Творчество

Kicks
29.05.2017   22:09    
Эпилог

Эдвард


Выйдя из своей комнаты, я столкнулся в коридоре с Элис. Со дня ее возвращения со стажировки в Италии она едва ли сказала мне несколько связных предложений, и то это трудно было назвать нормальным общением между братом и сестрой, по крайней мере таким, которое было у нас раньше. Но с того момента как Эл узнала про предстоящую свадьбу, она не просто избегала встречи со мной - шарахалась при каждом моем появлении. А если вынуждена была находиться со мной в одном помещении, то это неизменно заканчивалось нашей ссорой. Как несколько дней назад.

Мы сидели в гостиной, когда маме приспичило задействовать Элис в подготовке торжества, а именно – подобрать скатерти для столов, цветы и прочие мелочи. Не зря же сестренка мечтала стать дизайнером интерьеров. Сначала она с интересом разглядывала альбом с образцами тканей, но когда я все же решился войти в комнату, зыркнула на меня злющим взглядом и сказала Эсме, что не сможет помочь, потому как внезапно потеряла вдохновение. Однако мама не уловила резкую перемену в настроении своей дочери и произвела контрольный выстрел в систему обороны Элис, предложив быть на свадьбе подружкой невесты, учитывая, что подруг в Форксе у Беллы нет. Мелкая едва не снесла меня, когда вылетала из гостиной, ворча под нос ругательства, а чуть позже я попытался еще раз поговорить с ней, но она посоветовала сходить туда, где еще не ступала нога человека, то есть в жопу. Я обалдел, потому что никогда не слышал, чтобы мой любимый эльф ругалась так открыто и явно, но предпочел не доводить ее до бешенства и удалиться. В конце концов я был благодарен Розали за то, что она согласилась быть подружкой невесты, иначе Белла чувствовала бы себя одиноко и неуверенно, ведь даже ее мать отказалась приехать.

Я вообще не понимал Рене. Как можно настолько безразлично относиться к своей дочери? И чем мог так прогневать ее мой отец, что она готова была на все, только бы не принимать меня в качестве зятя?

- Элис, не думаешь, что нам надо поговорить? – не выдержал я и обратился к сестре.

- О чем? – бросила она, остановившись на пороге своей спальни и обернувшись ко мне.

- Слушай, мне и так нелегко сейчас, еще и ты…

- А чего ты ждал от меня? Что я стану рассыпаться в поздравлениях тебе и твоей будущей жене?

- Нет, но можно же хотя бы не так открыто демонстрировать мне свое презрение, - прошипел я, понимая, что разговора нормальным тоном не выйдет. И хотя я осознавал, что не стоит срывать на Элис свою злость, но и она не делала ничего, дабы ситуация изменилась.

- Да пошел ты! – бросила сестра и хотела захлопнуть дверь прямо перед моим носом, но я подставил ногу, помешав ей это сделать, а затем протиснулся внутрь.

- Элис, ты же моя сестра! Как ты можешь так поступать со мной?

- Ты еще спрашиваешь? – прошипела она.

- Да, спрашиваю. Потому что не понимаю тебя! Даже Рози так себя не ведет, а ведь она его сестра!

- Потому что Рози в принципе не может ненавидеть никого. После всего, что произошло с ней, она готова любить всех, кто не причиняет ей вреда.

- А ты? Ты ненавидишь меня? – спросил я тихо, боясь услышать правду.

Элис уставилась на меня озадаченным взглядом, пытаясь найти правильный ответ. Мне показалось, что в первый момент она хотела сказать «да», но что-то остановило ее. И лишь спустя несколько минут она снова заговорила:

- Я не знаю, Эдвард. С одной стороны, я горжусь твоим решением. Ты не отказываешься от своего ребенка, пусть и не любишь Беллу. - Элис сказала это настолько уверенно, что я удивился, откуда она все знает. – Но с другой… Я никогда не смогу смириться с тем, как ты поступил с Джасом. Он не заслужил такого. А мне больно осознавать, что он страдает.

