Творчество

FUCKING PERFEKT. Глава 2. Часть 1
08.12.2016   19:01    
FUCKING PERFEKT
ГЛАВА 2. ВЕНЧАНИЕ


Вероника.

Они втроём молча рассматривали меня, как забавную живую игрушку или дорогую и не совсем, возможно, нужную покупку. Затем его светлость го приказал мне собирать вещи, что завтра с утра я должна уехать с ними в их родовой замок Алнвик, т.к. бракосочетание, которое должно состояться как можно скорее, состоится там. Он был так уверен, а я была так подавлена всем этим, что я, как покорная дурочка, совершенно расклеившаяся под стальным взглядом своего жениха, кивнула, да, я согласна…
Теперь мне нужно идти распорядиться насчёт обеда и отправить служанок подготовить комнаты для моих будущих родственников…А я всё никак не могу вырваться из этого тёплого кокона, которым опутал меня мой жених…Я попалась в его сети, как мошка в паутину хитрого паука… Паук! Да! Это не солнечные лучики искрятся вокруг него, это липкие посверкивающие паутинки, притягивающие к нему своей обманчивой теплотой!
Герцог Нортумберлендский станет моим родственником – это очень большая честь! Но лучи милорда очень изменчивы и мутноваты…Он очень хитрый и изворотливый человек – такой может и убить кинжалом в спину, и подослать убийцу! Он очень уверен в себе и в своей правоте. Но им кто-то исподтишка руководит…Есть кто-то более сильный и более уверенный в себе! Жена? Нет! Какой-то близкий и одновременно совершенно чужой человек… Есть следы липких золотистых лучиков Роберта, может, это он? Но он так молод, этого просто не может быть! Сын не может руководить действиями отца! Я, скорее всего, что-то не так толкую.
Выйдя из каминного зала, я почувствовала себя совершенно опустошённой и несчастной – ведь я больше не греюсь в призрачном тепле барона Италского. Вслед я услышала, как старший брат Роберта – Аарон, сказал, обращаясь к моему жениху:
- Тебе повезло – девица оказалась красоткой, да еще с таким наследством..., - жаль, что я не видела его лица, а то тон был какой-то… странный! Хотя, в общем, наследник герцога Нортумберлендского показался мне человеком с добрым нравом и чтящим Христианские Заветы.
Аарон. Я прикрыла глаза и ещё раз представила себе этого крупного рыжеватого мужчину. Лорд Аарон настоящий воин, уж он-то точно не рухнул бы с падающего коня… У него есть жена и дети, которые любят его и уважают…Он искренне любит своего младшего брата… Бог мой! Им тоже руководит Роберт! Аарон тоже плотно, как и я теперь, застрял в хитро сплетённой паутине своего брата! Странно – они братья, но у них так мало общего – внешнего сходства вообще нет, да и лучики их душ тоже совершенно разные… Или я просто не смогла как следует разглядеть душу Роберта, так внезапно захватившего мой разум своей просто нереальной для мужчины красотой?
Жаль, но то, что ответил брату мой будущий супруг, я не расслышала, но после его тихой, как бы мурлыкающей, реплики все трое громко рассмеялись. Он явно сказал какую-то гадость! Меня это просто взбесило, они не должны были себя так вести – это откровенное хамство! Они же у меня в гостях! А с другой стороны, я сама позволила им это – я же только что, как деревенская простушка, побежала выполнять приказ лорда Персиваля! Ну что ж, что сделано, то сделано! Указ короля! Спасибо, папа! Лучше бы ты не волновался так сильно за моё будущее или сделал это проще – отдав меня за какого-нибудь рыцаря графства! Прости, Господи… Я перекрестилась, вспомнив своего несчастного дорогого отца…Он хотел, как лучше! Но, если бы папа не написал Эдуарду – Роберта мне бы точно никогда не видать, как собственных ушей!
…Обед прошёл весьма занимательно, во всяком случае, для меня. Мне было очень интересно – как будет вести себя мой будущий муж? Ведь то, как и что ест человек – это очень важно! Роберт ел просто невероятно аккуратно, но при этом был очень разборчив. Из мяса он немного поковырял оленину, наотрез отказался от жареного кабанчика, я уже испугалась, что моя кухарка не угодила ему, но он с аппетитом съел пару перепёлок с печёными яйцами и даже похвалил их. Он вообще мало ест так называемой мужской пищи, при этом он с явным удовольствием поел сладкую морковь и картофель, обжаренные на коровьем масле с мёдом, при этом его тёплые паучьи ниточки-лучики так забавно потирались друг об друга – ему очень нравится сладкое! Мой будущий муж – сладкоежка! Это очень опасный вид мужчин, я это точно знаю! Все любители сладкого, которых я встречала, не отличались слишком высокой моралью, скорее – наоборот!
Мой Роберт не так много ест (сначала я подумала, что он стесняется, но потом стало ясно, что чувствует он себя вполне вольготно, иногда даже излишне вольготно, просто очень разборчив в еде. Теперь мне понятно, почему перед тем боем я не увидела его валета у огромного котла с тушёным мясом!), он весьма умеренно пьёт вино и не хочет разговаривать за столом! А ещё он очень эмоционально реагирует на меня – его кажущиеся холодными глаза часто меняют свой цвет – я уверена, я его раздражаю, а ещё он чем-то очень не доволен… Узнать бы – чем? Может, он не хочет жениться на мне? У него есть любимая? Я внимательно пригляделась к нему – не похоже, чтобы его душу затронуло сильно чувство – скорее так, у него есть кто-то, кого, как ему кажется, он любит! А на самом деле, как это не прискорбно, по всем признакам барон Италский знает только одну любовь всей своей жизни, и зовут её - Роберт Томас Маннерс…
После обеда лорд Персиваль весьма вежливо попросил показать ему и его сыновьям замок. Ну, что же… Я решила вначале показать жилую часть – хоть там, собственно, и смотреть-то нечего. Когда в замке была хозяйка – моя мама, тут было светло и радостно, но потом, когда её не стало, с каждым годом я видела, как Эйдон становится всё более и более мужским, мрачным холостяцким домом… Интересно, а Итал у Роберта тоже больше походит на берлогу, планомерно затягиваемую паутиной? Опять паутина! Представляю, как он в этом своём паучьем замке сидит в тёмном углу и поджидает очередную жертву! Я еле сдержалась, чтобы не рассмеяться собственным мыслям, настроение стало лучше, но тут мой взгляд упал на Роберта. Ну вот, его красивое лицо на миг исказилось от неприкрытой злобы, но он тут же взял себя в руки и на его лице опять застыла вежливая скучающая маска. Что его так взбесило? О! Он в окно увидел разрушенное западное крыло! Да, это последствия набегов шотландцев.
- Это произошло семь лет назад, весной, - пояснила я милорду, который тоже с интересом посмотрел на развалины, - Я приезжала к отцу на рождество – всё было замечательно, а потом, приехав в конце лета, увидела вот это, - я грустно вздохнула, - Они напали ночью, никто не ожидал, что им хватит наглости напасть на такой большой замок, но у них были мортиры, кидающие большие камни и комья горящей смолы. Пожар удалось потушить, но дижон и это крыло практически рухнули… Самое страшное это то, что у шотландцев были чертежи замка – нас предали, но предателя так и не нашли…
- Не грусти, девушка, - улыбнулся мне лорд Персиваль, - С Робертом ты не будешь больше испытывать страха за себя и за замок, он достойный наследник Эйдона! – он легонько обнял меня за плечи, - Не бойся нас, - шепнул он, - Моего сына многие ненавидят, но бояться об этом говорить открыто…
Я удивлённо посмотрела на него – он что-то мне не договаривает! И на что, интересно, он мне намекает? Хочет что-то сказать – так пусть говорит прямо, я же женщина мне быть умной по статусу не полагается!
