Творчество

FUCKING PERFEKT. Глава 5. Часть 2
05.12.2016   21:39    
FUCKING PERFEKT
ГЛАВА 5. ПЛЕН
Часть 2

Роберт


Чёрт бы побрал этот грёбаный Эйдон с его ебанутой на всю голову хозяйкой! Хотя, Вероника, возможно, и не причём… Но то, что шавки МакДугласа совсем потеряли нюх – это точно! Хрен бы с теми лошадьми и овцами, зачем они мальчишку-то так отделали? Уроды! Ведь он совсем ребёнок! Я велел его доставить в замок, когда выздоровеет, останется в Эйдоне на конюшнях. И вообще, что-то вылазки шотландцев стали подозрительно регулярными, мне это не нравится, тем более, что отряд у меня тут так себе! Я отправил посыльного с запиской к Аарону и к дяде Генри. Он Монмута ответ пришёл к вечеру следующего же дня, он отправил в мою сторону отряд рыцарей и очень советовал привлечь к этому делу Оксфорда. Хорошо, я отправил гонца к Тому, а сам с небольшим отрядом поскакал к себе в Итал, планируя по дороге прихватить брата с его рыцарями. Нас не будет в Эйдоне самое больше два дня. Надеюсь, ничего слишком выходящего за рамки за это время не приключиться. Миссис Маршалл я предупредил, чтобы без особой нужны за ворота замка никто не выходил, сидели тихо и ждали моего возвращения.
Вернулся я ещё быстрее, к утру следующего дня. Аарон, как только получил моё письмо – отправил гонца в Итал, и выступил уже с моими рыцарями мне навстречу. Только въехав в ворота замка я понял, что всё плохо! Что-то случилось! А когда навстречу мне выбежала растрёпанная Пейдж, и, заливаясь слезами, начала что-то невнятное лепетать, я окончательно убедился, что моя жена опять выкинула какую-то штуку! Господи, дай мне с ней терпения!
- Не ори! – гаркнул я на девицу, - Где она?
- Похитили шотландцы, - всхлипнула эта мокрая курица.
- Что?! – заорал я, - Кто разрешил ей выходить за ворота замка?! Я кому сказал сидеть тихо и не высовываться?!
Миссис Маршалл была крайне расстроена, она даже и не знала, что моя жена ушла в деревню! Одна! Чёрт! Дьявол! Вероника, где ты?! Аарон тронул меня за руку:
- Спокойно, раз это сделали шотландцы, они должны прислать посыльного с требованием о выкупе!
- Сам знаю! – огрызнулся я, - Клянусь, я сожгу всю деревню, где этот выродок обитает! МакДуглас никогда не забудет этого случая! За мной! – скомандовал я ближайшим ко мне рыцарям, - Надо осмотреть всё вокруг и выяснить – куда её увезли!
Мы обшарили всю округу – Вероника как сквозь землю провалилась! Только одна девчушка в приграничной деревушке пролепетала что-то про двоих неопрятных мужчин из-за леса, которые что-то везли в большом мешке. Они направлялись в горы. МакДуглас! Ты – покойник! Пусть не своими руками, но я тебя достану, тварь паршивая! Примчавшись в Эйдон, я первым делом отписался Ланкастеру о том, что начинаю полномасштабные военные действия, что мне похеру, поддержит их Король или нет – похищена моя жена, а это уже не игрушки! Эти недоделанные нанесли лично мне оскорбление! Блядь, моя Вероника в грязных лапищах какого-то вонючего небритого шотландца! От подобного видения, у меня до тошноты скрутило желудок. Лари принёс мне прямо в кабинет поесть, Господи, что бы я без него делал? Он всегда знает, что мне надо и когда.
- Спасибо, Лари, - поблагодарил я его, он поклонился и вышел, оставив меня с моими мыслями наедине.
Я начал автоматически забрасывать в рот сладкую овсянку. Так. Что мы имеем? А мы имеем то, что моя жена меня опять не послушалась, и, как результат, её силой уволокли за границу земель Эйдон… Если бы я об этом узнал пару месяцев назад, я бы с облегчением вздохнул и сидел на заднице ровно, ожидая гонцов за выкупом, а потом предъявил бы родителю, сэру Персивалю, претензию ровно в десять раз от выплаченного мною… А сегодня я жутко зол! Я не хочу, чтобы к моей жене прикасались чьи-то грязные лапы! Ну уж нет, папенька, выбирай – или ты со мной, или с ними! По мне, так лучшего герцога Нортумберлендского, чем Аарон, и не сыщешь! Так что – вот. Дальше. Что мы ещё имеем? Нихрена мы не имеем - это меня сейчас эти суки имеют! А мы имеем мою злость и нехилый отряд отличных воинов! Тут в дверь, без стука, ввалился Аарон:
- Роб, они прислали гонца! Они хотят целых триста фунтов! – сообщил он, - Сиди, я отправил за ним своего схронного, будем ждать.
- Я не могу ждать! – заорал я, чёрт, что со мной? Где моё хвалёное спокойствие и рассудительность?
- Роб! – брат силой водрузил меня обратно в кресло, - Я сказал тебе – сидеть! Твоя истерика делу не поможет! Когда вернётся Рольф, мы будем готовы выступить.