- Как и я… - шепот сорвался с моих губ и словно выжал из меня последние капли силы. Я почувствовал, что больше не могу притворяться. Я не хочу жениться на Белле, я все еще желаю Джаса, я сожалею о своей ошибке. Но исправить ничего не могу.

- Я не буду тебя жалеть, - ровным голосом проговорила сестра. – Прости.

- Я понимаю, - только и смог ответить я, прежде чем выйти из комнаты.

***

- Эй, Каллен, ну где тебя носит?! – заорал Майк Ньютон, как только я ответил на звонок. – Мы уже чертов час ждем тебя!

- Уже подъезжаю, - бросил я и, отключив телефон, кинул его на пассажирское сиденье.

Разговор с Элис отнюдь не улучшил мое настроение. Наоборот, теперь мне стало еще хуже. А осознание того, что я совершаю очередную непоправимую ошибку, крепло с каждой минутой. Завтра… Завтра все будет кончено. Всего несколько слов у алтаря, и моя жизнь изменится навсегда. Окончательно и бесповоротно. Я начал свой личный обратный отсчет до момента, когда сорвусь в пропасть…

- А вот и он! – закричал Майк, когда я вошел в бар. Я вообще не понимал, откуда он пронюхал про свадьбу. В этом заключается самый большой минус маленького городка - зачастую создается такое впечатление, что везде натыканы камеры скрытого наблюдения.

О том, что сегодня состоится мальчишник по случаю предстоящей свадьбы, я узнал всего пару часов назад. И хотя у меня не было никакого желания веселиться, мне пришлось появиться там, чтобы не вызвать подозрений. Оглядев присутствующих, я поморщился. Уже нетрезвые парни, мои бывшие одноклассники, нашли очередной повод повеселиться за чужой счет, потому как оплачивать вечеринку предстояло мне. Единственным человеком, которого я хотел здесь видеть, был Эммет, но он, похоже, тоже не испытывал огромной радости по поводу причины этого сборища.

Нацепив искусственную улыбку, я принял поздравления и сожаления по поводу моей женитьбы, а когда парни продолжили попойку, сел рядом с Маккарти.

- Ты не очень-то похож на счастливого жениха, - пробормотал друг, отхлебывая пиво из высокого бокала.

- Ты тоже не особо смахиваешь на радостного шафера, - в тон ему ответил я.

- Учти, я согласился только чтобы не провоцировать скандал. Все же я считался твоим лучшим другом.

- А это изменилось?

- А как ты думаешь, Каллен? – прошипел Эммет. – Извини, но я перестал понимать тебя.

Я вздохнул, осознав, что Маккарти едва сдерживается, чтобы не набить мне морду. Все, кого я люблю, отвернулись от меня. Я остался один. И только отец пока еще рядом, несмотря ни на что, хотя и он не согласен с моим решением.

До неприличия вульгарная стриптизерша подплыла к столику, где сидели мы с Эмметом, и начала вызывающе вилять бедрами прямо перед моим носом. Я поморщился, но не сделал ничего, чтобы прекратить этот цирк. Мне было все равно. Я словно умер…

Джаспер

Не знаю, зачем я позвонил сегодня Эммету и спросил насчет мальчишника. При этом я не сказал, что еще вчера приехал в Форкс, боясь, как бы об этом не узнал Каллен. Я еще не разобрался, хочу ли увидеться с Эдвардом до свадьбы. Но когда Маккарти упомянул о гулянке в баре «У Расти», не удержался и поехал туда. Мое появление не вызвало бы никаких подозрений, все таки мы с Эдвардом слыли лучшими друзьями. Но я не решался войти внутрь. Подглядывал через окно, как нищий, наблюдающий за богатой трапезой.

Каллен сидел за одним из столиков спиной ко мне, а возле него крутилась отвратительного вида дешевая шлюшка, наверняка выписанная из Порт-Анджелеса кем-то из парней. Сомневаюсь, что это сделал Эммет. Он сидел с таким похоронным видом, словно это был не мальчишник, а последний пир приговоренного к казни.