- Тебе понравился мой сын, девушка? – спросил он.
- Очень, - кивнула я, чего уж тут скрывать, у меня сердце замирает, когда он смотрит на меня, а как приятно просто находиться рядом с ним! Но к чему эти вопросы?
- Это замечательно, - улыбнулся он, - Ты умная девушка, и ты уже заметила некоторую его… холодность. Боюсь, мой мальчик не способен любить так, как поют в романтических песнях, прости его, если сможешь, и прими таким, какой он есть!
Тоже какой-то скрытый смысл в словах… Что с ним не так? Почему никто не может быть к нему равнодушным? Любой, столкнувшийся с бароном Италским либо становится его ярым противником, либо буквально боготворит его – это я заметила, можете не сомневаться!
- Я удивлена, что наш милостивый Король принял решение соединить Вашего младшего сына со мной – мой покойный отец недолюбливал барона Италского по неизвестной мне причине, - честно сказала я, - Но всё же я постараюсь быть хорошей женой лорду Роберту.
Мои слова явно понравились этому хитрому человеку.
- Надеюсь, мы будем с тобой добрыми друзьями, Вероника!
Да он просто хочет приставить к своему сынку шпиона, и на эту почётную роль он выбрал меня! Смешно. Судя по ауре, Роберт кому-кому, а уж мне точно ничего рассказывать не будет о своих делах! Он смотрит на меня, как на вот эту шпалеру на стене – вроде есть, да и ладно, пусть висит! Кстати, а где мой жених? Куда они с братом успели уйти, пока я тут с герцогом разговариваю? Я посмотрела в окошко – там Роберт споткнулся о камень порушенной стены и чуть не упал, Аарон успел поддержать его в последний момент! Теперь молодой барон, сердито размахивая руками, со злостью пнул небольшой камень, его золотистые лучики сделались похожими на чернильные щупальца неведомого морского гада, он что-то коротко и громко выкрикнул и пнул ещё один камень. Проследив за моим взглядом, лорд Персиваль откровенно побледнел – ему очень не понравилось поведение сына. Что? Неужели Роберт опять взбунтовался? Что он регулярно это делает – я уже поняла по тому осторожному общению, которое установилось между отцом и младшим сыном. Герцог всё равно что боится сказать что-то не то, а в коротких репликах Роберта явно бывают пропущенные слова – он их буквально глотает! Я мысленно усмехнулась – я догадываюсь, что это за слова! Чтобы кратко изъясниться, мой будущий муж за словом в карман точно не полезет!
Мы спустились вниз и присоединились к бродящим по развалинам Аарону и Роберту. Барон Италский уже выглядел совершенно спокойным. Но его аура сердито поблескивала алыми всполохами, если бы не это, по его виду можно было бы сказать, что ему всё безразлично! Он смотрел на руины и – молчал! Мне уже даже хочется услышать его мягкий хрипловатый голос…ну пусть хоть грязно выругается, что ли, но только не молчит! Молчание в его исполнении – это худшее из наказаний, что я могу себе представить на сегодняшний день! А Роберт всё так же молча ходил и смотрел вокруг, как огромный хищный барс, иногда кидая на меня яростные взгляды, как будто это я развалила все эти строения! Слава Богу, меня позвала на кухню Мара спросить об ужине и я ушла. Нет, я – сбежала! Как трусиха! Стыдно… Да и мне, как хозяйке, следует быть более гостеприимной и развлекать гостей, но не могу я! Чем дольше я нахожусь с ним рядом, тем сложнее мне заставлять себя не пытаться заглядывать в его глаза! Вот я попала-то!
…Уже вечером, возвращаясь к ним в большой каминный зал, я услышала приглушённые, но крайне раздражённые голоса, похоже, они ругаются! Мой (странно, но я почему-то уже считаю его «моим»!) Роберт явно не желает жить здесь, он настаивает на нашем проживании в его Итале, и его не останавливает даже то, что после нашей свадьбы он становился полноправным хозяином замка Эйдон, кроме того, он не хочет браться ни за что, и нести ответственность на эту «груду камней» он тоже не собирается! Всё это он высказывал милорду таким желчным тоном, и так богато «украшая» свою речь матами, что мне подурнело – ну как с этих нежных губ могут слетать такие мерзкие слова? Он выражается, как капитан пиратского судна, а не как благородный рыцарь! А вот отец его, как мне показалось, упрашивал, собственного сына не отказываться от предложения Эдуарда, обещал всяческую поддержку. На это Роберт вообще рассмеялся, и, что на мой взгляд, вообще недопустимо, послал собственного отца такими грязными словами, что я покраснела!
- Рот закрой! – гаркнул на него лорд Персиваль, ну, наконец-то, решился угомонить истерику сынули, - И делай, что хочешь! Но я бы очень советовал тебе остаться пока что тут!
И сразу Аарон начал быстро говорить примирительным тоном, что не стоит ругаться, и что у Роба (как он его красиво, по домашнему, назвал!) в любом случае сегодня нет выбора – от королевских предложений даже такие, как он (интересно, чем это Роберт «такой», что «не такой»?) не могут отказываться, и что вообще, такая возможность получить графскую корону не каждый день предоставляется! Роберт же возмущенно громко, всё так же совершенно не стесняясь снующих вокруг слуг, заявил:
- Разуй глаза! Это же не замок, а руины! Как можно назвать это кладбище чьих-то иллюзий наследным замком? И вы хотите, чтобы я за это взялся? Я?! Если я вообще согласился на всё это, то только, чтобы вы, милорд, отставили меня в покое! Я и так поступаю, как послушный сын, заметьте! И не надо требовать от меня чего-то сверх этого!
Этого я уже не вынесла, и, войдя в зал, сказала, обращаясь к этому красавчику, возомнившему о себе Бог весть что:
- Я понимаю, что Вы ожидали большего, но это замок, а не кладбище или руины, как Вы, сэр, изволили выразиться! Да, здесь нужен хозяин, то есть мужчина, способный принимать решения, и требуется приложить немало усилий для его восстановления, но он того стоит! Я помню, каким он был до того, как на нас обрушились все эти беды! И, раз уж на то пошло, Его Величество ни разу не изволил помочь нам в борьбе с разбойниками-шотландцами! Если же Вы отказываетесь от моего наследства и от меня, я сама напишу королю о том, чтобы он освободил Вас ото всего этого! Я не собираюсь Вам навязываться!
Я кожей почувствовала, как тёплые паутинки, до того ласково обнимавшие меня, больно сдавили мою шею, не давая мне возможности ещё хоть что-то сказать – их хозяин испытывает какие-то яркие эмоции! А ведь он даже не глянул на меня! Какой же страшной силой обладает этот инфантильный на вид человек!
Тем не менее, услышав мой голос, мужчины резко поднялись, приветствуя меня, а потом отец Роберта сказал:
- Не торопись, девушка, он согласен по всем пунктам, это говорю тебе я - герцог Нортумберлендский! Наш Роберт очень любит, чтобы его упрашивали! – усмехнулся он, - Просто иди, и спокойно собирай свои вещи.
Как же он спокоен и уверен в себе! Мне бы вашу уверенность в завтрашнем дне, милорд! Я удивлённо глянула на Роберта – тот смотрел на меня совершенно спокойно, на его лице не отражалось не единой эмоции! Он смотрел своими прекрасными серо-голубыми глазами как будто сквозь меня, и лишь по их блеску я заметила, что я его, похоже, всё же рассмешила своим выступлением, а мне-то показалось, что он зол! А он просто ведёт свою игру с отцом, выдвигая меня и мой замок в качестве разменной монетки.
