Творчество

FUCKING PERFEKT. Глава 1
05.12.2016   05:24    
FUCKING PERFEKT
ГЛАВА 1.ОБСТОЯТЕЛЬСТВА. ЧАСТЬ 1


За 7 лет до. Эйдон.

Старинный замок Эйдон погрузился в гулкую тоскливую тишину. Красавица леди Эммерин, любимая жена графа Эйдон, благородного рыцаря Джонатана Стоуна, медленно умирала, так и не сумев оправиться после тяжёлых родов. С невероятным трудом произведённый ею на свет младенец умер этим ярким солнечным утром, известие о его смерти окончательно лишило сил молодую женщину – она тихо лежала и смотрела в небольшое окошко своей спальни на чудесное голубое небо, смиренно ожидая своего часа.
- Джонатан, - прошептала едва слышно леди Эммерин, обращаясь к сидящему на краю её кровати крупному рыжебородому мужчине, - Я скоро уйду к ним, они зовут меня…
- Нет, ты не можешь нас оставить, дорогая моя! – граф подхватил тонкую прохладную руку жены, - Я не справлюсь с Вероникой и её даром один, ты просто не можешь оставить нас!
- Прости меня…, - едва выговорила молодая женщина, и в её фиалковых глазах заблестели слёзы, - Спрячь Веронику, отправь её в монастырь… Её дар не должен послужить Монмутам…Это убьёт её…, - она практически задыхалась, стараясь успеть выговорить слова, - Она ещё очень мала и не знает своей силы, пусть лучше останется в неведении…
- Если ты умрёшь, мне придётся вновь жениться, чтобы у Эйдона был законный наследник, - сказал Джонатан, - Ты простишь меня?
- У тебя не будет другой жены… - голос Эммерин стал глухим, как бы идущим из вне, - Они не допустят этого… Джонатан! – воскликнула она. - Мальчик скоро станет мужчиной! Он возродит Эйдон! Но её это не спасёт!
- Но у меня нет наследника! И замок в отличном состоянии! – пробормотал граф. - Что ты видишь, дорогая моя? Мой замок перейдёт в руки этого выродка Монмутов? – глаза его злобно сузились. - Этого мелкого исчадия Ада? Пока я жив – не бывать этому! Я найду женщину, которая родит мне сына и спасёт от бесчестия земли Эйдона!
- Нет, Джонатан! Не противься Судьбе! – неожиданно громко выговорила женщина. - Я чувствую, как жизнь вместе с кровью медленно вытекает из меня… У нас мало времени…
- Ты хочешь, чтобы я позвал Веронику?
- Я не хочу прощаться с Вероникой, пусть она запомнит меня красивой и полной сил, а не страшной, умирающей старухой! – фиалковые глаза сердито блеснули. - Смирись, твоей единственной дочери не жить без него… Пусть душа его холодна, и он подлый интриган и эгоист, но «честь» для него не просто слово, Джонатан… Мальчик возвеличит имя Эйдон… Поверь мне, я стою на пороге Вечности, отсюда видно даже то, что тщательно скрывалось ранее… Отдай Веронику Роберту… Сохрани её для него! Не дай Ланкастеру жениться на нашей девочке, он вытянет из неё все соки и выкинет, как использованную ветошь, а Роберт… Пусть хоть немного, но она будет счастлива!
- Бастард не пара для моей дочери! – прорычал граф Эйдон. - Пусть лучше она станет монахиней, чем я допущу этот позорный брак! Милая, если я не смогу получить законного наследника, что мне делать?
- Напиши Эдуарду… Он не оставит нашу девочку и твой Эйдон… - она вздрогнула, и широко открыла глаза. - Скажи Веронике, что я всегда буду рядом с ней… Поцелуй меня, Джонатан…
Не успел граф Эйдон склониться над лицом жены, как её тело вновь выгнулось дугой и мягко упало обратно в высокую перину.
- Эммерин! – слеза упала на удивлённо застывшее лицо молодой женщины. - Я всё равно попытаюсь получить наследника! И если ничего не выйдет, клянусь, я напишу Эдуарду! – тихо проговорил мужчина и уткнулся лбом в её ещё тёплую щеку. - Прости меня, Эммерин!...
