Творчество

Глазами сердца (Эпилог)
27.02.2017   00:16    
Эпилог

Четыре мига счастья


Счастливые теряют время,
Но есть у памяти дневник...


Ее апрель

Так хороша, что нет слов,
Век любоваться готов.
Словно небес торжество,
Да, ты мое божество.
Вот и пришла ты, любовь,
Я будто снова живой.
Даже не верю судьбе,
Взгляды дарю я тебе.

Can't take my eyes off you (Muse)


Сквозь сладкую дремоту прорвался все нарастающий сигнал телефонного звонка. Белла растерянно захлопала глазами и резко села, покачнувшись. За окнами мягко таяли нежные краски заката. Рядом на диване лежал раскрытый дневник, на котором она, похоже, и заснула, применив вместо подушки...
Несколько неверных шагов к журнальному столику, долгий зевок... Наконец, девушка лениво потянулась и взяла трубку. Конечно же, это звонит Эдвард – даже за океаном он кажется досягаемым, благодаря гениям, изобревшим все виды связи.
- Я соскучился, - вот так, без всех вступительных: «Привет, дорогая, как дела?», прямо под корочку ее сонного сознания сочится самое важное.
- Я тоже. Очень-очень, - глупо улыбаясь своему отражению в прозрачной дверце секции, вздохнула Изабелла.
На ее щеке отпечатались тетрадные страницы, волосы растрепались и смешно торчали во все стороны. Хорошо, что это не Skype...
- Осталась всего неделя, малышка. Скоро вернусь. Ты... дома?
- Что, контролируешь? – пошутила она.
- А как же. Радио работает?
- Нет.
- Тогда включи. Любимую радиостанцию сразу после шести. Не забудь!
- А зачем?
- Это секрет.
И тишина.
Белла улыбнулась еще шире. Неделя! Неужели она обнимет Мейси так скоро? Разлука стала слишком долгой, требуя настоящей выдержки. Они часто общались, перезванивались, смотрели друг на друга с мониторов, но...
Первое время ей было тяжело. Пребывание Мейси за границей затянулось, только причина, по которой это произошло, оправдывала все повседневные печали... Они еще ни разу не расставались больше, чем на неделю, хоть жили вместе почти девять месяцев. На этот раз Эдвард полетел по делам в Японию. Он постепенно осуществлял свои планы и мечты о бизнесе за рубежом, связывал это с туризмом, нашел партнеров. Целуя ее в аэропорту, Мейси обещал вернуться через несколько дней... Но случилось непредвиденное – то, отчего, увидев репортаж в новостях, Изабелла мгновенно похолодела. Цунами... страшная стихия, за короткое время уничтожившая столько построек и унесшая столько жизней. Частые подземные толчки... Белла чувствовала себя ужасной эгоисткой, в тот момент думая лишь о любимом человеке и его возвращении целым и невредимым. Она нашла карту Японии, но руки так тряслись, что не получилось высчитать, далеко ли Мейси от опасного региона. А потом он позвонил. От одного звука родного голоса ее накрыло теплой волной покоя... Она готова была прокричать: «Возвращайся, скорее!», но сдержалась, услышав, о чем он просит... «Беллз, я знаю, как ты волнуешься. Знаю, что будешь изводить себя мыслями, скучать, подолгу не спать... Но я не могу сейчас приехать, хоть дела улажены. В больницах нужны волонтеры. В Японии полная паника, люди в шоке от трагедии. Много пострадавших, среди них дети. Со мной все будет хорошо, Беллз, я обещаю. Я помогу, чем могу, останусь на пару недель, может, месяц. Прости, я знаю, что это...» «Мейси, не надо! Оставайся, оставайся сколько нужно. Не думай обо мне. То есть думай, но не тревожься. Люблю тебя», - скрывая слезы в голосе, произнесла она. Страх почему-то отошел. Пришла уверенность, что все будет хорошо. И еще чувство гордости за любимого.
Эдвард звонил каждый день, и они подолгу говорили, особенно вечерами, перед сном. Это стало особенным ритуалом. А сегодня он лишь загадочно попросил включить радио...
В назначенное время Белла, слишком заинтригованная, чтобы то и дело не поглядывать на часы, настроила приемник на нужную радиостанцию. Почти полседьмого – и ничего. Она уже начала пританцовывать от нетерпения. Может, Мейси что-то перепутал? Невозможно! Ну кто так неумело делает сюрпризы?!
И вдруг, приглушив музыку, ведущий произнес заветное: «У нас не концерт по заявкам, но сейчас прозвучит песня для Изабеллы. Потому что, если не прозвучит, ведущему не поздоровится. Итак, Беллз, ценой моего психического здоровья, от твоего Мэдварда». Девушка рассмеялась и, как только началась песня, увеличила громкость.