Я, конечно, понимаю, что с сегодняшнего дня я уже практически не принадлежу себе, но всё равно, я была сама не своя от обиды! Не так я себе всё это представляла! Милорд сказал, что мой жених холоден не из-за того, что я ему противна, а просто такой вот он, но всё равно – мог бы хоть притвориться, что ли? К тому же меня не принимали в расчет! Меня уже никто не спрашивал! Он уже хозяин всего этого и меня в том числе…
Зайдя в свою комнату, я чуть не заплакала. Что же мне теперь делать? Я очень надеялась, что хоть немного понравилась будущему мужу, но, как оказалось - нет, единственное чувство, которое я у него вызываю – это лёгкое раздражение с каким-то, презрением, что ли? Он даже не захотел со мной поговорить один на один... Жених называется! Какая уж тут свадьба? Ну как мы с ним будем жить? Как? Если даже сейчас он смотрит на меня, как на вещь? Ему явно не нужен ни замок, ни земли, ни я… Ему нужна только корона графа! Честолюбивый красавчик! Странно, но я сразу представила на его голове серебряный обруч отца с небольшим чеканным гербом Эйдона в центре, и, как не грустно – мне эта моя фантазия очень понравилась! Роберт явно рождён носить корону! В своём указе Эдуард пишет, что он – отпрыск очень благородного древнего рода, но не уточняет – какого и насколько? Понятно, что он – Маннерс, но герцогство Нортумберленд не такое старое, чтобы называть его «древним»… Получается, найти Роберту жену не так просто? Хотя, судя по его поведению и внешности – для него любая женщина – теоретически жена!
Я с разбегу плюхнулась на не разостланную кровать. Чёрт! Ну разве так может быть? Мужчина с ангельской внешностью, с очень тёплой аурой не мог говорить те гадкие слова и вести себя подобным хамским образом! Почему он такой двуликий? Зачем ему чужие души? У него своя очень чистая и яркая – я таких за всю свою жизнь ни разу не встречала! Я поднялась, подошла к своему большому сундуку, открыла его, быстро разгребла гору всякой мягкой рухляди и вытащила с самого дна аккуратный свёрток – это он, его боевой меч. Я размотала его, погладила прохладную сталь языка… Этот меч побывал в одном единственном сражении, им даже не тренировались ни разу! И почему я раньше не обратила на это внимание? Может это и не его меч вовсе? Я ещё, уже в сотый, наверное, раз уцепилась за богато расписанную рукоятку…Это однозначно его оружие! Господи, да что же Роберт делал в этом бою? Сейчас я уже точно знаю, что он далеко не воин! Нет, он сильный, очень сильный мужчина, но в нём как будто что-то надорвано! Не понимаю я его. Ладно, у нас с ним ещё есть время – не буду торопиться! Я завернула меч и уложила его обратно на дно сундука.
Надо бы на самом деле заняться сбором вещей! А, успею! Главное не забыть вручить милорду отцовскую корону, а одежду и всё остальное соберёт Пейдж!
…Ужин прошёл вполне спокойно. Роберт был предельно вежлив, ни одного грубого слова я от него не услышала. Ну вот – опять другой человек! И мне кажется, что он слегка пьян… Я выполнила свой долг хозяйки и оставила их в зале, сославшись на то, что ещё не все вещи собраны и опять позорно сбежала к себе в комнату. Там моя добрая наивная Пейдж уже заканчивая складывать сундучки с моими вещами и при этом тихо что-то приговаривала о господах-красавцах, о том, что мой будущий муж не просто красив, а сказочно прекрасен! Я скоро начну ругаться, как Роберт – ну неужели слуги не видят какой он грубый хам и как мерзко он разговаривает с собственным отцом? Как я посмотрю, вся, без исключения, прислуга в восторге от барона Италского! А я? Я тоже испытываю неимоверный восторг даже от одних воспоминаний о том тепле, которым он окружает меня, когда находится рядом! Но всё равно я устала. Даже за то короткое время, что я провела в компании Роберта, я уже измотана. Он буквально высасывает своими загадочными глазами из меня энергию и делает меня безвольной…Нет, он не сказал ничего, что могло бы оскорбить меня лично (за исключением того, что я случайно услышала из его рассуждений о замке), но ведь он на самом деле ни разу не обратился ко мне! Он не сказал лично мне ни одного слова! В коридоре за дверью раздался металлический звон шпор. Это он! Я чувствую его лёгкое дыхание! Он искал меня, чтобы поговорить со мной, как настоящий, «правильный» жених? Я уже собралась было выглянуть за дверь, но Роберт удалялся и удалялся…Нет, он просто ошибся – завернул не в ту сторону.
…На следующий день с утра я чувствовала себя разбитой и больной, у меня не было сил подняться с постели, но мне пришлось взять себя в руки, если я сейчас же не спущусь вниз, я уверена, Роберт мне этого никогда не простит! Я еле спустилась, но как только я увидела своего жениха, его лучики-паутинки сразу потянулись ко мне, ласково обняли, пригрели и я почувствовала такую лёгкость! Как и полагается хозяйке, я распрощалась со слугами, сделала некоторые распоряжения по хозяйству и мы отправились в замок Алнвик знакомиться с остальными членами семьи моего жениха - матерью Роберта, леди Элизабет, с женой Аарона леди Андреа и их девочками, а так же готовиться к свадьбе, на которой должен присутствовать сводный брат короля – герцог Корнуоллский, который, как неожиданно проговорился Аарон, по материнской линии был близким родственником нынешней герцогини. Теперь многое становится понятным! Вот почему Ланкастер так оберегал барона Италского на поле боя, а потом так заботился о нём раненом в шатре – Роберт его племянник! А насколько мне известно, у милорда сыновей нет, для него мой будущий муж всё равно, что единственный наследник по прямой мужской линии! Интересная картинка нарисовывается – при таких перспективах, Роберту какой-то Эйдон на самом деле не очень-то и нужен! Получается, ему нужна я, как мать его будущих детей? Но почему именно я? Что во мне или в нём такого не обычного?
Прибыв в Алнвик, я сразу почувствовала себя бедной родственницей в гостях у богатой родни. Для начала – мой так называемый гардероб. Раньше я как-то о нём не особо задумывалась, но теперь… Вот позорище-то!
Замок Алнвик был просто невероятно красив и очень богато украшен, как снаружи, так и внутри. Если Роберт родился и вырос в нём, ему Эйдон показался грязной лачугой не смотря на то, что размеры у Эйдона не сильно меньше, чем у Алнвика! Когда я впервые вошла в центральную залу, я, признаться, даже оробела, восхищённая его величием и строгой красотой. Единственное, мне не очень понравилась аура этого великолепного замка – но тут нечему удивляться – старые камни помнят многое, и не всегда эта память о добром!
Женщины замка были так красиво одеты! Изящные украшения и дорогие ткани окутывали их с ног до головы. Мне было очень неловко, ведь мои платья шили монахини и они не отличались большим изыском, хоть материя, из которых они были сделаны, и была совершенно новой, но смотрелись они грубовато. Правда, я привезла хороший отрез кремового шёлка, из которого думаю пошить подвенечное платье, но всё равно – мне явно не угнаться за этими модными леди!
Мать Роберта, леди Элизабет, подошла ко мне и крепко обняла. Вокруг этой женщины витает любовь и грусть… Леди Элизабет очень красива – у её Роберта Томаса точно такие же огромные блестящие глаза, опушенные длинными, загнутыми вверх ресницами, густые волосы чудесного орехового цвета, нежная белая кожа… Только вот глаза у нее добрые, в отличие от его, таких красивых, но откровенно холодных... И выглядит она очень молодо. Интересно, сколько лет моей будущей свекрови? И как странно – хоть она ему и мать, но от неё не исходит того загадочного тепла, что притягивает к её сыну…Я думала, что он получил их от мамы, ведь отцовских цветов в радуге души у него совсем не наблюдается…
Леди Элизабет сказала мне, что она очень рада меня видеть (и это правда, эта женщина просто не умеет врать!), и что я очень похожа на свою матушку! Оказывается, ещё будучи незамужней девушкой, леди Элизабет была представлена леди Эммерин, графине Эйдон при дворе короля! А интересно получается - неужели Элизабет родила Роберта до замужества? К тому же Роберт меня старше…Или я чего-то не понимаю?