Графиню Эйдон, благородную леди Эммерин и её умершего младенца похоронили на небольшом кладбище около церкви святого Себастьяна через несколько дней. Маленькая Вероника долго стояла над свежей могилой и недоумённо смотрела на неё:
- Мамочка, - прошептала она, - Мне страшно, мамочка, - шестилетнюю девочку пугало странное сияние, исходившее как будто из-под земли. - Что это, отец? – тихо прошептала она, но он, вдруг испугавшись чего-то, быстро развернул её и повёл в сторону замка. - Это была мамина душа, да? – не унималась Вероника. - Скажи мне, папа!
- Душа, детка, душа, - быстро пробормотал расстроенный Джонатан.
- Ты сердишься из-за того, что я вижу то, чего не видят другие, да? – догадалась Вероника, - Я больше не буду смотреть на эти красивые радужные искорки, честное слово! – пообещала она ему.
- Нет, что ты? Я не сержусь на тебя! – начал уверять её граф, - Просто некоторые люди могут посчитать тебя сумасшедшей, а я не хочу, чтобы они смеялись над тобой и обзывали обидными словами!
Они некоторое время шли рядом молча. Уже около ворот замка Вероника дёрнула отца за руку, заставляя его остановиться.
- Я знаю, что завтра ты отправишь меня в монастырь. Не думай, я не обижаюсь, я понимаю, так будет лучше! Не волнуйся за меня, мама говорила мне, что никому нельзя рассказывать о том, что мне иногда снится, но тебе я скажу! Сегодня во сне я видела себя невестой, в красивом сиреневом платье! Во сне я вышла замуж за самого настоящего принца!
Джонатан испуганно посмотрел на дочь:
- Ты видишь невероятные сны, моя девочка, но, надеюсь, этот никогда не сбудется!
- Почему же? Он был высок, молод, красиво одет… Только я не расслышала его имени, да и лица тоже не разглядела… - она грустно вздохнула. - Но я уверена, что маме бы он очень понравился! Он приятно пах чем-то сладким, похожим на цветочный мёд…
Мужчина присел, взял в свои руки обе руки дочери:
- Вероника, ты уже большая девочка, я очень прошу тебя, если ты когда-нибудь встретишь этого мужчину – беги от него подальше! И – да, завтра ты отправишься в монастырь… Извини, но один я не смогу дать тебе достойного твоему рождению воспитания…
- Я всё понимаю, отец, я уже большая! Ты хочешь, чтобы у меня был братик! Но у меня никогда не будет братика, у меня будет только он, мой принц из моего сна!


За 7 лет до. Алнвик.

Сегодня, 13 мая 1485 года от Рождества Христова, в замке герцога Нортумберлендского, Алнвике, состоится великое событие! Младший сын лорда Персиваля, Роберт, которому сегодня исполняется одиннадцать, будет официально посвящён в рыцари! В поварнях замка идут приготовления к предстоящему пиру, богатые и красивые гости съехались со всех сторон, в часовне замка ещё с вечера начали читать благословляющие юного рыцаря молитвы…
Будущий рыцарь в это раннее утро сидел у узкого открытого окна своей комнаты и хмуро смотрел то в чашку со сладкой овсяной кашей, что принёс ему его новый слуга Лари, то на невероятно синее сегодня небо. Он очень хотел, чтобы на сегодняшнем величайшем событии в его жизни присутствовала его мама – леди Шарлота, но отец был непреклонен – ей, монахине, на этом мужском празднике не место!
Сводный брат Роберта, Аарон, который был старше на целых десять лет вчера весь вечер просидел с Робертом, пытаясь утешить его, но юноша всё равно чувствовал себя глубоко несчастным. Ну почему эта никчемная женщина, их с Аароном мачеха, эта так называемая леди Элизабет будет стоять рядом с ним в церкви, когда на его плечи возложат меч? Кто она ему? Лучше бы уж вообще никто не стоял рядом, только не эта!
- Мой лорд, - обратился к нему камердинер, - Вы поели? А то милорд велел одевать Вас и выводить в большой зал.
- Да, - растерянно пробормотал Роберт, который ещё не совсем привык к этому новому человеку, так внезапно появившемуся в его жизни, - Да! – уже твёрдо повторил он, - Я поел и я готов одеваться! – он с нескрываемой грустью посмотрел на красиво посверкивающие новые доспехи, недавно привезённые из Нюрнберга и сделанные по его личным меркам, в которые ему предстояло облачиться.
