Творчество

FUCKING PERFEKT. Глава 8. Часть 2
05.12.2016   13:29    
FUCKING PERFEKT
ГЛАВА 8. НАСЛЕДНИК
Часть 2

Роберт


Сегодня я проспал. Точнее, проснулся несколько позже обычного, но Вероника ещё спит – это хорошо. Я осторожно поднялся, подхватил свои шмотки и вымелся одеваться к себе. Лари, как обычно, уже ожидал моего триумфального явления, он уже приготовил мне тёплую воду умыться (сегодня что-то прохладно, наверное, скоро пойдёт дождь!), тщательно побрил меня, выдал мне свежую сорочку, и, разве что не благословил на завтрак! Прямо мать родная, а не камердинер!
В поварне Мара с помощницами уже начала возиться с обедом, потому, увидев меня, девки сильно рассмущались, так что пришлось валить и оттуда и лопать свою кашу в малой столовой (а то ещё с перепугу обед испортят).
Чёрт, и чего мне так тоскливо? Нэн велела мне возобновить занятия с мечом… Лень, а придется – давно у меня так долго мышцы не ломила после «игры». И я с тоской потащился в оружейную – надо бы посмотреть, что у меня там подходящего водится? Да и не плохо было бы решить вопрос со спарринг партнёром – в одно лицо, как это умудряется делать Аарон, я заниматься всей этой воинской хернёй просто не могу! Моего энтузиазма может хватить разве что на выбор оружия…
И вот я стою посреди старого каменного зала, заставленного доспехами и обвешанного древними, как борода друида, старинными щитами и другой, никому, кроме старьёвщиков, не нужной рухляюдью, оставшейся мне в довесок к графству, этому замку и к жене!
Я с чувством прошёлся по кругу – ну нихрена себе эти Стоуны здоровенные были! Нет, не хотел бы я в поединке встретиться с кем-либо из них! Я тут с дуру один меч поднял – так даже взгрустнул немного – кило под двадцать! И этой махиной предок Вероники махал одной рукою?! Даже Аарон навряд ли долго удержит его! В общем – можно успокоиться, это не я мелкий, а её родня была через чур крупна! Кстати, более мелкое потомство у собак, как правило, более живуче…
А это ещё что за дрянь? Бедлам какой-то! Среди доспехов для великанов – вот это?! Да это же кольчуга лёгкого лучника! Что она тут делает? И шлем какой-то жутко знакомый… Я подошёл ближе, потрогал холодное тусклое железо… Чёрт побери! Меня даже передёрнуло, и во рту появился мерзкий привкус крови, то существо, что не дало мне героически погибнуть на поле боя было обрядившись именно в это! Мой меч где-то в Эйдоне? Зашибись, а я-то уж понадеялся, что больше его никогда не увижу!
- Лари! – крикнул я, точно зная, что камердинер где-то рядом.
Долго ждать не пришлось, он появился сразу – явно стоял за дверью.
- Мой лорд!
- Посмотри на эти жестянки, - я указал на кольчугу и старый тусклый полушлем, - Узнаёшь?
Лари подошёл и внимательно осмотрел наряд лучника, потом повернулся ко мне, лицо его было на самом деле крайне удивлённым:
- Мальчишка, что стащил Ваш меч был в таком же…
- В таком же или в этом? – усмехнулся я, - Я уверен, что именно в этой кольчуге! К тому же перчаток нет – куда они делись? И это точно был не мальчишка, Лари!
- Но размеры…
- Это была женщина, отсюда и размеры! – рассмеялся я, - В этом грёбаном замке я ни разу за всё это время не встретил парня, которому подошли бы эти доспехи! Но в Эйдоне есть женщина, которой вполне могло хватить дурости приволочься в действующую армию! Отгадай кто? Нет, я в полном восторге, Лари! Моя жена – амазонка! – от хохота я сложился пополам, - Это она виновата в том, что я до сих пор жив! Она сама во всём этом дерьме виновата!!! И она же пытается жаловаться на свою судьбу?! Идиотка!
Я хохотал, медленно спускаясь спиной вдоль по стеночке, а мой камердинер стоял напротив меня и ошарашено глазел на мою личность.
- Представляешь, - сквозь смех всхлипывал я, - Я хочу и не хочу умирать одновременно! Хочу увидеть – что там, за гранью? А не хочу потому что мне страшно представить – как этот мир будет существовать без меня? И вообще – в Рай меня точно не пустят, а личный Ад у меня и тут есть!
Когда я уже сидел на полу, плотно вдавив затылок в каменную стену Эйдона, он склонился надо мной:
- Вам совсем дурно, мой лорд?
Я не смог ничего ответить, но он и без слов всё понял и резко ударил меня по щеке. Уф… Так-то лучше! Ещё немного и истеричное потряхивание прекратится…
- Спасибо, Лари, - прошептал я, а он дико удивился, ну ещё бы, это я, наверное, впервые изволил его поблагодарить!
- Всегда рад быть полезным, - робко улыбнулся он.
Я протянул ему руку, и он помог мне подняться. Я ещё разок оглядел проклятую кольчугу – чтоб ты сдохла, дура! Ведь явно попёрлась туда, на это чёртово поле, чтобы поглазеть на мужиков! Сучка, а ещё изображает из себя монашку!
- Я помолюсь за вашу супругу, мой лорд, если бы не она…, - Лари конфузливо помотал головой.
- Что «если бы не она»? – встрепенулся я, да этой женщине мужчина вообще не нужен! Она сама, как мужик! Да будь у этого грёбанного замка член, она бы не со мной, а с ним трахалась! – Хочешь сказать, что ты сам не видел, что я упал с коня? – усмехнулся я.
- Видел, мой лорд, и я со всех ног бежал к вам, но я бы не успел защитить вас от того здоровенного шотландского воина, что попытался подло добить раненного!
Ну, в общем и в целом – он прав! Что ж, тогда – спасибо, Вероника, но всё равно, ты опять совала свой нос в мужские дела и опять вляпалась – могла бы и выкинуть нахрен это ржавое железо, я бы так ничего и не узнал… Нет! Я должен знать всё! Обо всех! Мало ли какие мысли могут возникнуть в чужих головах? Следует быть осторожным даже с такой на вид безобидной бледной овечкой, как моя жена… А вот интересно – чем это недоразумение сейчас занимается?
- А где сейчас моя жена, Лари? Она проснулась? Поела или продолжает дурить?
- Проснулась, мой лорд, - кивнул слуга, - Миссис Маршалл принесла ей завтрак, как Вы распорядились, и сейчас она в своей комнате, как велели Вы и доктор! – бодрейшим образом доложил он мне.