Can't take my eyes off you

Неожиданно за спиной раздались шаги, и Белла в ужасе замерла, лихорадочно вспоминая, повернула ли ключ в замке.
- Значит, дверь открыта, входи, кто хочешь!
С трудом обретя дар речи, переполненная счастьем, волнением, но еще и страхом впридачу, она повернулась и прокричала:
- Мейси, ты самый настоящий... Мэдвард! С ума сошел? Так можно удар получить! Я думала, воры!
Он тут же подошел и обнял ее, дрожащую, хмурящуюся, но... безумно счастливую.
- Ты невыносим! Ну как можно так дразнить меня, так играть моим сердцем...
- Так любить тебя... – мягко перебил он.
- Это тоже остается для меня загадкой, но не уходи от темы. Я еще не сказала все, что о тебе думаю!
- Все я знаю. Мне просто очень захотелось тебя увидеть. И еще чего-то... Но об этом позже.
- Когда ты звонил, скорее всего, уже сходил по трапу самолета, а меня заставил думать, что мы еще неделю не увидимся! Какой же ты...
Она пару раз шлепнула Мейси по груди, а потом притихла, чувствуя тепло его тела, близкий запах, нежность долгожданного объятия. Это все, что ей сейчас было нужно – снова оказаться в надежных руках Эдварда. Белла обняла его в ответ, и они долго стояли, прижавшись друг к другу, молча впитывая трепетное счастье встречи.
- Так какую ты там песню заказал? Неужели это я «слишком хороша, чтобы быть настоящей»? - через некоторое время спросила девушка, вскинув голову, чтобы заглянуть в его смеющиеся глаза.
Мейси чуть отстранился и широко улыбнулся:
- А как же.
Она шутливо изобразила взгляд свысока, что было непросто, находясь где-то на уровне его носа.
- Еще мне нравятся эти бровки, реснички, щечки, губки...
Эдвард легонько касался кончиками пальцев всего, что перечислял, и Белла поцеловала его ладонь.
- Ну и, конечно, все, что ниже шеи.
Она рассмеялась:
- Ясно, чего тебе захотелось, и зачем ты примчался на неделю раньше.
- Это, конечно, тесно связано, но ты не угадала.
Изабелла озадаченно замерла.
- Хочу дочку.
Теперь она подумала, что ослышалась.
- Или сына... – поправился Мейси, разглядывая ее. - Только... не смотри на меня так, Беллз, я в своем уме. Вроде.
- Просто... – Белла попыталась сказать хоть что-то более связное, но спотыкалась на одном, - Просто...
Просто она понятия не имела, как на это реагировать! Она даже не понимала, шутит Мейси или серьезно.
- Я тебя напугал? Ошарашил? Осчастливил? Хоть намекни, что?
Он пытливо смотрел на девушку.
- Ты... хочешь ребенка? – выдохнула она. – Серьезно? Но почему ты вдруг ... захотел стать... папой?
Когда Белла произнесла это слово, ее неожиданно охватило чувство невероятной радости, настоящего ликования. И бесконечного тепла. Она уже давно поняла, что Мейси будет замечательным папой. Его обожали дети, он обожал их. Они вместе дурачились, но Эдвард умел о них серьезно позаботиться и при случае побыть строгим. И только его Белла видела отцом своих будущих детей... когда-нибудь.
- Я захотел семью.
- Похвально, - хмыкнула девушка.
Опять шутит.
- Ладно, давай распакуем твой чемодан, поужинаем, а потом посмотрим...
Она уже схватилась за его вещи, продолжая улыбаться, когда услышала странно тихий голос Мейси:
- Это значит, нет?
- О чем ты?
- Ты не станешь моей женой?
Изабелла выпрямилась, в недоумении посмотрев на него. Столько новых, еще неразгаданных ею эмоций промелькнули на лице Мейси в один коротенький момент, делая все очевидным... Это тщательно скрываемое волнение, полыхнувшее на щеках румянцем, который появлялся так редко. Эта едва уловимая боль в глазах, такая неправильная... потому что беспричинная.
Белле показалось, что сердце сначала подпрыгнуло вверх, потом ушло в пятки, и девушка, покачнувшись, опустилась на чемодан Эдварда, не зная, плакать или смеяться. Он, всегда и во всем уверенный, настолько растерялся или по неясной причине оробел, что забыл самое главное. Даже ударение в своем вопросе сделал не на желанное «женой», а на расстроенное «не станешь»...
- Я понимаю, наверное, слишком рано, ты еще не закончила учебу, к тому же, мы и так вместе...
- Мейси... милый, чтобы получить ответ, надо ведь сначала спросить... – пояснила Белла с нежностью. – И если бы ты спросил, то, конечно, услышал бы ответ.
- Прости, я... - он набрал в грудь побольше воздуха, потом выдохнул и почесал затылок, немного расслабившись. – Никогда не приходилось...
Она с трудом подавила смех.
- А вот это очень хорошо! Тебе в плюс.
- Беллз, не издевайся. Видишь же, как заклинило. Помогла б...
Он состроил такую обиженную мордашку, что Белла все же засмеялась, умиляясь зрелищем. Больше не мучая, подбежала к Мейси, подпрыгнув, обвив ногами, и так сильно обняла, что он покачнулся. Потом рассмеялся в ответ, прижимая девушку к себе.
- Я так люблю тебя, - выдохнула она ему в шею.
- Так любишь, что... выйдешь за меня замуж? – осторожно спросил он.
- Ну конечно. Дурачок. Я же твоя, вся твоя.