- Ты не понимаешь! Эти грязномазые бляди покусились на мою собственность! – продолжал выкручиваться я, - Они могут причинить ей вред! Они всё что угодно могут с ней сделать! Аарон! Брат, прости, но я не пощажу отца, если с моей Вероникой случится непоправимое! Учти, сюда уже скачет Оксфорд, за ним точно прибудет Ланкастер, и если отец не одумается – ему конец! – шипел я ему в лицо.
- Что ты несёшь? – удивился Аарон, - При чём тут отец? Не сходи с ума, братец!
- При всём! Это он прикармливает МакДугласа и покрывает его при Дворе! Наш непоколебимый лорд Персиваль тупо зарабатывает на грабеже приграничных районов Британии! Аарон, пойми же, наконец, теперь земли Эйдон не сами по себе, они не просто моя собственность, они в какой-то мере и собственность Монмутов! К тому же похищена моя жена, и хрен с ним, что она мне не во что не упёрлась, я личных обид никому не прощаю! Никогда!
Он смотрел на меня такими глазами! В них явно читалось искреннее удивление и непонимание глубины происходящего:
- Роб, но это же – война? Да? Ты решил «развязать руки» Ланкастеру?
- Господи! – я закатил глаза, дёрнул его к себе вниз и зашептал ему на ухо, - Очнись, Аарон, Генри уже давно правит Королевством, и меня сюда посадил тоже не Эдуард…
Я отпустил его, чтобы посмотреть на его реакцию, он был не просто поражён, он просто не знал – как реагировать на услышанное.
- Ну же, Аарон, - мягко подтолкнул я, - Сложи два и два… Благодаря нашему папеньке твоя дочь должна будет выйти замуж уже в следующем году за Шона МакКуинона, если мы, конечно, хотим мира на наших границах, - тихо добавил я, облокотился на спинку кресла и громко сказал, - Хорошо! Будем ждать Рольфа, чёрт с тобой. Кстати, надо бы распорядиться, чтобы всех покормили…И что там насчёт лошадей…
Аарон с долгую минуту пристально смотрел на меня, потом грустно усмехнулся:
- Очнулся! И ты тоже очнись! – он кивнул своим мыслям и добавил, - Все уже давно поели и отдыхают. Ты сам нормально поешь, а то питаешься, как барышня, что фигуру блюдёт! – он кивнул на полупустой горшочек с кашей, - Женщины в поварне срочно пекут хлеб и жарят мясо в поход – неизвестно, как скоро мы вернёмся с таким-то раскладом… Роб, я могу отписать Андреа, что я тут застрял надолго?
- Нет, - коротко ответил я, - И, насчёт того, что я ем! – я поднялся, подошёл к двери, открыл её и крикнул, - Лари! Принеси нам сюда пару бутылок красного аквитанского и хорошо закусить! Быстро! – я обернулся к брату, - Ты доволен мной? Я умею есть, как мужчина!
Через десять минут на большом письменном столе стояло вино, какой-то ягодный взвар, свежий хлеб, коровье масло, огромная чашка отварных овощей, горшок с куриной похлёбкой и, блин, грустный, жареный целиком, поросенок! И чего все так упорно пытаются накормить меня свининой? Свинью я отодвинул от себя принципиально! А остальное – сойдёт. Аарон, глядя на мою явно перекошенную морду, ухмыльнулся и воткнул в ни в чём неповинного жареного зверёныша, нож:
- Ты отвезёшь её в Итал? – спросил он.
- Нет, к отцу, в Алнвик. Дядя Генри тут обойдётся и без меня, знаешь ли…, - я налил ему и себе вина, - Если бы ты только знал, как я устал бороться с собственной женой!
Он взял кубок, отхлебнул и хитро глянул на меня:
- Отличное вино… Она не понимает тебя в постели?
- Она понятия не имеет ни о чем! – вежливо улыбнулся я в ответ, но внутри меня начала подниматься дикая злоба, ну вот какого хрену ты лезешь в мою постель?
- Так отвези её в Итал, а не к отцу! – во, бля, советчик! Что бы ты понимал во всей этой херне…
Пора менять тему:
- Я должен быть в Алнвике и не допустить явления на земли Эйдон герцога Нортумберлендского! – пафосно заявил я.
- А, ну да, - понурился брат, - Извини, я никак не могу поверить в то, что всё вот так получилось…
- Как получилось, так и получилось, - быстро проговорил я и залпом выпил свой кубок до дна, - Не смотри на меня так, я точно не напьюсь! У меня есть незаконченное дело, которое не может подождать! Я должен вернуть жену! И ты мне в этом поможешь!
Аарон вздохнул и кивнул:
- Ешь, - сказал он.
А я что делаю? Я взял ложку и зачерпнул похлёбку. Чёрт! У меня трясутся руки?! Брат тоже заметил это.
- Спокойнее, Роб! С ней всё будет хорошо. Завтра к утру Вероника уже будет с тобой…
- Я сам убью её! – зашипел я и швырнул на стол ложку,- Надурная баба! Сказал же – сидеть всем в замке, нет, попёрлась в деревню за каким-то хреном! Одна! Дура!
Аарон с улыбкой смотрел на меня, вот чего лыбится? Посмотрел бы я на тебя, если бы твою Андреа похитили грязные ублюдочные шотландцы! Тот всё кивал и с гаденькой улыбочкой намазывал масло на хлеб, потом вручил мне бутерброд и повторил:
- Ешь!
Я автоматически взял у него хлеб и начал его кусать здоровенными кусками. Блядь, какой же я голодный! Если так подумать, я уже пару дней ничего кроме каши и эля не ел!
