Творчество

FUCKING PERFEKT. Глава 2. Часть 3
05.12.2016   05:20    
FUCKING PERFEKT
ГЛАВА 2. ВЕНЧАНИЕ. Часть 3


Роберт.

В общем и в целом я подписал кучу бумаг, в которых со стороны невесты выступал сам Эдуард (читай – дядя Генри), а со стороны жениха – я, уже не как барон Италский, а с момента подписания бумаг, как граф Эйдон. Отец был доволен моей сговорчивостью, видимо, он ожидал, что я буду оспаривать каждый пункт, но я не вижу причин, по которым я должен отказываться от откровенно выгодного для меня брака, да к тому же с учётом того, что тратиться на восстановление Эйдона мне не придется! Мы расстались с отцом весьма довольные друг другом. Я отправился к себе – надо же, наконец, посмотреть, что там мне пошили на завтрашнее, как он выразился - мероприятие? То, что я высказался насчёт цвета камзола и плаща неделю назад, ещё ни о чём не говорит – эти мои леди могут нарядить меня во что угодно, лишь бы это нечто соответствовало платью невесты! Такую грустную картину я видел на венчании моего лучшего друга Томаса де Лие, графа Оксфорд, который сейчас, как преданный пёс, сидит у ног своей Сиены и нянчится с дочкой… Я тоже хочу дочку! Девочки обычно больше похожи на отцов, чем на матерей… Моя точно будет вся в меня! А с женой я как-нибудь разберусь… Да уж, я вздохнул и открыл дверь собственной парадной спальни, которая в скором времени уже станет гостевой для графа и графини Эйдон… Лари уже развешал на моих тяжёлых доспехах новый бархатный костюм цвета индиго. Я посмотрел на крой и качество пошива – вполне прилично. Лари предложил примерить, но я отказался и попросил подготовить мне ванну. Надо хорошенько помыться, чтобы смыть с себя эти предательские женские духи!
После полудня, когда я только-только успел более-менее обсохнуть, за мной пришли – в большом зале меня ожидал свежеприбывший герцог Ланкастер и одна особа, имя которой называть вроде как не велено! Боже! Отец сдержал своё слово! Мама приехала! А я не поверил Бетти! Я еле сдержался, чтобы не побежать вниз как есть – в большом банном халате! Вместо этого я вежливо улыбнулся посыльному и попросил передать, что скоро буду. Я быстро оделся, причём сам, так как Лари я только вот отправил вниз принести мне чего-нибудь перекусить, а то до обеда ещё далеко, а завтракал я очень давно!
В общем, я вполне спокойно спустился в центральный зал. Маму я узнал сразу – даже монашья одежда не может скрыть её очаровательную фигуру! Увидев меня, две сопровождающие её монашки, поклонились и вышли за двери. Папаша тоже что-то промямлил относительно того, что ему куда-то срочно надо и тоже ушёл, оставив меня с Ланкастером и моей матерью. Мило. Чудесный подарок к свадьбе сына к той сумме, что ему и так придется выложить за всё это безобразие!
Как только папаша сошёл со сцены, мама, буквально как девочка, побежала ко мне и обхватила меня руками.
- Сынок, - выдохнула она и начала целовать моё лицо, - Мой маленький мальчик!
- Шер, тише, нас могут подслушивать, - это уже дядя Генри пытается оттащить её от меня.
Не надо! Не трогай её! Мне так хорошо в её объятиях! Знал бы ты, сколько раз в детстве я мечтал об этом?! Успокаивало только то, что Аарона его мама тоже не могла обнять и приласкать – нам была выдана леди Элизабет в качестве матери. Не скажу, что она злая мачеха, но я для неё всё же не сын, а племянник, и мне этого забыть так и не удаётся. Аарону проще – его мать умерла при родах, но мне-то, при живой маме, называть тётку матерью – дикость какая-то!
- Мамочка, - сорвалось с моих губ и она сразу расплакалась, ну вот… А я хотел как лучше…
Мы с дядей отвели маму к мягкой скамеечке, усадили и сами сели по бокам, а она всё плакала и цеплялась своими тонкими изящными пальцами за ворот моей рубашки.
- Ну не надо, мам, - смущённо промычал я, - Я завтра женюсь…
- Она тебе хоть немного нравится, милый? – тихо спросила она, жадно глядя в моё лицо, - Скажи мне правду, умаляю!
Я задумался. Сначала отец задаёт этот вопрос, теперь вот – мама… Нравится ли мне моя невеста? Скорее – да, в обратном бы случае я, скорее всего, всё же отказался от неё… Или мне нравится идея стать (извиняюсь! Я уже им стал!) графом? А если и то и другое?
- Немного, - выдавил я из себя, - Во всяком случае, вчера она показалась мне не такой скучной, как при нашей первой встрече… Думаю, я некоторое время продержусь рядом с ней…
- Некоторое? – стальные глаза дяди Генри смешливо сощурились, - Что ты хочешь этим сказать, мой мальчик? Надеюсь, твой отец озвучил тебе цену вопроса?
Я кивнул, мол, озвучил, и чего теперь?
- Я сделаю этой женщине ребёнка, - кивнул я и тут же спохватился, блин, ну и чего я несу при маме? – Извини, мама…
- Я знаю, что ты не по любви женишься, сынок, - вздохнула она, - Но я должна тебя предостеречь от возможных ошибок… Я видела эту девушку. Она показалась мне несколько холодноватой для тебя, но всё же очень милой! Когда Генри спросил твоего отца о тебе, она так скромно покраснела! Мне кажется, ты ей нравишься значительно больше, чем она тебе! Мне её даже немного жаль… Но я всё же надеюсь, что она сможет окружить тебя тем теплом и той заботой, которые тебе так необходимы… Тем более, мой брат и Перси проявили воистину королевскую щедрость…
- Мама, - я улыбнулся ей и погладил её руку, - Если бы ты только знала…, - я вздохнул, собираясь с мыслями, - дело в том, что я собираюсь отправить её в монастырь, как только она родит мне дочь!
- Я бы хотел, чтобы у тебя был сын! – усмехнулся Ланкастер.
- Хорошо, пусть рожает двоих! Мне без разницы! Но – дочь обязательно! – усмехнулся я ему в ответ.
- Упрямец! – рассмеялся дядя, - Но мне нравится ход твоих мыслей! Из письма Маннерса я понял, что ты крайне недоволен тем, что тебя так резко надумали женить, но ты рассуждаешь вполне здраво! - он пожал вторую мамину руку, - Я же говорил тебе, Шер, что твой сын очень благоразумный молодой человек и что он умеет контролировать свои эмоции!