Леди Андреа Маннерс (жена Арона, старшего сына и наследника герцога Нортумберлендского) изобразила на лице искреннюю радость, она спокойно подошла ко мне и, обняв как сестру, сказала:
- Наконец-то и Роберту придется остепениться! – что-то я сомневаюсь, что смогу руководить собственным мужем, да и не нужно мне этого!
Нет, этой женщине приходится далеко не так просто, как я полагала – она любит своего мужа, но ей постоянно приходится бороться за него! Аарон не верен ей… А ещё Андреа злится на кого-то, кто притягивает и одновременно отталкивает её постоянно! Она боится этого человека, но всё же пытается ему противостоять – она сильная женщина! Я завидую её силе, у меня такой точно нет, да уже и не будет никогда…
Она ещё раз крепко обняла меня и сказала, что будет всегда рада видеть меня и дружить со мной. Леди Андреа настоящая красавица - темноволосая, зеленоглазая, высокая, яркая молодая женщина. И чего этим мужикам надо?
Посмотрев на мой скромный гардероб и на шёлк, что я приготовила для нового платья, она не стала строить из себя всезнающую королеву, а тут же посадила своих служанок и швей шить мне свадебное платье. Причём ткань для него она вытащила из собственного сундука, и, подмигнув, сказала:
- Нашей старшей дочери ещё двенадцать, успеем купить новый отрез! И не стесняйся, считай, что это – мой тебе небольшой подарок в честь нашего знакомства! А из этого, - она указала на мою ткань, - Получится замечательно платье на второй день! Ты будешь достойной парой нашему красавчику! Мы ещё посмеёмся над ним, когда он голову потеряет, увидев тебя! – Наивная! Голова моего Роберта забита чем угодно, но только не моей скромной персоной, мне, скорее всего, он отвёл роль матери своих будущих детей, и ни чуть не больше!
Через неделю все уже было готово к венчанию. Мне сшили чудесное платье из модного, ярко сиреневого цвета, шелка, искусно расшили речным жемчугом лиф и фату из нежнейшего белого муара. Такого красивого платья я никогда в жизни не видела! Оно было достойно невесты настоящего принца, не меньше! Как и полагается подвенечному платью, оно излучало тепло и нежную трепетность…
Тем временем, в замок съехалось невероятное количество гостей! И все такие важные – богато одетые! Эти люди кто с удивлением, кто с одобрением, а кто и с завистью смотрели на богатство Алнвика. В аурах некоторых женщин я заметила следы липких паутинок моего будущего мужа… Надо бы было насторожиться, но я успокоила себя тем, что все эти женщины – в прошлом Роберта!
На послезавтрашнее утро назначено венчание. А сегодня вечером прибыл и сам герцог Ланкастер – Генри Монмут – с небольшой свитой. Боже, какие они все видные! С герцогом прибыли так же три монахини, которые сразу, едва поздоровавшись с хозяином замка и его семьей, ушли в отведённые для них комнаты. Аура одной из этих женщин показалась мне смутно знакомой – может, она когда-то бывала в моём монастыре?
Следующий день пролетел так быстро, что я даже сообразить не успела! О, Боже, завтра утром я выйду замуж, а у меня такое настроение - хоть реви, я ничего уже больше не хочу. Мой жених сказал мне за эту неделю с небольшим, что мы с ним знакомы, от силы пять слов, и почти ни разу не посмотрел в мою сторону! Он намеренно избегает меня. Может, чувствует, что я вижу не только его симпатичную мордашку, но и значительно больше? Когда мы случайно сталкивались с ним в коридорах или в огромном зале замка, где собирались на обед или ужин, он находил причины общаться с кем угодно, только не со мной. А сегодня я явно почувствовала – он был у какой-то очень нужной ему женщины, след её души ясно отпечатался на нём!
Да, одно время я надеялась встретить его утром, на завтраке, но потом стало ясно, что Роберт никогда раньше полудня из своей комнаты не выходит. По идее, мне стоило задуматься – что он там делает столько времени? Да и вообще – бывает ли он там? Ведь обычно я встречала его или около конюшен или уже сидящим за столом…Теперь я уверена – у него есть любовница, с которой он продолжает встречаться не смотря на то, что завтра состоится наше венчание… Может, по этому он избегает меня – ему неудобно передо мной? Хотя – сомневаюсь…
Вечером, накануне свадьбы, в дверь моей комнаты постучалась леди Элизабет. Она была крайне смущена:
- Дорогая, - краснея, проговорила она, - Извини, но я должна начать с тобой этот разговор… Завтра ты станешь замужней женщиной, - он с трудом подбирает слова, что-то её очень сильно смущает, - Прости, но я обязана тебя спросить! – решилась она наконец, - Вы с Робертом ещё не были в одной постели? Ну, в смысле, он ещё не ночевал в твоей комнате?
Господи, как же она волнуется!
- Нет, миледи, - мне и самой сделалось крайне неловко, ведь меня даже не целовал ни один мужчина, разве что отец при встрече в лоб…
- И ты… У тебя не было другого мужчины? – леди Элизабет уже и не знает куда деваться от смущения.
- Нет, миледи, - успокоила я её, - Не волнуйтесь, Роберт будет моим единственным мужчиной…
Она с облегчением выдохнула:
- Знаешь, дорогая моя девочка, если бы между тобой и Робом что-то и произошло до венчания, это ничего страшного! Такое часто случается – дело молодое, а он у нас мальчик очень горячий…, - она ещё раз вздохнула, - Он целовал тебя?
Мне стало ещё более неловко, но я так ничего и не сказала леди Элизабет, ну, а как тут скажешь, если он едва выносит моё присутствие? Хотя, надо отметить, держится при этом весьма корректно, причём так, что собравшиеся гости все уверены, в том, что он очень уважительно относится ко мне! Куда уж там… Лицедей! Красивый, хитрый лицедей!
А потом моя будущая свекровь начала рассказывать мне о том, что происходит между мужчиной и женщиной за закрытыми дверями их общей спальни! Цвета её ауры очень часто колыхались – она просто страшно нервничала, а когда речь зашла о беременности, совсем сникла:
- Как жить с мужчиной в то время, когда ты будешь носить под сердцем ребёнка, тебе лучше поговорить с леди Андреа, она тебе лучше всё расскажет…
Странно, она что – не помнит о своих ощущениях с Робертом во чреве? Не может рассказать, как чувствовала себя, вынашивая своего единственного ребёнка? То, что сэр Аарон для неё пасынок мне уже говорила Андреа, когда рассказывала о Маннерсах вообще. А ведь действительно – Андреа много говорила о мальчике Роберте, о его отрочестве (то есть о том времени, когда она с ним жила в одном замке), много рассказывала о его дяде Генри (крёстный он его, что ли?), который часто навещал мальчика, но никогда не упоминала о каких-то близких отношениях между ним и его матерью! По мне, так между мамой и её ребёнком обязательно должна быть какая-то связь! А тут получается, что Роберта воспитывал в основном его брат с женой, да временами его дядя!
Всё таки очень много непонятного происходит вокруг моего загадочного барона Италского!
…Наступило утро нашей свадьбы. С первыми лучами солнца ко мне в комнату прибежали служанки, лакеи занесли большую тяжёлую ванну. Служанки наполнили её горячей водой, тщательно вымыли меня, в воду было добавлено розовое масло, чтобы от меня приятно пахло. Мои волосы Пейдж уложила красивыми локонами вокруг головы и опустила пряди на плечи (за этим проследила лично модница леди Андреа).
