Творчество

Я люблю Роберта Паттинсона, или Великолепный засранец. Глава 32
29.05.2017   14:17    

Глава 32. Перевернутая страница

POV Роберт

Пресс-конференция по поводу моего нового фильма была в полном разгаре. Мы поднялись на сцену и прошествовали за стол. Первым шел наш режиссер, затем я, потом Кира Найтли, а следом Джек. Замыкал процессию наш продюсер Майкл. На подобного рода мероприятиях я бывал миллион раз. Ну, ладно, пусть не миллион, пусть хотя бы сотню… Но все равно каждый раз я нервничаю, трясусь и покрываюсь холодным потом. Возможно, с каждым разом эта нервозность воспринимается мной проще и легче, но совсем она не исчезает.

Я уселся и сразу потянулся к бутылке с водой, чтобы чем-то занять руки и успокоиться. Свернул крышку, понес было к губам горлышко, а Кира в моей голове усмехнулась и отвела взгляд. Она всегда так делала, когда я пил из бутылки, словно стеснялась моего несоблюдения правил хорошего тона. И, сейчас, вспомнив об этом, смутившись и не желая ее расстраивать, я налил воду в приготовленный стакан.

Раньше я всегда раздражался в ответ на чужие попытки меня воспитывать или как-либо пытаться меня изменить. Сейчас я отдал бы многое, чтобы услышать ее насмешливое: «Может из тебя и получится что-то стоящее». 

«Где же ты, Кира?» – мысленно позвал я, окидывая взглядом толпу. Кира сидела в пятом ряду. Я чуть было не протер глаза, чтобы избавиться от галлюцинации. Но нет, это действительно была она. Сердце рвануло с места, словно желая сдать стометровку, и, отдаваясь пульсацией в ушах, отчаянно понеслось вскачь. Разум попытался его успокоить: «Это ее работа! Ее просто обязали сюда придти!» Но радость от того, что я вижу ее, зашкаливала. Кира здесь, она рядом. Пресс-конференция шла своим ходом. Я был в ударе, я держал аудиторию, шутил, вел зал за собой. Я боялся смотреть на Киру, но все время чувствовал ее, знал, что она там, в пятом ряду. Она не задавала вопросов, и я решил, что она не хотела привлекать мое внимание. Возможно, она думала, что я ее не замечу.

Когда пресс-конференция закончилась, я вышел вместе со всей нашей командой, а потом кивнул Дину, показывая, что хочу пойти в другом направлении.

– Куда? – лаконично спросил Дин.

– Мне нужно увидеть кое-кого.

– Мисс Уилсон, я полагаю? – многозначительно произнес он. – Нет, Роб, нельзя. Она же выходит вместе со всеми журналистами. Как ты себе это представляешь? Если ты пойдешь в толпу журналистов и остановишь ее, чтобы поговорить… Ты представляешь, что за этим последует?

Я представил. Ничего хорошего.

– Ну, придумай что-нибудь! – взмолился я. – Может, ее можно как-то перехватить отдельно ото всех? Может, ты попробуешь сам?

Дин покачал головой:

– Сейчас ничего невозможно сделать. Смирись.

Я в отчаянье закрыл глаза, слушая, как в груди тяжело ухает сердце, перехватывая спазмами внутренности.

Смирись.

Я открыл глаза, вглядываясь в темноту и слушая, как тяжело и тревожно бьется сердце. Это сон. Снова всего лишь дурацкий сон. Но даже во сне я не могу встретиться с Кирой. Даже во сне мое подсознание запрещает мне это. Я перевернулся, уткнулся головой в подушку, натягивая на себя одеяло и отчаянно сдерживаясь, чтобы не заскулить. Видел бы меня сейчас кто-нибудь…

Раньше я считал дураками всех, кто влюбляется. Было неловко наблюдать за теми, кто говорит с придыханием, что влюблен, и смотрит на мир затуманенными глазами, лучась рассеянной улыбкой. Я всегда считал, что любовь – это глупость. Да, мужчине нужна женщина рядом, это без вопросов. Это инстинкт, это продолжение рода, да и просто, чтоб развлечься. Но ни одна женщина не может, не должна заполнять все твои мысли, не должна диктовать свои условия, не должна занимать так много места в твоей жизни, чтобы из-за нее ты забывал о своих целях. Я так считал. А сейчас в мою голову закрадываются крамольные мысли о том, что все эти цели ничего не стоят, если в моей жизни нет Киры. Для чего вообще моя жизнь, какой в ней смысл?

Нет, это ненормально! Любовь просто одержимость. Это пройдет, это должно пройти! Просто нужно перетерпеть. Просто. Нужно. Перетерпеть.

Я лежал в постели, приходя в себя. Не очень удачное пробуждение, но, в конце концов, уже пора привыкнуть. Ладно, подъем. Зазвонил телефон, заставив меня поморщиться. Но когда я потянулся и увидел высветившийся на дисплее номер, то обрадовано заулыбался.

