Творчество

Глазами сердца (Глава 7)
22.10.2017   20:17    
На миг оторвавшись, он прерывисто спросил:
- Ты... уверена?
- Да.


Глава 7

7.1 «Я твоя»


О любящее мое сердце,
Что думает: «Прекрасен ты!»
Оно – как воды быстрые реки:
Пускай плотины не дают бежать потокам,
Те все равно сметут помехи на пути! (с)



Кончики нежных пальцев скользнули вниз по шее Эдварда, провели по плечам, стали неспешно обрисовывать впадинки, мышцы, мускулы, спускаясь по груди. Белла обвела контуры его рук, поводила по спине, касаясь лопаток, линии позвоночника. Он стоял почти неподвижно, с трудом дыша от ее робких ласк, позволяя ей изучать, «видеть» прикосновениями, ощущая ее близость чувствительной, разгоряченной кожей. Но когда вслед за пальцами последовали губы, Мейси, тихо простонав, притянул девушку к себе, зарываясь ладонями в волосы, приподнимая лицо для нового жадного поцелуя. Она ответила, так сладко, так пылко, что его сердце стало спотыкаться, не переставая. Белла будто раскрывалась ему навстречу, в каждом ее порыве было столько нежности, жажды, желания, что неведомые раньше эмоции накрывали его с головой.
Эдвард видел очаровательный румянец, горевший на ее щеках, только знал, что это совсем не от стыда. Она хотела его, так же как он ее – сильно, по-настоящему. Не боялась, всецело ему доверяла... Это не пугало, наоборот, вызывало очень теплое, почти болезненное, всепоглощающее чувство, которое он готов был испытывать всю жизнь.

Одеяло давно упало к ногам, за ним оставшаяся одежда... Кожа к коже, губы к губам. Несколько неверных шагов, не разнимая объятий... Эдвард опустил ее, охватившую его руками и ногами, на постель, на миг оторвавшись, чтобы посмотреть в ее лицо, на ее тело, и сердце мучительно сжалось от мысли, что она не может сделать так же. Она ловила его дыхание, сладко выгибалась под ласкающей ладонью, притягивала к себе, потому что ей дано было лишь осязать... И тогда Мейси закрыл глаза, полный решимости не открывать их, чтобы стать еще ближе к Белле - в ее темноте. Он снова нашел ее губы, с мягкой настойчивостью накрывая своими... Кончики пальцев, обводя каждый изгиб, жарко гладили ее груди, талию, живот, бедра, колени, ступни... и снова неспешно возвращались к трепещущим холмикам грудей. Каждый ее стон или невнятный всхлип, таявший в поцелуях, пускал по телу Эдварда электрический разряд. Все в ней словно безмолвно шептало: «Я твоя...»
Их пальцы переплелись, сжимая друг друга. На миг Белла замерла, чуть вздрогнув, и ему до боли захотелось увидеть ее лицо в этот момент. Но глаза остались закрытыми, заставляя мучительнее и острее воспринимать все происходящее. Их сцепленные страстным пожатием руки чуть расслабились, потом снова напряженно сомкнулись. Сплетение ног, бедра к бедрам... Горячая дрожь. С каждым прикосновением, каждым поцелуем, каждым осторожным движением он растворялся в ней, сливаясь каждой своей клеточкой. Не смотрел, лишь чувствовал ее... своим телом. Своим сердцем.

Больше всего Белла боялась, что подсознание снова сыграет с ней злую шутку, рисуя образ Мейси. Но сейчас все страхи остались позади, и она знала только одно – это любовь. Ее настоящая, единственная любовь. С Эдвардом она видела не Мейси, не темноту, не пустоту. Перед ее мысленным взором распускались цветы, сияли прекрасные звезды, медленно рассыпаясь на тысячи искр... Он подарил ей целый мир красок. Каждая частичка ее души пела от счастья. Она будто впитала его нежную страсть всем своим существом – и это было волнующе, необъснимо, чудесно.

