Творчество

ГРЕШНАЯ ЛЮБОВЬ ПАДШЕГО АНГЕЛА ГЛАВА 7
26.05.2017   23:49    
ГЛАВА 7


Это был очередной, четвертый, праздничный бал после свадебной церемонии. Уже немного снизился уровень торжественности и официальности, приемы стали чуть-чуть более домашними, но никто из приезжих гостей не покинул столицы колонии, ведь начиналось самое интересное — завязка или развязка интриг, так свойственных королевскому двору в Европе и, что вполне естественно, двору наместника его Величества на Востоке.
Роберт был на удивление … нет, не мрачен, зол. Зол и напряжен. Его не слишком волновали придворные игры — чтобы подготовить почву для хорошего скандала нужен не один день, и его подготовка не терпит посторонних глаз. Поэтому вся эта пена сплетен и слухов, которая сейчас бурлила и переливалась всеми цветами радуги, как снадобье в кастрюле у ведьмы, отнюдь не заботила молодого мужчину, хотя со стороны могло казаться и по-другому.
На самом деле Роберт злился на самого себя. За последнее время он научился весьма успешно манипулировать людьми — ворошить прошлое и угрожать будущему, - но никогда не попадал так беспечно в собственную ловушку. Ну кто бы мог подумать пару месяцев тому назад, что невзрачная девочка-подросток, выбранная им скорее из вредности, чем по расчету, и которую он собирался использовать не более чем пешкой в большой игре, вдруг станет занимать его мысли чаще, чем сама игра!
Вот и сейчас, вместо того, чтобы радоваться, что молодой Филипп де Санчес так и вьется вокруг Софи (и не важно, по наущению дядюшки или с учетом собственного желания), Роберт гадал, что же такого она ему сказала, что испанский франт явно оказался озадаченным, даже перепутал фигуру танца, что крайне странно для великосветского щеголя. Ну в том, что девочка может сказать, как отрезать, Роберт не сомневался, так же, как не сомневался и в том, что фраза, предназначенная для Филиппа, была крайне выдержана и вряд ли содержала какой-либо подтекст. Он был в этом уверен. Почти. Хотел быть уверенным. И злился на себя, потому что впервые голос разума не мог победить иррациональное чувство ревности. Ревности собственника, естественно. Конечно, именно собственника. Наверное. Очень хочется так думать.
Не замечая внимательного взгляда Роберта, молодая пара после танца отошла в сторону, и вскоре рядом с ними появилась и Адель. Глаза и уши святого отца, что выяснилось достаточно быстро. Правда, Роберт не удивился, поскольку подозрительность, основанная на богатом жизненном опыте, была одной из главных черт его праведного соратника. Только вот разговор, который состоялся после обнаружения факта невинного шпионажа до сих пор занозой сидел в его голове, и там, где по уверению некоторых романтичных особ должно находиться сердце.

Они беседовали, как часто бывало, в кабинете Роберта. Адель, теперь сопровождающая святого отца почти во всех поездках («Моя девочка такая набожная!» - умиленно говорила ее мать-виконтесса), пошла в комнаты Софи. Приехал портной с новыми платьями, какая же женщина сможет устоять перед возможностью оценить «оружия» соперницы заранее?
- Ваша протеже стала настолько благонравной, что теперь следит, чтобы Софи не нарушила моральные устои вдовы и в разговорах со своими кавалерами, и в выборе своих нарядов? Мне кажется, что еще немножко, и вы будете настаивать, чтобы милая Адель покинула родительский дом и стала компаньонкой Софи. Как бы это не шокировало здешнее светское общество, - Роберт был достаточно ядовит. После смелого заявления его юной воспитанницы они еще ни разу не оставались наедине настолько, чтобы вернуться к этой теме. Виноваты ли в этом были обстоятельства или обоюдное желание избежать ясности — кто знает. Но настроение от подобной неопределенности лучше не становилось.
- Да, мы с тобой вдвоем ошиблись, вернее, просчитались, - отец Ланс был на удивление серьезен.