Лари с почтением поклонился своему молодому господину – такому тихому высокому худенькому юноше с большими серыми глазами, в которых иной раз проскакивало нечто очень даже не покорное, совершенно не вяжущееся с его общим, таким нежным и ангельским видом. В ясных глазах юноши часто плескалась такая неприкрытая злоба, что становилось страшно за того, кого этот молодой лорд уже так люто ненавидит! При этом Роберт был весьма вежлив и общителен со всеми домочадцами, но эти его резкие вспышки гнева, когда он считал, что его никто не видит! Господи, помоги и спаси его душу! Но, не смотря на это явное двуличие и уже заметное коварство молодого лорда, Лари был счастлив служить этому мальчику – герцог Корнуоллский, направивший его в Алнвик к младшему Маннерсу, выразился весьма конкретно и прямолинейно: «Мальчик знает, кто он, и мы должны его сберечь во имя будущего нашего Королевства, Роланд! Тебе будет с ним не легко, но, надеюсь, ты найдёшь с ним общий язык и будешь ему верным товарищем в любом случае!» И Лари действительно был счастлив служить этому мальчику – гордому, хитрому и умному отпрыску древнейшего британского рода.
Камердинер подал молодому лорду вазон:
- Не известно, сколько времени Вам придётся быть в доспехах, мой лорд, но если Вам приспичит, я помогу Вам, - пообещал он.
Бледные щеки Роберта ярко запылали, глаза сердито потемнели, но он сдержался и весьма вежливо поблагодарил слугу:
- Спасибо, Лари. Я всё понял! – подхватил вазон и ушёл с ним за ширму, потом вышел оттуда, поставил вазон на пол, - Дядя Генри утверждает, что я могу доверять тебе, валет! – усмехнулся он своей странной, холодной, но при этом совершенно не детской ухмылкой, - Ну, что же… Посмотрим! Ты знаешь, что сегодня они хотят сделать из меня мужчину? – Лари быстро кивнул, - И как ты считаешь, я уже достаточно взрослый, чтобы им стать? – в его глазах промелькнула смешливая искорка.
- Не сомневаюсь, мой лорд! – смущённо улыбнулся слуга.
- А я сомневаюсь! Возможно, как мужчина, я уже могу получать некоторое удовольствие, но моё тело! Оно ещё не достаточно идеально, годика через полтора-два, как я думаю, я уже смогу привлечь женщину не только деньгами, - самодовольно улыбнулся юноша, - А потому, сегодня ты должен шепнуть моему папаше, чтобы он не удумал подсовывать мне сюда своих шлюх! Намекни ему, что я тайно влюблён, - он сделал какой-то неопределённый жест тонкой кистью, - Пишу баллады и жестоко страдаю! Ты понял меня? – тихо проговорил он, подойдя к Лари.
- Конечно, мой лорд! Я сделаю всё, как будет выгодно Вам! – кивнул тот.
- А теперь – одеваться! – приказал молодой лорд и уселся на низкую лавочку, - Постарайся, чтобы мне ничего не тёрло.