– Здорово, дружище! Давно тебя не было слышно!

– Зато о тебе слышно. Из всех средств связи, – засмеялся Старридж. – Я завтра буду в ЛА. И Маркус тоже. Ну что, как насчет завтра вечером напиться?

– Когда это я отказывался? – усмехнулся я.

Жизнь помедлила и повернулась ко мне светлым боком.

 

POV Кира

Я знаю, что все проходит. Любое сильное чувство. Любая привязанность. Забываются люди. Меняются интересы. Начинает раздражать то, что когда-то считалось восхитительным и привлекательным.

Вы просыпаетесь в один из обычных дней, поднявшись, но, так и не открыв глаза, привычно шлепаете на кухню, привычно протягиваете руку, чтобы взять с полки привычные мюсли, и вдруг понимаете, что эти мюсли абсолютно отвратительны, и вы никогда-никогда-никогда больше не притронетесь к ним.

Ваша подруга, которую вы считали самой лучшей женской особью (чем являли свою странность миру: разве могут женщины ценить других женщин выше самих себя?), звонит вам, чтобы как всегда скоротать полчаса за обычным трепом, а вы, глядя на мигающий номер на экране, малодушно отключаете звук, чтобы не беспокоить трезвоном окружающих. И думаете: «Как-нибудь в другой раз!», понимая, что другой раз уже не наступит.

Ваш коллега при встрече неизменно повторяет шутливое: «Привет, киска!», а вы в ответ горите желанием выцарапать ему глаза, мысленно шипя: «Сколько можно!»

Вам вдруг хочется запустить в стену любимую чашку или перестать бегать по утрам. Появляется необходимость вычеркнуть из ежедневника пятничные встречи с друзьями и курсы иностранного языка по средам. И даже случается такое, что любимый человек становится неинтересен. И нелюбим.

Непонятно в какой момент это происходит? Как определить, почему еще минуту назад тебе было что-то интересно, а вот сейчас, по прошествии этой минуты – уже нет? Накапливается какая-то критическая масса, позволяющая твоим эмоциям совершить качественный скачок? Происходит привыкание к раздражителям? Не знаю. Но это есть.

Я это понимала и раньше, и давно минуло то время, когда этому удивлялась. Теперь я воспринимала это как данность. Влюбляясь или горюя, я знала, что, увы, но и этому придет конец. И вот сейчас, проснувшись в свой выходной день, еще не открыв глаза, я понимала, что со мной как раз именно это и произошло. Я лениво слушала тиканье часов и далекое гудение машин. Думала о том, что Сэм прав, что давно нужно было снять себе дом. Решала, что стоит сделать ответный звонок Мелли, новой коллеге, хотя бы из вежливости, потому что пора заводить подруг и выбираться из своей скорлупы. Вспоминала, что завтра музыкальный фестиваль, на котором будут выступать не особенно любимые мною «Марсы», и, может быть, Сэм еще никому не отдал билет, который предлагал мне. Понимала, что…

Я понимала, что чертовски надоела самой себе. Да, какое-то время я упивалась печалью, кайфовала от глубины собственного горя, смаковала трагедию своей жизни. Вы замечали, что люди вообще любят пострадать? Горе придает глубину личности, сложность характеру и привлекательность в глазах окружающих.

– Да, это все здорово, – согласилась я с собой вслух и встала. – А теперь займемся чем-нибудь другим.

Зазвонил телефон. «Ураган». Сэм.

– Привет, киска, – сказал он в трубку и, когда я фыркнула, пояснил, смеясь: – Я подумал, что тебе могло надоесть мое привычное «Привет, солнце!» – А затем продолжил: – Итак, мы летим завтра слушать моих «Марсов»?

 

___________________________________________________________________________________

POV Роберт

Я зашел в кабинет к Майклу, зная, что предстоит серьезный разговор.

– Роб, я помню, что я обещал по возможности свести к минимуму твой пиар на отношениях с Вероникой. И я действительно старался как можно меньше тебя задействовать. Но сейчас начинают выходить статьи. Все же вы должны показываться вместе хоть где-то.

– Без проблем, Майкл, – ответил я.

Что уж теперь? Кира для меня потеряна навсегда. Сейчас я понимал, что тогда, несколько месяцев назад, упрямился только из-за нее, не желая пиарить свои якобы отношения. А теперь и отношений с Вероникой давно нет, и нет никакой девушки, которой это могло бы быть неприятно.

Майкл, нахмурившись, посмотрел на меня:

– Ну что ж, если ты считаешь, что все в порядке…

– Да, все в порядке.

– И не возникнет никаких «непредвиденных обстоятельств», как ты мне раньше грозился?

– Нет, – вздохнул я. – Точно не возникнет.