- Я боюсь за тебя, Роберт, - прошептала мама и опять расплакалась.
Ну вот что за ерунда! Я совсем не так представлял себе наш совместный разговор! Я начал её утешать – гладить по голове, она привалилась к моей груди:
- Ты так хорошо пахнешь, - всхлипнула она, - Совсем, как в детстве, когда я тебя купала…
Бог мой! Она сама меня купала? А я ничего этого не помню… Дядя Генри тихо поднялся и медленным прогулочным шагом отправился в дальний конец большого парадного зала Алнвика. И мы с мамой просто поговорили вдвоём. Точнее – говорила она, а я всё слушал, и слушал её тихий нежный голос, в котором было столько боли, столько выстраданной любви, что мне даже стало немного стыдно от того, что я хочу лишить Веронику и наших будущих детей этого простого счастья – быть рядом…
Вернулся отец, увидев, что мы с мамой сидим рядом обнявшись, он немного покривился, но смолчал и направился к Ланкастеру. С его появлением мама как-то вся поникла и смутилась. Она первая поднялась и встала передо мной, сложив руки на груди:
- Похоже, больше нам нельзя разговаривать, дорогой мой, - вздохнула она, - Я завтра буду присутствовать на венчании. Он не посмел мне отказать в этом! А тебя я прошу лишь об одном – будь со своей женой внимателен, для девушки венчание – предел мечтаний! Пусть у неё от него остануться только приятные воспоминания! – она перекрестила меня и отошла в сторону, ожидая дядю и отца, которые медленно шли в нашу сторону.
- Хорошо, - кивнул я и подхватил её руку, - Обещаю тебе, что венчание она точно будет вспоминать, как самое прекрасное! – я поцеловал мамину руку и посмотрел в её глаза.
Видимо, она поняла меня без слов, потому грустно улыбнулась:
- Какой же ты ещё глупый маленький мальчишка, Роберт! Не делай того, о чём потом явно пожалеешь, ты ведь не так жесток сердцем, как хочешь казаться…
Она что-то хотела ещё добавить, но подошёл отец и она замолчала. А потом папашка позвал монашек, что её сопровождали и они увели маму, оставив меня с дядей Генри и отцом. Мне стало одиноко. Я развернулся и вышел вслед за ней, чтобы хотя бы посмотреть, как она уходит… Завтра я увижу её снова, и, возможно, опять довольно долго нам не дадут встретиться… Ну, что же, видимо, такова наша с ней судьба… Я вздохнул и направился в большой обеденный зал, где уже давно подали обед для всех собравшихся. Напиться, что ли? Я с лёту выпил полный кубок красного вина, но настроение не улучшилось, тем более, что в зал вошла моя невеста – опять вся такая скромная и совершенно никакущая! Я придвинул к себе блюдо с холодной варёной телятиной и чашку с каким-то соусом и начал очень заинтересованно пропихивать это дело в себя, лишь бы не видеть эту постоянно о чём-то сосредоточенно думающую девицу! Нет, я не могу есть, когда на меня так смотрят! Пришлось оторваться от еды, одарить будущую супругу хоть каким-то взглядом (сомневаюсь, что получилось добрым, но уж что есть, то есть!), я приклонил голову перед дамами и удалился нафиг! Лучше спущусь в поварни и нормально там поем горяченького! Что я и сделал. А потом мирно поплёлся в свою комнату спать – завтра у меня будет ой, какой насыщенный событиями день! И всё бы хорошо, но сегодня уже нет смысла ехать на ночь к Ненси – она приехала на моё венчание, я даже видел её в большом обеденном зале. Но, естественно, не подал виду, всё так, как мы с ней договорились. Она у меня женщина вдовая, может, ещё выйдет за какого-нибудь придурка? Мне же нашли вот дурочку, и ей найдут! Да… Хорошая она баба – горячая и весёлая! Не то что эта леди Вероника… И всё же интересно – девица ли она? Склоняюсь к тому – что нет. Даже если в монастыре она и сохранила невинность, то прожив три месяца в своём раздолбанном замке на границе с Шотландией, да практически без охраны – навряд ли! А, может, она потому и такая взвинченная вечно, что боится того, что я её выставлю за отсутствие девственности? Это она, конечно, зря… Хотя, всё же хотелось бы, чтобы молодая жена оказалась девицей… С такими вот мыслями я и уснул.
Проснулся я от того, что Лари начал громыхать вёдрами, готовя для меня ванну. Я хорошенько потянулся, поднялся, обнаружил, что мой слуга уже успел не только натаскать мне горячей воды, но и принести мне горшочек с кашей, кувшин молока и целую булку ещё тёплого белого хлеба. Нет, мой Лари куда лучше моей будущей жены, которая за эту неделю не соизволили даже попытаться предложить мне чего-нибудь за общей трапезой! Чёрт, через каких-то три-четыре часа я буду совершенно женатым человеком! Нет, не просто человеком! Я буду женатым графом Эйдон! Я официально женюсь на титуле и графской короне! А сколько потом сплетен будет! Самая приличная из которых будет о том, что я продал себя, как проститутка! А вот интересно, кто-нибудь из этих сплетников отказался бы от титула графа, предложи им король подобный брак? Естественно – нет! Короче – завидовать будут зверски! Знали бы они, какое «приданное» к этой графской короне прилагается вместе с девицей повышенной странности, и, возможно, не первой свежести, придумали бы другие сплетни!
…И вот я, весь такой из себя великолепный и свежевыбритый, стою в красиво украшенной цветами нашей фамильной церкви перед алтарём, рядом – специально для этого дела присланный Эдуардом епископ и герцог Ланкастер в качестве дружка. Мама, с сопровождающими её монашками, сидит чуть в стороне, где и полагается монашкам. Аарон с семьёй и леди Элизабет – в первом ряду рядом с монашками. Томас с женой и дочкой тоже прямо передо мной. Милая у них девочка получилась! Ко мне подошла моя маленькая проказница Бетти, молча, с очень серьёзным выражением на ангельском личике, потянула вниз, я склонился к ней, и она шепнула:
- Я никому ничего не говорила! Не бойся, больше колдунья тебя не тронет!
- Спасибо, солнышко моё, - шепнул я в ответ и отправил её обратно к Андреа.
