Творчество

ГРЕШНАЯ ЛЮБОВЬ ПАДШЕГО АНГЕЛА. Глава 10
05.12.2016   23:38    
ГЛАВА 10


Роберт аккуратно повел затекшими плечами, стараясь не разбудить девушку, уютно свернувшуюся клубочком рядом с ним. Уже который раз за короткое время она меняла его привычки, а теперь он нарушил один из своих главных запретов: никогда не идти на поводу у женщины. Конечно, в этом случае можно было бы сказать, что ему самому не терпелось повторить прекрасную ночь, но...сколько более соблазнительных и ярких красавиц он заставлял и ждать, и играть по своим правилам! Но хватило только нежного прикосновения ладошки и потерянного взгляда синих глаз, чтобы он все забыл, вернее, забылся.
Он слегка повернул голову, рассматривая совсем по-детски надутые во сне розовые губки и невинное юное лицо в ореоле растрепавшихся кудряшек. Едва касаясь, провел большим пальцем по контуру полуоткрытых губ, легкое теплое дыхание приласкало ладонь. И сразу всколыхнулись воспоминания о вчерашнем.
Как он, услышав ее негромкое: «Останься», - буквально потерял голову. Его благородство закончилось за все эти дни воздержания, когда, попробовав, он отпустил, не насытившись. И поэтому мужчина не стал выжидать продолжения фразы, которое могло содержать совершенно невинный смысл: человек, который находится во внутренним раздрае, иногда говорит не сразу то, что думает. И не стал он искать ответа в широко открытых глазах хрустальной синевы, поблескивающих в неверном свете факелов. Все к черту! Просто приник жадным поцелуем к припухшим губам (видимо, искусала от расстройства или переживаний в карете). А шелковистый жар покорно приоткрывшегося рта заставил исчезнуть остатки разумных мыслей, оставив главенствовать единственное пульсирующее во всем теле желание.
Только когда легкие уже начали гореть от недостатка кислорода, он прервал поцелуй. прошептал с непонятной интонацией в припухшие губы:
- А я думал, что настолько разочаровал, что больше не позовешь.
- А ты ждал, что позову? - выдохнула она ему в ответ, продлевая поцелуй своим шепотом.
- Хотел, - он не торопился отстраниться даже на дюйм, втайне наслаждаясь волнами тепла, стремительно проходящими вдоль позвоночника при каждом вдохе и выдохе Софи.
И, да, она не разочаровала его. Не стала наивно хлопать глазками или со строптивым упрямством отталкивать от себя. Видит Бог, он никогда не был склонен к насилию над женщинами, но если бы тогда, в то мгновение, он бы столкнулся с сопротивлением...
Скорее по привычке, чем по желанию, Роберт скользнул взглядом по комнате, выискивая свою одежду. Судя по беспорядочным волнам и разливам шелка, бархата и кружев, раздеваться они начали еще не доходя до спальни. А вид не столько расстегнутого, сколько разорванного лифа нарядного платья, брошенного на спинку кресла у кровати, заставил его чуть смущенно хмыкнуть.
В своей и той, и этой жизни он справился не с одной сотней мелких пуговичек и крючочков на хитроумных застежках великолепных платьев, распустил ни один десяток шнуровок на корсажах более скромных нарядов. Иногда он делал это нарочито не спеша и аккуратно, сознательно растягивая сладостные предвкушения, иногда — нетерпеливо и небрежно, стремясь поскорее добраться до «основного» блюда, но уже не мог припомнить, когда у него так дрожали пальцы, что путались в петельках и крючочках, а как результат — нежное одеяние было просто безжалостно истреблено, как последнее укрепление противника.
Девочка не только не испугалась его напора, но и, казалось, сама была готова разделить его. Или ему так хотелось думать. Просто сочетание абсолютной неопытности и горячего желания, пусть и не совсем осознанного, выплескивающееся в лихорадочном блеске глаз, в прерывистом дыхании, в стонах, обласканных зацелованными губами, в трепетных изгибах тела, - все этого заставляло моментально терять голову. Конечно, на нежной бледной коже девушки следы его страсти были весьма заметны, но и на его плече теперь красовался отпечаток ее зубов. Что поделать — хрупкая Софи ему была почти на пол-головы ниже его, а свой пыл он не слишком сдерживал, поэтому вряд ли ей было комфортно в первые мгновения его вторжения. Она не кричала, но так закусила кожу на его плече, что он сам застонал в голос на пике, выплескиваясь, от избытка пьянящего удовольствия, пикантно приправленного болью.