- Мейси, ты спишь? – шепнула Белла.
Его глаза были закрыты, но губы расплылись в улыбке.
- Нет.
Эдвард посмотрел на девушку сквозь полуопущенные длинные ресницы, и пляшушее пламя горевших в комнате свечей отразилось в его ласкающем взгляде.
- А почему ты вдруг решил сделать мне предложение? – задала Белла вопрос, не дававший покоя уже не один час.
- Ну, положим, не вдруг...
Пальцы Мейси утонули в ее волосах, нежно поглаживая пряди.
- Я просто не был уверен, что ты согласишься. Знаешь, я никогда не верил в знаки, приметы и прочее, но... Эти последние недели стали такими сумасшедшими. Когда я неожиданно вынырнул из водоворота, почему-то обрел удивительный покой... В Японии каждый год, когда зацветает сакура, устраивается праздник, люди просто любуются красотой. Это будто остановка в бешеном ритме жизни. В этом году все было иначе, но даже трагедии не отменили традиций... Японцы видят в этом возрождение. Ведь цветы сакуры распускаются до появления листьев, и кажется, что на мертвом дереве каким-то чудом появляются нежнейшие соцветия – то, что было голым, черным, приносит невероятную красоту. Такую хрупкую, как сама жизнь. Несколько дней назад я гулял по аллее, где цвели сакуры, и если чего-то мне в тот момент не хватало – только тебя. Все в жизни так быстро меняется. Но главное остается. Казалось, я вижу твое лицо, представляю, как розовые лепестки слетают на волосы. Как тогда, в больничном парке, слетали лепестки магнолии... и я понял, что влюбился.
Белла несколько раз сморгнула, подавляя слезы, ловя каждое тихое слово... Это было самое прекрасное признание в любви...
- Потом я почти случайно попал на местную свадьбу. Конечно, у них все по-другому, свои традиции, но я видел двух влюбленных, которые хотят всегда быть вместе. А вчера случилось самое удивительное - одна маленькая девочка в больнице протянула мне свою игрушку. Я не понял, что она сказала, но увидел ее счастливые детские глаза, такие чистые, такие невинные. Ее мама объяснила: «Передай своей дочке. Ты очень хороший.» Это было так странно. Я... даже не признался, что у меня пока нет детей. А потом будто все части головоломки сложились в одну картинку – все сразу стало просто и ясно. Я понял, что больше всего на свете хочу стать твоим мужем, растить вместе детей, беречь от всех невзгод.
- А ты, оказывается, все-таки романтик... – тихо откликнулась Белла, отчаянно борясь со слезами.
- Даже не представляешь масштабов бедствия, дорогая, – улыбнулся Мейси, взяв ее за руку.
Девушка не успела заметить, когда и как на пальце оказалось колечко. Тоненькое, изящное, из белого золота и маленьких бриллиантов, сложенных в цветок сакуры.
- Как красиво... – шепнула она, усевшись на кровати, чтобы получше рассмотреть. И сама не заметила, как расплакалась.
- Ну вот, начинается мокрое дело, - снисходительно покачал головой Мейси. – Носового платка таких размеров у меня не найдется.
Белла невольно улыбнулась, все еще шмыгая носом и вытирая повлажневшие глаза:
- Ты просто прелесть, знаешь? Нет, ты не знаешь, какое ты сокровище.
- Я только любящий тебя мужчина. А сокровище – это ты, Беллз.
Эдвард привлек ее к себе, целуя ресницы, потом щеки, нежно снимая губами слезинки. И она знала, что самая счастливая на свете – потому что останется в этих объятиях навсегда.