Как же томительно ожидать невесту!!! Особенно, когда ты – жених! Я уже все лики и фрески в деталях рассмотреть успел, прежде, чем, наконец, она нарисовалась под руку с моим папашей! Оппаньки! А она у меня ничего так сегодня – симпатичная, оказывается! И платье на ней приличное, и фигурка ладненькая! Прости Господи, о чём я только думаю в Твоём Доме? Но, я же жених, мне должно быть простительно? Я же желаю собственную будущую жену! Это нормально, так ведь? Я уставился на епископа, который как-то подозрительно строго глазел всё это время на меня. Чего уставился? Видишь – никуда я не сбежал до сих пор! Венчай скорее и пошли вино пить за нашу с ней долгую плодотворную жизнь! И началась церемония. Скажу честно – я устал стоять смирно и с умным видом отвечать на поставленные стандартные вопросы. Ну, вроде, всё! Теперь я – женатый человек! Епископ с постным видом велел нам обменяться кольцами. Какое облегчение! Я посмотрел на свою жену (страшное слово, между прочим!) и так мне стало хорошо и легко на душе от того, что отмучился, что я даже улыбнулся ей. Дурашка потеряла дар речи, смешно, но весьма мило, есть надежда, что у нас всё же что-то путное получится, кроме детей, естественно!
А вот, собственно, и самое главное в этом фарсе – моя графская корона! Дядя Генри с очень торжественным видом зачитал письменное повеление Его Величества и возложил на мою голову старинный серебряный обруч графа Эйдона. Всё. Я – граф. Мечты моих родителей обрели реальные очертания, дело осталось за мной – я должен сделать наследника, а там – хоть трава не расти! Я быстро глянул на маму – она улыбалась. Хоть кто-то получает ото всего этого истинное наслаждение, кроме моего папаши и, похоже, моей молодой жены! А потом мама вдруг расплакалась…
Ладно, продолжим, что ли, праздничные мероприятия? Что там у нас дальше по плану? А дальше по плану - молодым – сидеть и выполнять пожелания гостей, а гостям – есть и пить за их здоровье и счастье! Немного изменю клише и буду ни в чем небе не отказывать! Моя молодая жена за столом сидела, как кол проглотивши – бледная, перепуганная какая-то, почти ничего не ела. Зря. Праздничный обед был весьма не дурён! И на вино отец тоже не поскупился – отличное аквитанское вино! Я отсалютовал своим кубком каждому достойному гостю, и почти со всеми даже пригубил из него. Надо постараться быть при памяти к ночи – я же должен узнать точно – девица моя жена или нет? Если нет, то я в нашей опочивальне уже приготовил флакончик с бычьей кровью (ещё вчера вечером я побывал на бойне и тихонько зачерпнул из чана, что стоял под подвешенной на крюках освежёванной тушей), ибо осторожность в таких делах явно не помешает. Надеюсь, он мне не пригодится… Я задумался и не заметил, как мой кубок окончательно опустел, пришлось махнуть виночерпию, чтобы не забывал наполнять! Миледи смотрит на меня, как на преступника… И чего? Я свою норму знаю, маменька! Можешь не волноваться. Ты даже не представляешь, как меня отрезвляет присутствие собственной жены! Ха! Ну вот… Общество начинает «созревать»! Сейчас мы по настоятельной просьбе дяди Генри будем целоваться. Я посмотрел на это своё недоразумение – оно испугалось! Мне стало смешно. Честно – смешно просто невыносимо как! Я еле сдержался, чтобы не рассмеяться! Так, милка, встали – я потянул девицу, чтобы она поднялась, теперь сделаем вот так - я положил одну руку на её талию (какая приятная упругая спинка!) и притянул к себе поближе, другой рукой приподнял её подбородок:
- Да не трясись ты! – шикнул я и быстро тронул губами её трясущиеся не пойми от чего губы.
Блядь!!! Что это было?! Моё тело среагировало на одно мимолётное касание? Я хочу ещё! И я поцеловал её по-настоящему, как полагается целовать, по моему мнению, желанную женщину… О, это просто замечательно! Мне нравится моя жена – она имеет приятный для меня вкус, и, похоже, я ей тоже понравился – её грудь очень волнительно затрепыхалась от частого дыхания. Отлично, детка, мы точно весьма плодотворно будем проводить наш совместный досуг! А теперь – сядем обратно и успокоимся… И не надо, леди Элизабет, на меня смотреть такими глазами! Я теперь женатый мужчина, и у меня есть мой личный ад, что сидит сейчас рядом и трясётся, как овца! Я даже немного пихнул свою жену ногой под столом, но она, похоже, этого даже не заметила. Ну и фиг с ней. Пусть сидит, как истукан! Скоро уже её отведут наверх, а там и моя очередь настанет… Блин, ну девка она или нет?! Я уже весь извёлся от неизвестности…
Ночь буквально упала, и своей тяжестью придавила меня к креслу… Её уже почти полчаса, как увели наверх. Ещё немного, и я окажусь с ней наедине. Как мне её называть? Жена? Вероника? Леди? Чёрт, я не знаю… Я не могу понять эту женщину! Она внешне холодна, как лёд местных озёр, но когда я её целовал, я чувствовал, какая она горячая… Кто из нас будет господином в постели? Я ещё отпил вина, и тут меня подхватили и буквально поволокли наверх к ней. Нет! Я ещё на готов! В смысле – морально не готов! Я не понимаю, чего она от меня хочет! Но вслух я смеялся мерзостным сальным шуточкам и требовал возврата к холостой жизни!
Они оставили нас наедине. И что теперь? На огромной кровати лежит, вся скорчившись, как от судороги, перепуганная девка. Я долго смотрел на неё – нет, не так я представлял себе свою будущую жену. Совсем не так! В моих мечтах она хотя бы не боялась меня…А тут! И что мне с ней делать? Трахать, Роберт! Трахать! Для этой цели она и искала мужа! Ей нужен мужик, так вот и дай ей этого мужика, да так, чтобы она запомнила, что не стоит мужчину принуждать! Никогда не стоит! И я пошёл к ней. Бля… Меня, оказывается, шатает… Это не есть хорошо, дорогой мой, ибо, получается, что тебя развезло значительно сильнее, чем ты полагал. Ну, ничего. Главное – раздеться и – вперёд! Чёрт, сколько же на мне лишних тряпок… Всё, я готов. Ну, загадочная моя, получай то, к чему стремилась! И я тупо навалился на неё сверху… Потом зачем-то порвал хорошую ночную сорочку… Йопт… Какие сиськи! Упругие и даже не помещаются в моей руке… Я зверею от таких! Она просто по определению не может оставаться девочкой, имея такие буфера! Не слепые же кастраты её окружали?... Раздвинь ноги, дура!... Я, кажется, ей что-то сказал, и она приняла более-менее нормальную позу… Я больше не могу! Я пошёл! Ай, бля… Она – девка! Похер! Уже всё похер! И я с силой толкнулся вперед, разрывая девственную преграду… Жесть… Отлично… Я обессилено скатился с неё и прикрыл глаза – мне очень хорошо… Она смогла сохранить себя для своего скота-мужа, то есть для меня, который её даже не подготовил толком… Да и чёрт с ней! Главное – я получил удовольствие, а она его получит в другой раз! Она попыталась подняться – стоять, точнее - лежать и беременеть! Я надеюсь, что она залетит… Хотя, это навряд ли - я просто по-скотски её трахнул и под ней, скорее всего, сейчас нехилая лужа крови… А! Ерунда! Лишь бы не напрягалась. Вроде притихла, перестала всхлипывать, вот и отлично. Можно поспать.