- Вот и славно, а то я тебя как вчера увидел, подумал, что скоро на тебя доспехи надо будет надевать, чтобы ветром с коня не сдуло! - он одобряюще похлопал меня по плечу, - Всё наладится, твоя любимая будет с тобой…
- Какая, к хренам собачьим, любимая?! – я чуть не поперхнулся, - Я её убить готов! Найду, верну и выпорю за непослушание, на конюшне, как непотребную девку, задрав подол по самые уши!
- Ну, это – да! – рассмеялся Аарон, - Это в твоём стиле!
- И чего ты ржёшь? Дурость надо выбивать плёткой! Она не лечится! Будь моя воля, я бы и твоей жене ввалил за длинный язык по заднице!
Аарон подхватил вторую, полную, бутылку со стола и поставил её на пол:
- Так будет лучше, - пояснил он свои действия, - Вот смотрю я на тебя, Роб, ты же как паук! Тебя практически никто не видит, но все прекрасно знают, что ты есть и наблюдаешь за ними из своего тёмного угла. Ты то старательно плетёшь липкую паутину, то тихо сидишь, поджидая добычу. А как только в твои сети кто-то попадается, опутываешь бедолагу с ног до головы, но не ешь, а дёргаешь за верёвочки – то чуть отпустишь, то опять к себе притянешь, но то, что не отпустишь – это однозначно! Ты – страшный человек, брат мой, и я бы не хотел увидеть себя в списке твоих врагов! А этот списочек у тебя в голове явно имеется, и постоянно корректируется, исходя из каких-то твоих личных соображений! Ты совершенно бесстрашен, - он усмехнулся, - за малым исключением, - это он про мою дурацкую боязнь свежей крови так красиво фигурально выразился, но ты продолжай, дорогой мой, я тебя внимательно слушаю, очень интересно, что ты обо мне сейчас думаешь, твои собственные мысли, а не мысли твоей жены! Он продолжил, - Иногда я задаюсь вопросом – как у одного отца могут народиться до такой степени разные дети? Я смотрю на своих девочек – они, конечно, разные, но не настолько же! Иногда мне кажется, что ты не Маннерс вообще! – он фыркнул, - Бред, конечно, но я не понимаю, я просто не могу никак определить ту точку, то место, с которого ты… Я не знаю, как бы выразиться? Я не могу определить – когда я потерял с тобой связь, как с единокровным братом? Понимаешь? Ты, вроде бы и рядом всегда, и, вроде бы, такой же, как всегда, но что-то в тебе меня напрягает… Я не могу сказать – что, но ты как будто терпишь нас с отцом, что ли? – он внимательно уставился в мои глаза, - Роберт, что ты ещё скрываешь от нас?
- Я? – я удивлённо поднял брови и изобразил искреннее удивление, хотя такая проницательность Аарона меня насторожила, - Я скрываю свою любовь к розгам и диким девкам! – рассмеялся я, - Да и то не особенно-то!
- Роб, я серьёзно, - Аарон продолжал вглядываться в меня
Блядь, вот упёрся, баран! Да пошёл ты! Меньше знаешь, крепче спишь! Но вслух я сказал, естественно, другое:
- В таком случае, братец, я не понимаю тебя!
- Ты прекрасно меня понимаешь! Просто скажи мне, как брат брату – когда я упустил тебя, что ты стал таким? Я пытался воспитывать в тебе рыцарские качества, а ты вдруг пошёл шляться по девкам, гулять, пить и ввязываться во всякие мутные истории…
- Просто я люблю женщин, Аарон! Успокойся, ты, прямо, как моя Вероника – чего, да как? Всё нормально, - я похлопал его по плечу и всё-таки приступил к поеданию похлёбки (благо, руки перестали трястись!), пока она окончательно не остыла.
Аарон продолжал упорно смотреть на меня. Блин! Я положил ложку.
- Ну чего? – проворчал я, - Что ты на меня так уставился? Я такой, какой я есть, и другим уже, навряд ли стану! И, действительно, успокойся! Ты ни в чём не виноват! У меня «дурная кровь» и всё такое, как говорит наш драгоценный родитель. Я благодарен тебе за попытки сделать из меня настоящего рыцаря и джентльмена, но чудес не бывает – я тот, кто я есть, я смирился, смирись и ты! – Уф, я это сказал!
- И ты ничего не хочешь изменить в своей жизни? Не хочешь простого семейного счастья? Детей? Покоя, в конце концов?!
- Детей я хочу, - хмыкнул я, - Семейного счастья у меня хоть завались, если я начну им наслаждаться, я просто сопьюсь! А насчёт покоя… Очень заманчиво, но лично для меня не реально!
- Тебя чем-то не устраивает Вероника? – удивился Аарон, - Очень странно…
Вот и как ему объяснить, что мы с ней уже полтора месяца живём, как брат и сестра? Что она тупо мне не даёт?
- Она меня устраивает, это я её не устраиваю, и закроем эту тему! – рыкнул я, - Где твой Рольф столько времени прохлаждается?
- Прошло-то всего часа полтора, что за такое время можно сделать? – огрызнулся Аарон, - Надеюсь, он вернётся ближе к ночи, и это в лучшем случае, заметь!