Лари ещё раз поклонился. Всё-таки правы девчонки с поварен – его хозяин очень своенравный, хоть и кажется безобидным щуплым мальчишкой! Слуга начал аккуратно натягивать толстые чулки на длинные и по-девичьи стройные ноги Роберта…
Всего каким-то часом позже юноша уже стоял посреди огромного зала, в полном рыцарском облачении, с пристёгнутым к левому бедру тяжеленным мечом и с шлемом на согнутой правой. Ему было невыносимо жарко и противно от неприятного шерстяного духа, идущего из-под ворота кирасы, но на лице будущего юного рыцаря блуждала задумчивая нежная улыбка – их сосед, вассал отца, сэр О*Нил был тоже среди приглашённых, а это значит, что его прекрасная молодая жена леди Нэнси тоже присутствует в этом зале! Она видит его в этих великолепных доспехах! Её красивые зелёные глаза наблюдают за ним! Роберту было приятно так думать, омрачала единственная мысль о том, что отец не разрешил приехать маме… Он, конечно, понимал, что после того мерзкого скандала прошло слишком мало времени, и появление леди Шарлоты может спровоцировать его новый виток, а Роберту буквально завтра предстоит отправиться к Ланкастеру, чтобы под присмотром мудрых воинов, наравне с другими юношами из благородных семей, постигать премудрости ратного дела. Если честно, то молодой лорд особых талантов во владении мечом или в меткости стрельбы из арбалета никогда не проявлял – это сильно расстраивало лорда Персиваля, которому очень хотелось, чтобы его младший сын сделал карьеру в Королевской армии. Как всё равно в пику родителю, Роберт легко осваивал риторику, философию, правильно изъяснялся на французском и испанском языках, замечательно танцевал со своей старшей племянницей Алисией и женой Аарона Андреа, но как только дело касалось тренировок с оружием – его как подменяли! Мальчишка явно ленился, но ни розги, ни наказания со стоянием на мелких камушках в углу рвения ему явно не добавляли. Вот почему герцог Нортумберлендский с таким сомнением смотрел на томного юнца, стоящего перед рядом благородных рыцарей и обряженного в дорогие рыцарские доспехи. Какой из него рыцарь? Видимо, придётся платить скьютидж, чтобы его не забирали в действующие войска…

Уже скоро. Вероника.
Сегодня пришло послание от отца. Мать-настоятельница, эта добрая женщина, разрешила мне его прочитать самой. Господи! Хоть он и пишет, что с ним всё хорошо, но я же вижу – он очень, очень болен! И он зовёт меня вернуться к нему… Чувствует близость кончины… Как жаль, что за эти годы он так и не женился! К тому же эти проклятые шотландские варвары, что разоряют земли Эйдона своими бесконечными набегами! Боюсь, отец так и не смог собраться с силами, чтобы отремонтировать порушенные этими дикарями дижон и западное крыло! Отец не пишет, но я точно знаю – он хочет убедиться, что я смогу принять любое решение Короля! Сразу по моему прибытию он напишет Его Величеству письмо с просьбой найти для меня хорошего мужа, ведь мне уже почти пятнадцать лет, да и Эйдону нужен достойный хозяин…
Жаль, но медлить не имеет смысла – небольшой отряд, направленный отцом за мною, не может долго находиться в женском монастыре. Я собрала свои вещи, сложила на дно сундука тонкий короткий меч, с которым так люблю время от времени заниматься, воображая себя настоящим рыцарем на поле боя, распрощалась с добрыми монахинями, заменившими мне в эти годы семью и подруг и, вместе со своей служанкой Пейдж, отправилась навстречу своей судьбе. Почему судьбе? Просто тот чудесный сон про принца продолжает сниться мне с завидной регулярностью, но всё так же, как и в первый раз, мой загадочный муж приходит ко мне инкогнито и никак не позволят взглянуть на своё лицо! Боюсь, он у меня будет слишком непростым человеком, этот загадочный молодой мужчина в очень красивом синем наряде! Ну что же – положусь на свой дар и на милость Господа нашего, тем более, что по тем теплым солнечным лучикам, которые идут от этого загадочного мужчины с моем сне, он явно хороший человек, и точно не обидит меня.
Прибыв в Эйдон, я обнаружила, что дела в графстве и в замке значительно хуже, чем я полагала, да и состояние отца просто ужасно! По лёгкому сероватому сиянию вокруг его головы я определила, что жить ему остаётся самое большее до Рождества! И смерть свою он принимает не по собственной воле, а по чьей-то злой указке – моего отца отравили! И сделал это кто-то очень хитрый, ведь отец сразу не умер, а яд медленно убивает его изнутри… Ну почему он не позвал меня раньше? Я бы смогла его спасти! А сегодня уже поздно – дух смерти витает по тёмным коридорам Эйдона, я кожей чувствую его! А тут ещё очередная напасть – к воротам замка прискакал королевский герольд с письмом от герцога Корнуоллского, с требованием направить рыцарей Эйдона поддержать их в какой-то крупной стычке с шотландцами буквально на границе нашего графства!
- Папа, - я попыталась легонько растолкать его, - Папа, очнись! Нам надо либо заплатить скьютидж, либо выступить с отрядом немедленно!
Мой несчастный больной отец с трудом приоткрыл веки:
- Надо выступать, - прошептал он, - Рыцари Эйдона никогда не были трусами!