Не знаю, сколько я простоял там, тайно наблюдая за Эдвардом. В какой-то момент мне безумно захотелось войти в бар, заглянуть Каллену в глаза, увидеть там сожаление, но больше – любовь. Хотелось остаться с ним наедине, еще раз почувствовать, каково это – быть с любимым человеком. Но я так и не решился. Сел в арендованный автомобиль и вернулся в домик для гостей. К моменту моего возвращения миссис Арнольдс уже спала, а мне так нужно было поговорить с кем-то, кто понял бы мою боль, помог бы мне с ней справиться. И, словно почувствовав это, позвонил Деметрий.

- Как дела, Джас? – спросил он, как только я ответил на звонок.

- Паршиво, - бросил я. – Не стоило мне приезжать.

- Ты встретился с ним? – Дэм намеренно избегал упоминать имя Эдварда, зная, что мне и так тяжело.

- Видел в баре, но не смог подойти.

- Пойдешь завтра?

- Не знаю. Еще не решил. Хотя искренне подумываю о том, чтобы прямо сейчас уехать отсюда.

Мы еще долго говорили с Деметрием. Точнее, говорил я, а парень слушал меня, едва ли произнеся несколько слов, но я чувствовал его поддержку, знал, что не один, и от этого становилось немного легче.

Когда мы закончили разговор, я подошел к окну, все еще не включая света, какое-то время смотрел на улицу, тускло освещенную фонарями, прежде чем закурить. Решение было принято…

Эдвард

Я уставился на пол, не смея поднять глаз на присутствующих. Не хотел видеть радостные глаза Эсме, осуждающий взгляд Элис, сочувствие Карлайла и Розали. А непонимание Эммета било по самому больному, по сердцу, которое отказывалось следовать доводам разума. Но я все еще пытался уговорить самого себя, что не могу бросить Беллу и ребенка, которого она носит под сердцем… Своего ребенка!

С первыми звуками красивой мелодии я заставил себя обернуться и посмотреть на проход, устланный темно-синей бархатной тканью, по которому должна пройти моя невеста. И я увидел ее. В красивом белом платье она была похожа на ангела, плывущего над землей, едва касаясь поверхности. Ее огромные карие глаза были наполнены нежностью и любовью, а на губах играла смущенная улыбка. Белла смотрела на меня так пронзительно, что я не удержался и улыбнулся, на мгновение забыв обо всех своих сомнениях.

Но тут боковым зрением я заметил легкое, едва уловимое движение и, чуть повернув голову, увидел Джаспера. Хейл замер, глядя на меня. А передо мной вновь ожили картинки прошлой ночи: Джаспер в моих объятиях, его губы, жаждущие поцелуя, приоткрыты, а в глазах стоят слезы. Мы оба знали, что это наша последняя ночь. И у нас больше нет будущего. Все, ради чего мы боролись с целым миром, осталось позади, недосягаемой тенью пробуждаясь во снах.

На какое-то мгновение мне показалось, что я могу бросить все – гостей, свадьбу, Беллу – лишь бы вновь прикоснуться к любимому.

Я до последнего не понимал, что делал, когда сбежал с собственного мальчишника и долго колесил по пустынным улицам Форкса, пока не подъехал к дому миссис Арнольдс. А потом еще долго сидел в машине, глядя на темный гостевой домик, в котором мы с Джаспером были так счастливы. Но вдруг заметил крохотный огонек в окне кухни. Очень маленький, чуть красноватый, напоминающий тлеющую сигарету. Выскочив из машины, я перемахнул через невысокий заборчик и пробежал по любимому газону миссис Арнольдс к дому, дернул ручку и, открыв дверь, шагнул в темноту.

- Я думал, что ты так и просидишь там до самого утра, - раздался знакомый голос, при звуках которого мое сердце дернулось.

- Не ожидал, что ты приедешь, - пройдя в кухню, проговорил я.

- А я и не собирался. Просто в последнюю минуту поддался порыву. - Джаспер сидел на стуле, откинувшись на спинку и положив ноги на стол. – Но так и не решился подойти к тебе там, в баре.