Их сентябрь



- Я так счастлива... Этот момент совершенен, правда?
Мейси кивнул, коснувшись губами ее волос.
Белла остановилась, обхватив его руками за пояс, и, подняв голову, блаженно улыбнулась.
Ночь была нежной, светлой, напитанной какими-то неведомыми ароматами. Они словно оказались в маленьком земном раю. Нашли свой тихий островок счастья. Хотя, на самом деле, он был довольно большим островом Самуи, куда молодожены отправились на медовый месяц. Без суеты, шума, вдали от сборищ и местных дискотек, они наслаждались уединением маленького бунгало, прятавшегося за стеной густой тропической листвы. Первые сутки даже не выходили из укромного гнездышка, потому видели не экзотику ярких красок вокруг, а только друг друга...
- Хорошо, что ты согласилась погулять. Тут не только я заслуживаю внимания, поверь.
- Только ты, - шепнула Белла. – Но я ни в чем не откажу любимому мужу.
- Правда? – Мейси загадочно вскинул бровь.
- Дай мне время, не могу же я начать капризничать на третий день после свадьбы.
- Можешь. И капризничаешь. Но я все равно научу тебя плавать. И отведу на массаж.
- Почему сам не сделаешь? Как-то ты... не ревнив. Там ведь массажисты-мужчины есть, я видела...
- Я знаю, кто в твоем вкусе... К тому же, если я начну делать массаж, он плавно перетечет в эротический.
- А я разве против? - Белла легонько погладила его шею кончиками пальцев. – Знаешь, мне очень нравится эта пустынная бухточка.
- И?..
- Давай останемся здесь. На всю ночь. Будем спать под открытым небом...
Мейси не удержался от лукавой ухмылки:
- То есть, не спать? Пойми меня правильно, тут, конечно, красиво, но... Все слишком напоминает сентиментальную мелодраму.
- А что в этом плохого? – поддразнила девушка.
- Ничего. Только в фильмах не акцентируют того, что вокруг летают разные насекомые, а песок липнет к телу и сыпется в самые неподходящие места.
- Ох, Мейси, ну прекрати! – захныкала Белла, шутливо шлепнув его по заднице. – Ты убиваешь всю романтику.
- Прости, я реалист. Правда, ради тебя готов рискнуть.
- Поверь мне, ты не пожалеешь. Это будет незабываемым... – многозначительно произнесла она, касаясь его ключиц.
- Я верю... – шепнул Эдвард, потянувшись губами к ее губам.
Через мгновение шутки были забыты – они пылко целовались, прильнув друг к дуру, как два неизбежно притянутых магнита... Белла опустилась на мягкий, прохладный песок, увлекая за собой Мейси, и он даже не подумал сопротивляться. Глядя в его глаза с дерзкой улыбкой, девушка неспешно расстегнула пуговицы на его рубашке, стянула ее с плеч, лаская горячую гладкую кожу, чувствуя сладкий трепет под своими ладонями. Наслаждаясь каждым прикосновением жены, Эдвард не мог отвести от нее взгляд. Белла была очаровательна, ослепительно сияя в жаркой темноте ночи. Все в ней лучилось этим таинственным светом – влажные губы и большие глаза, в которых было обещание любви, ее бархатная нежная кожа, легкое светлое платье, цветок орхидеи в рассыпавшихся волосах – и он в немом восхищении смотрел на нее.
Эдвард склонился к ней, но не успел поцеловать, потому что Изабелла испуганно ойкнула.
- Что с тобой? – недоуменно спросил он, когда девушка встрепенулась.
- Кажется... кто-то залез в мои трусы, - с весьма комичным ужасом прошептала Белла.
С трудом подавив желание рассмеяться по поводу столько неромантичного заявления, Мейси тем не менее нарочито серьезно заметил:
- Клянусь, что это не я.
- Я... я не шучу. Ох, мамочки, а если это скорпион?
Белла в панике вскочила на ноги, тряся руками и ногами, пока на песок не упал какой-то не очень привлекательный на вид паук. Он стал быстро улепетывать от недружелюблной парочки, а Изабелла, как ребенок, спряталась за спину Эдварда, словно это было не насекомое, а динозавр.
- Беллз, он перепугался еще больше, чем ты, - заверил Мейси, кусая губы, чтобы не засмеяться.
- Только попробуй заржать. Вот только попробуй!
Но, повторяя это, она сама не выдержала и начала хохотать вместе с ним.
- Ну, ты еще горишь желанием провести здесь ночь? – поиграл бровями Эдвард.
- Нет, давай лучше вернемся в наш домик.
- А как же пляж, пальмы, романтика?..
- Хватит с меня этой романтики.
- В следующий раз не надевай развевающихся трусов, дорогая, чтобы в них мог попасть только я.
Возмущенная Белла дала ему тумака за такую наглость.
- Ты была права – это точно незабываемо! – продолжая смеяться, Мейси умело избегал шутливых ударов.
В конце-концов, он схватил ее в охапку, не давая двигаться.
- Борьба закончена. Побереги-ка свой пыл для других целей...
- Ты невозможен! И моего пыла хватит на все, - насупилась девушка.
- Я знаю. Потому не будем тратить время впустую. Пошли делать маленьких Мейсиков.
- Ты же дочку хотел, - расплылась в улыбке Белла.
- Значит, меня ждет вдвойне приятная ювелирная работа.

Его февраль

Сладкий аромат твоей кожи,
Я весь пропитан им, я ношу твой запах.
Всё, что мне сейчас нужно, это обнимать тебя.
Моё сердце уже бешено стучит,
А я лишь едва тебя касаюсь...

Я хочу вкусить всё до последней капли.
В своей любви к тебе
Я ненасытен.