Я и сам это прекрасно знаю, но мне просто необходимо было прекратить этот никому, а точнее, мне лично, не нужный разговор. Ненавижу, когда лезут ко мне с душеспасительными беседами! Неужели он думает, что я не пытался бороться со своей натурой? Пытался. И не раз. Получается только хуже! Когда у меня есть постоянная женщина (чего в своей семейной жизни я как-то не особенно ощущаю!), способная иногда выполнить и мои «особые» пожелания, я спокоен и мир вокруг меня крутится по Божьим законам, но когда я «голоден», я вижу даже то, чего и в помине нет! И мне плевать, кто в этот момент попадётся мне под руку! Я давно за собой заметил эту особенность. Смешно, но моё настроение напрямую зависит от степени моей удовлетворённости… Ипать… Я хочу женщину! Сейчас! Срочно! Блядская натура…Я начал кромсать кинжалом ни в чём неповинного жареного поросёнка. Аарон с удивлением уставился на меня:
- Роб, спокойнее… Я понимаю, что ты нервничаешь, но сейчас нам всем, и в первую очередь, твоей жене, нужен твой холодный, расчётливый ум! Соберись!
- К чертям рассудок! Я сожгу их логово до тла! И всего делов-то! – рассмеялся я, - Налей мне ещё вина! – приказал я.
…Рольф прискакал уже в сумерках. Пока он ел, он параллельно рассказывал – куда конкретно увезли и где держат мою жену. У меня к тому времени уже не было сил злиться – мы с Аароном на двоих успели принять с полдюжины бутылок на брата, но вино меня не брало – только притупляло ноющее чувство утраты. Как все вокруг настаивали на моём здравом рассудке, так он, рассудок и поступал, голова работала, со скоростью стрелы, просчитывая варианты нашего набега на деревню МакДугласа. Когда мы выехали за приделы замка, я остановил рыцарей и рассказал, как я вижу сегодняшнюю ночь, а именно – никто из деревни не должен выйти живым, да и сама деревня должна быть полностью сожжена! На лицах многих было написано откровенное удивление. Пришлось сказать им, что это – начало войны, но наш противник об этом ещё не знает – это для него сюрприз, ведь следом за нами по землям МакДугласа пронесутся герцог Корнуоллский и граф Оксфорд! И да поможет им Господь наш Иисус! И мы поскакали в ночь. В горы. Туда, где эти мерзкие ленивые выродки держат мою ревнивую глупышку Веронику.
Первыми в деревню вступили воины Аарона с ним же во главе. Они ураганом пронеслись по улицам, согнали весь народ на центральную площадь, а для хорошего освещения происходящего подпалили расположенные рядом с ней строения. Я со своими рыцарями подъехал туда чуть позже, когда все уже немного успокоились и перестали открыто лезть в драку.
Я внимательно посмотрел на этих людей. Чёрт бы побрал этих грязномазых шотландцев! Живут, как свиньи! Халупы слеплены чуть ли не из коровьего помёта, сами какие-то ободранные, нечёсаные, с бородищами разве что не до пояса! И женщины им под стать – некоторые даже на ночь не потрудились снять тряпки, в которых за скотиной днём убирались! Фу, даже лица в саже, представляю, что у них за грязища под юбками! От одного представления меня начало планомерно подташнивать. Детей не много, это хорошо. Детей я отправлю к Шону, а все остальные уже покойники по определению. Я так решил. Это моя маленькая месть.
Я остановил Нортуга у колодца:
- Я – граф Эйдон! - громко объявил я этим скотам, ибо, война – войной, а вежливость – прежде всего. Что, суки, удивлены? Не ожидали? – Мне нужен Лахлан МакДуглас!
Молчание. Хорошо. Я на другое и не рассчитывал. Я внимательно посмотрел на мужчин, после чего ткнул плёткой в сторону самого здоровенного мужика, потом на другого, помельче, и указал на ближайший столб. Четверо моих рыцарей спешились, выдернули их из общей массы и привязали к столбу с разных сторон. Я тоже спешился, подошёл сначала к местному громиле – крупный мужчина, ничего не скажешь! Я против него вообще былинка, даже здоровяк Аарон как-то мелковат в сравнении с ним. И хрен с ним. Второй был примерно одного роста со мной, но опять же, куда шире во всех местах, в общем - тоже здоровенный отморозок! На них пахать можно, а они всё ни хера не делают, только разбойничают! Я взял у Аарона горящий факел и посветил более мелкому в лицо. Я не ошибся, вот ты-то мне, дружок, и нужен! Рольф точно описал похитителя моей жены – у этой скотины безрогой весьма приметный шрам под левым глазом.
- Ну, здравствуй, Лахлан, - как можно спокойнее проговорил я, - У меня к тебе единственный вопрос – где моя жена?
В тишине, образовавшейся вокруг нас, слышались только звуки, издаваемые лошадьми, слабое позвякивание оружия и потрескивание огня…
Эта падла нагло мне ухмыльнулась и пожала своими недюжинными плечами:
- Ищи! – хмыкнул он и глумливенько добавил, - Хочешь меня ударить? Ударь!
Сука! Он знает, что я не выношу вида крови! Ладно. Обойдёмся без крови. Пока без крови. Я усмехнулся, ткнул в землю факел, чтобы сбить огонь, но так, чтобы головешка осталась красной и раскалённой. Подошёл Аарон, хотел что-то сказать, но, видимо, увидев моё лицо, которое, надо полагать, ничего хорошего никому не обещало, просто встал рядом. Я же снял с пояса кинжал, очень аккуратно, чтобы не задеть остриём кожу, разрезал рубаху этого мудака до пупка, сунул кинжал обратно, оголил его покрытую нехилым рыжим шерстяным ковриком грудь.
