дивана, на который всего пару минут назад с не меньшим трудом уселась, и, смешно переваливаясь с боку на бок, вышла из кабинета, обиженно ворча себе под нос.

- Ты слышал? – возмущенно спросил Маккарти, как будто у него внезапно появились сомнения в исправности моего слуха. – Она точно спятила. Видать, уровень гормонов влияет на здравый смысл.

- Просто она привыкла, что ты ни в чем ей не отказываешь.

- То есть я виноват, - то ли спросил, то ли констатировал Эммет. – Замечательно!

Я вздохнул, не зная, что ответить. Зато Маккарти решил выговориться за нас двоих:

- Я вообще перестал понимать ее в последние пару недель. То ей жарко, то холодно, то она хочет есть, то ее тошнит. То ей цвет стен в детской не нравится, надо срочно перекрасить. Причем немедленно, в два часа ночи! Теперь вот концерт. Сколько раз можно было поехать в Канаду, но это, видите ли, не то. Ей надо в Сиэтле тебя послушать. Прям генератор бредовых идей, а не будущая мама.

Я расхохотался, стоило представить Эммета за покраской стен.

- И как? – выдавил я, вытирая выступившие на глазах слезы.

Эммет вопросительно приподнял брови.

- Стены как? – уточнил я. – Перекрасил?

Маккарти тяжело вздохнул и кивнул.

- А что мне оставалось делать? Все равно не дала бы спокойно спать.

Я заржал еще громче, видя безысходность в глазах друга.

- Но знаешь, что самое обидное?

Я помотал головой не в состоянии говорить.

- На следующий день она купила занавески, и их оттенок совершенно не сочетался с новыми стенами. - Эммет попытался скопировать тон Розали, чем насмешил меня еще больше, хотя мне казалось, что хуже быть уже не может.

- Т-только н-не говори, - заикаясь от смеха выдавил я, - что опять п-приш-шлось п-перекрашивать.

- А ты попробуй поспорить со своей сестрицей, - обиженно буркнул Маккарти. – Я попытался, так она такой рев закатила, что у меня уши в трубочку свернулись.

Это стало последней каплей. Я просто сполз под стол от смеха. Живот уже сводило, но остановиться я не мог.

- Кому это тут так весело? – донесся до меня голос Карлайла. – Обидели девочку, а сами теперь развлекаетесь?

Я с трудом выбрался из-под стола и уселся в кресло.

- Да никто ее не обижал. Просто ей захотелось сходить на концерт, а мы попытались объяснить, что это не очень хорошая идея.

- Лично я как врач не вижу никаких противопоказаний, - сообщил Каллен-старший, опускаясь на диван. – Для Розали сейчас гораздо важнее положительные эмоции, нежели гиперопека.

- Но это же не концерт камерной музыки! – возмутился Эммет. – Это рок-концерт!

- Насколько я понял, Рози не собирается прыгать под сценой в толпе фанаток.

- И что?

- А то, Эммет, что твоей жене абсолютно противопоказано сейчас расстраиваться. Я настоятельно рекомендую сделать все, чтобы она перестала плакать. А завтра сопроводить ее на концерт и постараться устроить все с наибольшим комфортом.

Маккарти ничего не оставалось, кроме как подняться и пойти к жене, но мне показалось, что я отчетливо услышал зубовный скрежет. Мы с Карлайлом сочувственно переглянулись. Все-таки беременная женщина – мощное оружие по уничтожению мужского самообладания.

- Что-то Эдварда долго нет, - проговорил Карлайл, когда за Эмметом закрылась дверь, а я окончательно отошел от истерики. – Надеюсь, там все обойдется.

- Конечно обойдется. Аро знает свое дело. И раз уж он взялся, обязательно доведет до конца.

- Это вообще абсурд какой-то, - возмутился Карлайл. – Чарли никогда бы не сделал такого. Я давно знаю его и ни на мгновение не поверил в то, что он способен убить кого-то.

Мне не нравилась затронутая Калленом-старшим тема, но я старался не подавать виду. Однако и поддерживать разговор не мог. Просто не знал что сказать. Я никогда не сталкивался с шерифом лично, если не считать нескольких часов моего заключения, а потому ручаться за его невиновность не стал бы. Но я верил Карлайлу, поэтому просто понимающе кивал.

- Никогда не думал, что скажу такое, - продолжил Карлайл, - но даже если бы шериф сделал то, в чем его обвиняют, не стал бы осуждать. Если уж закон бессилен…

Мужчина замолчал, но недосказанность повисла в воздухе плотной завесой. Я нервно сглотнул, вспомнив тот кошмар, и сжал пальцы в кулаки. Было больно осознавать, что те сволочи не понесли заслуженного наказания, но, признаться, я никогда и не верил в иной исход.