Darren Hayes - Insatiable


Эдвард как можно тише повернул ключ в замке, стараясь не шуметь. Было слишком поздно, чтобы врываться домой с грохотом. Эммету, которого они компанией донесли до третьего этажа, было все равно, каким он ввалится в свою пока еще холостяцкую фешенебельную квартиру. Но Мейси был женат не первый месяц и чутко улавливал настроения второй половинки.
Ну и втянул Эммет в положение. Самому себе не позавидуешь! Ему нужен был традиционный мальчишник, другим парням тоже. Как он мог отказать лучшему другу? Мейси нашел номера двух знакомых девчонок-стриптизерш, которые были готовы помочь за хорошую цену. Даже вылезти из огромного торта. Все происходило очень даже прилично: танцы на столе, вихляние разными частями тела, подкинутые к потолку лифчики с кисточками... На ком-то висели чулки, на ком-то подтяжки. Мужская компания громко свистела, орала и отпускала пьяные шуточки. Эдвард часто смотрел на часы, вяло подыгрывая, если того требовалось. Когда руки одной из девушек стали пробираться под его рубашку, Мейси шепнул: «Займись женихом». Та чуть нахмурилась, но послушалась. В конце очередного выступления были сброшены и стринги, но прилетели они уже от двери.
Зная Эммета, Мейси даже поразился, насколько пристойно тот себя вел. Никто бы не рассказал Розали о том, что происходило в эту ночь, но друг даже не подумал завести дело дальше танца. Напились, немного распустили руки и разошлись. Видимо, решение жениться пришло не совсем уж сдуру, как раньше казалось Эдварду.
Только сейчас, когда мальчишник закончился, у Мейси остался какой-то осадок. Видимо, потому, что, боясь обидеть жену, он не упоминал о присутствии девушек на вечеринке.
Белла не спала. Она появилась из спальни в легком халатике, остановившись в нескольких шагах. Просто смотрела на него и молчала. Эдвард ощутил комок в горле. В последнее время Изабелла была такой странной, тихой... Он волновался, только не показывал ей. Его тревожили ее бледность, печаль во взгляде, совсем редкие улыбки...
Он подошел ближе, притянув ее к себе. Только Белла почти тут же отстранилась. В глазах плескались слезы. Еще мгновение – и потекли по щекам, полосуя его сердце.
- Как ты мог?
- Беллз, о чем ты? Если про сюрприз, то... Я пообещал Эму. Прости, что не сказал.
- Ты и мне обещал. Говорил, что больше не причинишь боли. Только опять это сделал. Знаешь, что такое боль? Она быстро перечеркивает бесконечные часы счастья, которого всегда мало. Старые привычки не меняются, так? Давно ты снова туда ходишь?
- Куда хожу? Просто дурацкий мальчишник... Эммет мой друг.
- И тебе это было необходимо? – она замолчала, а потом, прикрыв глаза, добавила: - Хорошо, ты мог там оставаться, но обязательно развлекаться с девочками?
- Я не... Это всего лишь стриптиз, традиция. Для жениха.
- И не только. За компанию, как я понимаю... У тебя... какие-то трусики торчат из кармана. Ты... пахнешь другой женщиной... Ты хоть понимаешь, как это больно? – от ее раненого взгляда все сжалось в его груди.
Голос Беллы дрожал, слова путались:
- Я знаю... в последнее время я не была тебе настоящей женой, но... думала, что...
- Все это недоразумение. Я б никогда не предал тебя, ты ведь знаешь? Беллз?
Она замолчала. Ему защемило сердце от плохого предчувствия. Он чуть сжал ее плечи, но Белла лишь отвернулась, уходя в спальню. Мейси услышал стук выдвигаемых шкафчиков, но не стал врываться к ней и оправдываться.
Только произошло совсем не то, чего он ожидал. Через какое-то время Изабелла вышла в комнату в коротком вечернем платье, слишком окровенном – и направилась в коридор. Одела пальто...
- Ты куда? – как-то сухо спросил Мейси.
- Устрою девичник Роуз. А то я забыла. Думаю, еще успею организовать для нас по приватному танцу. Стриптизеры-мужчины любят выезжать на дом.
Он смотрел на ее губы, не веря словам, которые с них слетали. Какие еще... мужчины? У Мейси все кипело в груди, и только гордость не позволяла оттянуть Беллу от двери, заперев все замки... Только несправедливые обвинения и задетое самолюбие не давали прижать ее к стене прямо там, приструнив старым, как мир, способом...
- Это глупо, что ты придумала?
- Пусть глупо. Зато немного продвинусь в некоторых вопросах. А то ты получил самую неискушенную жену на свете.