- То есть? - не совсем понял Роберт. На какое-то шальное мгновенье ему даже подумалось, что монах знает гораздо больше, чем видно окружающим.
- То есть ты выбрал не любовницу, а воспитанницу, а я, вместо того, чтобы выбрать компаньонку, думал о подруге, то ли для нее, то ли для тебя. Ты дал слишком много воли, я — слишком мало контроля.
- Ланс, тебе бы было легче, если бы я сейчас сделал ее своей любовницей?
- Не дай бог! - монах так испугался, что вспомнил Всевышнего. Уловив ироничное удивление в молчании Роберта, поспешил объяснить:
- Она же видела твое лицо, ощутила твой характер. Добровольно лечь с тобой в постель она может только по расчету, а значит она далеко не так проста, как хочет казаться. Надеюсь, ты не настолько наивен, чтобы говорить о каких-то там чувствах, кроме похоти, естественно.
Роберт промолчал, а отец Ланс, уверенный в своей правоте, не заметил, насколько изменилось это молчание — от ироничного до яростного. И негромко продолжил, счастливо чувствуя себя почти пророком:
- Адель говорит, что Софи часто вспоминает своего якобы мужа. Поскольку мы оба знаем, что маркиза де Грамон она ни знать, ни познать не могла, то стоит подумать, о ком она так вспоминает, и, кто знает, к кому мечтает вернуться?
Редко кто мог безнаказанно задеть, особенно больно задеть, Роберта. Пожалуй, это сошло с рук только королевскому палачу, но там были явно не равные условия. Отец Ланс немного забылся, указав Роберту на некоторые его недостатки и поселив в его душе неуверенность и ревность, хотя и сам не подозревал об этом. А тот, естественно, не остался в долгу, прошипев с милой улыбкой:
- Вы мудры, Святой отец. И, естественно, не настолько наивны, чтобы подумать о том, что если вы проникли ко мне в камеру, то это могла сделать и юная девушка-дитя, воспитанница монастыря, облегчающая муки заключенных.
Надо было видеть, как менялись эмоции на лице монаха. Когда благость постепенно менялась на состояние, близкое к панике:
- Но ведь вы …,- тяжело сглотнул он., не в силах подобрать слова.
- Ну да, да, - чуть покаянно покачал головой Роберт, - иногда трудно заставить себя узнать. Сами говорили: внешность, характер, да и возраст....- помолчал, потом рассмеялся. Сухо и зло:
- Расслабьтесь, Ланс. Неужели вы столь оторвались от реальности, что верите подобным шуткам?
- Действительно, - монах неуверенно улыбнулся. - Напряженное ожидание дает о себе знать. Уже третий раут, а мы пока не сдвинулись с места. Дон Антонио нас просто игнорирует.
- Успокойтесь, святой отец. Он также хочет знать про тех, с кем можно иметь дело. Значит пытается собрать информацию. Если за эту неделю ничего не произойдет, то будем искать другие пути. Кстати, поделитесь, что принесла вам голубиная почта с континента? Какие-нибудь плохие новости?
Роберт заговорил о деле, изредка поглядывая на монаха, который никак не мог отойти от его шутки. Можно было гарантировать, что теперь старцу обеспеченная не одна бессонная ночь, и не один беспокойный день, проведенный в муках и сомнениях типа «А вдруг, действительно?...». И это могло бы согреть сердце мстительной радостью, если бы разбуженная змея ревности не сжимала в своих смертельных объятиях и разум, и чувства.

Филипп сказал, видимо, что-то веселое, потому что и Софи, и Адель рассмеялись. Роберт резко отвернулся, боясь наделать глупости. И столкнулся взглядом с испанским грандом. Он мог поклясться, что дона Антонио де Санчеса не объявляли в качестве прибывшего гостя. Значит, либо он был в этом доме уже давно, либо предпочел появится позже без официального объявления.
- Добрый вечер, герцог. Вы недовольны, что ваша воспитанница столь благосклонна к моему сыну?
- Просто он слишком молод для Софи. Ведь вдовство — не только положение в обществе, но и состояние души.
- Ну если вы узнаете Филиппа получше, вы поймете, что он не настолько легкомысленен, и, кто знает, вдруг сможет составить новое счастье для Софи?