- Лежи, ты должна попытаться забеременеть! А лучше - спи, - я обнял её покрепче, чтобы ей не вздумалось опять куда-нибудь рвануть, и моментально провалился в сон.
Вот чёрт! Что за грохот? Неужели уже утро? Как же трещит башка… Я поднялся, накинул на плечи халат. Моя жена смотрела на меня явно не зная, что делать – да что хочешь, то и делай! Она завернулась в одеяло и встала. Дьявол! Что я с ней сделал? Мне подурнело от обилия яркой алой крови на белоснежной простыне. Я отвернулся к окну и уставился на серый утренний туман. Если честно, я чуть не грохнулся в обморок, но вовремя успел отвернуться, чтобы разрешить им войти. С ними была моя Нэнси. Она лично сняла эту проклятую простынь и посмотрела на меня крайне удивлёнными глазами. Вот так, дорогая, и милые послушные мальчики иногда могут быть далеко не милыми и покладистыми! Они перестелили постель и вымелись, мы опять вдвоём… Я хочу спать! Я обернулся к своей… жене:
- Тебе было очень больно? - спросил я усталым, как мне показалось, тоном, хотя меня слегка подташнивало от одного только воспоминания о тех мерзких пятнах, и более строго добавил, - Я же говорил тебе, чтобы ты не сопротивлялась!
Я скинул с себя халат и плюхнулся обратно в постель. Перед глазами всё ещё плыли кровавые пятна… Нет, я этого не видел! Спать! И чего она стоит, как статуя Святой Магдалены?
- Иди сюда и ложись. Ещё очень рано, можно поспать. На сегодняшнее утро больше никаких развлечений, - усмехнулся я, а она покраснела и опять затряслась.
Боже, помоги мне это безропотно вынести! И я отвернулся, может, эта дурашка меня стесняется? Так, всё нормально – она прилегла где-то рядом… Спать, значит – спать! И я спокойно уснул. Уж не знаю, чем она там занималась, но проснулся я, когда солнце уже стояло высоко. Она лежала рядом и тупо пялилась на меня. Чего уставилась? Не видела мужика утром голодного и злого с больной головой? Бля, да ещё и голого, и небритого? Да, вот такой я по утрам бываю красавец! Сегодня, возможно, даже лучше, чем иногда! Я усмехнулся, напяливая штаны, а если при ней ещё и ночной вазон вытащить – она точно окаменеет навечно или онемеет! Ладно, не будем искушать судьбу – я подхватил свои шмотки и вышел за дверь, умоюсь и приведу себя в порядок в своей комнате под присмотром Лари! Нечего резко менять привычки - это может плохо отразиться на моём драгоценном для Британии здоровье!
День прошёл можно сказать, плодотворно – свою молодую жену я видел исключительно, когда меня усаживали рядом с ней за стол. Я успел подписать несколько весьма полезных для Эйдона договоров, как в плане военного сотрудничества, так и чисто в экономическом плане. Не один я вижу отличные перспективы в этих землях! Даже мой дядя дал мне понять, что поддержит любую реформу и перекройку графства, так как сегодняшнее его состояние очень сильно желает лучшего! Ближе к вечеру леди Элизабет попыталась поговорить со мной о том, что произошло ночью, ей что-то сказала Андреа, которая вроде как разговаривала с моей женой. Интересно – чего эта дурашка смогла поведать? От мачехи я просто отмахнулся, сказав, что моя постель и моя жена в ней – не её печаль, мы как-нибудь разберёмся сами. Потом уже Андреа начала атаковать, мол, что у вас там случилось? Да пошла бы и ты вслед за миледи! Невестке я тоже порекомендовал думать не обо мне, а о собственном муже и возможном будущем ребёнке! Она обиделась и нажаловалась на меня Аарону, тот, правда, не стал вдаваться в подробности, а просто попросил меня думать, прежде, чем открывать рот! Знал бы ты, братец, сколько я думаю, а точнее – что я думаю, и что в результате говорю! Короче, не портите мне этот чудесный вечер, а то мне скоро опять в спальню… К этой… Я глазами нашёл Нэн и сделал ей знак подняться ко мне в мою комнату. Она меня поняла и сразу направилась наверх. Немного подождав, я последовал за ней. Когда я вошёл к себе, она сразу заперла дверь за моей спиной, и, не вдаваясь в выяснения отношений (чего уж тут выяснять?) начала целовать меня и быстро стягивать с меня одежду. Она всегда знает – чего и в какой момент мне надо! Будет крайне обидно (а, может, и нет?), когда её отдадут за какого-нибудь старого козла, у которого стоит раз в месяц! Через минут двадцать мы с ней уже лежали на моей «холостяцкой» кровати полностью расслабленные и довольные друг другом. Я помог ей привести себя в порядок, она помогла мне… Чёрт, у нас полное взаимопонимание! Мы понимаем друг друга без слов. Может, я всё же люблю её? Хотя… Нет, скорее всего – нет, у нас просто идеальная совместимость, к тому же я регулярно живу с ней уже почти четыре года, и за это время она успела увидеть меня в любом виде, она знает меня лучше, чем кто-либо! Собственно, я её тоже! Я же у неё не один вроде как друг! Ей нужен был душеприказчик и искусный любовник, отвечающий её не совсем нормальным, в понимании большинства, требованиям, а мне - женщина, с которой можно всё и в любое время – и мы нашли друг друга.
- Спасибо, милая, - мурлыкнул я, прежде, чем выскользнуть из собственной спальни.
- Всегда пожалуйста, - улыбнулась она в ответ и прикрыла за мной дверь.
Отлично, теперь можно спокойно будет отоспаться! Я спустился вниз, чтобы чего-нибудь перекусить, распорядился в отношении подарков – чтобы начинали их отправлять сначала в Итал, а оттуда уже с некоторыми моими вещами всё это добрище обозом отправится в Эйдон – потешу самолюбие жены, так уж и быть! Всё. Пора. Я поднял свой кубок, допил оставшееся в нём вино и положил его на бок в знак того, что мне хватит. Я поднялся и, под дурацкие шуточки, типо «соскучился» и тому подобное, отправился наверх. Вероника была уже в постели – опять перепуганная, бледная и застывшим от страха лицом. Чёрт, мне даже нечего ей сказать… Ну и ладно. Я разделся, завалился, отвернулся от неё на всякий случай, а то эта моя жена вообще может опять не уснёт с перепугу. Спать. И плевать на весь мир!