Майкл смотрел на меня так, как будто ему было меня жаль. О, нет, только не надо у меня ничего спрашивать!

Казалось, Майкл некоторое время колебался, складывая кончики пальцев друг с другом, но потом все же решил не допытываться. Я облегченно вздохнул.

– Хорошо, – кивнул Майкл, побарабанив пальцами по столу. – Пусть твой менеджер оговорит время встречи с Вероникой, а потом свяжется со мной. Решим, какие мероприятия вам стоит посетить.

Я вышел из кабинета и направился к автомобилю, но молча следовавший за мной Дин вдруг не выдержал:

– Я виню себя, что не сразу вспомнил ее.

Я недоуменно посмотрел на него:

– Ты о ком?

– О мисс Уилсон. К сожалению, я не сразу вспомнил ее. Не вспомнил, что она журналистка. Я заметил ее пристальное внимание к тебе, но решил, что она просто очень сильно в тебя влюблена. – Дин помолчал и зачем-то добавил: – Очень сильно.

– К сожалению, и я не вспомнил ее. А когда вспомнил… – я оборвал предложение и решил не продолжать.

– Мне Стефани рассказала, что у вас с ней произошло какое-то… недоразумение, ты выяснил, что она журналистка, и теперь ты боишься, что она как-то неприглядно выставит тебя в прессе.

Я покачал головой:

– Я не думаю, что она будет что-то писать про меня, – и продолжил, ухватившись за возможность поговорить о Кире. – Знаешь, я ни о чем не жалею. Ну, почти ни о чем, – поправился я. – Я не жалею, что не сразу вспомнил ее. Иначе ничего бы не было. Того, что перевернуло всю мою жизнь. Я жалею только о том, что был дураком, был трусом, был слепцом, и не разглядел… – я заткнулся. Все-таки откровенничать со своим телохранителем не самый правильный вариант.

Дин увидел моего приближающегося агента и вдруг заговорил торопливо:

– Стефани говорила, что ты хотел бы ее найти. Но если ты считаешь, что опасности нет… Или ты все еще заинтересован?

– А это реально?

– Думаю, да.

– Да, я очень в этом заинтересован, – почти не разжимая губ, произнес я и начал улыбаться подошедшей Стефани. На этот раз улыбка далась мне почти легко.

 

 

 

POVКира

Я-таки полетела с Сэмом на этот музыкальный фестиваль. Перед нами уже выступило много групп и сольных исполнителей, пока мы не дождались группу «30 секунд до Марса». Я стояла рядом со своим бывшим-будущим парнем и, вместо того, чтобы глядеть на сцену, краем глаза пялилась на Сэма. Толпа выла вместе с Лето, качалась в такт, подняв руки, а мы, как два столба, застыли посреди беснующегося моря. Ну ладно я – я никогда особо не балдела от музыки вообще и от Марсов в частности. Но Сэм-то их поклонник! Почему он не волнуется вместе со всеми? Почему не поет слова песни, не кричит и не свистит в восторге?

– Можно подумать, ты когда-нибудь кричала от восторга при виде своего Паттинсона, – улыбнулся Сэм, не поворачивая головы.

Я давно уже не удивлялась его способности читать мысли. Впрочем, ничего сверхъестественного в этой его способности не было, хотя иногда и заставало меня врасплох.

Когда мы только познакомились, он ответил вслух на мою невысказанную мысль:

– Да нет, мне не часто говорят, что я красив. А что, я произвожу впечатление типа с высоким самомнением? 

А в ответ на мои удивленно поднятые брови (и новый мысленный вопрос) он пояснил:

– Эдгар По описал этот незамысловатый фокус почти двести лет назад.

Эдгара По я читала, поэтому мысленно порадовалась, что не буду выглядеть дурой в глазах Сэма, и усмехнулась:

– Мне, получается, повезло. Я могу теперь не напрягаться для произношения слов?

– И лишишь меня удовольствия слушать твой голос? Ты жестока.

– Комплименты ты говорить не умеешь, – подытожила я. – Впрочем, это радует. Мужчине нельзя быть таким идеальным, а то у женщины разовьются комплексы.

Сэм расхохотался:

– Ты меня совсем не знаешь. Откуда вывод, что я идеальный?

– Ну как же? Красота, чтение мыслей, интеллект. Гениальность Огюста Дюпена ты называешь незамысловатым фокусом.

– Нет, что ты. Никоим образом не хочу причислять себя к двум типам заурядности, бросающим вызов блестящему аналитику. Это я всего лишь дешевый фокусник, – наморщив лоб, покритиковал себя Сэм, чем тут же покорил мое сердце. Это было так давно...

– Да, это было давно, – вздохнул Сэм.

– Иногда должно пройти время, чтобы ты мог сделать правильные выводы, – ответила я, пристально поглядев на него.