Прекрасно! А не навестить ли мне собственную супругу? Нет, не в том плане, что потрахаться, она ещё слишком слаба после своей выходки, а так – навестить? Вроде как пообщаться? Ну, и, заодно, вдруг удастся выяснить – куда она дела спёртый у меня меч? А потом можно будет смотаться в Честер, если, конечно, мать моих будущих наследников покажется мне более-менее вменяемой.
И я направился наверх – к жене! Всё же я очень милый, и я честно не понимаю – чего некоторые от меня шарахаются, как от прокаженного? Считают интриганом и психом? Вот уж нет, я скорее осторожный… Вот, к примеру, моя Вероника. Её все считают чуть ли не Ангелом во плоти, отданным Дьяволу на откуп! А знают ли эти умники, что её мамаша считалась несколько… сумасшедшей? Ланкастер тут недавно по пьяни поведал мне грустную историю про благородную леди Эммерин Стоун! В общем – вопросы с моим происхождение это такая херня по сравнению с тем, что эта достойная леди выкидывала! Она занималась самым натуральным колдовством! Вроде, как «видела» будущее и вообще каждого встречного и поперечного насквозь! Дядя полагает, что доченька вполне могла унаследовать некоторые возможности своей маменьки. Вот даже и не знаю! По идее, если бы Вероника на самом деле могла видеть кто есть кто – разве пошла бы она замуж за меня? Она же должна была «видеть» до какой степени мне плевать на неё! А она вышла… Вывод не утешителен – либо жена моя излишне хитра и явно хочет навредить мне, либо она полнейшая дура. Блин, как бы детям чего «лишнего» не передалось с такой-то наследственностью!
Вот я и донесся до её комнаты. Сейчас она у меня огребёт за ту давнюю историю с шотландцами! В конце-концов, не в наших человеческих силах решать вопросы – кому жить, а кому умирать, тем более – молодым. Сейчас бы, наверное, вышла за какого-нибудь придурка престарелого, который бы с восторгом ловил каждый её вздох, нет – ей молодого подавай, да чтобы по пресловутой любви невьяпенной!
Я ногой открыл дверь, сразу шуганул её курицу, которая с перепугу уронила какую-то фиговину – коза криволапая! Но, глянув на своё беременное недоразумение, я моментально успокоился – она в кои-то веки решила заняться истинно женским делом – разбирает свой сундук! Я уже и не надеялся когда-нибудь застать её за подобным занятием! Я прошёлся вдоль аккуратно разложенных платьев – они ей сейчас явно маловаты… Надо прислать к ней швею из Честера – пусть сошьёт ей новый гардероб, а то ходит, как ущербная, графиня Эйдон, блин, недоделанная! По ходу я успел незаметно заглянуть в сундук – он пуст, но не совсем, там ещё лежит старая шаль, с которой явно что-то завёрнуто – вот и мой меч нашёлся! Ну, что же…
Я вернулся к дверям, подпёр их с этой стороны плечами, скрестил на груди руки, чтобы ненароком не выдать жене затрещину, которую та явно заслужила. Приступим, как говорится, помолясь! Интересно, что это она с таким скорбным видом разглядывает? Бля! Я узнал жемчуг, что подарил ей на наше венчание! Да это её побрякушки! ВСЕ? У меня лично куда больше всяких фибул, подвесок, колец, клипс и хрен пойми чего, но обязательного для ношения при Дворе!
- И это все твои драгоценности, женщина? – я был искренне удивлён, я даже раздумал ругаться с этой чудачкой.
- Да, остальное пришлось продать, когда умер отец…, - убила нахрен, ой, я сейчас начну рыдать и ползать перед ней коленях, Святая во плоти! - Надо же было как-то жить! – ну да, за хозяйством следить надо, а не мечтать! - Сам знаешь, в каком состоянии был замок и земли! – ещё б я не знал, какой хлев представлял из себя Эйдон, когда мне его втюхали вместе с тобой в нагрузку! - А больше мне и взять-то неоткуда, - это что, намёк, что я плохой муж? Ах ты блядь! Да я понятия не имел, что ты нифига не имеешь! Могла бы и сказать, что хочешь что-то из побрякушек, язык бы не отсох, между прочим!
Вот только не надо слёзки из себя выдавливать! Вроде, смогла сдержаться – уже хорошо. Интересно, а где её корона? Нет, спрашивать не буду – много чести, тем более, что не вижу ничего похожего в этом её платке! Имею подозрение, что достопочтенный Джонатан Стоун изволил похоронить свою горячо любимую вместе с фамильной реликвией, которую положено передавать по наследству, а не закапывать даже с очень дорогими останками!
Ну надо же быть такой дурой? Другая бы на её месте только и успевала стряхивать с меня подарки, пользуясь моей откровенной неверностью, а эта – как не от мира сего! Или всё же она что-то задумала? А если она родит и… избавится от меня? Заколет, или отравит, например? Ну, Мару-то она на это не подвигнет, ей хватило дурости разругаться с кухаркой, а вот курица-горничная вполне может мне и сыпануть какой-нибудь дряни по её наущению… Какая же она на самом деле дрянь, эта моя жена-монашка! О! А это идея! И повод опять же покинуть осточертевшее «семейное» гнёздышко, так неуютно и бездарно свитое Вероникой! Надо забрать у Ланкастера мамины драгоценности, тем более, у меня скоро появится дочь – будет кому с достоинством носить фамильные камушки Монмутов!
Короче, ладно, детка, можешь считать, что ты меня уговорила! Да, ещё не забыть бы забрать из своего дома в Лондоне одну из новеньких карет, на дверцах которых красуется мой личный вензель, а над ним графская корона! А в скором времени, там будет уже не вензель, а герб… Скорее бы уж Эдуард отдал Богу свою грешную душу!
- Если я узнаю, что ты плохо ела или шарахалась по замку, а я это однозначно узнаю, - сообщил я ей, оторвавшись от спасительной двери, - Можешь распрощаться со своей никчёмной служанкой – мне такие работницы не нужны! – она смотрит на меня, как на не знаю кого, но кого-то явно ничего не имеющего с человеком! - Мне надо в Итал, - на кой хрен сообщать ей свой истинный маршрут? Ещё подошлёт убийц, с неё станется! – Я вернусь дня через три-четыре, будь умницей, девочка! – и надо бы её поцеловать на прощание, что ли? И я поцеловал её в лоб! Большего пока не заслужила! Ну, вот, половина дел, связанных с процедурой прощания, выполнена! - Береги себя и нашего малыша! – тут уж я выдавил из себя улыбочку, увидев это, Вероника прямо вся расцвела, милая она бывает до невозможности, но меня этой её мнимой покорностью уже не обманешь! Только фанатичная и властная женщина может напялить на себя кольчугу и наравне с мужчинами убивать на войне! А женщина, на минутку, должна наоборот, рожать мужчин, этой же почему-то захотелось их убивать… Однозначно – сумасшедшая!