Чувствуя внизу приятное томление от одних только воспоминаний, Роберт прошелся, едва касаясь, пальцами по контуру лица девушки, и более осязаемо — по тонкой шее и плечам. Надеялся, что проснувшись, Софи будет не против повторения. Пальцы зацепили цепочку скромного медальона. Того самого, который считался одним из доказательств ее принадлежности к роду графу де Брийон. Действительно, плетение плотное, застежки нет — такое можно одеть через голову только крохе, а потом с возрастом уже и не снимешь. Стараясь рассмотреть вязь рисунка на гербе, потянул цепочку чуть сильнее, и это разбудило Софи. Затуманенные сном глаза, робкая улыбка. Потом она увидела близко его лицо, и...
Мгновенный испуг и настороженность в ее глазах, пусть и сразу спрятанных под дрогнувшими ресницами, его разом отрезвили. Хозяин и кукла чуть не поменялись местами! Забавно, черт возьми. Так вот зазеваешься и не заметишь, как пешка не только пройдет в ферзи, но и будет играть по собственным правилам.
Софи только на секунду опустила ресницы, а когда посмотрела на него снова, то увидела вполне искреннюю, пусть и насмешливую, улыбку.
-Доброе утро, Софи!- отпустив медальон, он приподнял ее лицо за подбородок, приласкал взглядом припухшие зацелованные губы. - Надеюсь, ты выспалась?
- Не совсем, но …. это приятно, - девушка осторожно коснулась его плеча, погладила пальцами собственный след. Мужчина повернул голову, поцеловал шаловливую ладошку:
- А чем тебя вчера так напугал барон?
Софи, уверенная, что Роберт настроен на что-то более романтичное, чем допрос с пристрастием, растерянно подняла глаза и встретилась с немного колючим внимательным серебристым взглядом.
- Ну... я просто расстроилась.... в Париже он даже пытался за мной ухаживать. А сегодня сделал вид, что впервые меня видит...
- Это было после вашего официального представления. А до этого ты испугалась. Чего? - он удержал ее руку, которую она пыталась было отдернуть, опять прижался к ладошке губами, согревая дыханием разом похолодевшие пальцы.
Софи помолчала, потом начала сбивчиво:
- Ну, он же знал, что я не была замужем... А тут вдруг вдова государственного преступника... А он был близким другом Се..., - девушка споткнулась на имени, увидев как опасно сузились серые глаза. Быстро поправилась : - нынешнего министра внешних дел...Вдруг это опасно...
- Девочка, так здесь половина колонии если не вдовы , так сами преступники, пусть и под пристойной оболочкой, - хмыкнул Роберт, продолжая ее целовать и с удовольствием чувствуя, как напряжение немного отпускает изящную руку, и тонкие пальцы не просто подчиняются его захвату, но и сами ласкающими движениями касаются его губ.
- А почему ты так настойчиво выспрашиваешь о бароне? Боишься за свою репутацию? -теперь и Софи смотрела настороженно, а чтобы лучше видеть выражение его глаз, даже приподнялась на локте, не отнимая у него второй руки. Роберт же на секунду почти выпал из реальности под шквалом нахлынувшего желания. Опытная женщина, в зависимости от предмета разговора, либо почти выпрыгивает из «шкурки», готовая полностью ублажить любовника и попутно решить свои проблемы, либо одевается строго и недоступно, чтобы мысли в сторону не сворачивали. У Софи был абсолютно серьезный взгляд, но при этом острые кончики небольших упругих грудей с нескромной откровенностью прохладно касались его кожи, а шелковая простыня настолько сползла вниз, что своим бедром он ощущал жар ее лона. Или, казалось, что ощущал, но голову от этого кружило не меньше. Ему пришлось немного помолчать, чтобы голос не выдал, насколько он сейчас уязвим, а только потом ответить, пусть чуть хрипло, но знакомо-насмешливо:
- Одна из главных задач Ордена и его членов — наставлять на путь истинный и возвращать в лоно Церкви заблудших. Так что ничто из прошлого моей воспитанницы не сможет скомпрометировать меня. Просто я думал, что он твой первый мужчина.