- Так где, говоришь, моя жена? – переспросил я.
- Да пошёл ты! – он плюнул, норовя попасть мне в лицо, но я-то ваши ипанутые повадки знаю! Я увернулся и ввалил ему по морде пощечину, прямо не снимая жесткой перчатки для верховой езды. Фу, какая же он мразь!
- И пойду, - пообещал я, - Но сначала ты мне скажешь, где моя жена, - твёрдо сказал я и ткнул в его дремучую бороду раскалённую головешку, в воздухе запахло палёной шерстью, я бережно затушил начавшую тлеть растительность и даже стряхнул обуглившиеся ошмётки, - Где моя жена? – ласково поинтересовался я.
Молчит. Ну, что же. Видит Бог, я пытался поступить с тобой по-христиански, но… Я вздохнул и ткнул головнёй в то место, где справа через густую шерсть просматривался сосок. Лахлан завыл, но я не убрал факел, а крепче прижал его, пусть помучается! Что, сволочь, больно? А мне, думаешь, не больно? Когда головешка перестала шипеть, я откинул её в сторону. Потом повернулся к толпе местных выродков – не ожидали, блядьи дети? Думали, земли Эйдон бриты отдали изнеженному мальчишке, умеющему только девкам подола обдирать профессионально? Не угадали. Да, я боюсь вида живой крови, но кто вам сказал, что нет способов пытать без крови? Их сотни, дорогие мои! И уж поверьте мне, вы при этом не потеряете ни капельки своей драгоценной кровушки, правда, издохните очень мучительно, но ведь это – такая мелочь по сравнению с тем, что лично я сейчас чувствую!
Я молча забрал у застывшего рядом Аарона факел, и тоже его затушил. После чего подошёл к рыжему верзиле, привязанному с другой стороны столба:
- А ты что мне скажешь? Где моя жена? – кажется, я ему даже улыбнулся. Аарон смотрел на меня огромными и ничего не понимающими глазами.
- Я ничего не знаю! – закричал мужик, бешено дёргаясь.
Какой же он мощный! Так и столб выдернуть не долго! Вот это воин! Жаль, но он тоже – труп. Хорошо, я убью тебя быстро – и я ткнул огненной головнёй в его шею, туда, где бьётся жила жизни. Запахло горелым мясом и палёной щетиной. Он даже не успел закричать. Всё.
- Убрать, - коротко скомандовал я, и, пока тело отвязывали, вернулся к Лахлану, - Так, где моя жена? – спокойно спросил я у корчащегося от боли шотландца.
Молчит, сука неблагонадёжная. Я, не оборачиваясь, ткнул уже остывшей головней в сторону местных, и указал на освободившееся место у столба. Я внимательно смотрел за выражением лица Лахлана. Он ненавидит меня. Как мило, а главное – взаимно! Моей очередной жертвой оказалась женщина. Ну, что же. Её я не буду жечь огнём, я же не изверг! Я усмехнулся и стащил с шотландца кожаный шнурок, которым он подпоясывался. Он мне ухмыльнулся. Думает, я её пороть буду? Нет. Сюрприз. Привязанная к столбу женщина громко плачет. Это не надолго, милая! А пока:
- Где моя жена? – прошипел я ему в лицо, это единственный вопрос, который меня волнует, я обернулся к перепуганным жителям уже бывшей деревни, и громко спросил, - Где моя жена? – я же знаю, что среди вас есть ещё один недоделок, который знает, где она!
Женщины начали что-то кричать, требуя, чтобы упрямый козёл отдал мне Веронику, лишь бы я уметался, как можно скорее. Но уродец продолжал упорно молчать. Ну, что же. Приступим. У меня мало времени, ребята, если так никто ничего и не скажет, придётся положить тут всех, кто старше пяти лет! Под аккомпанемент криков и плача я подошёл к привязанной к столбу девке… Она молода. Не больше двадцати лет, во всяком случае. Интересно, до какой степени этот Лахлан упрям? Хочет со мной помериться надурностью? Уговорил. Я обернул кожаный ремешок вокруг шеи женщины, привязав её таким образом к торсу стоящего позади неё мужчины. Стоит ему чуть наклониться вперёд – он задушит её. Местные поняли, что я сделал, и крик поднялся просто невероятный. Кто-то проклинал меня, кто-то этого упрямого урода, кто-то Веронику, а некоторые даже просто англичан! Похеру.
- Факел! – приказал я.
Кто-то сунул его мне в руку. Я ткнул им в землю, сбивая огонь.
- Я в последний раз спрашиваю – где моя жена? Клянусь, если с её головы упадёт хоть один волос, вы будете завидовать их лёгкой смерти! – я указал кивком на привязанных к столбу.
- Скажи ему! – завизжала привязанная женщина, захлёбываясь в слезах.
- Он и так всех убьёт, он же выродок! А такой уродливой девки, как его жена, ещё поискать надо! – прохрипел сквозь зубы Лахлан.
Умный, гад. Да, я всё равно всех убью. И хер с ним, что я – выродок, а моя жена по твоему мнению – уродина! Вокруг посмотри - ваши шалавы не сильно-то и краше! Но у вас сейчас есть выбор – умереть мучительно, или легко. Выбор за вами. На меня напал полный ступор и безразличие. Я ткнул головешкой в его левый сосок. Надо отдать должное мужеству этого горца – он не отклонялся до тех пор, пока не потерял сознание, тогда-то уж он, всё же свесился, и начал своим весом медленно душить женщину… В полнейшей тишине она хрипела, задыхаясь. Жуткий звук…
- Где моя жена? – тихо спросил я в этой жуткой тишине.