Она оставила его одного, сгорать от ревности, желания и тихой ярости. Конечно, больше всего Мейси злился на себя, проклиная за ошибки. Угрызения совести, мучительные сомнения... Она ведь не сделает этого? Или сделает? В последнее время Белла изменилась. Может быть, потому, что все складывалось не совсем так, как мечталось... Он знал, как она хочет ребенка, так же как знал, что Белла очень переживает, потому что столько времени не может забеременеть. Возможно, ей казалось, что она разочаровала его, как бы он не намекал, что совершенно неважно, сейчас или потом у них будет малыш. Она пила гормоны, ходила по врачам... Постепенно отдалялась. Это мучило его. Что бы он не говорил, что бы не делал, становилось лишь хуже. И Мейси решил дать ей время... Не настаивал, не упрекал, сдерживался. А в результате? Обвинения в лицо, что раз она была «ненастоящей женой» (додуматься ж надо до такой глупости!), он решил «спустить пар»? Оказалось трудно идти по этой дороге, одной на двоих. Первые шаги в соместное «мы» были легче и беззаботней. А теперь появлялось все больше обязательств. Но он никогда не думал, что Белла усомнится в нем! В его верности, в желании быть только с ней.
Часы шли, а он так и стоял у окна. Способна ли Белла изменить ему? Разрушить все в порыве временного ослепления? Он был ее первым и единственным мужчиной. Он хотел им быть всегда. И хотел видеть ее счастливой, хотел сделать для этого все!
В этом мире, где все так относительно, где менять партнеров и не верить в брак привычнее, чем начинать день со взгляда в любимые глаза и поцелуя в родную улыбку – смогут ли они удержать «немодное», чистое счастье, не замарав подозрениями?
Он уткнулся лбом в стекло, закрыв глаза. Грудь ныла от тупой боли. «Вернись... Вернись, пока я не сошел с ума. Разбей всю посуду, запрись в ванной мне назло или выкинь ключи от дома в окно, чтоб я неделю не добрался до работы...»
Он никогда еще не испытывал настоящей ревности. Не понимал, что это такое.
Стукнула дверь, тихо щелкнул замок – и Эдвард вздрогнул, резко подняв голову. Белла вернулась, такая спокойная, словно ходила в магазин. Сняла пальто... У него потемнело в глазах, когда Мейси увидел под ним только черное ажурное белье и чулки. Челюсти свело от напряжения, дыхание стало вырываться со свистом. Она медленно вошла и замерла посреди гостинной. Волосы разметались по плечам, тело казалось хрупким, таким совершенным в отблесках камина. Ее ступни, обтянутые тонким капроном, утопали в ворсе ковра.
- Почему ты не спишь?
- По-твоему, я могу спать?
- Я подразумевала, что приду поздно.
- Где ты была?
- Это важно?
- С кем... ты была?
Она молчала, просто смотрела ему в глаза. Смотрела так, что все в груди горело, слова растворялись за ненужностью, незначимостью, мысли заволакивало туманом. Он не хотел выдавать свои боль и слабость, делая первый шаг. Но сделал его. Потом другой. Потом охватил ее лицо ладонями, жадно впиваясь в губы. Тело прильнуло к его телу, опаляя сквозь одежду. Поцелуй стал неистовым, сбивая дыхания, сталкивая в бездну. Всего мгновение – ее пальцы, сжавшие его волосы, ее стон, утонувший в его стоне, дрожь от прикосновений – и они, стплетенные объятием, опустились прямо на пушистый белый ворс под ногами, не отрываясь друг от друга. Он целовал ее шею, плечи, ложбинку между ключицами. Он ревностно вдыхал ее запах, боясь уловить чужой... Но это был только ее аромат – знакомый, обожаемый, сводящий его с ума. В этот момент Мейси окончательно потерял голову.
Сбившаяся одежда, отчаянный рывок навстречу, губы, руки на ее трепещущей коже, жар бесконтрольных движений, которые она принимала, сладко выгибаясь навстречу, впиваясь пальцами в спину...
- Ты моя, только моя, - хрипло пробормотал он ей в волосы.
Белла ничего не ответила, лишь притянула его лицо к своему. Ее запах растворялся в нем, он смотрел в ее глаза, и видел прошлое, настоящее... видел в них будущих детей... видел всю свою жизнь.
Мир, на маленькую вечность рассыпавшийся ослепительными осколками, снова обрел прежние очертания и краски, став еще ярче, еще полнее... И двое, забыв о времени и пространстве, переплетая тела, утомленно затихли, полураздетые, дрожащие.

Спустя мгновения какой-то новой, таинственной тишины, Мейси чуть приподнялся на локте, взглянув на жену. На ее ресницах блестели слезы.
- Беллз? Что с тобой? Тебе не...
- Больно?.. – с мягкой улыбкой закончила она, разглаживая кончиком пальца тревожную складочку у рта. – Нет. А ты... никогда не позволял себе быть со мной таким...
- Прости.
- Лучше скажи, почему?
Он непонимающе посмотрел на нее.
- Почему ты никогда не бываешь со мной... диковатым? Я не вызываю бурной страсти?
- Вызываешь... Но... ты такая хрупкая, нежная. Я так люблю тебя.
- И ты что, себя сдерживаешь? Чтобы не убить романтику?
- Нет, конечно... Почему ты спрашиваешь?
- Может быть, я чего-то тебе не даю... я не настолько опытна, не задумывалась о многих вещах, и... Просто мне иногда хочется, чтобы ты терял со мной голову, вот как сейчас... побыть роковой женщиной. Знаю, это смешно, наверное...
- Беллз... Я и так теряю с тобой голову. И если уж вышло, что мы только теперь сделали это на полу, не значит, что ты для меня не соблазнительна. Мне достаточно запаха твоих волос, кожи, твоих слов, ответа твоих глаз и тела. Ты сводишь меня с ума, поверь, - шепнул Мейси ей в губы.
Закинув на него ногу в тонком чулке, Белла улыбнулась. Потом уткнулась лицом в грудь Эдварда.
- Я... была у Роуз. Мы поболтали немного. И она сказала, что я дурочка. Потому что ты меня обожаешь. А я, вместо того, чтобы взять и соблазнить, глупо дуюсь...
- Прости за те трусики. Понятия не имею, кто засунул их мне в карман. Я бы не предал тебя, не изменил. Ждал бы, сколько нужно.
Изабелла приложила ладонь к его губам, виновато покачав головой. Скользнув рукой по бедру, притянула к себе. И он снова отчаянно потерялся в ней.