Роберт внимательно посмотрел на испанца, но лицо благородного дона было непроницаемо даже без маски, можно было позавидовать.
- Я крайне редко принимаю гостей, но... если вы со своим сыном окажете честь посетить мой дом, буду счастлив. Я думаю, Софи тоже не будет возражать.
- С удовольствием, спасибо за приглашение, - дон Антонио слегка склонил голову. - Я надеюсь, это не будет вам в тягость. А тот факт, что вы редко кого приглашаете, подразумевает, что мы там будет одни? - выразительный взгляд карих глаз в сторону святого отца, который чинно беседовал с хозяином дома.
- Несмотря на то, что мы служим одному Ордену, отец Ланс живет отдельно, и если приезжает с визитом, то только в случае крайней необходимости, - улыбнулся краешками губ Роберт, переводя взгляд в сторону Софи, которая в компании с Адель направлялась в его. - А сейчас извините, но нам пора.
В экипаже царило достаточно напряженное молчание, которое первой нарушила Софи:
- Как я понимаю, завтра нам ждать высоких гостей?
- Да, дон Антонио приедет к нам на обед вместе со своим усыноаленным племянником. Вы рады? - как ни старался Роберт, в голосе вместо ожидаемой триумфа от удачного продолжения политической интриги явно звучал яд.
- Рада? - Софи немного удивилась, потом мягко рассмеялась:
- Я думала, что в первую очередь будете рады вы, ведь вы хотели сблизиться с этим напыщенным сеньором. А я... да, с Филиппом разговаривать куда приятнее, чем с Адель, поэтому я не против таких гостей.
Пока Роберт молча пытался справится со всплеском ревнивой ярости, Софи еще тише продолжила:
- Только, боюсь, он не слишком рад моему обществу. Из-за капризов своего дядя он должен был променять общество блестящих красавиц на скромную вдову.
- Боже, какая глупость, - выдохнул Роберт. Привлек девушку к себе за плечи, приподнял ее лицо за подбородок, пытаясь сквозь сумрак кареты разглядеть выражение глаз:
- Если общение с тобой он считает повинностью, то он еще глупее, чем кажется.
Он приник к ее мягким и таким сладким губам, покорно и радостно открывшимся ему навстречу. Ощутил теплоту шелкового дыхания, влажно коснулся стыдливо прижатого язычка, вынуждая вступить в единоборство и в то же время не давая возможности победить.
Поцелуй мог продолжаться вечно, но дыхания не хватало. Роберт освободил плененные губы, но не отстранился. Ему было приятно ощущать, как щекочет горячие прерывистое дыхание Софи его щеку, видеть, как она пытается стыдливо поправить корсаж платья, который уже в который раз опускается гораздо ниже дозволенного именно в момент поцелуя, но из-за близости мужчины ее попытки раз за разом терпят фиаско.
Он как раз склонился, чтобы отметить поцелуем основание нежного холмика груди, когда Софи спросила:
- О том, что он глуп, вам говорит жизненный опыт или ревность?
- И то, и другое, - Роберт всегда старался придерживаться правды. Но ее вопрос всколыхнул разом все подозрения — вдруг все-таки есть основания? - и поэтому его поцелуй больше напомним укус, чем нежное прикосновение. Софи охнула, на белой коже остался розовый след, по которому тотчас прошелся влажной дорожкой чуть шершавый кончик языка.
Роберту стоило больших трудов удержать себя в рамках, особенно когда Софи с глубоким вздохом прижала его голову к своей груди. А еще ему показалось (наверное, просто показалось!), что вместе с хрипловатым дыханием с ее губ сорвалось чье-то имя. И отравленная память услужливо повторила фразу отца Ланса: «Никто не знает, о ком она вспоминает и с кем хочет встретиться вновь».

Жадно вдохнув аромат столь близкого и желанного тела, Роберт поднял голову:
- Кажется, уже подъезжаем.
- Да, - Софи не удерживала его. Кажется в ее голосе промелькнуло огорчение — от того, что он опять отстранился или...