Платье на мне смотрелось просто потрясающе элегантно! И, как сказала леди Элизабет, оно очень подчеркнуло цвет моих глаз. Мило. На шее мне застегнули дорогое жемчужное ожерелье (интересно, кто мне его одолжил? Ой, от ожерелья ко мне сразу потянулись тёплые лучики Роберта, это же его свадебный подарок! Обидно, конечно, что он сам мне его не вручил, но для такого, как он, человека, даже такой знак внимания и уважения – великое дело!). И вот - на голову накинули расшитую жемчугом белую муаровую фату, я готова!
Я смотрелась в большое зеркало и не узнавала себя - я действительно была очень красива - стройная, среднего роста девушка, похожая на самую настоящую принцессу из моих давних снов. Леди Элизабет и Андреа просто восхищенно ахали, служанки шептались, что я достойная пара для красавца лорда Роберта… Вот только нужна ли я ему? И если нужна, то для чего? Эти вопросы мне не давали покоя. Ведь мой будущий муж никогда ничего просто так не делает!
Господи! Меня повели в церковь. Я страшно волнуюсь, от волнения я практически не различаю радужных аур людей, лица вокруг расплываются! Как же хорошо украсили к нашему венчанию церковь! Белые цветы, переплетённые с молодыми зелёными веточками дубов, а запах! Этот чудесный запах мирры от свечей – всё, как в моём сне! Вот если прямо сейчас я увижу того самого принца, в ярко синих одеждах, что прятал своё лицо в моём сне – это будет сказка!
Его светлость лорд Персиваль лично ввёл меня под святые своды. Я знаю, там, у алтаря, уже стоит священник, и рядом с ним Роберт с герцогом Ланкастером. Страшно открыть глаза – а вдруг? Сердце буквально заходится от волнения и ожидания! Тёплые паутинки моего жениха плотно окутали меня, окончательно лишая собственной воли…
Я открыла глаза, когда оставалось пройти шагов пять до алтарной кафедры. Господи! Роберт?! Я, конечно, слышала, как он буркнул матери и невестке, что будет одет в «синем», но что это будет самый настоящий королевский синий – я не слышала… Бог мой, это – он! Мой принц! Он нашёл меня! Мамочка, ты тут? Ведь это он, да? Он? Я не ошибаюсь? А рядом с ним стоит герцог Ланкастер… Боже?! Неужели?! Тогда, в походном шатре, я этого не заметила, но сейчас, когда они стоят рядом - как же они внешне похожи! Нос, скулы, что-то неуловимо хищное во взгляде ледяных, непонятного то ли серого, то ли зелёного цвета глаз…Как братья…
Мой жених был раздражён и явно не доволен, он хмуро смотрел, как его отец ведёт меня по длинному коридору к нему. Когда я подошла, он величественно протянул мне руку, но посмотрел куда-то мимо, я оглянулась – он смотрел на монахинь, которые сидели за первой кафедрой, прямо напротив алтаря, рядом с ними сидел лорд Аарон с женой и леди Элизабет с девочками Андреа. Кто они, эти монахини? Зачем? Я попыталась сосредоточиться на их аурах. Ничего не понимаю – у одной из них краски души знакомые просто до невозможности, но Роберт буквально сдавливает меня, не даёт мне даже на краткий миг отвлечься от него…Надо сосредоточиться на том, что говорит священник!
Была ли я счастлива на собственном венчании? В тот момент – определённо да! Я чувствовала, что мои родители рядом со мной, они незримо поддерживают меня, и они довольны мной и выбором Эдуарда! Священник совершил обряд. Я с восторгом внимала его словам и сама себе не верила – неужели это происходит со мной? Вот Роберт надел мне кольцо на палец и неожиданно, впервые за всё время нашего с ним знакомства, улыбнулся! Он улыбнулся мне! Боже, словно яркое солнышко осветило его холодное красивое лицо, я глядела на него и не могла произнести ни слова от робости и восхищения, внезапно охвативших всё мое естество… Неужели? … Нас обвенчали, и мой сказочный рыцарь стал моим мужем перед Господом нашим и в глазах всего света!
Почему нас не отпускают? Я удивлённо посмотрела на своего молодого мужа. Его мягкое сияние стало значительно ярче и пронзительнее, он затаился, как дикий зверь перед броском!
Герцог Ланкастер сделал шаг вперёд, встал рядом со священником, ему подали бумагу, с краёв которой свисали королевские печати. Он, буквально светясь от гордости, развернул бумагу и громко зачитал указ короля, в котором говорилось, что отныне лорд Роберт Томас Маннерс, барон Италский, второй сын Персиваля Томаса Маннерса, герцога Нортумберлендского и Шарлоты (кто это???? А как же леди Элизабет? Ведь они с Робертом так похожи!) Монмут (Бог мой, мой муж всё же королевской крови!) отныне зовётся графом Эйдон! По церкви прошёл лёгкий удивлённый шум – многие из собравшихся были откровенно поражены происходящим, а епископ, который совершал обряд нашего венчания, не вдаваясь в подробности, невозмутимо торжественно возложил на голову моего молодого мужа корону моего несчастного отца… Одна из монахинь, сидевшая рядом с Аароном с опущенным вниз лицом, расплакалась и я явственно увидела, как от этой женщины в мою сторону поползли практически такие же, как у Роберта золотистые лучики, они осторожно погладили моё лицо и быстро переметнулись к новоиспечённому графу Эйдон, яростно обнимая его прекрасное тело! И Роберт под этим напором чужих чувств не ощетинился, как с ним обычно бывает, а наоборот, подался вперёд, греясь в ласковом тепле неизвестной мне женщины. Она – родственница моего мужа? Или их когда-то связывало что-то другое? Не могу понять – Роберт не позволяет мне ничего видеть, он крепко держит меня в своей солнечной паутине…
А потом нам разрешили выйти из церкви, и мы пошли с ним, рука об руку, я была просто счастлива, а все встречные кланялись нам и поздравляли! И я совершенно забыла про тот шок, который пережила, услышав в церкви, что Роберт не является родным сыном герцогини! А зря…Принимая поздравления от леди Элизабет я ощутила, как она растеряна и почему-то напугана…
Праздничный обед был накрыт в центральном зале замка, и мы отправились туда. Стараниями огромного количества слуг, столы просто ломились от разнообразных явств и напитков! Веселые молодые виночерпии не успевали разливать вино и эль по кубкам гостей. Роберт с кривенькой улыбочкой кивал наиболее знатным из гостей и часто прикладывался к своему кубку, по тому, что мой уютный кокон был тёплым и не «наказывал» меня, я поняла, что он доволен происходящим. А вот мне уже ничего не хотелось: я боялась быстро приближающейся ночи и я боялась поднять глаза на своего мужа…Глупая трусиха! А когда герцог Ланкастер со смехом потребовал, чтобы молодые поцеловались – от охватившего меня страха я чуть не убежала, но Роберт так глянул на меня своими потемневшими от выпитого огромными глазами, что я моментально смирилась… Он с ухмылочкой взял меня одной рукой за руку, а другой обхватил за талию и властно притянул к себе:
- Ну же, хватит трястись, - тихо сказал он, улыбнувшись, потом склонился и мягко прикоснулся губами к моим, трясущимся от страха, губам.