- В сторожке у среднего пастбища! – раздался чей-то голос из толпы.
Ну, наконец-то и второй! Всё. Дело практически сделано. Прощайте.
- Попрощайтесь с детьми, я отправлю их в другой клан, - спокойно сказал я и запрыгнул на Нортуга.
Я нёсся в указанную мне сторону, как только мог. Халупа. Да это же натуральные развалины! Я спрыгнул с коня и влетел в это непонятное строение, больше похожее на полуразвалившийся заброшенный сарай для сена. В холодном темном помещении ничего не было видно, вбежавший туда за мною Аарон, осветил помещение. Там была одна единственная кровать, и на ней, среди какого-то непонятного тряпья, лежала моя непослушная Вероника… Она мертва? Я начал трясти её послушное тело. Кажется, я что-то кричал… Чёрт! Я – плачу?! Я?! Да у меня истерика!
Она еле слышно застонала. Боже! Она – жива! Моя проклятая сумасшедшая жена жива! Я подхватил её на руки и побежал к Нортугу, там брат помог мне взобраться на коня и я с ней на руках поскакал обратно, в сторону Эйдона.
- Скачи в Алнвик! – крикнул мне в спину Аарон, - Я тут всё окончу и буду в Эйдоне ждать Ланкастера с Оксфордом! Помоги вам Господь!
В Эйдоне пришлось сменить Нортуга на другого, более выносливого коня. Мы скакали без остановок, пока не оказались перед массивными воротами Алнвика.
Мачеха с невесткой отобрали у меня Веронику и выставили меня за дверь. Вскоре прибыл местный лекарь. Меня впустили вместе с отцом. Врач сказал, что нити, связывающие душу с телом моей жены, ослабли, наполнились жидкостью, и того и гляди оборвутся. В общем, наговорил кучу умных вещей, которые сводились к тому, что я скоро стану вдовцом, так и не познав всех прелестей семейной жизни…
Нет! В горе и в радости, в болезни и в здравии… Я вскочил на коня, никто меня не задерживал, и я помчался к Нэн, на её землях, я точно знаю, живёт знакомая мне знахарка, древняя бабка, вылечившая мою ногу после того ранения! Ведьма. Хрен с ним, что ведьма! Я готов молиться кому угодно, лишь бы этот кто-то оставил Веронику на этом свете! Я не смирюсь, как мне посоветовал отец! Мне не нужна другая жена! Господи, я к этой привык! Оставь мне её, умаляю! Лишь бы бабка ещё не померла…
Старуха оказалась не только жива, но и невероятно бодра. Интересно, сколько ей лет? Увидев меня с Нэн, она в пояс поклонилась нам, потом велела мне выпить какой-то мерзкий отвар, после которого меня, наконец, перестало колотить и я смог внятно объяснить чего мне от неё надо. Нэн, моя умница Нэн, осторожно гладила меня по левой руке и говорила какие-то ободряющие слова… Она нежно поцеловала меня в губы и пообещала никогда меня не оставлять, сказала, что я могу приезжать к ней в любое время – она всегда рада видеть меня… Господи, моя жена при смерти, а я с любовницей договариваюсь о встречах… Всё таки со мной что-то не так… Или так? Разум говорит одно, а тело требует другого…
- Не противься своим порывам, молодой лорд! - Неожиданно сказала бабка, собирающая какие-то горшочки и мешочки на стол, она быстро, но очень пронзительно глянула на меня, - Тебе на роду написано быть не верным! Садись на своего коня, красавчик с холодной душой и горячим телом!
Старуха быстро собрала свои мешочки и горшочки в большой платок, завязала его:
- Поехали, дорога каждая минута, - проскрипела она, и, легко взобравшись на моего коня позади меня, поскакала в Алнвик, пообещав поставить Веронику на ноги в ближайшие две недели, при условии строгого выполнения её рекомендаций.
Нэн проводила нас до границы своих земель:
- Я люблю тебя, Роберт! Возвращайся! – крикнула она мне вслед.
Она тоже любит меня… А я? Я кого люблю кроме себя?... Маму?...
В замке нас встретили с откровенным недоверием. Элизабет с нескрываемым призрением посмотрела на старую ведьму, а Андреа вообще трусливо сбежала, испугавшись сглаза.
Осмотрев Веронику, старуха Рут, как она велела называть её на этот раз, принялась смешивать в большой глиняной чашке всякие травки и порошочки из своего большого платка. Потом велела принести красного вина и вылила его в чашку, поставила её на горячие угли камина, размешала, осторожно сняла и поставила своё варево на столик у кровати Вероники.
- Каждый час надо вливать ей в рот по две большие ложки этого снадобья, - строго сказала она Элизабет, - Сегодня я посижу с тобой, герцогиня, покажу, что и как надо делать, а завтра утром я уйду к себе, но, если ты разрешишь, я навещу вас через три дня, сделаю новую порцию снадобья…
- Оставайся здесь! – воскликнул я.
- Нет, нельзя, молодой лорд! Она не единственная моя больная! С твоей женой всё будет в порядке. У неё есть ты, - она хитро улыбнулась и поклонилась мне, отец с удивлением смотрел на нас, явно ничего не понимая, но я-то понял старую каргу, она прекрасно понимает, что я точно буду носить свою жену на руках хотя бы из чувства глубочайшего раскаяния и благодарности за её прощение!