Сэм некоторое время молчал, а я не могла догадаться, о чем он думает. Но потом он обнял меня за плечи и сказал:

– С возвращением, солнышко. Рад видеть тебя прежней.

Неожиданно, я почувствовала, что к глазам подкатили слезы. Я заморгала, пытаясь сдержаться и не дать им пролиться, а Сэм, будто не замечая, вдруг сказал:

– Стой здесь, я принесу напитки, – и исчез в толпе.

 

____________________________________________________________________________________

POV Роберт

– Ну как, хороша девочка? – усмехнулся Том, тыкая меня локтем в бок. «Девочка», которая сейчас пела со сцены и поражала воображение своими танцевальными па, действительно была хороша! Она чем-то напоминала мне Киру, не внешностью, скорее, какими-то рваными порывистыми движениями, и это наполняло сердце тоской. Только, в отличие от Киры, она явно была рада вниманию, она вспыхивала, и искрила, когда толпа ревом одобряла ее движения и подвывала в такт ее песне.

Я кивнул:

– Да. Неплоха.

– Я знал, что тебе понравится. Хочешь, познакомлю?

Я удивленно перевел на него взгляд. Маркус и Сэм засмеялись.

– Ты с ней знаком?

– Еще как. Сейчас она закончит, и пойдем к ней за сцену.

Познакомиться с ней? Почему бы и нет? Жизнь продолжается, в конце концов.

– Хорошо, идем.

Том повернулся и пошел сквозь толпу, а мы гуськом двинулись за ним.

– Ты какой-то сам не свой, – на ходу продолжал мой старый приятель. – Целый день тебя не могу выбить из комы. Завис где-то и не возвращаешься. Ну, ничего, Селин тебя растормошит. Огонь, а не девчонка.

Я шел следом и молчал, так как возражать мне было нечего.

– Что молчишь? – повернулся ко мне Том, а я сбился с шага и замер, глядя ему за спину.

__________________________________________________________________________________

POV Кира

Я поняла, что Сэм ушел специально, дав мне возможность придти в себя. Несколько слезинок все же скатилось по щекам, но усилием воли я приказала себе успокоиться. Глубоко подышав, я, кажется, выровняла свою нервную систему. Почему вдруг мне захотелось реветь, я, если честно, и сама не поняла. Из-за Сэма? Из-за того, что он оказался таким чутким? Из-за того, что я сама испортила в свое время наши отношения? Или… из-за того, что я так и не была уверена, что хочу их возрождения?

Толпа качалась вокруг. На меня никто не обращал внимания, как будто я была невидимкой, что меня очень устраивало. И на какую-то долю секунды я захотела, чтобы Сэм не возвращался. Но я тут же отругала себя за малодушие. Хватит. Я же решила начинать новую жизнь, ведь так? Хватит ныть и жалеть себя. Роб остался в прошлом, за закрытой дверью. Я перевернула страницу. И теперь…

...Я судорожно вздохнула, потому что перевернутая страница пробиралась сквозь толпу в каких-то десяти метрах от меня. Сначала я увидела знакомый чуть ссутулившийся силуэт, скользнула взглядом по уже отросшей щетине и задумчивому выражению лица, и только потом осознала, что Роб идет не один. Впереди него шел Том Старридж в своей неизменной черно-белой кепке, который постоянно оборачивался на ходу и что-то говорил Робу, а за мистером Великолепным Засранцем вышагивали Сэм Бредли и Маркус Фостер. Команда британцев в полном составе. Роб шел, наклонив голову и глядя себе под ноги: казалось, он о чем-то сосредоточенно размышляет и никого не слушает, и, слава богу, он меня не видел.

Очнувшись, я развернулась и быстро пошла в толпу, не разбирая дороги. Я не подумала, что Сэм, вернувшись, не найдет меня. Мне было все равно. В голове крутилась только одна мысль: скорее удрать. Скорее, прочь отсюда. Почему? Я и сама не знала. Я только-только для себя решила, что он в прошлом, а он снова появляется у меня на пути, и мое с таким трудом обретенное спокойствие летит ко всем чертям. Я улепетывала со всех ног и даже боялась оглянуться.

POV Роберт

Зрители вокруг стояли на месте, глядя в сторону сцены, может быть, поэтому я обратил внимание на одинокую женскую фигуру, которая довольно быстро удалялась, лавируя между людей. Я не видел лица, но по общему телосложению девушка показалась мне похожей на Киру. Очень похожей. Как две капли воды. Знакомый образ, импульс в мозг – тот, повинуясь, тут же дал команду ногам, и я рванул следом. Толпа была не то чтобы очень плотной – мы стояли далеко от сцены, где наблюдалась некоторая разреженность пространства. Но невысокая фигурка быстро потерялась за людьми, и я, пробежав немного вперед, растерялся, не увидев ту, за кем гнался; как заяц, сделал броски наугад в разные стороны, но так ничего похожего на искомую женскую фигуру не обнаружил. Я остановился, злясь на самого себя и понимая, как по-дурацки выгляжу. Вокруг меня зашушукались, стали показывать пальцем. «Это же Паттинсон!» – услышал я и понял, что вылетел в другой сектор, и, если я не хочу огромного внимания к моей персоне, мне нужно срочно убираться отсюда. Я отвернулся, чтобы уходить, и тут же слышал за спиной:

– Привет, Роберт, а можно мне фотографию с тобой?