- Мейси...
Он провел большим пальцем по щеке Беллы, глядя в глаза. Тихая, нежная, она лежала рядом. Улыбка таила все счастье мира.
- Я беременна, – неожиданно выдохнула Изабелла. Будто вдохнула новую жизнь в них обоих.
Он сглотнул, недоверчиво глядя ей в глаза.
- Откуда ты..?
- Была у врача. Я... все не могла найти подходящего момента тебе сказать.
- А нужен момент?
- Нужен... И настал. Этот момент идеальный. Ты станешь папой.
Эдвард притянул ее к себе, обнимая одновременно сильно и очень бережно.
- Спасибо, - шепнул он, целуя ее в уголок рта.
Ее губы снова шевельнулись в улыбке у его щеки, когда Мейси неожиданно добавил:
- Беллз... только тебе надо было сказать раньше, может, я слишком...
- Ничего не слишком, - оборвала Белла его туманные раздумья, - Счастье мамы ему или ей только на пользу.

Их август

- Мейси, вы покушали?
- Почти...
- Что значит, почти?
- Каши оказалось мало, я дал ему детского печенья, пока бреюсь.
- Хорошо, молодцы, мальчики.
«Молодцы мы, молодцы...», - смыв пену с лица и похлопав по чисто выбритому подбородку ладонями в лосьоне, с улыбкой промурлыкал Мейси себе под нос, направляясь в комнату, где в детском стульчике оставил Тэди, включив мультфильм и вручив печеньку. Подойдя ближе, он поперхнулся воздухом, увидев результаты самостоятельного поглощения пищи наследником.
- Ох, что же ты наделал. Идем скорее, пока мама не видит.
Вытаскивая сынишку, упрямо цепляющегося за все подряд ногами, из стульчика, Мейси одновременно вытирал пластмассовую спинку собственной футболкой.
Все лицо, одежда, руки, уши и волосы малыша были в липких кусочках печенья.
- Ну ты даешь, дружище. И кто вообще придумал это детское лакомство? Как я тебя такого покажу бабушке? Она опять скажет, что я не умею ухаживать за ребенком. Это если забыть, как ты плюнул в меня кашей и стукнул ложкой в лоб. Но натворить такого одной маленькой печенькой! Ты гений... изобретателен не по годам!
Все это Эдвард говорил, придерживая Тэди на краю умывальника одной рукой, в то время как второй смывал вязкую субстанцию. Десятимесячный малыш только широко улыбался в ответ, дергая его за волосы и выдувая в процессе умывания пузыри. Когда мытье осталось позади, отец довольно посмотрел на сына в зеркальном отражении, пощекотав по животику. Тот засмеялся. Мейси повторил процесс, смеясь уже с того, как заразительно заливается малыш.
Когда Белла заглянула в ванную, они дружно «заводились», смешно вибрируя губами.
- Что вы тут творите? – с шутливым укором покачала она головой. - Мистер Мейсен-старший, только ты виноват, что сын плюется кашей. Если бы вы не проходили уроков, «как все подальше забрызгать», были бы почище. Что десять месяцев, что двадцать семь лет, ну честное слово... Мужчины. Кстати, штаны придется переодеть, намокли. Я не поеду в романтическую поездку с подозрительно выглядящим мужем.
- Каким-каким? И мне же двадцать шесть...
- Было вчера, - улыбнулась Изабелла. – Ты так увяз в смесях и подрузниках, что забыл? Прости, ты мой самый лучший...
Белла чмокнула его в щеку, потрепав по волосам.
- И подарок заслужил? – приподнял бровь Мейси.
- Вместо подарка традиционная поездка к морю и любимая жена. Вот потому и придет твоя мама, а ты думал?
- Ну, не знаю. Удивился, что это за порыв сидеть с нашим хулиганом в будничный день у его занятой бабули. Только я не понял, подарка совсем-совсем не будет, что ли?
Кажется, у меня два ребенка, - вздохнула Белла. – Держи уже.
Откуда-то из-за спины она выудила большую чашку, развернув которую Эдвард увидел на фоне своей с сыном фотографии надпись большими буквами: «Папа Мэдвард». Он засмеялся, обнимая Беллу вместе с сидящим на сгибе локтя сыном, который тут же, открыв ротик, стал по-детски целовать маму, безнадежно портя ее прическу, издавая восторженные, одному ему понятные звуки, при ответных ласках.