Чувствуя себя бесконечно счастливой, желанной и любимой, Белла в приятной истоме потянулась к Эдварду, положив голову ему на грудь. Скользнув пальцами по горячей влажной коже, девушка взяла его за руку, рисуя мизинцем узоры в ямочке ладони. Потом прошептала:
- Мне еще никогда не было так хорошо.
- Мне тоже, - целуя ее в макушку, произнес Мейси.
И пусть они вкладывали в эти слова разное, смысл был один.
- Как жаль, что я не могла видеть тебя... Мне так этого хотелось.
- Мне тоже, – шепнул он, касаясь губами родинок на ее шее.
- Но... ты ведь... – Белла замолчала в растерянности.
- Я пообещал себе, что закрою глаза.
- Тебе не надо было этого делать, - сбивчиво шепнула девушка, с трудом проглотив комок в горле.
- Я хотел... Хотел разделить твою темноту.
- И... как? – боясь, что разочаровала его, спросила она после недолгой паузы.
- Было прекрасно, Беллз, - тихо ответил Эдвард.
Потом притянул ее еще ближе, зарываясь лицом в пропахшие морским ветром волосы. Мейси и сам пока толком не понимал, что происходит. Никто и никогда не будил в нем таких теплых чувств. Было приятно и странно просто лежать в ее ласковых объятиях, засыпая – ни страха, ни желания удрать, ни сомнений, только удивительная легкость. Если раньше слово «постель» для него мысленно соединялось с глаголом «затащить», то сейчас хотелось с Беллой проснуться.
- Спокойной ночи, малыш. С днем рождения... – сквозь сон пробормотал парень, уткнувшись носом ей в шею.

Белла чувствовала ровное дыхание Эдварда на своей коже. Была уже глубокая ночь, но ей все не спалось. Счастливые слезы не хотели высыхать. Девушка и верила, и не верила в происходящее. Она никогда не думала, что способна решиться на близость с кем-то после недельного знакомства. Было время, когда она просто шарахалась от парней, вздрагивая от их прикосновений, отворачиваясь от поцелуев. А тут всего за несколько месяцев открыла в себе совершенно новые желания и чувства. Сначала Мейси, к которому ее непреодолимо тянуло, хотя за все время Белла едва коснулась его руки. А теперь Эдвард – его нежные, сладкие поцелуи, его волнующий запах, его прикосновения... Это было так совершенно, так естественно, будто она знала его всю жизнь. Может быть, она повзрослела, а может, относилась к тем чутким, романтичным натурам, для которых желание, любовь и чувственность не существуют порознь. Но ведь это и есть истинная гармония – две половинки, ставшие единым целым...

7.2

«Моя Белла»


Любовь таю в себе... Однако в те мгновенья,
Когда никак мне не сдержать тоску,
Любовь является вдруг взору твоему, -
Так из-за гребней гор, в низинах, здесь простертых,
Луна восходит, разгоняя тьму. (с)