Проснулся я, как обычно, рано. Моя супружница то ли уже, то ли еще, но не спала. Пришлось под её пристальным взглядом одеваться и сваливать по-быстрому, что я и сделал под её недоумённым взглядом. Ну вот чего она так на меня пялится? Я скоро краснеть начну, ей Богу! Такое ощущение, что я чем-то перед ней виноват! Интересно – чем? Да плевать!
День прошёл на редкость пакостно. Началось с мелкой ссоры с папашей, которому какая-та местная сука уже доложила, что я вчера некоторое время провёл в закрытой комнате с женщиной (хорошо хоть не сказали – с кем, и на том огромное спасибо!). Родственник, естественно, начал вызверяться, топать ножками и стучать рожками – мол, в моём доме блядства не потерплю и всё такое! Я его заверил, что буду просто счастлив свалить хоть сей момент и перестать позорить его светлое имя на веки вечные! Он как-то сразу поутих, видимо, представив себе размер скандала, который последует за моим отъездом, тем более, что сначала мне надо съездить в Итал, а потому брать с собой жену я не собираюсь – нечего ей там сейчас делать, в моей холостяцкой берлоге ещё не всё прибрано…
Потом был дядя Генри, которому не понравилась кислая мина моей молодой жены, мол выглядит она так, как будто ты её за эти две ночи заездил до изнеможения! Ну и чего ему ответить? Что имел жену целый один раз и больше пока что не тянет? Или просто поржать? Поржал и обещал прекратить грязные домогательства! На том и разошлись.
К вечеру переговорил с Нэнси. При всех. Она сказала, что уезжает к себе – ещё раз поздравила нас с Вероникой, пожелала счастья и много детишек. Добрая, блин, женщина! Надо её завтра ночью навестить! А то с этой «заезженной» женой до нормального секса как минимум две недели, а я всё же мужчина, и мне кое что очень даже надо… Ладно. Переживу. На крайняк везде полно дворовых девок, которым одно удовольствие подола поободрать! А завтра с утра официально отправлюсь в Итал, могу даже кого-нибудь с собой взять, например Аарона или Тома, мы давно с ним не общались. Он теперь человек жуть какой семейный, да и я теперь вроде как женат… Думаю Сиена его отпустит на денёк. Или – ну его нафиг, этот Итал? Успею ещё там побывать. Опять почувствовал на себе взгляд жены. И чего она на меня ТАК смотрит? Такое ощущение, что ждёт чего-то… Или боится? Странная она какая-то… И молчит постоянно со мной. Хотя, о чём мне с ней разговаривать-то? О развалинах, которые она называет замком? Боюсь, у неё мысли только о нём, о замке! Оппаньки! До меня только что дошло! А у меня, оказывается, есть соперник! Смешно, но я ему точно проиграю, ведь он – замок! Каменная махина! Вот пусть и трахается с ним сколько влезет! Стоп. Сначала – я! Я же муж как никак! Короче – сам себя развеселил, или это выпитое за сегодня? Ох уж эта свадьба… Я уже устал пить за собственное эфемерное счастье и благополучие… Отпустите меня! Но – нет. Надо продолжать вести полезные разговоры и заключать нужные сделки, пользуясь тем, что на моём венчании собрался практически весь королевский двор. Такое ощущение, что с Эдуардом остались одни камердинеры, все более менее важные персоны прибыли сюда вслед за Ланкастером. Дядя, по всей видимости, не оставляет надежду заполучить самый вкусный кусок Британии – её Корону… Я бы тоже не отказался, и, если бы не мой папаша-салдафон с его больным воображением, у меня бы были хорошие шансы… Дядя Генри это понимает, хитрый лис! Дал же Бог родственничков! Да и жену тоже…в довесок!
Пора идти спать. Чёрт, вот кто бы мне месяц назад сказал, что буду идти в спальню женщины, как на Голгофу? Дал бы в морду. Но сегодня… Здравствуй, жена! Такое ощущение, что выражение её лица вообще не меняется - на неё посмотришь, любое желание пропадёт. Я разделся, молча улёгся, немного подумал и отвернулся. Спать. Завтра надо отправить гонца в Итал и ближе к вечеру вообще скрыться к Нэн, думаю, она уже дома…Приняла ванну и легла… Блядь, вот о чём я думаю? Надо успокоиться, а то на стояке не очень удобно лежать, а если перевернуться – эту напугаю чего доброго… Ну я и дожил! Лежу с одной, а хочу – другую! А можно и обоих! Вот это бы был номер! Горячая Нэн и холодная Вероника. Надо бы на эту темку посоветоваться с Нэнси – она вполне может дать некоторые советы моей супружнице! А сейчас – спать, хватит растекаться мыслями!
Утро не принесло никаких изменений в мою так называемую семейную жизнь – всё та же перепуганная бледная девка, натягивающая на подбородок одеяло и я, быстро напяливающий штаны, чтобы честно свалить. Романтика, мать её за ногу! Может, нам вообще не стоит иметь общую спальню? Кстати, надо бы найти Тома. Что я и сделал, но уже ближе к вечеру, когда все письма уже были отправлены в Итал и Лари направлен на конюшню втихушку подготовить для меня какого-нибудь неприметного коня. Нортуг должен стоять в стойле и создавать иллюзию моего присутствия в замке.
Завтра Том с семейством покинет Алнвик и я его очень не скоро увижу, у меня на ближайшие два года очень плотный график – надо родить наследника, получить деньги по распискам от родственников, отремонтировать этот грёбаный Эйдон и хорошенько надрать задницу шотландцам. Причем с последних хотелось бы тоже поиметь некоторую компенсацию за причинённый замку материальный ущерб… Но тут надо бы немного подумать ещё. Лэрд клана МакКуин, Шон МакКуин, с ним, пожалуй, можно будет состряпать договор о военном сотрудничестве, но только… Нужен Аарон и его старшая дочь! Если мы отдадим за Шона Алисию Маннерс… О! Это будет шикарный выход из создавшейся ситуации с моими границами! Шон – мой ровесник, так что это будет хороший брак. Надо намекнуть на такой ход событий Ланкастеру… И так, мой старый боевой товарищ Томас! Мы пожали друг другу руки, и, прогуливающимся шагом, направились вдоль наружной стены замка.