От этого мимолётного прикосновения меня словно молнией ударило! Его дыхание слегка сбилось, по ниточкам паутинки, обнимающим моё тело, прошла трепетная зыбь, и он с удивлением посмотрел на меня – в его глазах проскользнула озорная искорка, и снова, теперь уже по-настоящему, поцеловал меня! Поцелуй этот был властным и нежным одновременно, и мне это не показалось неприятным – на вкус его губы оказались очень приятными – эдакая смесь терпкого вина и свежего ветра с полей… Я смущённо улыбнулась ему, а он как-то странно усмехнулся и уселся обратно, потянув меня тоже сесть. Боже мой! Это был мой первый поцелуй с мужчиной! Это случилось! Сердце билось так, что казалось прямо сейчас выскочит из груди! Я украдкой посмотрела на своего молодого мужа – он был растерян и возбуждён одновременно…
Целый день шел свадебный пир. Специально приглашенные и просто бродячие артисты выступали одни за другими, развлекая почтенную публику. Вино лилось рекой и под вечер гости были уже крепко навеселе. Роберт тоже много пил, отвечая на заздравные тосты. Да и аппетит у него, в отличие от меня, был вполне здоровый (конечно, ел он маловато, но, зная его разборчивость в пище, я этому не придала особого значения)! А вот леди Элизабет, видя, что он беспрерывно отпивает из своего кубка, не сильно заботясь о закуске, даже несколько раз строго посмотрела на него, но он не обращал внимания на это. У меня даже сложилось впечатление, что для него герцогиня всё равно, что пустое место! Даже более пустое, чем я… Странно. За что он так презирает свою мачеху? Навряд ли такая добрая женщина, как миледи, могла сделать какую-то гадость этому злопамятному своенравному красавчику!
И вот наступил тот час, когда гости посчитали, что молодым пора отправляться в опочивальню.
Молодые девушки и женщины из почётных гостей, проводили меня в спальню. Одна из них – яркая шатенка с пронзительными серо-зелёными глазами (на ней, кстати, тоже есть весьма ощутимые паутинки моего мужа, причём их следы очень свежие, эта женщина точно не из прошлого Роберта и ей есть что скрывать!) даже откинула одеяло на роскошном брачном ложе, чтобы все могли посмотреть на новые белоснежные простыни, ожидающие нас с Робертом… Потом все, кроме леди Элизабет и Андреа вышли, Пейдж помогла мне раздеться и надеть новую красивую сорочку из практически прозрачного шёлка. Господи, меня всю просто колотило (не столько о того, что я была практически голая, я этого тогда даже и не заметила!) то ли от страха, то ли от вдруг откуда-то появившегося в жарко натопленной спальне, холода, который так и тянулся ко мне, пользуясь отсутствием моего Роберта! А эта глупышка Пейдж смущённо хихикает… Наконец, меня уложили на кровать и я начала понемногу успокаиваться, но тут ввалилась толпа мужчин, они привели Роберта. От их грязных шуток и пожеланий я просто не знала куда деться! Но по виду моего молодого мужа всё равно было заметно, что он был не прочь попировать еще некоторое время. Пейдж и мои новые родственницы вытолкали шумных и смеющихся мужчин за дверь и оставили нас с Робертом вдвоём. Наедине.
Его лучики сразу ощупали и захватили моё тело. Роберт некоторое время стоял и молчал, глядя на меня. Я кожей почувствовала его отчаяние! Нет, не отчаяние – сомнение! Потом он усмехнулся этой своей загадочной презрительной кривоватой ухмылочкой и начал раздеваться.
Ну надо же! А я и не знала, что он сам умеет раздеваться! Такие, как он – холёные мужчины не часто сами это делают! Но он весьма ловко освобождался от своих одежд, правда, ничего не складывал, а бросал, как попало, прямо там, где раздевался! Мне кажется, он пьян…
Я натянула одеяло до подбородка и уставилась на него. Если честно – я никогда в жизни не видела полностью нагого мужчины даже на картинке! Он же, совершенно не стесняясь, полностью разделся, и, слегка пошатываясь, направился ко мне. Я испуганно глядела на него, он был полностью обнажен, его мужское достоинство увеличивалось прямо на глазах и торчало как копье, я не знала, куда девать свои глаза, чтобы не смотреть на его это дело и просто зажмурилась. Вокруг его мысленного образа заиграли различные яркие искорки – что-то с ним не так, какая-то двойственность натуры, что ли?
В это время Роберт запрыгнул на кровать, одним махом содрал с меня одеяло и навалился на меня сверху. Бог мой! Да он действительно пьяный! От его грубого поведения я буквально застыла, а он начал жадно целовать мое лицо и плечи, стаскивая руками и зубами рубашку. Неужели он считает, что я – опытная женщина? Он сомневается в моей девственности? Я начала сопротивляться, это моментально разозлило его и он стал сдирать рубашку грубее! Я же, дурочка, начала молча выворачиваться из-под него, что вообще привело его в бешенство и прикрикнул:
- Перестань! Ты моя жена и должна ублажать меня так, как нравится мне! А я в постели требователен, мне абы что не надо, или пеняй на себя! – Боже! Каким тоном он это сказал… От его слов я почувствовала себя скорее дешёвой портовой шлюхой, нежели сказочной принцессой, которой мнила себя утром…
Я ужаснулась про себя, и испуганно замерла на кровати, придавленная его весом и боящаяся совершить лишнее движение, чтобы не спровоцировать новый всплеск агрессии с его стороны… Я не верю, что мой прекрасный рыцарь так груб со мной!
Он же, содрав с меня рубашку, начал меня разглядывать самым бесстыжим образом, как какую-то неведомую доселе зверушку, привезённую из далёких стран бродячим купцом на потеху публике! Мне было страшно – вдруг я не понравлюсь ему? А он, налюбовавшись вдоволь на мое нагое тело, как-то странно презрительно хмыкнул, и я явно увидела, как в его ауре проскользнула какая-то очень нехорошая мысль в отношении меня! Он не верит мне! Не верит, что я – девственница! Вот теперь мне стало на самом деле страшно. Ведь Роберт просто не умеет прощать! И он сейчас отомстит мне за то, чего я и не делала!
Он властно положил на мою обнажённую грудь руку, я вся сжалась, не в силах совладать со своим страхом перед ним! На это он только пьяно усмехнулся и нагло засунул вторую свою руку мне между ног! Господи! Никто и никогда не касался меня в таких местах! Надо бы ему об этом сказать, но я, как всё равно онемела – не могу даже звука издать от стыда! Его же пальца совершенно бесстыдно начали проникать куда-то вовнутрь моего естества, другой рукой он до боли сжал пальцами мою грудь! Неужели женщины получают от этого удовольствие? Наверное, я какая-то не такая, раз мне больно от любого его прикосновения?
Крепко сжав бедра, я начала было сопротивляться, но он опять начал меня жадно и бесцеремонно целовать, просовывая свой язык ко мне в рот, и совершая им какие-то «жалящие» движения, а потом, не дав мне даже вздохнуть, одним движением резко раздвинул мои ноги и улегся между ними.
- Будешь сопротивляться – будет только хуже! – заявил он, нагло ухмыляясь.
По его взгляду я поняла, что пощады мне от него ждать не следует – он не из тех, кого волнуют чужие переживания… Сейчас для него нет меня – есть только он, его злость, его неудовлетворённость, его желание! Сколько же в нём ненависти! И всё это он не раздумывая выплёскивает на меня…Надо бы попытаться вырваться, попытаться поговорить с ним – но я совершенно беспомощна!
И тут я почувствовала его пульсирующее мужское достоинство прямо у своего центра, я лежала, сжавшись всеми частями своего тела… Сейчас всё закончится… Господи, помоги мне! Мама, мамочка! Почему он мне не верит?
Он же, не обращая на моё состояние вообще никакого внимания, начал усиливать давление на промежность, мне было неловко и очень больно, но он упорно входил в меня, пока не встретил девственную преграду… На миг он отпрянул – в его глазах что-то промелькнуло, он как бы извинился, но сразу очень резко толкнулся вперед, а я закричала от жуткой, разрывающей меня изнутри, боли! Но Роберт даже не подумал останавливаться, пока полностью не проник внутрь … весь.