Мейси сидел под дверью операционной несколько часов, и с каждой минутой нервничал все больше. Еще никогда ему не было так страшно. Только сейчас он понял, какой пустой была его жизнь до встречи с Беллой. Чувства других людей мало для него значили, он не утруждал себя попытками их понять. Теперь Мейси готов был отдать все на свете, лишь бы Белла вновь обрела зрение – пусть даже, увидев его, она и не простит ложь.
Склонив голову, он вцепился пальцами в волосы, скользя невидящим взором по бледным плиткам у ног. «Где была твоя голова... О чем ты думал, когда... Хреновый из тебя медбрат. И кавалер весьма сомнительный.»
Уже тогда, с первым ярким солнечным лучом, скользнувшим в номер сквозь неплотно задернутую штору и разбудившим Мейси, пришло понимание того, как безответственно он поступил. Изабелла еще спала, такая милая, такая хрупкая... Он смотрел на нее с затопляющей сердце нежностью, и впервые словил себя на том, что мысленно называет ее «Моя Белла». Ведь мог сдержаться... мог не подкидывать ей лишних неудобств перед операцией. Только ее невинное, сладкое желание, перед которым меркли все ухищрения, виданные-перевиданные в прошлом, совсем обезоружило его. И когда она проснулась, когда в ее глазах мелькнули слезы, чистые слезы радости, Мейси стало стыдно уже из-за того, что посмел пожалеть о происшедшем между ними.
«С какой стороны не глянь, все равно полный кретин», - заключил парень, сжимая волосы еще сильнее, словно собирался выдрать с корнями. Минуты ожидания казались вечностью. Медсестры, санитарки, проходящие мимо, сочувственно и понимающе смотрели на него. А Мейси то вставал, бродя взад-вперед по коридору, то снова садился, глядя на часы, то сверлил взглядом дверь, будто заклиная ее поскорее открыться.
Тина, та самая пожилая санитарка, часто помогавшая Белле, подошла к парню, положив руку ему на плечо.
- Не переживай ты так, мальчик, с ней все будет хорошо. Главное, надо верить.
- Почему так долго? – каким-то чужим, хриплым голосом спросил Мейси.
Взглянув на него, женщина подумала: «Да на нем лица нет. Просто не узнать паренька.»
А вслух произнесла уверенно и спокойно:
- Ну, это ведь сложно, сам понимаешь. Зрение – очень деликатный орган. И сейчас с Беллой в операционной мастер своего дела, наш главврач. Не бойся.
Странно, но от ее слов Эдварду стало легче – хоть женщина не сказала ничего особенного.
- Постараюсь, - вымученно улыбнулся он.
- Шел бы ты поел. Видно, с утра крошки во рту не держал.
- Не хочу я. Когда она проснется после наркоза, я должен быть с Беллой.
- Ну, до этого еще далеко. Иди-ка, а я подежурю.
Мейси неохотно подчинился, хоть и знал, что кусок вряд ли полезет ему в горло.
Спустившись в столовую, купил булочку и чашку кофе. Он ел и пил без аппетита, устало глядя сквозь стеклянную стенку на врачей, медсестер, пациентов и посетителей, снующих туда-сюда. Для них это был обычный день. Но не для Беллы. И не для него.

А несколько часов спустя Тина, собираясь идти домой, со слезами на глазах рассказывала в раздевалке:
- Он весь день провел здесь – около операционной, потом в послеоперационной палате. Эдвард и сейчас с ней, ждет, когда девушка проснется. Сидит, за руку держит. Не могу поверить! Признаться, мне сначала он совсем не нравился – думала, избалованный, высокомерный. А теперь изменился на глазах.
- Влюбился парень, - уверенно кивнула головой одна из медсестричек.
Все женщины переглядывались, с улыбками умиления на лицах, только одна молоденькая санитарка скептически взирала на них.
- Как же, влюбился, - язвительно заметила она. – Да таких, как он, за киллометр видно.
- А ты помолчи! – тут же осадила ее Тина. – И впредь не говори о том, чего не знаешь. Не доросла еще. Когда-нибудь поймешь.
Девушка прикусила язык, чувствуя всеобщее осуждение, но, недолюбливая однажды весьма бесцеремонно отшившего ее Мейсена, своего мнения не изменила.