- У вас было очень красивое венчание, Роб, - сказал он мне, - Он разрешил приехать даже леди Шарлоте…
- Он не мог ей запретить, - усмехнулся я.
- Ну да, - кивнул с хитрой улыбкой он, - Последний Монмут мужского полу женится! Я понимаю. Ланкастер уже слюни распустил – ждёт потомства!
- Ни черта ты не понимаешь! – воскликнул я, - Меня, как портовую шлюху, подложили под графскую корону, с одной лишь целью – получить очередного Монмута, в законности рождения которого никто не посмеет усомниться! Мой папаша подсунул мне огромную свинью, отправив мать в монастырь за якобы «неподобающее замужней женщине поведение»! Ты прекрасно знаешь, что обо мне говорят все эти напыщенные ублюдки за моей спиной!
- Роб, тише! – шикнул Том, да и правда, чего это я вдруг взбрыкнул?
- Я в порядке, - вздохнул я. Знал бы ты этот «порядок»! С пяти лет, как этот сплавил маму, о порядке я забыл напрочь! Люди, а тем более, нашего круга – редкостные скоты! Сколько Аарон дрался за мою честь, пока я был маленьким! А потом к нему присоединился дядя Генри, который, правда, кулаками не махал, но имел привычку слушать и смотреть, а потом сопоставлять увиденное с услышанным, что в результате даёт результат почище хорошего боя! Да, я не так силён физически, как мне хотелось бы, за то я научился видеть истинные лица и умело пользоваться чужими слабостями! Я усмехнулся, Оксфорд это заметил и истолковал, конечно, по своему.
- Будь мягче с людьми…
- Да уж куда мягче-то? Вон, даже женился! Всё для людей! – усмехнулся я и носком сапога пнул камушек.
- Сиена считает, что ты… Точнее, тебе Вероника не нравится. Она права? – он попытался поймать глазами мой взгляд, но я уставился вдаль. Когда я смотрю в глаза, иногда могу схалтурить, и, если оппонент человек опытный, как тот же Томас, который знает меня, как облупленного, я могу проколоться, что недопустимо! И я просто пожал плечами, а он продолжил, - Она права…, - он вздохнул, - Леди Вероника милая девушка…
- Ей скоро шестнадцать! Мне подсунули практически перестарка! Точнее – почти конченную старую деву со всеми проистекающими их этого… Ну ты понял меня! Она вообще боится меня!
- Я не удивлён! Когда принесли вашу простынь, я поначалу даже грешным делом подумал, что вы с ней разлили «девственный» флакон, уж очень много было крови… Но увидев её утром, бледную, с синяками под глазами и вообще какую-то… потухшую, что ли? Я понял, что нет! – он недоумённо помотал головой, - Ты был очень груб с ней, я не ожидал от тебя такого… Понимаешь, Роб, не стоит переносить в свою личную жизнь неудачи твоих родителей… Мне повезло, я встретил женщину, которая повернула мою жизнь в правильно русло! Оглядываясь назад, к нашим с тобой загулам, я понимаю, что это был чудесный этап молодости, но став женатым человеком, я узнал много нового – я узнал, что такое настоящие чувства между мужчиной и женщиной, когда понимаешь друг друга с полуслова, с полувзгляда, когда волнуешься не только за собственную шкуру… А когда она подарила мне дочь, я был не просто счастлив! Я не могу описать словами те чувства, которые я испытываю к своей семье! Моя Сиена, как и я – мы всё сделаем ради друг друга и ради наших детей, которых мы хотим иметь столько, сколько даст Бог!
- Не путай, Том,- усмехнулся я,- Ты женился на любимой женщине, а я – на графской короне! Грубо говоря – на земле и будущем для Маннерсов и Монмутов! Да, я не люблю свою жену. И что? Таких счастливых пар, как ваша с Сиеной – раз, два и обчёлся! Мне же слишком надеяться на чудо не приходится… Сам видишь, что Вероника – далеко не Сиена! Такое ощущение, что в её монастыре только и делали, что учили мужиков ненавидеть! В голове один только замок, который, кстати, восстанавливать-то мне придется! И угрохаю я на него куда больше, чем она принесла в качестве приданного!
- Ты восстановишь! – рассмеялся Том, - Куда ж ты денешься?
- Если честно, не сильно-то и горю желанием…
- Не ври! Ты же спать спокойно не сможешь, если знаешь, что на твоих землях что-то не так!
- Ну, - замялся я, а ведь он прав…мне сейчас уже не даёт покоя этот рухнувший дижон… надо с папаши денег стрясти пораньше, желательно до нашего отъезда, чтобы уже начать приготовления к строительству, ну, там чертежи всякие, материал, работники…
- Чего замолчал? – прервал мои размышления Оксфорд, - Ещё я хотел тебе сказать, что ты сильно изменился за те полтора года, что мы не виделись, друг, и изменился не в самую лучшую сторону… Я должен тебе это сказать! Не вскипай! - да я и не вскипаю! Да и не менялся я! Просто ты уже начал забывать меня, как это не грустно, - Ты и раньше-то тыл циником, а теперь ты стал мастером в этом деле! Ты этот сезон после ранения провёл в Лондоне, при дворе Его Величества? Или в постели вдовы О*Нила?
- Ну, было дело, - кисло и двусмысленно согласился я.
Вот откуда он это узнал? Да, я был этой зимой в Лондоне, и Нэн была со мной, но при дворе я практически не ошивался – чего мне там ловить? Мы с дядей Генри вели очередные переговоры с мятежными баронами Ирландии, устроившими крупномасштабные разборки с королевскими войсками на границе. Но эти подробности даже не для твоих ушей, дружок… Ты слишком прост для моих игр… А жаль, что приходится использовать твоё влияние вслепую!
- Ещё раз хочу извиниться, что мы не приняли твоё любезное приглашение погостить в твоём доме на Мэйфер, наша Лизи ещё слишком мала, и мы боимся выезжать с ней далеко.
- Да ничего страшного, я не сильно-то и надеялся!
- Роб, ты сердишься! – он ткнул меня в плечо рукой, - Ты не такой бесчувственный болван, каким хочешь выглядеть! Хочу передать тебе от Сиены, с которой ты, похоже, принципиально не желаешь общаться, по каким-то одному тебе известным причинам, что ты и твоя жена ей очень симпатичны, и мы будем рады, если вы вдруг приедете погостить к нам!
- О, как! – хмыкнул я, - Тогда передай своей жене, что я хочу с ней общаться, но мне мешаешь ты и моя жена!