Боже мой! Он не узнал меня! Ему показалось, что я – один из его воинов! Но то, что денег на откуп нет, я и сама прекрасно знаю! Остаётся одно. Я спустилась к своим воинам в большой зал:
- Многоуважаемые рыцари Эйдона! – обратилась я к ним, - Мой отец очень болен, он не в состоянии подняться с ложа, но он просил передать вам, чтобы вы выступали и не посрамили честь нашего графства!
Мужчины с одобрением восприняли мои слова и начали пристёгивать оружие.
Я проводила их за ворота, а сама быстренько забралась на ближайшую башню посмотреть – как далеко расположены войска Эдуарда? Как же хочется побывать в самом настоящем бою! Не воображаемом, а таком, где на самом деле мужчины бьются за свою честь и за честь своего Королевства! Наверное, я глупая, что верю во все эти сказания про доблестных рыцарей, но мне так любопытно! Мне так хочется хоть разок побывать там – на этом загадочном поле боя! Ой! А ведь они не так далеко… Я задумалась… А что если…? Ведь никто и не узнает! Я обмотаю лицо платком, накину лёгкую отцовскую кольчугу… Я с опаской посмотрела вокруг – никто не подслушал мои мысли? Естественно, нет! Я тут вообще одна стою, вроде как воздухом дышу и красотами любуюсь!
Как стемнело, я дождалась, пока моя служанка уснёт, тихо поднялась с постели, подхватила высокие мягкие сапожки для верховой езды, плотный серый платок, в который ещё с вечера тихонько завернула свой короткий меч и темные кожаные отцовские лосины и выскользнула из собственной спальни. Вот ведь когда я пожалела, что так и не удосужилась поинтересоваться у отца, пока тот ещё был при твёрдой памяти, где и как расположены потайные ходы в стенах Эйдона! Сейчас бы и проблем никаких не было! А тут… Пришлось крадучись, как вору, пробираться в папину оружейную, снимать там, трясясь от каждого звука, его старую позвякивающую лёгкую кольчугу, перчатки из толстой воловьей кожи с гибкими пальцами и малый шлем… Кое как обрядившись во всё захваченное добрище, я всё так де крадучись перебралась в конюшни – старик Питер ещё не спал, пришлось дожидаться пока ему, наконец, надоест болтать с лошадьми, и только тогда я набросила на папиного боевого коня Гектора мужское седло и тихо, под уздцы, вывела сначала из конюшен, а затем и через дальнюю маленькую дверь за стены Эйдона. И только там я более-менее свободно вздохнула. Я самым тщательным образом стянула ремни седла на Гекторе, вскочила по мужски в седло и мы с ним тихонечко двинулись в сторону лагеря воинов, которого я видела сегодня вдали. Очень надеюсь, что они никуда не перебрались в другое место! А то ведь страшно-то как! Темно. И за каждым кустом и деревом мне мнятся шотландские разбойники! Но их там, естественно, нет! Уж кого-кого, а человека я чувствую издали, как хорошая собака! От любого человека исходят разноцветные лучики, цвета которых зависят не только от его характера, но и от состояния, в котором он находится в данный момент! Я очень люблю наблюдать, как меняется окраска воздуха вокруг человека, когда он говорит или думает!
За такими мыслями я тихонько и подобралась к рыцарскому лагерю… Сколько огней! Кругом соглядатые! Я распрягла Гектора, привязала его к стволу какого-то дерева, обмотала собственное лицо платком, оставив одни глаза (пусть думают, что я только недавно оспой переболела – меньше будут приставать с вопросами!), и уселась на седло – наблюдать и ждать рассвета…
Белоснежный конь с едва различимым на нём всадником пронёсся буквально за высокими кустами, где прятались мы с Гектором. Какие знакомые теплые лучи были у всадника! Я его знаю? Я высунулась из своего укрытия. Нет, к сожалению - он мне не знаком… Незнакомец подскакал к центральному шатру, легко спрыгнул с коня:
- Нортуга почистить и - в обоз! Я выступаю на Каннибале! – И он сразу исчез под пологом шатра.