В таком холодном, беспощадном мире этом
Есть все же теплое твое прикосновенье,
Улыбка нежная, наполненная светом,
И поцелуй, дарящий сладкое забвенье.

Так близко к пламени любви мы,
Пылающему ярко и прекрасно…
Я верю, что оно нас не покинет
И никогда меж нами не угаснет.

Close to the Flame (HIM)


Белла потянулась к Мейси, положив голову ему на грудь, и счастливо вздохнула. Их пальцы ласкали друг друга, нежно касаясь, ладони сливались в одно целое, отбрасывая причудливую тень на стену. Сияние, имитирующее пламя камина, озаряло комнату оранжевыми бликами.
- Тебе не кажется, что все изменилось? Первое время, приезжая сюда, мы набрасывались друг на друга, едва переступив порог, цепляясь за дорожные сумки... А теперь сидим себе в постели, шепчемся, - нарушая тишину, произнесла Изабелла.
Они привычно уединились в той самой гостинице у моря, где провели свою первую ночь. Каждый год возвращались сюда в день рождения Беллы, чтобы побыть наедине, вспомнить те мгновения... Метрдотель их запомнил с третьего раза и встречал, как старых знакомых. Эта поездка была вне плана, превратившись в сюрприз.
- Хочешь, чтобы я на тебя набросился? Я могу.
Белла улыбнулась, поцеловав мужа в плечо.
- Когда пожелаешь... Мейси, ты же понял, о чем я.
- Понял. Нужен честный ответ? Да, что-то изменилось, но это потому, что теперь нас трое. И мы иногда хотим просто побыть вот так, в тишине... В этом нет ничего плохого. Мне дорого даже простое молчание с тобой, разговор, объятие. Я хочу близости в всех смыслах... и она у нас есть.
- Ты у меня самый луший.
Белла уселась на Мейси поверх одеяла, наградив долгим поцелуем.
- Да, ты уже говорила сегодня. Надо же, просто принц тебе достался, только корона куда-то завалилась, - засмеялся он. – Во всем хорош.
- Безумно хорош. Только...
- Что? – Мейси шутливо нахмурился.
- Не пой больше под дверью на День Святого Валентина, прося прощения за опоздание. Соседи либо вызовут службу спасения животных, либо вынесут молока.
- Это что за намеки? Я... так романтично пел. Серенаду.
- Ты голосил, как кот, которому наступили на хвост. Прости, я должна была хоть когда-то признаться.
- Вруша. А тогда сказала, что это было мило...
- Мило, только совершенно невозможно слушать.
- Вот сейчас обижусь. У меня день рождения, а кто-то занялся критикой...
Тут Белла замерла, приложив пальцы ко губам.
- Ой, Мейси... Ужас...
- Что такое?
- Я... я ведь и правда ничего тебе не подарила! Кружка не в счет... Мне так стыдно. Я хотела купить тебе...
Теперь он сам закрыл ей рот ладошкой, не обращая внимания на возмущенные взмахи рук.
- Беллз.... У меня уже есть все самое ценное, больше, чем я мечтал. Ты, мое сокровище. И наше общее чудо. Но если ты так хочешь, я попрошу.
- Да? – она снова застыла – вся внимание – глядя ему в глаза.
А Мейси просто любовался любимой женщиной, мечтая, чтобы этот необыкновенный миг длился и длился... У него в памяти сохранилось немало таких мгновений. И все были связаны с Беллой.
- Подари мне улыбку. Особенную, - произнес он, наконец.
- Какую? – тихо спросила она.
- Я видел ее лишь однажды. И надеюсь увидеть еще... Ту, в которой таится все счастье мира.

***

Цветение сакуры



Остров Самуи



Тэди - данный Богом (значение имени)

***

Спасибо всем, кто читал мою историю!

 
Источник: http://only-r.com/forum/33-118-1
Герои Саги - люди gulmarina gulmarina 496 3
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Пик невезения это когда чёрные кошки уступают тебе дорогу."
Жизнь форума
❖ GifoMania Часть 2
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Вселенная Роба-7
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Флудилка
Anti
❖ Давайте познакомимся
Поболтаем?
❖ ROBsessiON Будуар (18+...
❖ Пятьдесят оттенков сер...
Fifty Shades of Grey
❖ Игра с убийцей
Герои Саги - люди (16+)
Последнее в фф
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Невеста Дракона. Часть...
Герои Саги - люди
❖ Невеста Дракона. Часть...
Герои Саги - люди
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
Рекомендуем!
5
Наш опрос       
Какой стиль Роберта Вам ближе?
1. Все
2. Кэжуал
3. Представительский
4. Хипстер
Всего ответов: 234
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 15
Гостей: 6
Пользователей: 9
Ирин@ LeLia777 анна Constanta Солнышко Camille dunya zoya Ivetta


Изображение
Вверх