- А если бы это было так, то это что-нибудь изменило?
- Ничего, - Роберт криво усмехнулся. И тотчас — глаза в глаза — резко и жестко:
-Так все-таки было?
К счастью для растерявшейся Софи их уединение было резко прервано появлением слуги Роберта. Он, конечно, не вошел в комнаты. Но даже осторожный стук за стеной шелковых занавесей безвозвратно разрушил атмосферу. Девушка змейкой выскользнула из жесткого захвата, воспользовавшись тем, что прервался зрительный контракт, а Роберт, выругавшись негромко, но выразительно, начал искать свою одежду. На пороге все-таки обернулся:
-Так каков ответ?
Софи улыбнулась:
-Если это ничего не меняет, то какая разница?

Все утро Роберт мучился ощущением, что он что-то упускает. На первый взгляд все было просто: Софи, явно девушка знатная, волей случая попавшая в поле его зрения, пытается быть не только игрушкой. Если отбросить в сторону всякую сентиментальную романтику, которая до добра не доводит, то надо признать, первые узелки ее интриг хоть и заметны пока опытному взгляду, но весьма аккуратны для новичка. А отношения в постели настолько хороши, что даже будь это частью ее, пока не совсем понятного для него, плана, добровольно отказываться от этого он не будет. Но — черт возьми! - почему ощущение какой-то нестыковки так томит его?

Он думал об этом за завтраком в одиночестве, не столько перебирая бумаги сколько вспоминая и утренний разговор, и вчерашний прием, и прокручивая события более ранние. Размышлял об этом, наблюдая из окна за гуляющей по саду Софи, которая явно получала удовольствие от променада. Возвращался мыслями к вопросу и во время позднего камерного обеда у дона Антонио, куда его пригласили вместе с воспитанницей.
Только почему-то вместо холодного анализа в голове то и дело появлялись абсолютно неуместные мысли, которые вносили полную сумятицу в логично выстроенные цепочки. То вспомнит, как жарко и нетерпеливо она отдавалась ему, вспомнит ее первую осознанную но такую осторожную ласку, когда ее ладошка, исследуя красивое мужское тело, крылом бабочки коснулась его возбуждения, прежде чем жадно охватить его пальцами. Эти воспоминания не стимулировали работу разума, зато тело реагировало всплесками желания до жаркой боли. А когда его взгляд следил за наслаждающейся распустившимися розами Софи, то начинал думал не о том, что скрывается за ее дерзким спокойствием, а о том, почему черт возьми, она никак не посмотрит на его окна, расположение которых она знает прекрасно. Или она только играет в интерес, пока точно знает, что он рядом и за ней наблюдает? А начало обеда стало вообще сплошным кошмаром! Этот юный испанец, племянник-сын, настолько явно и, по мнению Роберта, просто нагло ухаживал за Софи, что служитель Ордена совершенно не мог думать о государственных делах, то и дело ревниво наблюдая за флиртующими молодыми людьми.
- Вы выглядите немного рассеянным, герцог, - дон Антонио пригубил вино,- что-нибудь случилось?
-Нет, просто как и вы, не слишком люблю частые светские выходы, даже если они связаны с радостными событиями. Вроде свадьбы вашего родственника. Служение ордену забирает слишком много сил.
-Да, да. И чем больше вокруг народу, тем меньше времени ля отдыха, - с пониманием кивнул головой испанец. - Тем более когда впереди еще более важное событие - бракосочетание самого короля.
-Вот именно. После монаршей свадьбы и отдохну, немного, - Роберт откинулся на спинку стула и тоже пригубил вино, не отводя глаз от собеседника, и забыв на время про всякие...лирические отступления.
-Насладитесь триумфом?
-Или займусь анализом ошибок
-И где? На родине отца или в той стране, которой служите? Или монастырь?
- Ну, идти в служению Господу такой дорогой — удел последователей других Орденов, - скупо улыбнулся Роберт.- Наш удел -бороться с происками врагов церкви и государства в самом центре искушений и греха. Может быть в Новом свете. Там колонии очень нуждаются в помощи церкви.