Она порозовела, потупилась, как девственница, и эдаким ангельским голоском прошелестела:
- Я обещаю тебе, что буду хорошо кушать и отдыхать у себя в комнате!
То-то же, женщина! Каждый должен знать своё место и не лезть поперёк тех, кому на роду написано быть первым! И я благополучно покинул Эйдон. Правда, пока я доскакал до Алнвика, меня успели посетить весьма многообещающие идеи, как то – надо на самом деле побывать в Итале, а то там могут вообразить, что я о них забыл, а я не забыл! Нет, сначала у папаши стоит денёк погостить – типо сыновий долг исполнить, да и Аарону хоть какое развлечение… А потом уж, собственно, в Итал, там явно придётся проковыряться не менее двух дней, и только после этого в Лондон, к Ланкастеру!
В Алнвике моё явление вызвало натуральный переполох в сонном царстве! Мачеха вся исквохталась – как там Вероника, да как у неё здоровье, да что говорит доктор? Пришлось заверить её, сообщив, что моя жена явно не собирается умирать от родов, скорее её погубит её природная дурость! Миледи надулась, обозвала меня «дрянным мальчишкой» и побежала в кухни, распоряжаться насчёт сладкого пудинга и пирога с тыквой. Какие же бабы все дуры… На своём веку я видел только двух нормальных – маму и Нэн, остальные или не выросли ещё из детских платьев, или выросли и уже исхитрились пережить собственный разум!
С герцогом и Аароном тоже ничего примечательного в плане разговоров не приключилось – у этих сейчас на уме только предстоящая свадьба Алисии, они даже подзабыли на радостях, что у них до сих пор нет наследника! О чём я не преминул напомнить родственничкам. Папаша сразу соскучился лицом и с тоской уставился на сынулю, который с загадочным видом пожал не хилыми плечищами – а, похоже, у них с Андреа кто-то намечается, но они боятся об этом даже заикаться, чтобы не сглазить? Как я его понимаю! Но всё равно, как приятно осознавать, что через каких-то три месяца, у меня будет и наследник и дочь! Всё и сразу! Разве я этого не заслужил?
… Итал встретил меня с распростёртыми объятиями, если так можно назвать торжественное построение всего персонала замка в холле. Нет, правда – развеселили! Пришлось выразить всем признание, а управляющему – вставить по самые гланды, чтобы не забывал мои привычки! Ведь я для начала предпочитаю осмотреть дом, покопаться в книгах, а там уже, по настроению – кому как повезёт! А замок, как не странно, в отличном состоянии – ни паутинки внутри, двор – идеально вычищен, дворовые постройки – просто красота! Я отловил старшую горничную и вручил ей небольшой кошель с серебряными шиллингами:
- Раздели между девочками, - велел я, - Небольшой подарок им за усердие!
Руфь раскраснелась, ещё бы – я впервые за всё это время изволил говорить лично с ней, а не передал свои слова через управляющего.
- Мой лорд, спасибо! Да благословит Вас и Вашу прекрасную жену Господь за Вашу доброту! – пролепетала она благодарственную бредятину, а я развернулся и направился вниз, чтобы войти в потайные ходы внутри Итала, жаль, что мне некого тут оставить, такого же преданного, как Лари…
А камердинера своего я отправил к Рут, он должен от неё привезти мне специальные травы, способствующие выведению ядов из организма - с такой женой, как моя Вероника, следует быть крайне внимательным к собственному драгоценного здоровью…
Я спокойно вошёл в хитрую систему ходов внутри замка, и начал неспешно передвигаться… Кухни… Девчонки поют песню, весёлую песню – неужели они рады моему появлению? А какой обалденный запах! У меня на обед сегодня похлёбка с копчёными рёбрышками, сельдереем и морковью – красота! Я направился дальше уже в более приподнятом настроении – всё же Итал куда больше мой дом, нежели Эйдон. Да и расположен он на половине пути до Лондона… Может, со временем, я буду бывать тут чаще, чем на границе с Шотландией, просто надо немного подождать. А я умею ждать!
На втором этаже, в большой бальной зале меня привлекли голоса: там кто-то разговаривает! Кто им разрешил разговаривать во время работы?! Оказалось, это Руфь собрала горничных и раздаёт им деньги – молодец, тётка, не стала тянуть, и не посмела забрать серебро одной себе, хотя никто и не видел, как я отдавал ей кошель.
- …наш господин был крайне щедр! – услышал я, - Тридцать серебряных шиллингов в награду за наше усердие! По три монеты каждой! Теперь я точно смогу купить обувь всем своим мальчишкам и они смогут сами зарабатывать себе на хлеб! – интересно, а сколько у неё мальчишек? Я думал, она уже очень стара, чтобы иметь маленьких детей!
- О! Мы с Тэдом, наконец, сможем обвенчаться! И свекровь не посмеет упрекнуть меня, что я мало принесла в семью! – ахренеть! Как мало для счастья надо этой девице! Жаль, что не видно, кто это, но, скорее всего Мэгги Бёрд, она с конюхом Тэдом Смитом давно уже путается.
- Ты думаешь только о мужиках, Мэгги! – рассмеялась какая-то другая женщина, - А я на один шиллинг куплю свечей и поставлю за здоровье нашего лорда Роберта! Мужчины прекрасней его не существует! – это точно Кити, она убирается на лестницах правого крыла, и, каждый раз, когда я разве что не спотыкаюсь об неё, застывает в немом обожании, я, грешным делом, одно время думал, что она юродивая!
Болтушки весело рассмеялись.
- Глупышка Кит! – довольно громко хихикнула Мэгги, - Она всё сохнет по нашему господину!
- Тише, Мэгги! – одёрнула девицу старшая горничная, - Нам всем надо чаще упоминать нашего господина в своих молитвах, и не забывать про леди Веронику, она сейчас на сносях, ей нелегко…
- Не думаю, что с ней что-то не то, - ответила Кит, - И я буду молиться только за лорда!