- На мальчишнике?

- Да.

Я подошел вплотную к Джасу и положил руку на его плечо. Парень вздрогнул, но не отодвинулся, не поднялся, просто сделал еще одну затяжку и сбил пепел прямо на пол.

- Миссис Арнольдс взбесится, - заметил я.

- Зачем ты приехал сюда, Каллен?

- А ты?

Мы оба промолчали, не ответив на заданные вопросы, но знали, что нас все еще безумно тянуло друг к другу. Это была убийственная, разрушающая тяга, которой мы не могли сопротивляться. Не знаю, в какой момент произошел взрыв. Просто внезапно мы с Джасом набросились друг на друга как изголодавшиеся путники, измученные жаждой и палящим солнцем, нырнувшие в ледяное озеро, наполненное кристально чистой прозрачной водой. Это было безумие. Мы срывали одежду, впиваясь в кожу стальной хваткой, целовались, яростно терзая губы друг друга, цеплялись, как за спасательный круг в темном омуте глубины. Стоны, рычание, ругательства разрывали ночную тишину, а перед глазами проносились картинки из прошлого, счастливого прошлого, где мы с Джасом были вместе, любили друг друга неистово, страстно, нежно…

С наслаждением я целовал жесткие, но в то же время мягкие и податливые губы Джаса, упиваясь его теплотой и страстью, вдыхая пьянящий аромат мнимой свободы, вкладывая в свой поцелуй всю силу благодарности за щедрость. Он здесь, он приехал, чтобы подарить мне еще несколько часов любви, настоящей, не придуманной, горевшей в сердце.

Не помню, как мы оказались в спальне, как избавились от одежды. Все это прошло мимо моего сознания. И лишь жадные прикосновения горячих рук к моей коже имели значение. Требовательные губы и язык безошибочно отыскивали на моем теле самые чувствительные точки, доводили до безумия, заставляя кричать и задыхаться от бесконечного счастья единения с любимым. Но мне было мало, я хотел почувствовать Джаспера каждой клеточкой своего тела, разлететься на мельчайшие осколки, ощущая его плоть в себе.

- Пожалуйста, - взмолился я хриплым, срывающимся на стон голосом, когда пальцы Джаса, прохладные от смазки, проникли в меня. – Пожалуйста, я больше не могу.

Лицом к лицу, кожа к коже, глаза в глаза… Мощный толчок, и острая смесь боли и наслаждения, пронзившая меня насквозь как разорвавшийся снаряд, заставила забыть обо всем и вместе с тем навсегда запечатлеть в памяти это мгновение – самое сладкое и самое горькое. В мозгу билась одна единственная мысль – в последний раз… В последний раз я вижу перед собой сверкающие темно-синие глаза, влажные губы, припухшие от моих поцелуев, растрепанные вьющиеся волосы, тонкими прядками прилипшие ко лбу Джаса. В последний раз меня обжигает горячее дыхание. В последний раз я нахожусь в полной власти любимого мужчины – доверяю ему, раскрываюсь для него… В последний раз… Слезы жгут глаза, а горло словно сводит судорогой, мешая дышать. Я цепляюсь за плечи Джаспера, впиваясь в загорелую кожу ногтями, царапая, оставляя ярко-красные следы. Но на самом деле раню не Джаса, но себя, свою душу рву в клочья, свое сердце кромсаю на куски, самого себя раздираю до кровавых ран. Потому что ненавижу за собственную слабость, за те ошибки, которые совершил, за малодушие и беспросветную глупость.

Ненавижу Джаспера, потому что по-прежнему вижу в его глазах бесконечную любовь. Уж лучше бы он возненавидел меня так же сильно, как я сам. Мне было бы легче. Но нет. Он все еще любит, безоговорочно, открыто и искренне. И сам не может себе этого простить.

Кончив с хриплым приглушенным стоном сразу после меня, Джас поднялся, вышел из комнаты, а когда вернулся спустя минут десять, бросил мне влажное полотенце и так же молча снова удалился.