Том налетел на меня, чуть не свалив, затем подоспели остальные.

– Идем скорее, – быстро проговорил он, и затем, не меняя интонации, уже девушке: – Извините, мы очень торопимся.

И улыбнулся. Я попытался улыбнуться следом. Может быть, что-то и получилось. Друзья окружили меня, ненавязчиво отрезая от толпы.

– Ты с ума сошел? – скорее растерянно, нежели раздраженно бормотал Том. – Что на тебя нашло? Куда ты так поскакал?

– Да так… Показалось, знакомого увидел.

– С каких это пор ты гоняешься за знакомыми? – подозрительно взглянул на меня Том.

– С недавних, я так полагаю, – хмыкнул Сэм.

– Да ладно. Показалось, – буркнул я и решил переключить внимание друзей, – ну идем, давай, знакомь меня с этой певицей.

Думаю, Том прекрасно понял, что я специально перевел разговор, но, покачав головой, не стал настаивать на объяснении.

Мы двинулись толпой, я шел за Томом и ругал себя, на чем свет стоит. Ну, понятно же, что это не могла быть Кира! Что ей тут было делать? Насколько я знал Киру, она не была поклонницей походов на такие огромные концерты и предпочитала слушать музыку дома, в интимной камерной обстановке. Нет, это точно была не она, а мое больное воображение заставляет меня делать всякие глупости.

POV Кира

Уф, кажется, удрала. Я поозиралась по сторонам, в толпе Роба не увидела, облегченно вздохнула, а потом заплакала.

Не навзрыд, без всхлипов, просто слезы покатились по щекам. Не удрать мне от него. Тщетность попыток проступила так явственно. Я могу убежать, спрятаться, а он все равно останется во мне. Я могу говорить себе, что изменилась, что решила начать с чистой страницы, а он опять будет появляться в моей жизни и ломать старательно возведенные замки из песка. Так нечестно! Несправедливо!

– Девушка, вам помочь? – услышала я и подняла глаза. Стоящий рядом парень в толстовке с натянутым на голову капюшоном обращался ко мне с видимым участием.

– Нет, спасибо, все хорошо, – попыталась улыбнуться я, вытерла слезы и отправилась на поиски Сэма.

POV Роберт

Вероника сидела рядом со мной и откровенно скучала. Под прицелами камер я еще пытался изображать счастливого и довольного жизнью, пытался проявлять к ней вежливое внимание. Но сейчас вечеринка была в полном разгаре, мы все прилично выпили, и я не видел необходимости притворяться. Вероника, возможно, тоже не считала, что должна каким-то образом показывать свою несуществующую любовь ко мне. Но все же она была женщиной, а любой женщине хочется внимания. А раз сейчас ее спутником являлся я, то я и должен был окружать ее вниманием.

– Роб, так нельзя! – наконец подала она голос. Я как раз гадал, продержится ли она еще минут пять. Нет, не продержалась.

– Как «так»? – лениво спросил я.

– С тобой что-то произошло. Ты как будто сам не свой.

– И в чем это выражается? – не то чтобы меня интересовал ее ответ. Просто нужно было хотя бы из вежливости поддерживать разговор.

– Ты выглядишь сломанным. Большая сломанная кукла.

Почему-то ее слова меня задели.

– Тебе-то что? – огрызнулся я.

– Наверное, ты не поверишь, но мне действительно есть до этого дело. Ты мне не чужой человек. Когда-то я тебя любила… – Вероника осеклась.

– Любила… – механически повторил я, вновь подумав о Кире. Любила ли она меня? Хоть немного? Помнит ли она еще обо мне? Я вот помню.

– Я тебя и сейчас люблю, – поправилась Вероника, решив, что меня расстроила форма прошедшего времени упомянутого глагола. – Как друга. Как близкого человека. И мне не безразлично, что с тобой происходит.

Я повернулся и посмотрел на нее:

– У тебя все хорошо с Тимберлейком?

Вероника растерялась:

– Откуда ты…

– Откуда знаю? Милая, я же не слепой. Еще тогда в Нью-Йорке, когда его девица лезла из кожи вон, чтобы тебя оскорбить, я понял, что между вами что-то есть.

Кажется, Вероника смутилась:

– Роб, я…

– Благословляю! – перебил я ее, хмыкнув. – Я буду только рад, если у тебя действительно все сложится. Может, и ты не поверишь, но ты для меня тоже близкий человек, и я хочу, чтобы ты была счастлива.