Старая ведьма! Она на самом деле честно отсидела рядом с Вероникой до утра и лишь с первыми лучами солнца начала собираться в дорогу. Я попытался дать ей денег, но она от них наотрез отказалась, запросив за свои хлопоты каких-то продуктов, ну что ж… Я велел запрячь повозку и отвезти достойную даму вместе с корзиной с продуктами куда она укажет. Я лично загрузил Рут в повозку, на прощание она сказала мне:
- Научись прощать сам себя, а она тебя всегда простит!
На том мы и расстались. Интересно, это когда же я сам себя-то не прощал? Да я вообще за собой никакой вины никогда не чувствую… Войдя в большой зал, я наткнулся там на отца. Папаша явно ожидал меня, и вид у него был далеко не счастливый. А с чего ему быть счастливым-то?
- Ты бы поел, сынок, - хрипловато проговорил он.
- Я не голоден! – я попытался проскочить мимо него наверх, к Элизабет и Веронике, но он меня схватил за руку.
- Ты слишком похудел, это заметила даже Андреа! – он пристально посмотрел мне в глаза, - Ты пьёшь?
- Чего?! – опешил я от такой наглости.
- Прости, - пошёл на попятную папаша, - Просто я знаю, что когда ты начинаешь пить, ты практически ничего не ешь… Я подумал… Я был не прав!
- Вот спасибо за выводы! – воскликнул я, - А ты не задумывался над тем, что у меня забот немерено? Что ты взвалил на меня полуразрушенный приграничный замок, да ещё не в меру ревнивую и самостоятельную жену? Мне не то, что пить, мне иногда поесть днём некогда! Надо успеть до снега поднять стены и закрыть крышу! А я ебался три месяца с одной только разборкой дерьма, что там накопилось лет за тридцать, не меньше! К тому же бесконечные набеги со стороны этого урода МакДугласа, чтоб ему живьём вариться вечно в Гиене Огненной, скотине! И, если ты ещё не заметил, у меня украли жену, и она сейчас очень больна! Блядь! …
Я ещё много чего хотел ему тут сразу высказать, но заткнулся, неожиданно сообразив, что сейчас не стоит с ним разговаривать, а надо просто тупо ждать – Лари уже здесь, и он внимательно следит за перепиской всех обитателей Алнвика.
- И всё же ты должен нормально питаться, Роберт! – строго выговорил родственничек и потащил меня вниз, в поварни, - Старуха Рут сказала, что твоя жена будет жить, и я ей верю. Я ещё помню, в каком состоянии тебя привёз Генри в тот раз! Все думали, что придётся отрезать тебе ногу, ты был без сознания и весь горел, но эта женщина не только сняла жар, но и лично втирала прямо в твою рану какую-то мазь, которую никому в руки не давала, за то рана быстро перестала гноиться, а потом и вовсе затянулась! А ты должен быть сильным, ты же умный мальчик, Роберт, подумай, что твоя Вероника будет делать без тебя, если ты изведёшь себя голодом? Ты и так ешь, как девчонка, а сейчас вообще дошел – одни глаза и скулы на лице!
Вот чёрт, они с Аароном сговорились, что ли? Далась им моя худоба! Я не худой, я – изящный, так говорят все мои женщины! То, что надо, включая задницу и ноги – у меня вполне соответствует! В конце концов, костями-то уж я точно не гремлю, как некоторые, вроде Эдуарда! А пожрать, наверное, всё-таки надо, под ложечкой от аппетитного запаха горячей похлёбки даже засосало…
- Лорд Роберт! – обрадовалась мне, как родному, повариха и начала выставлять всякие вкусные сладости на стол.
- Здравствуй, Анна, - улыбнулся я этой доброй седовласой женщине, совершенно не похожей на мою подружку Мару, - Налей мне для начала того замечательного бульона, который так чудесно пахнет, что у меня просто слюнки текут!
Она с радостью поставила передо мной и папашей чашки с густой горячей похлёбкой с курицей. Даже свежеиспечённый хлеб был слегка пригорелый, как я люблю – меня тут явно ждали! А я, свинья, до сих пор даже не заглянул к ним сюда… Я благодарно улыбнулся поварихе и её помощницам, какие же вы, девки, замечательные, что помните обо мне даже тогда, когда я сам о себе начинаю забывать! Чёрт, да я же три дня не брит! То-то я и смотрю, что молодые помощницы Анны поглядывают на меня с повышенным интересом… Бляяяя…. Стоять, Роберт! Вспомни, что твоя жена сейчас лежит наверху и ей очень плохо! Поимей совесть… Нет, нету у меня совести, когда мой боевой товарищ так неприлично нервничает… Мне надо по быстрому перепихнуться и – спать! Я не спал ровно три ночи… И у меня не было женщины четыре дня… Это напрягает! Мне надо к Нэнси! … Как следует поев, я почувствовал, что точно сейчас усну прямо тут – за столом. Значит, сначала – спать! Я поблагодарил всех за прекрасный завтрак, и, зевая на ходу, в сопровождении бдительного папаши, отправился в свою холостяцкую комнату, где буквально рухнул на кровать и моментально уснул. Удивительно, но мне ничего не снилось! События последних дней как бы сплелись в единый тугой узел и упали куда-то в закрома моей обширной памяти, где и будут пребывать до востребования… Проснулся я уже после полудня. Лари приготовил мне ванну, тщательно побрил и вообще – привёл меня, разгильдяя, в порядок. Его немалыми стараниями я почувствовал себя прежним Робертом. Он же доложил мне, что милорду пришло письмо, которое Лари лично забрал у секретаря сэра Персиваля, и которое ждёт моего вердикта – отдавать или нет? Я аккуратно вскрыл послание, оно оказалось от разгневанного МакДугласа-старшего, который, брызжа слюной и чернилами, отписывал моему родителю о беззаконных зверствах, учинённых мной и Аароном на его землях! Этот козлина ещё не знает, что самое позднее через пару дней стараниями Ланкастера и Тома от его клана останутся одни легенды и воспоминания! А нечего сыночка своего распускать!