Когда же парень вновь появился в дверном проеме, в руке его были пачка сигарет и зажигалка.

- Последняя, - шепнул он, когда лег рядом со мной на кровать. Некоторое время просто крутил сигарету в пальцах, а я как завороженный смотрел на это восхитительное в своей красоте действо – длинные пальцы скользили по тонкой бумаге, разминая табак. Зажав кончик зубами, Джаспер чиркнул зажигалкой и поджег сигарету, делая глубокую затяжку, а спустя секунду вытащил ее изо рта и, приоткрыв губы, выпустил несколько дымовых колечек, которые какое-то время витали в воздухе, пока не растворились окончательно.

Сделав еще одну затяжку, Джас протянул сигарету мне. И вновь этот пресловутый последний раз. Последняя сигарета, выкуренная на двоих… Обхватив пальцами запястье Джаса, я поднес его руку к своему лицу и сделал затяжку, едва не застонав, когда пальцы Джаспера коснулись моих губ. Зажмурившись, я сдержал крик отчаяния и отпустил руку любимого. Однако он заметил мое состояние. Не мог не заметить!

Ну почему он молчит?! Стоит ему сказать всего одно слово, и я брошу все, поеду за ним хоть на край света, только бы быть рядом. Но в то же время я не хотел, чтобы Джаспер брал на себя ответственность за мою ошибку.

Затушив окурок в пустой пачке, Хейл бросил ее на тумбочку у кровати и уставился в потолок застывшим взглядом. Пространство и без того небольшой комнатки сжалось до ужасающих маленьких размеров, до размеров кровати, на которой медленно умирало наше с Джаспером будущее, а мне хотелось продлить его еще хотя бы на несколько минут. Повернувшись на бок, я приподнялся на локте и склонился над парнем, целуя его губы, на которых все еще ощущалась горечь сигаретного дыма.

Коснулся кончиками пальцев щеки, покрытой едва заметной щетиной, приятно царапавшей кожу, провел по скуле, обрисовывая контур, и все это время продолжал целовать Джаса, надеясь на взаимность. И даже зная, что перед смертью не надышишься, я все равно стремился продлить эту ночь, растянуть ее до бесконечности, которая раньше пугала меня, а теперь представлялась непозволительной роскошью.

И Джаспер сдался. Открылся для моих поцелуев, впуская мой язык в горячую глубину манящего рта. Я даже застонал, столкнувшись с его языком, но не спешил, отказываясь поддаваться банальной похоти. Я желал сполна насладиться вкусом поцелуев любимого мужчины, сладостью его кожи. Джас извивался подо мной, когда мой язык вылизывал каждый дюйм красивого тела, а руки распаляли еще больший огонь. Я знал, что чувствовал Джаспер: кровь густеет в жилах, превращаясь в расплавленное олово, воздух застревает в легких, перекрывая доступ к живительному кислороду, и тело напоминает сгусток энергии, готовый взорваться в любой момент. А я продолжал ласкать любимого, подводя его к краю пропасти, а когда вошел в него, едва не умер, заглянув в распахнувшиеся глаза, подернутые пеленой слез.

- Прости, - прохрипел я, прежде чем снова впиться поцелуем в приоткрытые, подрагивающие губы Джаспера, сминая их своими. Мои движения были одновременно яростными и наполненными бесконечной нежностью. Я разрывался между желанием поскорее достигнуть вершины наслаждения и продлить это блаженство единения тел до бесконечности. И прокричал его имя, когда ногти Джаса прочертили полосы на моей спине, и мы оба рухнули в бездну, разбиваясь о камни наслаждения. Боль и сладостная нега смешались воедино, и во всем мире не осталось ничего, кроме нашего тяжелого дыхания и отчаянного биения сердец.

После того как все закончилось, мы еще долго лежали, прижимаясь друг к другу, но так и не сказали ни слова – ни я, ни Джаспер. Нам и не нужны были слова, да и говорить было нечего. Ни один из нас не выносил долгих прощаний, а в эту ночь мы прощались. Прощались навсегда, чтобы разойтись в разные стороны и никогда больше не встретиться.