- Эдвард..?
Его сердце забилось сильнее, потому что Белла слабо пожала его ладонь и потому что она, очнувшись, позвала именно его.
- Я здесь, с тобой.
- Спасибо. Ты очень нужен...
- Ты и сама прекрасно справилась. Врач сказал, что операция удалась.
- У тебя... какой-то непонятный голос. Ты меня не обманываешь?.. – еле слышно спросила девушка.
- Прости, я... просто волновался за тебя. Очень, - чувствуя себя виноватым оттого, что заставил ее нервничать еще больше, сказал Мейси.
Он не подумал, что его усталость и переживания так легко выдаст голос.
- Я бы никогда не стал тебя обманывать...
На последнем слове он невольно поморщился, осознавая, как фальшиво все это звучит в свете ситуации.
- Знаю...
Он попытался найти в себе силы признаться в том, кто он на самом деле, но не имел понятия, как это сделать.
- Я хочу что-то сказать тебе, - произнесла Белла. – Именно сегодня, сейчас. Тебе не надо ничего отвечать, не надо чувствовать себя виноватым или обязанным... Я просто хочу, чтобы ты знал.
Мейси с трудом сглотнул, замерев, понимая, что она скажет еще до того, как Белла взволнованно шепнула:
- Я люблю тебя.
- Беллз, ты... Ты ведь даже не видела меня...
- А мне это и не нужно. Я вижу тебя своим сердцем. Раньше я верила только глазам – и ошибалась. Я знаю тебя лучше, чем ты думашь. И люблю таким, какой ты есть...

Вечером у Эдварда больше не было возможности поговорить с Изабеллой наедине. Сначала ее осматривал врач, потом медсестра снова ставила капельницы, а позже приехали родители девушки. Мейси не стал им мешать, но домой все равно не пошел. Он провел всю ночь в больнице, время от времени заходя к Белле. Ее сон бы глубоким и спокойным. Мейсен же не сомкнул глаз от избытка впечатлений за этот бесконечный день.

На следующее утро, после процедур и визитации, Изабелла лежала на койке, слушая шум дождя за окном. Она чувствовала, как в вену через катетер втекает прохладная жидкость – очередная капельница. Широкая повязка на лбу и голове казалась невыносимо горячей. Белла понимала, что через пару дней решится, останутся ей только слух и обоняние или снова вернется чудо смотреть вокруг, впитывая красоту окружающего мира. Она была полна надежд и никак не могла подавить в себе желание поскорее избавиться от бинтов, скрывающих от нее все вокруг. Краешком подсознания Белла понимала, что так сильно верить опасно – потом будет в сто раз больней, если окажется, что операция не помогла. Только ничего не могла с собой поделать. Она была слишком счастлива, чтобы не ждать чуда.

 
Источник: http://only-r.com/forum/33-118-1#47105
Герои Саги - люди Марина Гулько gulmarina 496 2
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Я получил множество отрицательных рецензий. Конечно, меня это ранит и заставляет сомневаться. Когда кто-то говорит мне, что я плохой актер, я не возражаю, я знаю, что мне есть над, чем поработать. Но когда кто-то говорит, что я урод, я не знаю, что сказать. Это, как… знаете, что? Это, правда меня ранит."
Жизнь форума
❖ Вселенная Роба - 8
Только мысли все о нем и о нем.
❖ ROBsessiON Будуар (16+...
Только мысли все о нем и о нем.
❖ GifoMania Часть 2
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Фильмы,которые мы посм...
Фильм,фильм,фильм.
❖ Талия Дебретт Барнетт ...
Кружит музыка...
❖ Флудилка 2
Anti
❖ В постели с мечтой.
Из жизни Роберта (18+)
Последнее в фф
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Ковен Знамений. Глава ...
Переводы
❖ Он разгадал мою печаль...
Стихи.
❖ Осенние стихи
Стихи.
❖ Предложение
Стихи.
❖ Король и пешка. Ауттей...
Герои Саги - люди
Рекомендуем!
3
Наш опрос       
Стрижки мистера Паттинсона. Выбирай!!
1. Якоб/Воды слонам
2. Эдвард/ Сумерки. Сага
3. "Под ноль+"/Берлинале
4. Эрик/Космополис
5. "Однобокая пальма"/Comic Con 2011
6. Сальвадор/ Отголоски прошлого
7. Даниэль/Дневник плохой мамаши
8. Рейнольдс/Ровер
Всего ответов: 250
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 13
Гостей: 11
Пользователей: 2
безпретензий Maiya


Изображение
Вверх