- Прости, Джаспер, - извиняющимся тоном проговорил Карлайл. Видимо, мне не удалось скрыть свои истинные ощущения. – Я не должен был затрагивать эту тему.

- Нет-нет, ничего страшного. Я уже… смирился, что ли, - попытался оправдаться я. – Это было, никуда не денешься. Не хочу, чтобы прошлое заставляло родных мне людей продумывать каждое слово, прежде чем произнести его.

- Я всегда чувствовал в тебе внутреннюю силу, сынок, - проговорил Карлайл, подойдя ко мне и положив руку на плечо.

И фраза, в общем-то, ничего не значащая, но мне почему-то вдруг стало так тепло. Все-таки очень важно знать, что в тебя верят. Помогает, когда начинаешь сомневаться в собственных силах.

- Новое интервью? – резко переведя тему, спросил мужчина, кивая на монитор.

- Угу.

- Наверное, так даже лучше, когда есть время обдумать ответ.

Я лишь кивнул. А смысл отвечать, когда ответ очевиден?

- Ладно, Джас, не буду тебя отвлекать.

Карлайл погладил меня по голове, а мне отчаянно захотелось обнять его, чтобы почувствовать отцовскую поддержку. Каллен-старший уже давно стал мне родным. И хотя воспоминания о моем отце еще балансировали где-то на краю сознания, все же они были едва ощутимы. А мне так не хватало защищенности, которую могут подарить только родители.

Карлайл почувствовал, что я тянусь к нему. Он обнял меня за плечи и продолжил гладить едва заметно дрожащей рукой по волосам. Мы ничего не говорили, но уверен – он думал о том же, что и я. Теперь мы одна семья.

Эдвард

Когда я остановил «вольво» около дома, уже перевалило за полночь. Я даже не заметил, что несколько часов колесил по окрестностям, а когда очнулся, тут же помчался домой. Все ждали новостей о деле Чарли, и мне стало стыдно, что я в очередной раз трусливо сбежал от проблем, вместо того чтобы открыто посмотреть им в глаза.

Многочасовые раздумья привели меня к мысли, что Джаспер имеет право знать правду, какой бы горькой она ни была. Он сильный, он справится. А если не сумеет сам, я помогу. Обязательно помогу.

В доме было тихо. Раздевшись, я прошел в гостиную и заметил тоненькую полоску света, проникавшую из-под двери кабинета. В комнате было тихо, но я все же заглянул внутрь.

Карлайл сидел за столом и что-то печатал на ноутбуке.

- Эдвард, ну слава Богу, - негромко, но с явным осуждением проговорил он, едва заметил меня. – Где ты был? Мы переживали. Телефон не отвечал.

Я автоматически полез в карман за мобильным и только сейчас вспомнил, что перед заседанием, еще до того как выяснилось, что оно будет закрытым, установил беззвучный режим.

- Прости, па, мне надо было побыть одному.

- Что-то случилось? С Чарли?

- Нет, - поспешил успокоить я. – Его полностью оправдали.

- Тогда что?

- Повторная комиссия признала Блэка невменяемым, и все, что он получит за свои зверства – принудительное лечение в клинике. Уверен, это будет очень дорогая клиника. Папаша не пожалеет денег. – Карлайл молчал, но в его взгляде я видел разочарование. – Представляешь? Пожизненный курорт. Страшная кара для садиста, правда?

Я подошел к бару и плеснул немного виски в стакан.

- Поверить не могу, что все закончилось именно так. – Залпом осушил содержимое стакана, но ничего не почувствовал. Только опустошение и растерянность. – А Джас… Как я скажу ему? Что будет чувствовать он, если даже мне так паршиво?

- Знаешь, сынок, - начал Карлайл, подходя ко мне и садясь рядом на диван. – Мне кажется, Джаспер уже смирился с тем, что этот мир слишком несправедлив. Особенно к нему. И ты намного острее воспринимаешь все, нежели он сам. – Отец положил руку мне на колено. – Не стоит подогревать в нем ненависть. Просто помоги ему забыть обо всем.

- То есть ты предлагаешь вообще ничего ему не говорить? Просто продолжать спокойно жить, зная, что ни один из этих подонков не понесет заслуженного наказания?

- Думаешь, будет лучше накручивать и себя, и Джаса? А какой в этом смысл?

Я стиснул зубы, не зная, что ответить.

- Я отлично понимаю, что ты сейчас испытываешь. Гнев, ярость, бессилие что-либо изменить.

- Да, папа, именно!