- Богатые колонии, надо заметить, - в голосе дона Антонио не чувствовалось осуждения. Скорее- уважение. - И какой страны?
-Все зависит от того, кто на ком женится, - Роберт не спеша отпил глоток из своего бокала. - И в каких условиях. Великолепное вино, кстати.
Проигнорировав похвалу своим винным погребам, дон Антонио слегка подался вперед:
- Даже так? Вы считаете...
- В этом деле так много проблем с наследованием, деньгами, да еще может открыться масса интересного...
- Вы считаете, что здесь и сейчас можно решить то, что должно решать там и через пару месяцев?
- Дон Антонио, вы человек государственный. Условия создавались годами. Осталось только воспользоваться плодами этих усилий. С нужными союзниками.
- Союзник порой страшнее врага. Может предать в последний момент.
- Вывод: брать в расчет тайные интересы врага. Тогда нет лучше союзника.
- Вы опасный человек, герцог, - дон Антонио явно получал огромное удовольствие от беседы, как от словесных шахмат.
- Нет, - лицо Роберта за маской шрамов осталось непроницаемым, только глаза сверкнули. - Скорее, опытный.
- Так вы считаете, что на свадьбе моего родственника присутствуют все, кто может повлиять на исход будущего бракосочетания?
- Это же как главная репетиция и возможность последний раз проговорить, переговорить, заручиться поддержкой и прощупать почву. Поэтому приехали все. Включая вас, - последняя фраза прозвучала немного насмешливо.
- Святая Церковь, как я понимаю, тоже не остается в стороне?
- Браки совершаются на небесах. Ну а Святая Церковь только помогает сделать правильный выбор.
Может, Дон Антонио и хотел что-то уточнить или добавить, но только вежливо улыбнулся:
- Я знаю, что Орден был всегда верной подмогой Церкви. Кстати, как вам главное блюдо моего повара? Он начал успешно осваивать восточную кухню.
- Великолепно, он даже превзошел некоторых местных мастеров. Пожалуй, я не откажусь от добавки.
Разговор легко перешел в небрежную светскую беседу, и Роберт опять посмотрел в сторону Софи и Филиппа. Девушка была задумчива и весьма рассеяно внимала разглагольствованиям своего молодого ухажера, тогда как Филипп, явно воодушевленный мастерством «словесной дуэли», которое продемонстрировали дядя и опекун Софи, вовсю пытался применить такое же искусство в деле обольщения юной вдовы.

- Ты выглядишь крайне уставшей, - уже в карете заметил Роберт. - Пожалуй, тебе стоило остаться сегодня дома. Тебя так утомила болтовня Филиппа?
- Нет. Он интересный собеседник. Тем более он имел возможность помолчать, потому что ваша беседа с доном Антонио была куда как любопытнее, - Софи откинулась на подушки экипаж. - Можно задать вопрос?
Увидев одобрительный кивок опекуна, продолжила:
- Знаю, что монаршая свадьба - это дело политическое, обычно подразумевается союз государств и выгода, которая этому сопутствует. А по вашему разговору получается, что хорошо будет кому угодно, но явно не королю. Почему?
- Как ты еще наивна, Софи. Король в некоторых вопросах -всего лишь фигура. Он может любить, страдать ненавидеть. Иметь любовниц и любовников. Но жениться он должен как политик, а не как человек. И руководит этим процессом кто угодно, но не он сам. Примерно три года тому назад уже сорвалась свадьба нашего короля и испанской инфанты, вину, кстати, свалили в том числе и на твоего покойного мужа. Хотя я считаю, что во многом здесь были и просчеты, и несостоявшиеся замыслы тогдашнего министра внешних дел, старшего графа де Ортес, отца Себастьена. После этого взаимоотношения между странами испортились, до сих пор идут военные действия из-за спорных провинций. А теперь возникает проблема: французскому королю необходимо жениться для продолжения рода, есть и претендентки — испанская инфанта, которая уже считалась его невестой, но при этом потеряются и провинции и казна не пополнится. Еще парочка иностранных принцесс— не слишком молодых, могут принести неплохое приданное и, возможно, наследников, но война с Испанией из вяло-текущей перейдет в активную фазу, что вряд ли принесет победу и без того обескровленной Франции. Может жениться на француженке, или же просто может удалиться в монастырь. Но почти во всех случаях. Кроме первого, Его величество окажется в столь плачевном положении, что трона лишится быстро. Его собственные приверженцы постараются побыстрее скинуть и поставить своего, чтобы другой род не занял место с помощью переворота. И, как сама понимаешь, в каждом случае есть те, кто выиграет и очень, а есть те, кто потеряет последнее.