- Ты дура, Кит! – ну почему же? На мой взгляд, девица зрит в корень! Кто платит, за того и молятся! – Наш господин хоть и знатен, но он никого кроме себя не любит! – а это ещё что за пророк в моём отечестве? – Я была в том месяце на ярмарке в Алнвике, там немного поболтала со знакомой служанкой, что убирается в покоях самой миледи! Мот сказала мне, что молодые плохо живут – и виноват в этом муж, а не жена! – сучка Мот и тут успела! Но как она классно трахается! Ладно, я сегодня с хорошем настроении, прощу потаскушку! – Он крайне порочен, неужели ты не видишь? – а это, случайно, не Сара, что убирает в моих личных покоях и в игровой? Выдеру лично – забудет дорогу на ярмарки в Алнвик!
- Не говори глупостей, Джейн! – оппаньки, да я обознался! Ладно, Сара, живи пока с не поротой задницей! А вот мисс Джейн стоит немного укоротить язычок хлыстом на конюшнях, - Я убираюсь в личных покоях лорда, и могу сказать, что наш хозяин – святой! - от этих слов я откровенно опешил, эта наивная деревенская дурочка считает, что я истязаю тело ради душевной чистоты? У меня целая комната с веригами?! Лари точно знал, что Сара религиозная фанатка! Ведь именно он порекомендовал мне эту тихую помешанную на это место, - Лорд Роберт принимает муки за всех нас! Благодаря ему мы все спасёмся! – а я-то думал, что у меня жена идиотка, да моя Вероника ученый муж!
- Сара права, - вмешалась ещё какая-та придурочная, - Если человек порочен, на его лице отражаются все пороки…
- Глупости! Отец Джозеф на воскресной проповеди говорил, что злейший демон Люцифер лицом и телом прекрасен! – а эта Джейн вовсе не так глупа, как остальные, следует приглядеться к ней, возможно, если прекратить распускать язык, получит более престижную работу, - Мы все знаем, что лорд необыкновенно красивый мужчина, но я верю Мот, она девушка грамотная, она читала Писание и не только убирается, но и прислуживает самой миледи!
- Не томи, Джейн! Что тебе твоя подружка ещё рассказала?
- Да так, - явно смутилась сплетница, - Только то, что у молодых не всё гладко…
- Ты просто завидуешь своей Мот! – рассмеялась какая-то молчавшая до того женщина, - Господин, пока был холост, не обратил на твои прелести внимания! А ты перед ним разве что из платья не выпрыгивала! Лучше бы умывалась чаще!
- А где ты видела чистельщицу каминов не в саже? И вообще – на себя посмотри!
Начинается! И я пошёл дальше. Благополучно пробрался мимо всех ловушек и вылез в комнате, которую занимает во время своих визитов Нэн. Я встал у окна и посмотрел вниз, на небольшой ухоженный сад… В этой комнате я был и с Вероникой, моя глупышка ещё восхищалась обстановкой! Наивная – всё, что находится тут, я поставил по приказу моей Нэн! Да и поселил я её тут тоже с её подсказки… Это было каких-то полгода назад – так давно и так недавно! Я вздохнул… Нет, я не вижу свою жену в этом замке - в моём замке! Эйдон останется её единственным домом… Почему? А вот хрен его знает! Но мне так кажется! А вообще-то это истинное счастье – родиться и умереть в одном месте, особенно для такой фанатички, как Вероника… Так пусть моя жена будет СЧАСТЛИВА! И ещё – как жаль, что Нэн не у себя…
…- Роберт, мой дорогой мальчик! – это ещё что за восторженные визги со стороны дядюшки?
Но я и эту его блажь поддержал – встретились-то мы, к сожалению, на людях! Я только что въехал в Лондон и направлялся в сторону Мэйфера, к себе, чтобы смыть дорожную пыль, да и Нортуг устал, надо дать ему отдохнуть.
- Ваша Светлость! – я постарался как можно смиреннее приклонить голову, тем более, что его свита уставилась на меня, как на привидение! Чего пялятся? Можно подумать, если на меня внимательно смотреть в течении трёх часов кряду, то можно разглядеть рога и хвост! - Я собирался навестить Ваш гостеприимный дом сегодня ближе к вечеру.
Ланкастер вплотную подъехал ко мне на своём огромном чёрном боевом коне и протянул мне руку, слегка приклонил в мою сторону голову и едва слышно сказал:
- Я собирался посылать за тобой, а ты, оказывается, в Лондоне ошиваешься!
- Вообще-то я только что въехал в город, дядюшка, - не менее вежливо и тихо прошипел в ответ я.
- Миледи будет счастлива увидеть тебя сегодня к обеду, мой мальчик! – громко объявил герцог, после чего обернулся к сопровождающим, - Какая радость, господа, наш горячо любимый граф Эйдон присоединится к нашему обществу в столь тяжкие для Королевства времена! – провозгласил он, а эти прихлебатели начали что-то вразнобой говорить, поддакивая ему.
Что? Неужели Эдуард совсем плох? Милая новость – ничего не скажешь! И, главное, вовремя, чёрт его побери! Я должен находиться в Эйдоне и сторожить свою жену, чтобы убедиться, что она не только родит, но и не сгубит моих детей! Моих наследников!!!
Дядя похлопал меня по плечу:
- Мужайся, мой мальчик…
Я скорбно покивал в ответ, мол – мужаюсь! Ещё бы знать – как долго нам предстоит мужаться! Помнится французы год мужались, пока Людовика, наконец, забрали Туда, где ему давно было место! Ну, как и этот будет болтаться между Адом и Раем, пока Там решают – куда такое счастье отправить? Вот со мной будет легко и просто – в Ад и никаких отговорок! Хотя… Кто знает, что Он думает обо мне? Я внимательней глянул на дядину свиту – жирные, жадные ублюдки! Глазки так и бегают – практически каждый в прошлом «прошёлся» по моему мутному происхождению, а сейчас не знают, как и что мне подлизнуть? Ну, что же…
- Прошу меня извинить, господа, вынужден откланяться! - я «сделал» ручкой этим жирным свиньям.
- До вечера, Роберт, - Ланкастер едва заметно подмигнул, его тоже развлекает складывающаяся ситуация, - Надеюсь, наша милая леди Вероника в порядке?
- В полнейшем! – я развернул Нортуга и поскакал в сторону смиренно ожидающего меня в сторонке Лари, - Домой! – гаркнул я громко, так, чтобы эти скоты слышали, а то знаю я их, начнут пиздеть на право и на лево, что я занимаюсь в столице какими-то мутными делами!