Какой мелодичный, обволакивающий голос у этого незнакомого рыцаря… Какой он сам высокий и движется, как большой дикий кот… Жаль, я не смогла отсюда разглядеть его лица… Наверное, он очень красивый и благородный рыцарь… И невероятно мужественный воин! Про таких, как он, наверное, складывают свои песни минестрали…Эх… Опять тишина и никакого движения… А вот интересно – откуда он прискакал? Может, он ведун? И сейчас они там с Ланкастером обсуждают стратегию боя на завтра? Подобраться бы поближе и послушать, или хотя бы посмотреть на радугу их душ… Но это не реально – вон сколько охраны вокруг шатра! Особенно вон тот валет, которому были отданы вожжи белого коня – у него очень настороженная аура, этот человек сильно нервничает. К чему бы это? Он за кого-то волнуется…Не волнуйся, добрый человек, ничего страшного в твоём будущем не предвидится!... Подремать, что ли? Я внимательно посмотрела вокруг себя – тихо, и на душе спокойно – нет, точно, можно спокойно ждать рассвета!
С первыми лучами солнца в лагере началось движение – забегали оруженосцы, конюхи, где-то начали готовить еду… Напялив поглубже на голову шлем, я присоединилась к этой толпе прислуги – всё равно никто на меня внимания не обратит в этой суматохе! Я накормила и напоила папиного старичка Гектора, мне даже посчастливилось тронуть гриву белоснежного коня, на котором ночью прискакал незнакомец! Чудесное животное, только излишне нервное – он хоть и не шарахнулся от меня, но злобно зафырчал, а мужчины рассмеялись, мол, не трогай, мальчишка, Нортуга, с ним только чёрт сладит! К сожалению, его хозяин мне так и не встретился – даже к общему котлу с мясом он не подходил! Наверное, всё таки, он очень знатный лорд и ему кушать готовят отдельно… Я читала, что для рыцарей из высшей знати в поход берут даже специальных стряпух, наверное, он единственный сын какого-нибудь герцога, не меньше! Тем более его так усиленно охраняют и у него в походе две лошади…
Ближе к полудню из центрального шатра вышел полностью облачённый в латы сэр Ланкастер (его я узнала по лебедю с короной, пристроенному на его шлеме), следом за ним из-под полога показался высокий рыцарь в дорогих сверкающих доспехах без опознавательных знаков и с закрытым забралом. Он как-то нервно и грубо оттолкнул от себя подававшего ему пику валета и указал закованным в железо пальцем куда-то в даль. Все сразу обернулись в ту сторону – у кромки леса с той стороны поля собирались воины шотландцев. Пользуясь всеобщим остолбенением, я юркнула поближе к нему.
Сверкающий рыцарь приподнял забрало и сердито сказал:
- Я же говорил тебе, что надо было встать левее, чтобы им солнце в глаза било! – и захлопнул его обратно.
Это он! Его голос! Он точно ведун! А какие красивые у него глаза! А эти длинные загнутые ресницы! Ох, и глупое же у тебя сердце, Вероника! А как оно бьётся! Я даже не успела разглядеть его лучи…
А потом весь лагерь, как по команде, опустел… Все разбежались по своим местам. Я тоже забралась на Гектора:
- Ну что, старина? – я похлопала его по шее, - Отстоим честь Эйдона? – и мы поплелись к краешку поля, туда, куда указал мой загадочный прекрасный рыцарь, чтобы солнце было за спиной…
Какой ужас эта война! Нет, я больше никогда не буду верить песням бродячих минестралей! Нет тут никакого благородства! Одна ненависть и сплошное убийство! И кругом – смерть, смерть, смерть! Я кое как нашла глазами сверкающие доспехи незнакомого высокого рыцаря с чудесными переливающимися серо-зелёными искорками глазами… Он бился в паре с огромным рыцарем в выкрашенных чёрным с позолотой латах! О, нет! Это ужасно! Я даже закричала, благо, вокруг стоит такой гвалт, что меня никто и не услышит! Чёрного рыцаря оттеснили! Нет! Хуже! Он упал!… И мой, сверкающий, остался один среди этой дикой злобной толпы! Как он держит меч! Это же кошмар! Он практически не отбивается – благо его латы явно сделаны очень хорошим мастером и из хорошего железа! К нему так и тянутся эти варвары – они же тоже не слепые, видят, что воин из него никудышный! И, понятное дело – за такого красавца точно можно получить хороший выкуп!