- Нет, Роб, ты точно не помрёшь собственной смертью в своей постели! – рассмеялся Оксфорд.
Много ты знаешь о моей постели! Раньше, может, ещё кое-что – а теперь ты вообще отстал! Ты же у нас образцовый муж! А я – образцовый раздолбай! У меня плохая наследственность, дурная кровь – в общем, мне можно!
Так вот мирно болтая и посмеиваясь друг над другом, мы с Томом сделали полный круг вокруг замка и обратно вошли в ворота. Там я сдал его на поруки Сиены, а сам отправился посмотреть – как идут дела в замке, где всё ещё продолжались торжества по поводу моего венчания с Вероникой Стоун. К тому же я решил, что перед отъездом, можно и немного подкрепиться. Моя жена была в зале, она о чём-то разговаривала с Андреа и мачехой. Жалуется? Не похоже… Надо бы к ней подойти… Да неохота. И я прошёл мимо, не заметив её взгляда, направленного в упор на меня. Я спокойно устроился рядом с Ланкастером, мы с ним немного выпили, закусили и посмеялись над комедией, разыгрываемой бродячими комедиантами. Начало смеркаться. Вероника ушла и я тоже ушёл. На конюшню. И уехал. К Нэнси. На ночь.
Вернулся я под утро. Осторожно поставил коня в стойло и быстро поднялся по тайным переходим наверх – к нашей вроде как супружеской спальне. Открыл дверь и вошёл. Блядь! Эта курица вообще когда-нибудь спит?! Может, у неё бессонница? Сидит и лупится на меня своими глазищами! Да и хрен с ней. За то я спать хочу! Устал я. Но завтра всё равно поеду к Нэн, она обещала устроить сеанс игры… Обожаю эти её игры! Я молча разделся и завалился на свою сторону, естественно, отвернулся от греха подальше. И для верности накрылся одеялом с головой. Главное дотерпеть до вечера. Если бы не эта дурацкая свадьба – я бы остался с Нэн на пару деньков. Мы бы устроили секс-марафон – не вылезали бы из кровати вообще! Чёрт, и почему мне вдруг вспомнились сиськи моей собственной благоверной? Может, трахнуть и её? Мой дружок, похоже, согласен с таким ходом мыслей… Нет, нельзя. Нельзя быть такой скотиной, Роберт! Ей будет больно. Признайся хоть сам себе, что ты её тупо изнасиловал! Девка и так обморочная, а ты ещё и вот так вот с ней поступил! Это ещё что такое со мной? Эфемерная совесть Маннерсов посетила? Эдакая красотка вся в белом, но с косой? Всё! Пора с ней завязывать! Спать! Спать я сказал! Завтра, то есть уже сегодня, вечером у тебя будет феерический секс, правда, не с женой. Но, так как жена на данный момент, скажем так – больна, а здоровый организм мужа хочет, то… Парадоксально, но факт, будучи холостым, я не особо задумывался над вопросом с кем бы и когда, а женился и вот он – вопрос вопросов! Интересно, это у всех так, или я один такой «счастливый»? А, может, научить её французской любви? Хоть отсосёт, раз ноги раздвинуть не в состоянии… Блядь! Спать, Роберт!!! Я чуть не зарычал, но вовремя спохватился, что не один, и просто куснул подушку. Полегчало вроде. Совесть, или что там меня вдруг посетило, заткнулась. И я уснул.
Проснулся я уже ближе к полудню. Никаких изменений – рядом та же, с тем же выражением лица и практически в той же позе. Было бы смешно, если бы не так грустно. Я натянул штаны, подхватил остальную амуницию и ушёл к себе. День прошёл, как в тумане – кто-то что-то спрашивал, я кому-то что-то отвечал, с кем-то разговаривал, кому-то улыбался, короче – занимался натуральной придворной хуебенью! Этот бесконечный пир, закатанный папашей, меня уже начал напрягать, я устал пить! Сегодня к вечеру назначен мелкий рыцарский турнир. Согласно протоколу, я обязан на нём поприсутствовать. Хорошо, что хоть только поприсуствовать, правда – в тяжёлых латах, ну, да и хрен с ним – вытерплю как-нибудь. Главное, чтобы Нортуг выдержал эти полчаса позора, а то и меньше – наша с ним задача всего лишь выйти и сделать круг почёта перед началом турнира. Как же я не люблю напяливать эти железки! В них жарко, душно! А эта гадость, которая закрывает лицо? Шлем с забралом, мать его…Правда, теперь он у меня куда интереснее выглядит – его венчает корона графа Эйдон! Но всё равно. Блин, только бы Вероника не увидела, как меня будут грузить на Нортуга! Как котёнка – практически за шкирку! Обмотают специальной сбруей и поднимут при помощи лебёдки на коня. Потом Лари приладит тяжеленный неподъёмный парадный меч, и мы с Нортугом с Божьей помощью, надеюсь, сдвинемся с места. В обратном случае (если Нортуг не сможет идти, или его ноги начнут заплетаться) меня снимут с него и переложат (другого слова нет!) на другого, более выносливого коня… Чёрт, а ведь мне меч надо будет доставать и «салютовать» им, а эта зараза меня может и перевесить! Нафиг парадный! Если меня хоть раз качнёт – по всему Королевству разнесут, что я в течении всех мероприятий был вдрыбодан! Достаточно обычного боевого скифского, который специально для меня привезли из земель гуннов! Классная штуковина, надо сказать. Он лёгкий и очень острый, им даже бриться можно, я пробовал в том моём первом и последнем походе и хорошо, что не с ним пошёл в бой, а то пропал бы он бесследно…
Нет, ну мой Нортуг просто герой, а не конь! Он – выдержал!!! Мы с ним весьма прилично сделали круг почёта и остановились у таких же разряженных в доспехи, отца, Аарона и дяди Генри. Мне даже показалось, что папашка с облегчением выдохнул, когда мы с Нортугом остановились. Теперь, по идее, можно снять с головы эту железяку, у меня уже пот льёт на глаза!
- Я больше не могу, - прогудел я отцу в лицо.
Слава Богу он не стал настаивать на моём дальнейшем присутствии, и я медленно отбыл с глаз долой! Наконец-то меня вытащили из седла! Нортуг аж начал счастливо переступать с ноги на ногу – устал, мальчик мой! Хотел его погладить по носу, еле поднял руку! Чёрт! Да снимите же с меня эту грёбаную амуницию! Лари! Я сейчас упаду под этой тяжестью, честное слово! А как в них жарко! Шерстяная валяная одежда, наверное, уже насквозь! Меня ещё с полчаса раздевали. Устал я, как собака, от этих манипуляций! И как только отец и брат спокойно выносят эту пытку? Если уж сильно припирает, и просто обязательно надо напяливать на себя рыцарские регалии, я предпочитаю легкие латы с кольчугой и тёплый шерстяной плащ – в этой одежде значительно удобнее и можно легко маневрировать, когда тебя атакуют, а в этом – я с ненавистью глянул на груду блестящего железа – у меня еле хватает сил держаться в седле, не то что размахивать мечом! Блин, я весь потный. Надо срочно вымыться и проваливать – пока я доберусь до Нэн, уже будет полночь!