Вот и мой дом. Я его купил три года назад у Короля. Точнее – я купил землю и другой замок, старый и маленький – совершенно неприемлемый, но на который у Казны не было денег. Я перестроил его и назвал Виндзором, в честь деревушки, что находится рядом, и которая мне так приглянулась, что я и её купил, вместе с поместьем. Этот замок и его земли тоже будут наследством, которое я оставлю своим потомкам! Королевство никогда не забудет меня – сына Шарлоты Монмут и…
- Лари, приготовь мне ванну и принеси чего-нибудь горячего из таверны, я жрать хочу!
…Ух и нихрена себе обед был у Генри! Главное – никого и ничего лишнего! Все свои! Даже приглашённые шлюхи - и те проверенные! Но всё равно – мне так плохо… Страшно открыть глаза… Кажется, я застонал.
- Мой лорд? – о, Лари как всегда, на посту!
Я героически разлепил тяжёлые веки. Желудок свело спазмом. Плохо! Но мой личный святой на страже – и мой дежурный тазик тоже… Я с облегчением откинулся обратно на полушки. Вот какого чёрта я так вчера надрался? Оксфорд тоже хорош – вместо того, чтобы сидеть дома и нянчить свою дочурку, болтается по Лондону!
- Вам бы бульончику, мой лорд…
- На хер! – чёрт, голова-то как трещит!
- Но вам надо чего-нибудь поесть. Давайте чуть-чуть, а? – уговаривать начинают…
Я опять открыл глаза. Я у себя в Виндзоре. Посмотрел в сторону – с кем это я тут так продуктивно провёл время?
- А? – задал я риторический вопрос камердинеру.
- Я их обоих отправил ещё сегодня утром, - доложил Лари.
Так, значит их было две… Интересно – кто? И я уставился на слугу.
- Шлюхи, мой лорд, но я их проверил – здоровые!
Бля… Ну вот что бы я делал без такого расторопного камердинера? Я осторожно сел – голова кружится пострашному и подташнивает…
- Мой лорд, надо немного поесть, вы уже двое суток ничего не ели!
Это откровение меня как громом небесным пробило! Два дня?! Да какой сегодня чётров день? И где эта блядь в штанах – Том? Я опять со стоном рухнул обратно на подушки:
- Тащи, - выдавил я из себя, и Лари моментально исчез из поля моего зрения.
А я начал с трудом собирать осколки воспоминаний… Так, помнится, я честно вымылся, побрил морду, сменил бельё, потом Лари принёс горячую баранью похлёбку и сладкий хлебный пудинг из ближайшей таверны. Я точно был голоден и поел, потом я бездарно завалился спать, велев слуге самому облазить замок на предмет чистоты и порядка, а к семи вечера разбудить меня, доложить что и как. Лари всё выполнил, даже больше! Когда я проснулся – мне подали свежие горячие пончики в меду, которые так классно готовит местная кухарка… Особых проблем по содержанию дома я из рассказа камердинера не углядел, а потому спокойно оделся, загрузился в карету (уж очень захотелось выгулять свою новую карету, тем более, ей предстоит длинный перегон до Эйдона, и, если уж есть какие неполадки, пусть они всплывут тут, а не где-нибудь посреди болот Нортумберленда!).
Первое, что меня уже не порадовало, это отсутствие жены и дочерей Ланкастера – по правде говоря, хотел с миледи поговорить насчёт того, чтобы Нэн пожила у них некоторое время, в качестве компаньонки старшей девочки… А тут такой облом! Ланкастер всех своих девок спровадил в Корнуолл! Я даже немного обиделся на него – мог бы сказать при встрече, что мальчишник будет, а то начал: «Миледи будет счастлива!» - какому хрену она будет счастлива, если её в городе нет? Шутник, бля! Но я тоже над ним «пошутил», заставив пить со мной наравне – сейчас, чувствуя, как мне самому хреново, представляю мучения драгоценного дядюшки!
Мерзкий запах куриного бульона появился куда раньше слуги… Не хочу!!! А придётся…
- Лари, я хочу помыться, - капризно сообщил я ему, стараясь даже не смотреть в сторону чашки с супом. Чёрт подери – всё отдам, лишь бы оттянуть момент, когда это вольётся в меня!
- Уже готово, мой лорд, но сначала надо бы немного поесть…
- Пошёл на…, - я еле проглотил остаток фразы, придумав, как отомстить камердинеру, - Помоги мне… Ладно! Покормишь меня прямо в ванной, - милостиво разрешил я и позволил себя поднять и полностью раздеть. Хотя чего там раздевать? Из одежды на мне почему-то одна подвязка на левом предплечии! Было бы смешно, если бы не было так откровенно мерзко!
И вот я торжественно уселся на лавочку в глубокой медной ванне.
- Вымой меня! – приказал я Лари и уставился на него с самым невинным видом (надеюсь!).
Он побледнел:
- Мой лорд? – прошептал он.
- Ты меня не расслышал? Вымой меня! – повторил я, продолжая сверлить его взглядом.
- Мне… не ловко, - пробормотал он.
- Чего тут не ловкого? – изобразил удивление я, - Ты же хочешь дотронуться до меня? А я разрешаю тебе вымыть меня, - я вздохнул, - Полностью! И там тоже! – я пальцем указал на мирно отмокающего в тёплой воде боевого товарища.
- Вы хотите… чтобы я… пощупал Вас?
- Ну, в общем и в целом – да! Я хочу, чтобы ты меня хорошенько пощупал! – согласился я, - Я хочу когда-нибудь понять, что чувствуют мужчины, когда их трахают в задницу, Лари, - я усмехнулся, похоже, я всё ещё несколько пьян! – Я понимаю того, который трахает, но я не могу понять – какое удовольствие получает тот, которого трахают?
Камердинер невинно пожал плечами и надел перчатку для мытья. Вот чёрт, не хочет говорить на эту тему! А если приказать? А какая мне, собственно, разница?
- Не обижайся, - я тронул его руку, - Иногда я сам не понимаю, что несу…
- Ничего страшного, мой лорд, я это ужа давно за вами заметил, - успокоил, блин!
Я расслабился, закрыл глаза, а он начал медленно и очень осторожно водить мыльной перчаткой по моему телу… Приятно, чёрт подери! Если бы я не знал точно, что меня моет мужик, точно бы посчитал, что это делает женщина…А он на самом деле вымыл в том числе и мои яйца, но я ничего необыкновенного не почувствовал, а жаль – очень хотелось бы хоть немного понять садомитов! Этих ребят при Дворе развелось немеренно, и думают они как-то по-особенному, я их часто совершенно не понимаю, а очень хочется! Среди них есть нужные, очень влиятельные и богатые! И что примечательно, все, как один – женатые и у всех есть наследники… Наследник! Твою ж мать! У меня тоже совсем скоро будет наследник! И, блядь, надо бы вернуться в Эйдон, я же обещал Веронике отсутствовать меньше недели, кажется, а получится … А вот интересно – сколько получится? Вернуться бы к родам? Я рассмеялся собственным мыслям.