«Пусть хоть другие люди будут счастливы», – мысленно добавил я. А большой сломанной кукле это уже не светит.

Вот даже вчера – познакомился я с этой Селин. Симпатичная девушка, яркая, жизнерадостная и кажется, продемонстрировала интерес к продолжению, а во мне даже ничего не вздрогнуло. Нет, с ней, конечно, очень классно общаться, она интересная, заводная, но… Она не проникла внутрь, не растопила холод и не заполнила пустоты.

– Роб, ну встряхнись же ты! – воскликнула Вероника, для пущего эффекта тряхнув мою руку. О, узнаю мою бывшую девушку. Смущение было не слишком характерно для нее, а вот желание взять все в свои руки и действовать – это вполне по ней. – Я не понимаю, что с тобой происходит. Как ни хотелось бы мне так думать, но я понимаю, что это не из-за меня. Не из-за того, что мы расстались. Тогда кто так потоптался по тебе? Неужели женщина?

Я промолчал.

– Что за идиотка?

– Прекрати! – рявкнул я и отобрал у нее свою руку. – Это я идиот.

– Боже мой! – прошептала Вероника, растягивая слова. – Да ты влюбился!

Я снова промолчал.

– И что? Она замужем?

Я удивился:

– Почему ты так решила?

– Ну а что еще мешает тебе быть рядом с ней? Ты же почему-то несчастен, я же вижу.

– А что, мало препятствий? – усмехнулся я. – Вот ты, например. Ты же помнишь, что официально ты по-прежнему моя девушка?

– Она что, не из шоу-бизнеса? Она ревнует ко мне? Ну, хочешь, я поговорю с ней, объясню, что между нами только деловые отношения.

А я еще про Веронику гадости думал. Да она потрясающая девушка!

Я вздохнул:

– Спасибо, милая! Но нет, ты ничем тут не поможешь. Дело не в тебе. Она просто меня не любит.         

– Ну и дура! – припечатала Вероника. Я рассмеялся, несмотря на все мои запасы скорби.

– Почему же? Это так странно, что женщина меня не любит? Ты же разлюбила!

– У меня все иначе. Я просто поняла, что ты не любишь меня, – видя, что я пытаюсь возразить, она поправилась: – ну, во всяком случае, не так, как хотелось мне. Не так, как ты любишь эту свою… Как ее зовут?

– Это не имеет значения, – пожал я плечами.

–Я завидую ей, – вдруг сказала моя бывшая девушка.

– Не думаю, что она с тобой согласилась бы, – покачал головой я.

____________________________________________________________________________________

Я вернулся домой и задумался. Вероника права. Дальше так продолжаться не может. Все замечают, что со мной что-то не так. Я не могу вести нормальную жизнь. Я не могу спокойно знакомиться и общаться с девушками. Моя жизнь катится под откос. И все из-за Киры. Надо для себя решить что-то определенное. А что я могу решить? Ничего. Кира ушла и ясно дала мне понять, что мне нет места в ее жизни. Пора ее забыть. Но не получается. Может быть, потому, что я чувствую себя виноватым перед ней? Может быть, именно это и заставляет меня все время возвращаться к ней мыслями? Может быть, просто стоит расставить все точки над i, получить какую-то определенность и успокоиться? Я давно хотел позвонить ее Сэму и выяснить, откуда взялись фотографии, был ли он тем самым папарацци, который продавал их нам и в таблоиды. Видимо, время пришло.

Я набрал номер Сэма, говоря себе, что вполне возможно, абонент будет недоступен. Мое сердце обогнало и оставило безнадежно позади долгие ленивые гудки в трубке. Не хочет брать. Теперь-то он знает, что это мой номер. А может быть?.. Услужливое воображение красочно нарисовало образ Киры, стоящей над одиноко лежащим телефоном Сэма, вглядывающейся в экран и принимающей решение не брать трубку, потому что звоню я. Неожиданно гудки оборвались, вместе с моим сердцем, и мужской, уже довольно знакомый голос, негромко произнес:

– Я слушаю.

Сейчас в его голосе не слышалось издевки, скорей, какая-то обреченность.

– Это Роберт Паттинсон…

– Я догадался, – перебил он меня. – Чем обязан?

– Могу ли я задать один вопрос?

– Что так мало? – усмехнулся он, но мне показалось, ему не было весело. – Задать вопрос можно, но не обещаю, что отвечу.

Я вздохнул и прыгнул:

– Мне это очень важно знать. Это ты фотографировал меня с мисс Нортон и продавал фотографии таблоиду?