- Завтра у нас интересный день. И не расстраивайся, если этот испанский сосунок не оценит твоего общества, значит он просто тебя не достоин, - Роберт провел рукой по контуру ее лица, задержавшись подушечками больших пальцев на припухших от поцелуя губах.
Софи чуть прикусила его палец , сама стянула с его лица осточертевшую маску, коснулась ладонью изуродованной щеки:
- Я постараюсь не слишком расстраиваться, ...если ты опять будешь избегать меня.
Роберт не успел ничего ответить. Экипаж остановился, и девушка, не дожидаясь, пока лакей исполнит торжественный ритуал открытия дверцы, змейкой выскользнула из кареты, как только та замедлила ход.

Конечно, всю ночь он думал не о предстоящем визите испанца, а о последних словах Софи. Что это было? Игра? Или ..? Или... Рискнуть и поверить. Только поверить во что? В то, что ей хочется быть с ним? В то, что он ей нравится? В то, что она надеется, что с его помощью она сможет вернутся к другому? Или просто в то, что он будет неплохой заменой другому? Или?... Или...
Привычно не выспавшийся, напряженный и злой, Роберт встретил дона Антонио и Филиппа весьма сдержанно, но те и не ждали искрометного приема, о нелюдимости герцога говорили все, а не только он сам. Софи же выглядела прелестно, и даже Роберт не мог сказать, когда она более настоящая — сегодня или вчера? С ним или с Филиппом, который, сам себе на удивление, попал под обаяние не слишком привлекательной с первого взгляда девушки.
Начало обеда было похоже на прогулку в густом тумане по незнакомой местности, когда не знаешь заранее, натолкнешься на дерево или попадешь в яму. Испанский гранд чувствовал себя непривычно и немного скованно, встав перед необходимостью искать союзников во вражеском стане, да и обстановка была далека от лоска европейских салонов, где обычно решались подобные вопросы. А Роберт, более занятый наблюдением за развитием взаимоотношений молодой пары, не торопился ему помогать.
- Каждый раз на приемах в колонии я ловлю себя на мысли, что попал на своеобразный бал-маскарад. Если бы вы, герцог в своей маске попали бы на светский раут в Европе, вас бы сочли экстравагантным чудаком, а здесь маска для многих -почти естественный аксессуар, - испанец наконец-то рискнул сделать первый шаг.
- Что же, не все в этом подобии высшем обществе любят показывать свое истинное лицо. Причины у всех разные, - Роберт спокойно пожал плечами, и помедлив, снял маску, став беззащитным перед солнечными лучами, пусть и чуть приглушенными занавесями.
Дон Антонио воспринял, мягко говоря, не слишком привлекательную внешность своего визави практически с облегчением — под нежным шелком мог скрываться и какой-нибудь недостойный человек, с которым бы испанец не хотел бы иметь дело ни про каком раскладе, и которого мог бы узнать. Его племянник, далекий как от политики так и от такта, презрительно сморщил свой аристократичный нос, не заботясь о том, чтобы скрыть свою реакцию от хозяина дома. Но Роберта таким отношением было не взять, - он только чуть насмешливо хмыкнул, демонстративно сев так, чтобы Филипп все время натыкался на его шрамы взглядом.
- Вы принимали участие в боевых действиях? - вежливо поинтересовался дон Антонио, думая, как лучше перейти к следующему этапу.
- Принимал, - не стал спорить Роберт. - Но это — результат не слишком честной дуэли.
- Вы проиграли?- с насмешкой спросил Филипп-признанный забияка и дуэлянт, гордящийся своими победами над соперниками не только в сердцах юных красоток, но и в поединках.
- Выиграл. А это, - Роберт легким движением руки очертил овал лица, - цена победы.
- Дуэль — достаточно неразумное занятие. Я всегда говорил Филиппу, что оно до добра не доведет, - дон Антонио отпил великолепного вина, посмотрел в сторону Софи, которая за эти несколько минут не произнесла ни слова и сидела, не поднимая глаз. - Мадам меня, наверное, поймет и поддержит. Ведь насколько я знаю, ваш муж, графиня, тоже пострадал из-за дуэли.