- Лари, - тихо спросил я, нарушив благоговейную тишину ощупывания моего великолепного тела, - Сколько дней прошло с тех пор, как мы ускакали из Эйдона?
- Пять, мой лорд, - выдохнул он и разогнулся, - Я вымыл Вас. Вам понравилось? Вы суп есть будете?
- Очень понравилось! – не моргнув глазом, соврал я, - А теперь можешь меня вытирать и кормить сколько душа примет! – усмехнулся я, будучи совершенно уверен, что лично моя душа примет самое большое с дюжину ложек страшно воняющего кореньями бульона. А потом, скорее всего, меня вырубит, и проснусь я уже практически человеком, ещё раз навещу своего дядюшку, позлорадствую над его страданиями, заберу мамин сундучок и мирно отвалю в трижды проклятый Эйдон!
- На завтрашнее утро у Вас назначена аудиенция с Его Величеством!
Чего?! Какая, нахрен, аудиенция? С кем?! Чего я там забыл?
А Лари тем временем деловито обтирал моё тело и приговаривал:
- Мой брат Джон, что служит Его Светлости герцогу Корнуоллскому, передал мне для вас бумагу, которую ему в свою очередь велел передать через меня Вам Ваш дядя…
- А проще? – натурально от такого путанного объяснения у меня опять голова начала трещать.
- Ваш отец умирает и хочет видеть Вас! Завтра утром, мой лорд. За Вами заедет милорд на рассвете.
- А почему дядя сам мне ничего не сказал? – спросил я.
- Ну, - замялся слуга, - Там было слишком много лишних ушей и глаз, мой лорд, а Ваша встреча не должна стать достоянием гласности…
Догадываюсь, что писать указ о назначении меня своим сыном Эдуард не собирается! Неужели хочет покаяться? А на какой чёрт ему моё прощение? Он его должен спросить в первую очередь у моей мамы, а не у меня!
Я грубовато отпихнул от себя камердинера и чуть ли не рысью, голый, выскочил в свою комнату – там горничная ещё перестилала постель, увидев меня в чём мать родила, она взвизгнула, бросила подушку и закрыла руками лицо. Курица облезлая, уж твои-то «прелести» мне точно даром не нужны!
- Чёрт, - сорвалось у меня, но возвращаться я не намеревался, - Иди отсюда! – махнул я на тётку рукой.
За мной уже появился Лари, который быстро подхватил дурёху и начал выпихивать из комнаты:
- Иди, Мэри! Я сам достелю господину! – говорил он опешившей, наверное, от полного восторга, тётке, - Я же предупреждал, что сначала надо перестелить постель, а потом уже собирать вещи господина, бестолочь, - а мой личный слуга не стесняется с остальной обслугой! И он совершенно прав, в этом доме ещё нет достойного управляющего, я ещё не нашёл подходящего человечка…
Я же не стал досматривать, как выдворяется из моих покоев очередная восторженная овца, а завалился на полуразвороченную кровать лицом вниз и уткнулся носом в подушку – не хочу я есть этот проклятый бульон! Тем более сейчас, когда Лари сказал мне про завтрашнюю аудиенцию с Его Величеством…
- Мой лорд, - камердинер тронул моё плечо, - Вы обещали немного поесть…
Настойчивый, сука! Я проигнорировал его, но он опять тронул моё плечо:
- Мой лорд, я обещал вашей матушке следить за вашим здоровьем! А если вы не будете есть, вы точно заболеете, вы и так очень худой!
- Достал, - прорычал я и перевернулся, - Я не худой! Ладно, давай свой бульон! – я уселся на кровати и перед моим носом тут же появилась чашка с этой жирной вонючей дрянью. Желудок опять вкрутило…
- Сейчас всё пройдёт, мой лорд, - пообещал мне, как маленькому, Лари, - Совсем немного только что сваренного куриного бульона и вам станет значительно легче…
- Тошнит, - проворчал я в ответ и отвернулся.
- Ну чуть-чуть! – заканючил он.
Пришлось вернуться в исходную позицию и смиренно открыть рот, куда сразу был залит бульон с ложки… Не-на-ви-жу своё состояние после пьянки! А то, что происходит во время неё – ненавижу ещё больше, причём за то, что практически ничего не помню и приходится верить Лари на слово… Вот что бы я без него делал?
- Хватит! – я отодвинулся, - Вместо того, чтобы отпаивать меня, ты бы лучше не давал мне пить накануне! – злобно получилось, но так вот я сейчас чувствую.
Камердинер потупился, со вздохом отставил в сторону чашку с остатками бульона и ложкой:
- Простите меня, мой лорд, но если бы Вы хоть раз видели себя в том состоянии, вы бы тоже побоялись подходить до тех пор, пока сами не изъявите желания куда-нибудь отправиться!
Даже так?
- Но Вы можете не волноваться, в отличие от других, Вы не буяните и не болтаете без умолку… Вас больше интересуют женщины, - доложил мне слуга, - И женщины с удовольствием откликаются на Ваши знаки внимания…
Знаки внимания? Это он так называет грубое задирание подолов и ныряние носом в вырезы? Ну да, кое- что я помню… Только последовательность – нет, а так…
- Ты говорил, что граф Оксфорд в моём доме. Как он? – надо хотя бы изобразить вежливого хозяина, даже когда таковым никогда и не был, тем более, что глаза начинают слипаться из-за проклятого варева, - Отнеси и ему своего чудненького бульона, когда очухается!
- Он ещё спит, мой лорд, его камердинер очень за него волнуется, он сказал мне, что лорду было очень плохо! Давно он его таким не видел.
- Он поссорился с женой? – уже сквозь сон спросил я самое, на мой взгляд, важное.