- При каком раскладе выиграет святая Церковь?
- При любом. Я получу удовольствие от этой игры, которая может длиться бесконечно.
- Но, дон Антонио, наверное, хочет пристроить инфанту.
-Дон Антонио, не на стороне инфанты, а на стороне государства. Испании не нужна сильная Франция. А уж если он считает теперешнего министра внешних дел своим личным врагом, то он сделает все, чтобы власть рода де Ортес пала вместе с властью короля. Поэтому он сейчас и ищет тех, кто против..
- А зачем тебе я в этой игре? Только, чтобы привлечь внимание дона? Или...?
- Не только дона. Вдова опального маркиза, тем более оправданного церковью и властью, пусть и поздновато, имеет право на наследие и его бумаг (вот что привлекает внимание многих, ведь в предполагаемой борьбе если не за трон, так хоть за приближение к нему), и на владение остатками имущества своего мужа. А как ты думаешь, кого король наградил неплохим куском после того, как земли казненного маркиза перешли к короне?
- Не трудно догадаться. Наверное, министра внешних дел. Старого или нового - не так важно, не правда ли?
- Ты огорчена, - Роберт не спрашивал, утверждал. - Не волнуйся, как твой опекун, я огражу тебя от необходимости требовать свою долю у человека, который тебе был не безразличен. Я займусь этим сам. Потом...
Софи вздрогнула, как от удара:
- Ты жесток.
- Практичен. Если ты начнешь щадить противника, то сможешь быстро получить удар в спину. К тому же бедность — не самое страшное, что его может ожидать.
Оставшуюся часть пути они проехали молча. Опекун проводил Софи до входа на ее половину, на пороге поцеловал руку:
- Спокойной ночи, Софи.
- Спокойной ночи, ...Роберт, - впервые она назвала его по имени. Провела ладонью по русым волосам склоненной головы. А уже переступая порог, неожиданно спросила:
- В вашем разговоре с доном Антонио ты так сказал... То есть барон мог приехать и не один, а с...
- С Себастьеном, хочешь ты спросить? - такой ярости, с какой полыхнули его глаза, она не видела даже в первый день их знакомства. - Возможно. Только готова ли ты встретиться с ним в теперешнем своем положении, девочка? И готов ли он тебя тут увидеть? Ведь ты теперь в стане врага.
Резко отвернувшись, мужчина стремительно ушел, оставив побледневшую Софи стоять на пороге.

 
Источник: http://www.only-r.com/forum/36-400-1
Собственные произведения. uzhik uzhik 237 5
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Обо мне не написано ни строчки правды. Просто потому, что на самом деле писать обо мне нечего."
Жизнь форума
❖ Давайте познакомимся
Поболтаем?
❖ Поиграем с Робом?
Поиграем?
❖ Вселенная Роба-6
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Флудилка
Anti
❖ GifoMania Часть 2
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Данила Козловский
Парней так много...
❖ Если бы Роб...
Последнее в фф
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Поцелуй дождя. Глава 5...
Из жизни Роберта
❖ Я буду ждать... Глава...
Из жизни Роберта
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Поцелуй дождя. Глава 4...
Из жизни Роберта
❖ В отражениях вечност...
Стихи.
❖ Ты слишком далеко.
Стихи.
Рекомендуем!
1
Наш опрос       
Сколько Вам лет?
1. от 45 и выше
2. от 35 до 40
3. от 30 до 35
4. от 40 до 45
5. от 25 до 30
6. 0т 10 до 15
7. от 20 до 25
8. от 15 до 20
Всего ответов: 299
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 19
Гостей: 13
Пользователей: 6
Солнышко Ginger GASA Constanta Evita Ivetta


Изображение
Вверх