Мне было больно, очень больно! По лицу текли слезы, я закусила губы до крови, чтобы не кричать и не злить его, в надежде, что он даст мне немного передохнуть, немного привыкнуть к его вторжению, но Роберт не хотел, да и, скорее всего, уже не мог, остановиться, он резко двигался во мне до тех пор, пока с утробным рыком не упал на моё истерзанное болью тело, а потом просто скатился с меня и лег рядом… Его аура постепенно перестала полыхать кроваво-красными всполохами, и, кажется, он начал засыпать.
Я уже хотела встать, чтобы хотя бы умыться, но я ошиблась, Роберт не уснул, он бесцеремонно сгрёб меня в охапку и приказным тоном сказал:
- Лежи, ты должна попытаться забеременеть! А ещё лучше - спи, - после чего стиснул меня в своих, казалось не сильно крепких объятиях, которые на самом деле оказались ой, какими крепкими, и моментально уснул.
По всей видимости, его никогда не мучает совесть. Да и есть ли она у него вообще? Я лежала, и слёзы тихо катились по моим щекам. Мне было больно, обидно, страшно и одновременно удивительно легко от того, что этот странный мужчина находится рядом, что он крепко сжимает меня в своих объятиях! Я очень долго разглядывала его ауру – нет, он далеко не такой, каким вдруг захотел показать себя этой ночью! Мне следует простить его, смириться, но мне так обидно! А с другой стороны – он на самом деле ничего обо мне не знал… Наверное, мне следовало быть с ним приветливее и откровеннее до венчания? Получается, я сама виновата в том, что он со мной только что сделал? Нет, тут мы оба хороши! С такими дурными мыслями засыпать я начала только под утро...
Но на этот раз мне уснуть всё же не удалось, нас разбудили – собравшимся внизу нужна была наша простынь с доказательствами моей невинности и его мужественности!
Роберт открыл глаза, чертыхнулся, и, с непробиваемым выражением на красивом холодном лице поднялся с постели, бросил на меня недовольный взгляд, небрежно накинул на голое тело тяжёлый парчовый халат и встал у окна, уставившись куда-то вдаль на серую дымку.
Я тоже поднялась, но так как я не знала, где мой халат, то просто завернулась в одеяло. И только после этого он разрешил войти к нам. Спасибо хоть на этом. Рыцарь чёртов!
Специальные женщины, деловито поменяли простыни, прихватив жутко, как потом выяснилось, измазанную моей кровью, с собой. Уходя, они с опаской посмотрели в сторону Роберта, пожелали нам всего хорошего и очень быстро ушли, оставив нас опять одних.
Как только стихли их шаги, Роберт обернулся ко мне, и, хмуро посмотрев на меня, и буквально выдавил из себя:
- Тебе было очень больно? – я даже опешила, его ли я слышу?
Его лучики-паутинки очень нежно начали обнимать моё измученное тело, а во взгляде на краткий миг проскользнуло что-то похожее на искреннее раскаяние. Откуда столько участия в голосе человека, на лице которого не отражается не единой эмоции? Но он сразу разрушил всё очарование:
- Я же говорил тебе, чтобы ты не сопротивлялась!
И замолчал. Аура его настроения всё еще смущённо колыхалась, но взгляд его с каждым мгновением становился всё холоднее и безразличнее. Роберт постоял ещё некоторое время у окна, молча скинул с плеч халат прямо на пол и вернулся в постель, а я всё стояла закутанная в своё одеяло и не знала что мне дальше делать.
- Иди сюда и ложись рядом, ведь ты моя жена! – усмехнулся он и похлопал рукой рядом с собой, - Ну, правда, ещё очень рано, можно поспать. – его голос стал примирительным и даже несколько мурлыкающим, - На сегодняшнее утро больше никаких развлечений, обещаю! - интересно, что он этим хотел сказать?
Я подошла к кровати и осторожно устроилась на самом краю. Он, пристально глядя на мою неловкость, хмыкнул, за руку притянул меня к себе, обнял, поцеловал в волосы:
- Ты была великолепна! - и, резко отпрянув, отвернулся от меня.
Минут через пять его дыхание стало совершенно ровным – он опять уснул! Боже! Так спят люди только с очень чистой совестью! Или те, у кого её отродясь не водилось! Мой муж – чудовище! Но даже такое чудовище сподобилось попросить у меня прощения, хоть и крайне оригинальным способом! Не так уж он и безнадёжен, как мне казалось несколько часов назад!
Теперь, когда он на самом деле уснул, я очень осторожно слезла с кровати, сходила умылась... Низ живота болел и внутри всё тянуло, как при болезненных месячных, но я всё же накинула на себя его тяжёлый халат и тихо вышла из комнаты. Замок и его обитатели всё ещё находились в движении, но все они были там, внизу, а тут - побродив немного по пустому коридору, я вернулась обратно в комнату, присела на край кровати и начала самым бесстыдным образом рассматривать своего мужа. Да, теперь я могу назвать его «своим» не оглядываясь! Он действительно – мой! Такой нежный и невинный во сне… Он доверяет мне – его сон крепок и спокоен. И за что я его полюбила? Ведь ясно же, как белый день, что этот человек принесёт мне сплошное разочарование! Но эта его волшебная красота! Я знаю, именно его внешность привлекла меня, но есть в нём и ещё что-то такое, за что я готова простить ему хамство, грубость, сволочной характер, пренебрежение окружающими – мой Роберт точно знает, к чему стремится! И он добьётся своего, я в этом уверена!
И – да, во время венчания мне показалось, что между нами возникло какое-то чувство, оно вспыхнуло и опалило нас обоих. Точнее, что-то доброе и очень тёплое промелькнуло. Но эта ночь все расставила по своим местам, к моему огромному сожалению, мой муж не испытывает ко мне никаких чувств, кроме лёгкого сожаления, за которое он даже изволил, правда очень своеобразно, извиниться, для него я просто тело, прилагающееся к короне графа! И, если я не найду способа растормошить его холодную душу, я так и останусь для него матерью его детей! В общем – если я хочу, чтобы он мне доверял не только во сне, чтобы он уважал меня и хоть чуть-чуть любил – я должна найти его слабость и надавить на это место в его душе! Что-то же у нас должно с ним быть общего, в обратном случае – почему он мне снился столько лет? Зачем?
Часа через два Роберт проснулся, он с чувством потянулся на кровати, улыбнувшись при этом солнечному лучику, упавшему на подушку, но, повернув голову в мою сторону, счастливое восторженное выражение на его лице резко сменилось на хмурое. Он с недовольством посмотрел на меня (интересно, чем я ему на этот раз помешала?) и начал молча одеваться, и минут через пять, так и не сказав мне больше ни единого слова, он ушел. Судя по тому, что половину одежды он просто перекинул через плечо – скорее всего, отбыл в свою комнату, что находилась рядом. Ну, что ж – скатертью дорога, дорогой мой! Тем более, я заметила, как ты смутился – ты меня почему-то стесняешься? О, да у моего мужа точно есть какая-то постыдная тайна! И эта тайна касается не только его семьи… Скорее – его семья покрывает её!
Я уже собиралась спуститься вниз, когда ко мне пришла Андреа, она начала расспрашивать, как все прошло? Сказать ей, что мой муж был груб и вёл себя, как настоящий насильник – да никогда! Мой Роберт – самый лучший мужчина на свете! И я только и сказала ей, что мне было очень больно и - всё! Она и этому очень удивилась и сказала:
- Странно, Роберт довольно опытен в этих делах и потом…, - что потом, она не договорила и как-то неловко замолчала.