– Мисс Нортон? – недоумение в голосе Сэма мне показалось искренним. Потом, видимо, до него дошло. – А, твоя девушка. Нет, эти фотографии я не делал. Я удовлетворил твое любопытство? – не успел я ответить, как он добавил. – Возможно, ты постесняешься спросить, так я предвосхищу твой интерес. Фотографии с Кирой Найтли и с… – он сделал паузу, – и с Кирой Уилсон тоже не моих рук дело.

Ответ я получил. Но откуда мне знать, что он сказал правду?

– Извини, но как ты объяснишь тот факт, что человек, который связывался с моим агентом, звонил с телефона с твоим номером? Вот с этим самым, по которому я звоню.

– Это допрос? – хмыкнул Сэм. И тут же серьезным тоном добавил. – Я отвечу. И, надеюсь, ты достаточно сообразителен, чтобы понять, почему я соглашаюсь отвечать…

Меня разозлил его тон, но мне нужен был ответ. Я слушал его, а сам понимал: Сэм злится из-за Киры. Неужели она ему все рассказала?

– Догадываюсь, – глухо ответил я.

– Что ж, я не удивлен. Было бы странно, если бы было иначе. Кира не могла выбрать идиота.

«Итак, Сэм знает о том, что Кира была со мной. Как много он знает?»

– Ты правильно понял. В противном случае я бы не стал с тобой беседовать. Я делаю это только для того, чтобы объяснить, что Кира никаким образом не была замешана во всем том, в чем ты ее подозревал.

Кира все ему рассказала? Обо всем, что я натворил? Обо всем, что было между нами? Я почувствовал, как снова первобытная злость заливает меня:

– Ты, я вижу, прекрасно осведомлен о наших с ней отношениях и недоразумениях, возникших между нами, – язвительно сказал я. – Разумеется, я понял, что Кира не делилась с тобой информацией обо мне. Об этом не может быть и речи. Безусловно, я ошибся в ней.

Сэм помолчал, а потом его голос изменился:

– Извини, я взял неверный тон. Давай начнем сначала. Я вовсе не хочу, чтобы мой негатив по отношению к тебе сказался на Кире и испортил ей репутацию. Я хочу, чтобы ты знал – она ничего мне не рассказывала о ваших отношениях. Но, к сожалению – к твоему сожалению, – бог дал мне неплохие мозги и их возможностей хватает, чтобы делать определенные выводы из фотографий, которые я передавал твоему агенту. Я не фотографировал тебя, я не солгал. Я просто выкупил снимки, затем сыграл роль папарацци и предложил их вам. Разумеется, я их рассмотрел.

– Выкупил? Папарацци их продал тебе?

– Это долгая история. Скажем так, я имею некоторые связи.

– Зачем же ты перепродавал их нам? Хотел заработать?

– Заработать? – Сэм хмыкнул. – Вторую партию я отдал твоему агенту бесплатно. Хотя сам за них заплатил приличные деньги. И единственной моей целью было заставить тебя срочно найти инсайдера, который постоянно норовит подставить вас с Кирой. Поверь, твое благополучие меня нисколько не волновало. Но я не хотел, чтобы фотографии Киры выкладывались на всеобщее обозрение.

Как бы ни был я отрицательно настроен к Сэму, я не мог невольно не почувствовать уважение к нему. Он знал, что Кира со мной, и все равно защищал ее. Он так сильно ее любит. И мне стало стыдно. Я говорил себе, что люблю Киру. А что я сделал для ее счастья? Как защитил? Я постоянно доставлял ей кучу неприятных эмоций. А уж про нашу последнюю встречу и заикаться страшно.

– Чистое любопытство, прости, – перебил Сэм мои мысли. – Люблю, чтобы все было доведено до логического конца: вы так и не поняли, кто сливал информацию?

– Я знаю, кто это, – ответил я. – Он… признался сам. К сожалению, несколько поздно. А тебе я позвонил, чтобы понять, каким образом ты был замешан в ситуацию. Я тоже люблю..., когда все понятно.

Последняя откровенность далась мне нелегко. Не хотелось признавать, что у нас есть что-то общее. Хотя оно у нас несомненно есть. Любовь к одной девушке.

– Что ж, – философски заметил Сэм, – лучше поздно, чем никогда.

И вот тогда я решился.

– Кира заблокировала свою сим-карту, я не знаю, как с ней связаться. Она с тобой? Ты мог бы дать ей телефон, если она рядом? Или дать мне ее номер телефона? Я хотел бы перед ней извиниться за все то... За все, – Сэм молчал. – Только извиниться, ничего больше, – поспешил я заверить его, боясь, что он из собственнических чувств не позволит Кире общаться со мной.

– Послушай, – вдруг сказал Сэм, – я прошу тебя: не ищи Киру, не пытайся с ней связаться. Я понимаю, что ты можешь думать, что я из чисто эгоистических соображений не хочу, чтобы ты с ней общался. Но это не так. Прежде всего я думаю о ней. Она только-только пришла в себя. Успокоилась. Стала прежней. Не нужно бередить ее. Пожалуйста! Ты просто хочешь облегчить свою душу, извиниться, и готов снова взвалить все на нее. Я тебя прошу – не нужно.