- Джеймс этого не говорил, но я так понял, что что-то у них не то, - голос Лари с каждой секундой становился всё более отсутствующим, - Я думаю, у лорда прошла горячая пора влюблённости и он начал скучать…
Хорошо Тому, через три года начал скучать в обществе жены, а я это начал делать с первого мгновения…Кажется, слуга ещё что-то говорит… Но – что? Наплевать, потом повторит… И какой хрени он подмешивает в бульон?...Спать…
…Проснулся я, когда ещё было совсем темно, даже луна всё ещё светила в окошко. Лари мирно спал в своём низеньком кресле возле моей кровати – сторожит до последнего! Даже страшно подняться до ночной вазы – не хочу его будить, в голове столько всякой фигни! Но в первую очередь – сегодня Эдуард скажет мне… Нет, страшно даже думать, что он мне скажет! И я очень осторожно поднялся, как можно тише сделал своё дело в горшок и так же тихо залёг обратно, натянул до носа одеяло и закрыл глаза…
Своего настоящего отца я видел три раза в жизни. Первый – это когда герцог Нортумберлендский привёз меня в Винчестер представить при дворе. Тогда мне ещё не было и двенадцати, я только недавно был посвящён в рыцари и только-только приступил к занятиям в воинских корпусах Ланкастера с другими отпрысками благороднейших кровей Королевства. Я прекрасно знал, кто я и тихо ненавидел Его Величество за нежелание помочь моей маме! Я представлял его себе злобным старым гномом с неопрятными волосами – таким, каким его исхитрились изобразить на фунтовых монетах. К сожалении, Эдуард оказался вовсе не уродом, а даже наоборот! Высокий, гибкий, очень, буквально до хрупкости, стройный мужчина с такими же, как у меня пронзительными серо-голубыми глазами и точно такими же губами и скулами… Даже мимика у него была сродни моей, хотя до этого мы ни разу не встречались… Придворные сплетники моментально отметили, что «младший Нортумберленд пошёл в Монмутов!» И это было крайне неприятно – я так надеялся, что я похож только на маму! А оказалось – я похож на него, на мужчину, сделавшего ребёнка практически девочке и бросившего её… и меня тоже бросившего! Помню, как я в тот вечер, вернувшись из Винчестера в свою комнату в казармах Ланкастера, расхреначил напрочь всю имевшуюся мебель, а заодно и хорошенько покорёжил мечом собственные проклятые доспехи! Лари сунулся было на грохот, но тут же выскочил, и, как потом уже я узнал от дяди Генри, побежал к герцогу за помощью… Ланкастер вошёл, когда я уже разгромил всё, что хотел, и тупо рыдал в то, что осталось от перины. Он присел рядом и успокаивающе погладил меня по спине:
- Мы победим его, победа будет за нами, Роберт, - пообещал он мне тогда и я ему поверил…
… Вторая наша встреча была уже по окончании обучения в корпусе Ланкастера, мне было шестнадцать, я мнил себя великолепным мужчиной и прекрасным любовником! И меня мало интересовало моё собственное будущее – я предпочитал жить одним днём, в кругу своих друзей, к тому же я никак не мог добиться взаимности от красавицы Нэнси О*Нил… А тем временем, моя мама и мой дядя «допекли» Его Величество, а заодно Его Светлость Ахренительного Праведника Перси, и меня вызвали для вручения грамот на Италское баронство. В общем, я нарисовался с единственной целью – получить мамино наследство – замок Итал! Помню, как волновался Ланкастер перед этим мероприятием! Моё придворное платье шили лучшие модистки, на каждой примерке лично присутствовали оба герцога, которые крутили меня, как ярмарочную куклу и постоянно препирались между собой, утверждая, что где-то что-то не так! А мне было всё фиолетово – я искренне страдал по Нэн… А на остальное мне было, мягко говоря, наплевать!
- В качестве барона ты будешь ещё более привлекательным для женщин, Роберт! – лукаво подмигнул мне уже в карете по пути в замок Винчестер дядя, - Даже небольшая корона на голове мужчины для них предпочтительней самых невероятных ласк в постели! – он ещё ниже склонился ко мне, - Если ты её на самом деле хочешь, будь наглее, замужним женщинам это нравится…
И вот я второй раз стою перед Его Высочеством Сволочью Эдуардом! Он, блядь, практически не изменился, разве что стал немного худее и теперь мы с ним практически одно лицо… Он лично возложил на мою голову тонкий серебряный обруч барона:
- Нарекаю тебя, благородный рыцарь, бароном Италским! – чтоб ты сдох, даже голос, как у меня!
Согласно этикета я поцеловал его руку, и только потом поднялся с колена – теперь мы с ним одного роста. Ну, что? Я прямо смотрел в его глаза, а он с удивлением смотрел в мои. Придворные аж замерли в ожидании скандала! А Эдуард крепко сжал челюсть, слегка кивнул мне, развернулся и направился к трону:
- Я рад, что на фамильных землях Монмутов появился достойный их хозяин! – провозгласил он и повернулся к собравшимся, - Буду рад видеть юного барона Италского при своём Дворе!
Я вежливо приклонил голову. Я сделал всё так, как велел мне дядя Генри… Но каких усилий мне это стоило, страшно вспомнить! А потом Ланкастер в паре с лордом Персивалем устроили пир в мою честь. Мне было мерзко – все эти уроды глазели на меня, как на диковинную зверушку из бродячего цирка, они ловили каждый мой жест, каждое слово и пытались найти во всём этом бреде какой-то тайный смысл. А смысла-то не было! Его Величество просто очередной раз облажался! А ведь мог просто подписать бумаги на титул и земли…
… Третья наша встреча была уже совсем недавно, в конце прошлой зимы, когда мне пришлось прибыть в Лондон вслед за своей придурочной. На моё несчастье, Двор в это время проводил сезон именно тут! И Ланкастер сразу гадливенько напомнил мне, что я приглашён самим Королём. Можно подумать, что я забыл эту его фразу?
«Буду рад видеть юного барона Италского при своём Дворе!» - да из-за этого я торчал где угодно, лишь бы не пересекаться с ним!!!
Пришлось вытряхивать из сундука скромный придворный наряд, сшитый ещё когда, напяливаться и ехать представляться… На этот раз на моей голове красовался совсем недавно купленный за собственное тело и деньги родственников серебряный обруч с гербом графа Эйдон. Придворные сучки буквально истекали, глядя на меня из-за спин своих жирных старых уродов, половина из которых была готова целовать мои ноги за помощь в деле усмирения бунта баронов, а другая половина готова разодрать на части уже за то, что я – это я! Рядом со мной шёл дядя Генри, и перед нами все, без исключения, расступались, давая дорогу.
На этот раз Эдуард выглядел уже не таким красавчиком, как четыре года назад – старые боевые раны сделали своё дело – его нога практически не гнулась, он даже не смог подняться, чтобы поприветствовать всех собравшихся… На щеках – болезненный румянец, глаза блестят – это признаки лихорадки! На этот раз мы выглядели именно, как отец и сын – даже Ланкастер конфузливо приклонил голову. Можно подумать, он не знал, какого сходства мы с Эдуардом со временем достигаем! Он, конечно, клялся и божился, что ему казалось, что мы становимся всё более разными, но во всём верить моему дяде – это не уважать себя! К тому же я и сам полагал, что моя красота не останется не замеченной!