Она хотела сказать, что вокруг него постоянно крутятся женщины? Я это и без неё вижу – вон, сколько женщин, из приехавших на нашу свадьбу, носят на своей ауре следы его солнечных паутинок! И скольких я просто не заметила… Грустно, ведь так хочется стать его единственной, и чтобы он дарил своё тепло только мне! Нет, боюсь, этого я никогда от него не добьюсь – дай Бог, чтобы он хоть не оставил меня, когда я дам ему наследника…
Сегодня второй день свадебных торжеств. В Алнвик свозят подарки от соседей. Благодаря бродячим комедиантам было весело, но я почти не видела своего молодого красивого мужа. Разве что только когда мы сидели за столом рядом. И то это было не долго – он постоянно куда-то сбегал… Ближе к вечеру он очередной раз присел рядом со мной и меня как током пронзило! От него явно пахло женскими духами… И раздражения, которое с утра проскакивало на его лице – тоже, как не бывало! Я постаралась сосредоточиться на его ауре – нет, мне не показалось! Роберт провёл некоторое время с женщиной, причём они были наедине и он… Он спал с ней! Как только я окончательно это осознала, мой уютный кокон, сотканный из его липких солнечных паутинок стал более плотным… Но Роберт выглядел таким расслабленным – он даже изволил улыбнуться мне, и его улыбка была такой искренней! Да, его настроение значительно улучшилось – эта незнакомая женщина сделала то, что не смогла сегодня ночью сделать я – она сделала его счастливым! Я тоже хочу, чтобы уходя от меня, из моей постели, он был таким…
…Настала очередная ночь. Роберт пришел в спальню сам, лег рядом и моментально уснул. Спокойно так, практически не обращая внимания на меня! Обидно, сил нет!... Утром он поднялся рано, бодренько соскочил с кровати, натянул кальсоны, подхватил свои вещи, и, не оборачиваясь, ускакал к себе… Молча. Он даже не глянул на меня! Хам!
День тянулся бесконечно долго – гости всё продолжали поздравлять нас, точнее, меня, так как мужа моего найти было крайне сложно – он как сквозь землю провалился и явился только ближе к вечеру, но такой довольный, что мне аж поплохело – неужели опять? Я пригляделась к его ауре – нет! У меня отлегло на сердце…
… Третью нашу ночь мы тоже провели в одной постели, но в точности так же, как и предыдущую – он пришёл, разделся, завалился рядом, молча отвернулся и накрылся с головой одеялом, а минут через пять я уже слышала его тихое мерное посапывание. На него спящего посмотришь – так, прям, Ангел во плоти! Но его вчерашняя выходка меня сильно задела…
…Четвёртый день нашей совместной жизни принёс мне дополнительные не самые приятные новости о моём муже. Мало того, что я его практически не видела днём, он и вечером-то не явился! Он вообще, как сквозь землю провалился! Сколько я не пыталась прощупать его – нет, его точно нет в Алнвике! Где он? Я вся извелась – я не могла уснуть, всё думала – а вдруг с ним что случилось? Тогда почему все так спокойны? Может, они все уверены, что он сейчас мирно спит рядом со мной? Под утро я уже собралась было пойти к леди Элизабет, но тут дверь спальни тихонько открылась с в неё бочком вошёл Роберт. Я уже хотела возмутиться, мне показалось, что он пьян, но от него не пахло вином, от него опять пахло теми же женскими духами…Его тёплые паутинки сразу ловко скрутили меня и я опять смолчала… Дура! Ну почему я смолчала? Кто эта женщина? Почему он постоянно возвращается к ней? Ведь я знаю – он не любит её! Что в ней есть такого, чего нет во мне? А он спокойно разделся, ухмыльнулся и буквально упал в мою постель. И сразу уснул… Господи! Да что же это такое?! За что? Или это и есть моё наказание за мои недозволенные знания?...
Он проснулся в районе полудня. К тому времени я уже успела самостоятельно одеться. Его Лари пару раз заглядывал к нам в комнату, потом принёс мне завтрак. Я поела… Нет, ну ведь уже зла на него не хватает! Мог бы, в конце-концов, предупредить, что его не будет, я бы так не волновалась! А то я, как последняя идиотка, сидела и боялась за этого раздолбая! Он же, с честным видом, как обычно, натянул штаны и с самодовольным видом убыл в свою половину покоев и опять же – молча! Муж, блин… Я скоро начну, как и он, гадкими словами ругаться!
Но эта ночка оказалась ещё ничего! Меня ждало новое откровение от моего драгоценного муженька! Ведь и на следующую ночь он тоже явился с первыми петухами! Но на этот раз, он не изволил даже раздеться и снять сапог! Так, небрежно швырнул в угол камзол и – в постель! Как есть - только с лошади, он, буквально без сил, рухнул навзничь на кровать рядом со мной, обнял подушку, уткнулся в неё носом и моментально уснул! Такой наглости я вообще представить себе не могла! И от этого красивого дьявола опять пахло теми же духами! Да что ж за напасть-то такая? Я, вся злая, хотела было растолкать его и учинить допрос, тронула его за плечо, но он во сне так мучительно застонал, что у меня коленки подкосились… Ему больно…Его паутинки больно покалывают мою кожу…И я, дурочка, осторожно начала снимать с него сначала сапоги, а потом попыталась стащить и рубашку… Ой, да у него вся спина изодрана! Да где ж он был?! Ничего не понимаю! И я аккуратно накрыла его мягкой простынёй…
Когда он проснулся, а это было уже далеко за полдень, я попыталась спросить его о том, что с ним случилось, в ответ он только загадочно покривил свои неприлично яркие и слегка припухшие губы и, как обычно, молча – гордо удалился, оставив меня с моими сомнениями наедине… Может, он упал с лошади? Хотя, судя по тому, что я увидела на его спине – лошадь была двуногой и с длинными острыми ногтями на руках! А ещё (может, это просто моё воображение?) мне показалось, что я разглядела не спине Роберта следы от плети…
Вот такая вот семейная жизнь у меня началась. А ведь через несколько дней мы должны будем вернуться в Эйдон! Как мы будем жить вместе? Ума не приложу… Тут хоть его отец, вроде как его немного сдерживает, а как мы будем жить вдвоём, когда он почувствует полную свободу? А с другой стороны – он и тут-то не особенно кого-либо стесняется…

 
Источник: http://www.only-r.com/forum/36-480-1
Собственные произведения. Фифти Солнышко 135 5
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Я ненавижу отсутствие стыдливости. Мне становится скучно, когда люди хвастаются своим телом. Секс и чувства идут у меня рука об руку."
Жизнь форума
❖ Вселенная Роба-6
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Я люблю Роберта Паттин...
Из жизни Роберта (18+)
❖ Флудилка
Anti
❖ Позитифф
Поболтаем?
❖ Фильмы,которые мы посм...
Фильм,фильм,фильм.
❖ Талия Дебретт Барнетт ...
Кружит музыка...
❖ Если бы Роб...
Последнее в фф
❖ Потерянный ангел.
Стихи.
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Поцелуй дождя. Глава 5...
Из жизни Роберта
❖ Я буду ждать... Глава...
Из жизни Роберта
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Поцелуй дождя. Глава 4...
Из жизни Роберта
❖ В отражениях вечност...
Стихи.
Рекомендуем!
3
Наш опрос       
Стрижки мистера Паттинсона. Выбирай!!
1. Якоб/Воды слонам
2. Эдвард/ Сумерки. Сага
3. Эрик/Космополис
4. "Под ноль+"/Берлинале
5. "Однобокая пальма"/Comic Con 2011
6. Сальвадор/ Отголоски прошлого
7. Даниэль/Дневник плохой мамаши
8. Рейнольдс/Ровер
Всего ответов: 247
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 43
Гостей: 38
Пользователей: 5
Ginger Camille GASA zoya Ivetta


Изображение
Вверх