– Сэм! – вдруг послышался в трубке едва слышный голос Киры, как будто она звала его издали. – Я накрыла на стол, иди ужинать.

– Я прошу тебя, – настойчиво и торопливо повторил Сэм. – Я сам передам ей твои извинения.

– Не беспокойся. Я все понял, – ответил я. – Я вас больше не потревожу.

И повесил трубку.

POV Кира

Сэм сегодня был странно задумчивым. Я позвала его к столу, он закончил телефонный разговор, пришел и… словно пропал. Его не было за столом, и где именно он находился, было непонятно.

– Сэм, что случилось? – наконец не выдержала я.

Сэм как-то затравленно взглянул на меня, потом нахмурился, покачал головой, словно споря с самим собой, потом вздохнул…

– Давай уже, рассказывай. Считай, что победила та половина, которая за честность, – подтолкнула я его.

Сэм чуть улыбнулся уголком рта, но мне показалось, что он предпочел бы скривить лицо совсем в другой гримасе.

– Мне звонил твой Паттинсон.

– И?

Кажется, я сумела сохранить невозмутимое выражение лица, хотя внутри все заалело от взорвавшихся жарким маревом мыслей. «Он увидел меня на концерте? Он подумал, что я специально его преследую? Как он меня нашел? Почему через Сэма? Что он ему сказал? Для чего искал?» Стало страшно, тревожно и… радостно.

Сэм внимательно всмотрелся в мое лицо, потом осторожно проговорил, не отводя пристального взгляда и словно отвечая на один из невысказанных вопросов:

– Он ведь знал мой номер, помнишь? Тот номер, который сравнивал с номером в твоем телефоне.

Я кивнула. А ведь Роб знал телефон Сэма давно. Я сменила номер, но ведь Сэм не менял. Если бы Роб хотел, он мог бы найти моего друга – и меня через него – уже давно. Почему сейчас?

– Так что он хотел? – мой вопрос, словно шаг по кромке тонкого хрупкого льда.

– Хотел уточнить мое место во всей этой… ситуации. Почему мой номер похож на номер папарацци. Я объяснил ему, что всего лишь перекупал фотографии и отдавал их его агенту в желании намекнуть им на наличие инсайдера в его окружении.

– И… он поверил?

– Да, поверил. Думаю, поверил. Раз извинился.

– Перед тобой? – удивилась я.

– Перед тобой. Ты сменила номер, и Паттинсон не мог найти тебя. Тогда он нашел меня и передал извинения.

– Понятно.

Отличный ответ, способный закруглить любую неприятную вам беседу. На мое «понятно» отвечать Сэму было уже нечего, поэтому он молча принялся за еду.

Вот и все. А я на что-то надеялась. Видимо, все же надеялась. Надеялась, что Роб найдет меня не только для того, чтобы извиниться. Наверное, я и номер заблокировала только для того, чтобы верить, что Робу я по-прежнему нужна, просто он не может меня найти, чтобы сказать мне об этом. Но Роб отлично придумал, как найти меня. И именно для того, чтобы извиниться. Ничего больше.



 
Источник: http://www.only-r.com/forum/38-86-12
Из жизни Роберта Светлана Солнышко 1143 58
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...На необитаемый остров я бы взял книгу «Улисс» — потому что только там я бы ее прочитал."
Жизнь форума
❖ Вселенная Роба-7
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Festival de Cannes
Anti
❖ Талия Дебретт Барнетт ...
Кружит музыка...
❖ О Робе и не только
Очумелые ручки.
❖ Флудилка 2
Anti
❖ Только для тебя... вид...
Очумелые ручки.
❖ И все это о нем...
Очумелые ручки.
Последнее в фф
❖ ТРЕТЬЕ ЖЕЛАНИЕ ДЛЯ ЗОЛ...
Собственные произведения.
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
Рекомендуем!
4
Наш опрос       
Какая роль Роберта Вам больше нравится?
1. Эдвард/Сумерки. Сага.
2. Тайлер/Помни меня
3. Эрик/Космополис
4. Сальвадор/Отголоски прошлого
5. Якоб/Воды слонам!
6. Жорж/Милый друг
7. Тоби/Преследователь Тоби Джагга
8. Дэниел/Дневник плохой мамаши
9. Седрик/Гарри Поттер и Кубок огня
10. Рэй/Ровер
11. Гизельхер/Кольцо Нибелунгов
12. Арт/Переходный возраст
13. Ричард/Летний домик
14. Джером/Звездная карта
Всего ответов: 495
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 21
Гостей: 14
Пользователей: 7
Maiya GASA Constanta барон Солнышко zoya эдэм


Изображение
Вверх