Когда забрезжил рассвет, я поднялся, все еще не говоря ни слова, и Джас отпустил меня. Все время, пока я одевался, он смотрел на меня немигающим взглядом, а у меня сердце разрывалось от того, что должен уйти…


- Эдвард, - с улыбкой произнес шериф Свон, передавая изящную ладошку Беллы, покоившуюся на его руке, в мою.

Я заставил себя оторвать взгляд от Джаспера и посмотреть на свою невесту. Она наивно заглядывала мне в глаза и улыбалась. Господи, ну почему она такая? Почему она не оказалась сукой, такой же, как Виктория? Тогда я послал бы все к черту и остался с Хейлом. Но теперь одна моя ошибка искалечила жизни троих людей. Я знал, что никогда не смогу полюбить Беллу так, как люблю Джаспера. И я был уверен, что Джас никогда не сможет никого полюбить кроме меня. И от этого мне становилось отчаянно больно. Зачем?! Возможно, лучше было бы обрубить все прямо сейчас! Сбежать! Пережить несколько неприятных минут, но вернуть свое счастье!

- Если здесь есть человек, знающий причины, по которым эти молодые люди не могут вступить в брак, пусть скажет сейчас или молчит до конца дней, – эти слова вселили в меня надежду. Я ждал, прислушиваясь к тишине, что внезапно раздастся голос Джаспера Хейла, который заявит такую причину. Поскольку сам я не осмелюсь сделать этого.

- Эдвард Мейсен Каллен, согласен ли ты взять в жены Изабеллу Мари Свон? – голос священника прозвучал как гром в тихий летний день.

- Да, - как под гипнозом ответил я.

- Изабелла Мари Свон, согласна ли ты взять в мужья Эдварда Мейсена Каллена?

- Да, - робко ответила Белла.

- Кольца.

Эммет протянул мне бархатную подушечку, на которой поблескивали символы нашей с Беллой бесконечной любви. Мнимой любви…

- Повторяйте за мной, - сказал священник. – Изабелла Мари Свон, я беру тебя в жены…

- …Перед людьми и перед Богом. Обещаю любить и беречь тебя, в горе и радости, в болезни и здравии, пока смерть не разлучит нас, - эхом повторил я

- Эдвард Мейсен Каллен, я беру тебя в мужья перед людьми и перед Богом. Обещаю любить и беречь тебя в горе и радости, в болезни и здравии, пока смерть не разлучит нас.

- Властью, данной мне Богом и штатом Вашингтон, объявляю вас мужем и женой. – Приговор был объявлен и приведен в исполнение.

Я наклонился и поцеловал свою жену. Но уже в следующее мгновение мой взгляд рассеянно блуждал по церкви в поисках единственного человека, рядом с которым я хотел бы сейчас быть. Я успел заметить, как Джаспер выходит из здания, растворяясь в ярком солнечном свете. Мое сердце остановилось.

*********


Обсудить на Форуме

 
Источник: http://www.only-r.com/forum/43-75-8
СЛЭШ и НЦ Dilemma 665 7
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Слава открывает одни двери и закрывает другие."
Жизнь форума
❖ Festival de Cannes
Anti
❖ Вселенная Роба-7
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Флудилка 2
Anti
❖ Good time/ Хорошее вре...
Фильмография.
❖ Талия Дебретт Барнетт ...
Кружит музыка...
❖ О Робе и не только
Очумелые ручки.
❖ Только для тебя... вид...
Очумелые ручки.
Последнее в фф
❖ ТРЕТЬЕ ЖЕЛАНИЕ ДЛЯ ЗОЛ...
Собственные произведения.
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
Рекомендуем!

2
Наш опрос       
Какой поисковой системой вы обычно пользуетесь?
1. Яндекс
2. Google
3. Mail
4. Прочие
5. Рамблер
6. Aol
7. Yahoo
Всего ответов: 172
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 17
Гостей: 10
Пользователей: 7
GASA маруська umochka барон Camille Ведьмо4ка Ivetta


Изображение
Вверх