-Мой муж был благородным человеком, и дуэль была затеяна им не из желания покрасоваться, - Софи привычно гордо вздернула носик.
- Конечно, - испанец фыркнул, совсем как недавно его племянник. - наивного мальчика, зная его щепетильность и благородство, вынудили защищать свою честь, которую так небрежно растоптала юная развратная особа. В результате он умер, после полугода мучений, на костре Инквизиции, вы остались вдовой без средств, а некая графиня Кристель , не будем называть имен, известная доселе только по слухам о посещении неких опочивален, быстро взлетела вверх. И похоронив одного мужа, торопится выйти замуж за своего пасынка. А если бы молодой маркиз сумел сдержаться?
- Тогда бы он уже не был тем самым маркизом, - Софи опять опустила голову, перебирая пальцами бахрому на скатерти.
- Я, наверное, зря затеял этот разговор, - чуть смущенно пробормотал дон Антонио. - Разворошил прошлое, которое для вас еще слишком свежо...
Установилось неловкое молчание. Роберт, которые не в первый раз слышал свою историю, уже научился не реагировать на привычную боль. Сам виноват. А вот почему так побледнела Софи? Играет? Что бы он там не говорил отцу Лансу, но никаких монашек, послушниц и прочих дам к нему не пускали. Так чего она так переживает за неведомого ей маркиза?
- Так министр внешних дел собирается жениться? - обратился он к испанцу, который радостно подхватил тему:
- Да. Граф Себастьен де Ортес готов обручится со вдовой своего отца, но только после свадьбы его Величества. Вы ведь знаете о грандиозных матримониальных планах, которые грозят обернутся войной для Франции. Министру придется потрудится, тут уж не до медового месяца.
- Не каждый брак идет на пользу, - медленно проговорил хозяин дома, и было не понятно, кого он имеет в виду — министра или короля.
- Я так понимаю, что у вас начались серьезные разговоры. Пожалуй, оставлю вас одних. Пойду распоряжусь насчет напитков, - Софи грациозно поднялась и поторопилась выйти из залы.
- Все-таки я ее расстроил своими разговорами, - в голосе дона Антонио не было особого огорчения, скорее, констатация факта.
- Софи - девушка эмоциональная, а правда всегда болезнена, сколько бы времени не прошло. Я думаю, ваш племянник сможет ее отвлечь.
- Да, и вправду, Филипп,... - движение руки без лишних слов, и молодого человека как ветром сдуло.
А Роберт, задумчиво крутя в руках бокал с вином, вспоминал, как стремительно покрылось бледностью лицо его воспитанницы, когда дон де Санчес презрительно произнес имя Себастьяна де Ортес. Что же, кажется выяснилось имя его соперника. И не только в политике.

 
Источник: http://www.only-r.com/forum/36-415-1
Собственные произведения. uzhik uzhik 338 5
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Мой отец говорил, что успех и неудача – обманчивы. Это лучший способ относиться к актерству, особенно, когда что-то из этого становится чрезмерным."
Жизнь форума
❖ Вселенная Роба-7
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Festival de Cannes
Anti
❖ Талия Дебретт Барнетт ...
Кружит музыка...
❖ Good time/ Хорошее вре...
Фильмография.
❖ Фредерик
Собственные произведения (16+)
❖ Флудилка 2
Anti
❖ Влюбиться в Роберта Па...
Из жизни Роберта (18+)
Последнее в фф
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
Рекомендуем!
3
Наш опрос       
Какой костюм Роберта вам запомнился?
1. Диор / Канны 2012
2. Гуччи /Премьера BD2 в Лос Анджелесе
3. Барберри/ Премьера BD2 в Берлине
4. Дольче & Габбана/Премьера BD2 в Мадриде
5. Кензо/ Fun Event (BD2) в Сиднее
6. Прада/Country Music Awards 2011
Всего ответов: 166
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 17
Гостей: 7
Пользователей: 10
Elfo4ka Flava helena77777 Солнышко маруська wilmer22 zoya Ирин@ Maiya Ivetta


Изображение
Вверх