- Отдашь письмо завтра утром, осторожно запечатай обратно и никому ничего не говори, и Джону от моего имени порекомендуй рот не открывать, а сидеть тихо и не сердить меня! И вели седлать Нортуга, я еду к Нэн!
По глазам камердинера я увидел, что он несколько удивлён моим решением смыться из замка именно сейчас. Но он же у меня воспитанный – он и слова против не скажет, да и действиями не покажет своего неудовольствия! Прав был дядя Генри, такого слугу надо любить и лелеять! Вот я и ценю своего Лари по мере возможности!
Перед отъездом я заглянул к Веронике. Элизабет всё сидела рядом с ней. Я предложил ей немного развеяться, пока я посижу с женой. Мачеха сказала, что с ней всё хорошо, они с Пейдж и Сарой вполне справляются, но лекарство она даёт Веронике только лично! Я посмотрел на свою девочку – она была всё ещё ужасно бледна, но жара уже не было, это хорошо.
- Она не просыпалась? – тихо спросил я, поглаживая бархатную щечку Вероники.
- Нет, но мы смогли её немного покормить бульоном с кореньями, которые велела класть в её суп Рут! – ответила она.
Чёрт, я начинаю уважать свою вечно полупришибленную мачеху! Она действительно добрая христианка! Возможно, я был не совсем прав, считая её разлучницей, из-за которой отец так дурно поступил с мамой?! Генри, помнится, что-то бормотал по пьяни, типо Элизабет отдали Перси, чтобы заткнуть его рот, ну, или, что-то в этом роде… Я тоже был в глубоком нокауте и толком не помню! Тут вдруг мачеха всполошилась:
- Пора давать лекарство! – она указала на песочные часы, песчинки которых практически пересыпались с одной стороны в другую.
- А, можно, я сам? – осторожно спросил я, правда, мне почему-то очень захотелось самому, с ложечки, покормить Веронику, хоть она сейчас и никакая, но это так… интимно, что ли? А я так хочу эту женщину, что прям, зубы сводит, и не только зубы…
Элизабет вся расцвела от моих слов:
- Конечно - конечно! – засуетилась она и подала мне ложку и чашку, - Две полные ложки! Но лучше четыре по половинке, так удобнее…, - пояснила она.
Я благодарно ей улыбнулся – чего ж тут не понятного? И здоровый человек ложку лекарства разом не проглотит! А тут – лежит, правда, дышит, но всё равно без сознания, так и захлебнуться не долго! Я зачерпнул половинку ложки ведьминого варева и склонился над Вероникой с ложкой. Какая же она бледненькая, девочка моя… Я осторожно приложил краешек ложки к её таким сочным и вкусным губками, серебро легонько стукнуло по её белоснежным зубам, я, как мог, аккуратнее, очень медленно влил лекарство в её сладкий ротик… Блядь, ну вот о чём я думаю? Моя жена лежит больная, я собираюсь от неё сразу свалить к любовнице, я сам даю ей лекарство, и сам же хочу запустить язык в её рот! Прямо сейчас! Кошмар какой-то.

 
Источник: http://www.only-r.com/forum/36-480-1#315312
Собственные произведения. Фифти Солнышко 114 2
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Я получил множество отрицательных рецензий. Конечно, меня это ранит и заставляет сомневаться. Когда кто-то говорит мне, что я плохой актер, я не возражаю, я знаю, что мне есть над, чем поработать. Но когда кто-то говорит, что я урод, я не знаю, что сказать. Это, как… знаете, что? Это, правда меня ранит."
Жизнь форума
❖ Поиграем с Робом?
Поиграем?
❖ Вселенная Роба-6
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Флудилка
Anti
❖ GifoMania Часть 2
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Давайте познакомимся
Поболтаем?
❖ Данила Козловский
Парней так много...
❖ Если бы Роб...
Последнее в фф
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Поцелуй дождя. Глава 5...
Из жизни Роберта
❖ Я буду ждать... Глава...
Из жизни Роберта
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Поцелуй дождя. Глава 4...
Из жизни Роберта
❖ В отражениях вечност...
Стихи.
❖ Ты слишком далеко.
Стихи.
Рекомендуем!
4
Наш опрос       
Стрижки мистера Паттинсона. Выбирай!!
1. Якоб/Воды слонам
2. Эдвард/ Сумерки. Сага
3. Эрик/Космополис
4. "Под ноль+"/Берлинале
5. "Однобокая пальма"/Comic Con 2011
6. Сальвадор/ Отголоски прошлого
7. Даниэль/Дневник плохой мамаши
8. Рейнольдс/Ровер
Всего ответов: 247
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 9
Гостей: 6
Пользователей: 3
Ginger LeLia777 zoya


Изображение
Вверх