- Хочешь, чтобы и Джас чувствовал то же самое? Заново переживал случившееся и жаждал мести? Такой жизни ты хочешь для того, кого любишь?

Слова отца задели меня за живое, но я боялся признаться даже самому себе в его правоте. А Карлайл продолжал:

- Знаешь, я до сих пор не могу простить твою мать за то, как она повела себя, узнав про вас с Джаспером. Когда она своим волевым решением практически лишила меня сына. По сей день во мне кипит злость, стоит вспомнить о тех месяцах, когда я умолял ее позвонить тебе, попросить приехать. Сам я физически не мог набрать номер из-за переломов.

- Но ведь все закончилось, пап. – Я не мог даже близко сопоставить эти две ситуации. Но Карлайл, видимо, думал иначе.

- Представь, если бы я сейчас не сдерживал свои эмоции и изо дня в день продолжал обвинять Эсми во всем случившемся. Во что превратилась бы наша жизнь? Смогли бы мы вновь стать семьей, крепкой и любящей?

- То есть ты предлагаешь простить этих мудаков и пожелать Блэку счастья?

- Нет, простить такое невозможно. Но и жить, постоянно подогревая свою ярость… Это не тот путь, который я пожелал бы для тебя.

На несколько минут я замолчал, анализируя услышанное. Трудно признавать, что отец прав, но иного выхода у меня просто не было.

- Что мне делать, пап? – Я отчаянно нуждался в совете. – Говорить Джасу про Блэка или нет?

Карлайл вздохнул, словно ему тяжело давались слова, которые он собирался произнести. Однако, когда папа заговорил, голос звучал ровно и спокойно.

- Предоставь этот выбор ему самому. Пусть Джаспер сам решит, хочет он знать о судьбе своих обидчиков или нет. Если спросит, расскажи ему правду. Не скрывай ничего.

- А если нет? Если не спросит?

- Если не спросит, значит, не хочет знать.

Как все просто у Карлайла. Почему я не могу принять его вариант? Почему желание прямо сейчас поговорить с Джасом такое непреодолимое? Или же папа прав, и это всего лишь мои эгоистические мотивы? Может, мне эта месть нужна гораздо больше, чем Джасперу?

Отец ушел, оставив меня наедине с моими мыслями. Поначалу мне показалось, что это слишком жестоко с его стороны. Он ведь так и не помог решить мою дилемму. Но спустя какое-то время я понял, что Карлайл все сделал правильно. Как всегда, мне просто нужно время, чтобы справиться с эмоциями и принять верное решение. Облегченно вздохнув, я поднялся наверх и тихо вошел в нашу с Джасом спальню.

Эбби сладко посапывала, чуть причмокивая во сне. Я поправил одеяльце, сбившееся в ноги, и малышка заворчала, недовольная тем, что кто-то бесцеремонно нарушил ее спокойный сон.

- Ты где был? – Я вздрогнул, услышав шепот Джаса. Мне-то казалось, что он спит. Но он сел на кровати и, подтянув колени к груди, обхватил их руками.

- Ты чего не спишь? Тебе же вставать на рассвете.

- Как шериф?

- Все обошлось. Обвинения сняты. - Я разделся и лег в кровать. Сил на душ у меня просто не осталось. – Давай спать.

- Ты так и не сказал, где тебя черти носили, - напомнил Джас, укладываясь рядом со мной на бок и подперев голову рукой. Я улыбнулся. Его тон шел в разрез со словами. Вот паршивец, даже ругаться умеет так сладко, что мне тут же хочется впиться в его губы и целовать до потери сознания.

- Да так, ездил по городу. Нужно было обдумать кое-какую информацию, полученную от Аро.

Я понимал, что ступил на опасную дорожку, ведь медленно, но верно подводил диалог к той теме, которую отчаянно боялся затронуть. Уверен, Джас прекрасно понял предмет нашей с Вольтури беседы.

- Не поделишься?

Сложно было сдержаться. Хотелось выговориться. Но я вспомнил слова Карлайла и все же решил предоставить Джасперу выбор, о котором говорил отец.

- Завтра, - выдохнул я. – Если все еще будет желание, я расскажу тебе.

Я вглядывался в лицо Хейла, освещенное тусклым лунным светом, проникавшим сквозь полупрозрачные занавески, пытаясь разгадать мысли любимого. Он отвел взгляд и кивнул. В эту минуту я точно знал, что Джаспер понял меня.

- Хорошо, - прошептал он. – А сейчас давай спать. Мне действительно очень рано вставать.