- Дорогой граф Эйдон! – обратился Эдуард лично ко мне, - Я бесконечно рад видеть вас в добром здравии! Вы прибыли один или со своей красавицей-женой?
Да какая она к чертям собачим, красавица? Да и жена из неё тоже так себе…
- Нет, моя жена осталась в замке, который так любезно был предоставлен мне Вашим Величеством! – довольно дерзко ответил я, но он не смутился, не рассердился, а только легонько ухмыльнулся:
- И что же заставила тебя покинуть молодую жену?
- Состояние замка, Ваше Величество! – ответил я, - Постоянные набеги шотландских разбойников не сделали его прекраснее! Я прибыл в Лондон исключительно по делам графства!
- О, да, - протянул он задумчиво, продолжая разглядывать меня, - Стоун в последние годы весьма прохладно относился к своим обязанностям приграничного графа…, - он вздохнул, - Но я уверен, что новый граф Эйдон будет мудрее, а я со своей стороны, поддержу любые твои идеи, ведущие к укреплению границы с Шотландией…
Хотел я сказать, куда ему идти со своей поддержкой – но, согласно проклятого этикета, я должен был вежливо поблагодарить за неслыханную щедрость Короля и за свою тупую баранью покорность был «пожалован» – Его Величество протянул в мою сторону руку для поцелуя. Пришлось, сдерживая рвотный позыв, идти и преклонять колено перед ним! Как же я в тот миг ненавидел и его, и себя, и свою ревнивую жену, из-за которой мне приходится выносить все эти муки Ада!
- Надеюсь, ты нас в скором времени порадуешь наследником? – тихо проговорил он мне с улыбкой, пока я кое-как клюнул носом в его пальцы.
- Обязательно! – пообещал я и поскорее вернулся на своё место рядом с Ланкастером.
- Ты отлично держишься, - шепнул тот мне, - Но, чёрт меня добери, вы стали просто неприлично одинаковыми! Даже мимика…
…И вот я сегодня вновь увижу человека, чьими стараниями моя душа была призвана на грешную землю. Грех, конечно, но я рад тому, что эта наша встреча будет последней, в следующий раз я буду делать вид, что оплакиваю его! Но мне страшно, Господи, как же мне страшно! Зачем я ему понадобился? Он хочет тихонько избавиться от меня? Это – ловушка? Может, пока не поздно, свалить в Эйдон, а потом делать вид, что ничего не знал? А там, глядишь: «Король умер! Да здравствует Король!» ?
Глупость! К чему эти истеричные мысли, Роберт? Генрих будет сторожить меня, как пёс, до собственного конца! А Эдуард слишком зависит от своего сводного брата, чтобы даже попытаться тронуть меня… Но зачем же я ему понадобился? И как мне вести себя с ним, если он хочет побыть со мной наедине? Спросить Ланкастера? А какого хрена он мне ответит, если он сам явно не знает, какая дурь завелась в венценосной головушке?!
Я открыл глаза – вот ведь блядская луна! Светит прямо на меня! Завтра же, нет, сегодня же прикажу, чтобы перетащили мои вещи в другую комнату, а эта пусть останется за моей женой – ей похрену есть луна или нету, ей главное, чтобы было место для мысленных терзаний! … А я чем занимаюсь? И фиг ли я не сплю, как добропорядочный человек? Какая-то ерунда – аудиенция с Королём… Последняя встреча с живым отцом… Нет, он мне не отец! И я уселся на кровати, чем, естественно, всё же разбудил своего бдительного камердинера.
- Вам плохо? – вскинулся он и опрометью кинулся за небольшим медным тазиком.
- Мне хорошо! – гаркнул я, - Я хочу есть! – соврал я, лишь бы он не догадался, что я проснулся из-за смутных волнений.
- Я мигом, мой лорд! – он метнулся к дверям, - Я принесу вам горячей каши с изюмом!
- И молока, - автоматчики добавил я.
- Да, мой лорд! – как же мало человеку для счастья надо! Лишь бы я чего-нибудь после глобальной пьянки пожевал!
Он убежал, а я опять остался один… Сейчас бы перекинуться парой слов с Томом… Нет! Я даже рассмеялся, представив, как я, обернувшись на римский манер простынёй разгуливаю по Виндзору, пытаясь найти комнату, в которую определили моего друга! Даже если мне повезёт и я не столкнусь с кем-нибудь из особенно религиозным из слуг, то явившись нагишом к спящему Оксфорду я могу заполучить от него для начала в морду, и только потом он, насколько я его знаю, начнёт выяснять – какого чёрта я голый делаю в его комнате посреди ночи? Нет, мой нос второго некультурного обращения точно не выдержит! Как вспомню ту гребучую лангету, так сразу во рту привкус крови… Я упал обратно на перину и уставился на луну… Интересно, как там моя жена? Удаётся ей сдерживать данное мне слово? Или уже во всю шарахается по замку и окрестностям? В общем и целом – хер с ней, пусть шляется, где хочет, лишь бы не навредила детям или не сцепилась с кухаркой на потеху слугам… Я прикрыл глаза и не заметил, как уснул.

 
Источник: http://www.only-r.com/forum/36-480-1#315312
Собственные произведения. Фифти Солнышко 132 1
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Я получил множество отрицательных рецензий. Конечно, меня это ранит и заставляет сомневаться. Когда кто-то говорит мне, что я плохой актер, я не возражаю, я знаю, что мне есть над, чем поработать. Но когда кто-то говорит, что я урод, я не знаю, что сказать. Это, как… знаете, что? Это, правда меня ранит."
Жизнь форума
❖ Флудилка
Anti
❖ GifoMania Часть 2
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Данила Козловский
Парней так много...
❖ Если бы Роб...
❖ Поиграем с Робом?
Поиграем?
❖ Вселенная Роба-6
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Позитифф
Поболтаем?
Последнее в фф
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Поцелуй дождя. Глава 5...
Из жизни Роберта
❖ Я буду ждать... Глава...
Из жизни Роберта
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Поцелуй дождя. Глава 4...
Из жизни Роберта
❖ В отражениях вечност...
Стихи.
❖ Ты слишком далеко.
Стихи.
Рекомендуем!
5
Наш опрос       
Оцените наш сайт
1. Отлично
2. Хорошо
3. Ужасно
4. Неплохо
5. Плохо
Всего ответов: 223
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 11
Гостей: 6
Пользователей: 5
GASA valentinka Maiya gulmarina Ivetta


Изображение
Вверх