Вернулся я, а точнее – вернули меня, в Алнвик, на рассвете. Сегодня Нэн была особенно страстной! Не смотря на то, что после «игры» она старательно вымыла меня, а потом растёрла мою спину ароматным розовым маслом, шкуру на спине всё равно саднит. Но мне всё равно так хорошо… Нэн обещала через пару недель отправиться в гости к родственникам своего покойного мужа, она даст знать, в каком коттедже остановится, тем более, там от Эйдона не далеко – часа три, и дороги хорошие…Она проводила меня до своей границы, а оттуда со мной поехал один из её доверенных рыцарей, он проводил меня прямо до ворот отцовского замка. Я кое-как пристроил лошадь в стойло, сам поднялся наверх прямо через парадное крыльцо (всё равно в это время все дрыхнут!), пойти к себе? Или – к этой? Может, она уже спит? Надо хотя бы посмотреть… Любопытно увидеть её спящей! И я всё же пошёл в нашу с ней спальню. Размечтался! Картина в этой спальне вообще не меняется! Сидит в кровати – на меня глядит и молчит! Заебись жена! Но я так устал и мне так хорошо, что просто ничего уже не хочу. А тем более – переться к себе, когда и тут можно с удобством отоспаться. А и хрен с ней, пусть привыкает! Я кое-как стащил с себя камзол, и, как был – в рубашке, штанах и лёгких верховых сапогах – рухнул навзничь на постель. Что хотите со мной делайте, но я хочу спать! Это всё, что я могу сказать о своём явлении к жене сегодняшним утром. Уснул я просто моментально.
Проснулся я опять к полудню. Супружница моя, уже одетая и причёсанная, сидит у окна, подперев рукой подбородок и наблюдает за мной. Молча. Уже хорошо. Стоп! Где моя рубашка?! Бляяяя… Она меня раздела, а я этого даже не почувствовал… Неловко получается… Но-но, надо играть дальше и при плохой карте, Роберт! Я поднялся, спокойно потянулся, накинул на плечи (кстати, жжение прошло, масло у Нэн просто чудодейственное!) рубашку, потянулся за штанами, и тут моя жена открыла рот:
- Где ты был, Роберт? – я чуть от неожиданности не промазал ногой в штанину, оказывается, она ещё и разговаривать умеет, а она продолжила, - Скажи мне, что с тобой случилось? Ты упал с лошади?
Ебическая сила! Я еле сдержался от распирающего меня хохота, но, похоже, всё же ухмыльнулся, она что – вообще ничего в этой жизни не понимает? Нет, ну так у меня скоро комплекс совестливости Маннерсов разовьётся! И как ей объяснить подоходчивее, чем я занимался этой ночью? Я хотел было сказать, что Нортуг вообще скотинка норовистая, но передумал, когда она опять открыла свой рот:
- У тебя вся спина изодрана, может, спросить у леди Элизабет мазь?
Вот только мачехи мне и не хватает, чтобы следом прискакал папаша, за ним, естественно, Аарон, а потом, чтобы окончательно меня добить – Ланкастер! И все с проповедями о добродетели!
- Ну не молчи же! – уж лучше бы ты молчала, дорогая, бери с меня пример, хотя, в данной ситуации, мне тебе, собственно, и сказать-то нечего, ты всё равно ничего не поймёшь, ты для меня слишком невинна, как выяснилось совсем недавно… Ничего, раз уж я у тебя первый, я постараюсь сделать из тебя то, что нравится мне. А я люблю «голодных» женщин! В общем – поиграем, милая моя, в мою игру – называется «Упроси Роберта тебя трахнуть!» Я решительно натянул сапожки, подхватил камзол и молча вышел – думай, что хочешь, но я заставлю тебя валяться у моих ног! И никакого Эйдона тебе не будет нужно – только я. Тогда не будет дурацких вопросов – типо где я был? И почему у меня разодрана спина? Научись сначала быть любезной с мужем, а потом уже предъявляй претензии!
В своей комнате я привёл себя в порядок. Лари принёс мне завтрак, я спокойно поел и обратно завалился спать – всё же вымотала меня Нэн сегодня! Думаю, ближайшие дня три-четыре я буду полностью свободен от своих мужских потребностей и смогу отдать всего себя, любимого, делу графства Эйдон! Скорее бы уж свалить туда, надоело это лицедейство до жути! Хочу просто свободно ходить по дому, в котором никто за мной не следит и не бежит сразу докладывать милорду папаше, что я делаю, как и с кем! Ещё немного и такими темпами я на самом деле полюблю эту груду камней, что зовётся Эйдон! Роберт Томас Маннерс-Монмут, барон Италский, граф Эйдон. Чёрт подери, а как красиво звучит! Мне нравится, а остальные могут сидеть в пустой спальне и думать где я сегодня ночью шлялся! Я улыбнулся собственным мыслям и мысленно же погладил свою многомудрую голову.

 
Источник: http://www.only-r.com/forum/36-480-1#315312
Собственные произведения. Фифти Солнышко 166 6
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Не могу вспомнить, кто сказал мне это – но «душа и небеса должны существовать, потому что хорошие люди недостаточно вознаграждены на Земле». Мне всегда нравилась эта мысль, если она имеет значение."
Жизнь форума
❖ Вселенная Роба-6
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Поиграем с Робом?
Поиграем?
❖ Флудилка
Anti
❖ GifoMania Часть 2
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Позитифф
Поболтаем?
❖ Я буду ждать...
Из жизни Роберта (18+)
❖ Данила Козловский
Парней так много...
Последнее в фф
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Поцелуй дождя. Глава 5...
Из жизни Роберта
❖ Я буду ждать... Глава...
Из жизни Роберта
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Поцелуй дождя. Глава 4...
Из жизни Роберта
❖ В отражениях вечност...
Стихи.
❖ Ты слишком далеко.
Стихи.
Рекомендуем!
5
Наш опрос       
Оцените наш сайт
1. Отлично
2. Хорошо
3. Ужасно
4. Неплохо
5. Плохо
Всего ответов: 223
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 24
Гостей: 24
Пользователей: 0


Изображение
Вверх