Джас перевернулся на другой бок, и я по привычке обнял его, прижимаясь всем телом. Уткнувшись носом в мягкие волосы, глубоко вдохнул их пьянящий аромат, вспоминая, как мы впервые спали вместе в этой постели. В ту ночь я до дрожи в теле боялся, чтобы Джас не проснулся. Думал, что получу в глаз за такую вольность. Но также помнил, насколько неуемным было желание ощущать Хейла так близко. До сих пор не понимаю, как мог быть таким слепым, чтобы несколько лет не замечать его чувств ко мне.

И если бы не трагедия с Питером, узнал бы я когда-нибудь? Осмелился бы Джас открыться мне или так и таился бы до выпускного, а потом просто отпустил меня на другой конец страны?

Странно было осознавать, что именно благодаря тому жуткому случаю мы с Джаспером обрели то, что у нас есть сейчас.

Я провел ладонью по черным волосам. Как мне хотелось вернуться в то время, когда мы были мальчишками, которые мечтали лишь о том, чтобы урвать несколько часов уединения. Запереться в гостевом домике миссис Арнольдс и наслаждаться сексом. То время было, пожалуй, самым счастливым. И я не зря боялся выпускного. Точнее, того, что последует за ним. Ведь если бы мы остались в Форксе или хотя бы поступили в один университет, многое не случилось бы. Джас не познакомился бы с этим малолетним придурком Сетом, тот не влюбился бы в Хейла и не попытался покончить с собой. Джас не стал бы мишенью для жестокой мести, а я не женился на Белле. Ведь переспал-то с ней по глупости. Просто потому что был обижен на Джаса.

Черт! Опять меня занесло в такие дебри, что не выбраться без потерь для психики. Если бы… Если бы… Сколько можно издеваться над самим собой, пытаться придумать способ избежать того, что уже случилось? Пора бы уже понять, Каллен, что прошлое не изменить. Ты сам изменился. И Джас уже не такой, как прежде. Нет больше того мальчишки с золотистыми волосами.

- О чем думаешь?

Я улыбнулся. Не зря у меня часто было такое ощущение, что этот паршивец слышит мои мысли. Вот и сейчас: я ничем себя не выдал, а он точно знал, что не сплю.

- Соскучился по твои волосам, - ответил я, перебирая пальцами черные пряди. – Почему бы тебе не перестать краситься?

Джас медленно перевернулся на другой бок и теперь лежал ко мне лицом, глядя прямо в глаза.

- Еще не время, - прошептал он в ответ. – Я пока не готов.

Я ничего не сказал, просто прижал Джаса к себе. Я стану терпеливо ждать, когда ему больше не нужно будет прятаться за новым образом. Когда он освободится от своих демонов и вернется ко мне. Прежний. А я буду любить его, любого, даже если завтра он перекрасится в зеленый и сделает татуировку на все тело.

Я улыбнулся своим мыслям. Не знаю почему, но мне вдруг стало так легко. Дилемма разрешилась сама собой. Я точно знал, что ничего не расскажу Джасперу про Блэка, потому что он хотел забыть. И я помогу ему в этом. Никогда больше мы не вспомним о том ужасе, который пришлось пережить. А жизнь сама накажет виновных, как наказала Пола и Сэма.

Я отпустил то, что разрывало меня изнутри, и знал, что не будет больше ночных кошмаров. Впервые за несколько месяцев я уснул, не опасаясь ничего.

**********


Обсудить на форуме

 
Источник: http://www.only-r.com/forum/43-75-1
СЛЭШ и НЦ nnatta Dilemma 598 2
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Когда я был моложе, я всегда хотел быть рэпером. Но я даже не надеялся стать им, я никогда не был достаточно угрожающим."
Жизнь форума
❖ Вселенная Роба - 8
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Флудилка 2
Anti
❖ Затерянный город Z/The...
Фильмография.
❖ Позитифф
Поболтаем?
❖ Ковен Знамений
Переводы (18+)
❖ Девушка в моей голове
Мини-фанфики (18+)
❖ Фильмы,которые мы посм...
Фильм,фильм,фильм.
Последнее в фф
❖ Ковен Знамений. Глава ...
Переводы
❖ Он разгадал мою печаль...
Стихи.
❖ Осенние стихи
Стихи.
❖ Предложение
Стихи.
❖ Король и пешка. Ауттей...
Герои Саги - люди
❖ Король и пешка. Ауттей...
Герои Саги - люди
❖ Король и пешка. Бонус-...
Герои Саги - люди
Рекомендуем!
5
Наш опрос       
Оцените наш сайт
1. Отлично
2. Хорошо
3. Ужасно
4. Неплохо
5. Плохо
Всего ответов: 224
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 9
Гостей: 7
Пользователей: 2
Маришель Галина


Изображение
Вверх