Нет! Они хотят его убить! С их стороны так и мечутся на него алые искры ненависти! Да кто же это такой, раз его смерти жаждут эти дикие люди? На память приходит лишь одно имя – барон Италский, эти приграничные шакалы спят и видят, как бы достать его! Ходят слухи, что один из шотландских лэрдов даже назначил хорошую награду тому, что убьёт барона Италского! Интересно – за что? Но я не знаю даже имени этого рыцаря, только титул! А он их тоже ненавидит – вон какие искры от него разлетаются! Кажется Ланкастер заметил, что его друг явно не справляется и начал прорываться в его сторону, сметая на своём пути всех и вся! Вот кто воин! Герцог Корнуоллский просто великолепен! Он добрался на барона и начал его оттеснять в сторону, подальше от центра битвы… Ой, он теснит его сюда, ко мне! Вот ведь я дура! Сердце так и ёкнуло, я чуть не пропустила удар от какого-то бородатого урода! Ничего – вот ему! Я плашмя хлопнула дядьку по макушке своим мечом и он моментально упал. Вот и славно – отдохни, дружок!
Я слегка повернула голову в сторону. О, Боже! И как я это пропустила? Барон Италский (или кто она там на самом деле?) лежал на траве, придавленный своим огромным боевым конём, герцог Корнуоллский в одиночку отбивался от наскакивающих на него и на неподвижно лежащего рыцаря шотландцев! Я оглянулась – Господи Боже мой! Только я могу успеть помочь Ланкастеру и сверкающему окровавленными латами незнакомому рыцарю! Я спрыгнула с Гектора и моментально оказалась рядом с поверженным бароном.
- Вытаскивай его, парень! – услышала я дикий отчаянный крик Ланкастера, - Живее! Я сам отобьюсь!
Я ухватила рыцаря подмышки и начала изо всех сил тянуть его на себя. Чёрт! Какой же он тяжелый! Но он живой – я это вижу по мерному голубоватому сиянию, исходящему из щели забрала… Вытащила…Ой, надо снять с него шлем… Не снимается! Я открыла забрало и резко подула на его закрытые глаза, он вздрогнул, его огромные глаза открылись и в них отразилась дикая боль…
- Я сейчас, - пробормотала я скорее всего себе, чем ему.
- Сзади! – услышала я его рык, я обернулась – прямо на нас несся здоровенный бородатый мужик с длинным окровавленным мечом.
Где мой меч? Неужели – потеряла? Я выдрала из кованной перчатки барона его меч и выставила его перед собой. Я это сделала вовремя…
- Отлично, парень! – услышала я крик Ланкастера, - А теперь вытаскивай его в сторону лагеря – я лично тебя вознагражу!
Я? Вытащить его? Собрав все силы я поволокла по траве своего загадочного рыцаря, которого почему-то одни страшно ненавидят, а другие (власть имущие, между прочим!) защищают даже ценой собственной жизни! Боже мой! А ты чего хотела? Думала война – это романтическая прогулка?
- Милорд! Мальчик, дай я его…, - рядом со мной появился мужчина в одежде валета, тот от которого мой рыцарь отмахивался перед боем.
Ну, наконец-то этот растяпа нашёл своего господина! Мы вместе оттащила рыцаря с поля, где продолжалась кровавая бойня. Там обозные работники подняли его на руки и быстро побежали в сторону центрального шатра… Всё. Больше я для этого странного сверкающего глазами молодого рыцаря, не способного самостоятельно биться даже мечом, уже ничего сделать не могу… С ним всё будет хорошо, я это вижу! Я зажмурилась – перед глазами заплясали разноцветные искорки. Как интересно! А этот барон Италский оказывается дамский угодник! Ещё бы – у такого красавчика, да чтобы не было жены и к ней в придачу толпы восторженных поклонниц! Я резко свистнула, чтобы подозвать папиного Гектора, надо скакать домой, ещё бы по дороге где умыться, а то я вся в крови… Да и меча жалко… Потеряла я его… Хороший был меч…Я посмотрела на свой пояс – ой, кажется, я стащила меч у барона Италского! Какой он тяжёлый – и не удивительно, что он им так махал – ну совсем, как мальчишка палкой!
Уже в Эйдоне, когда вернулись наши воины, старший отряда, сэр Эдвард Хартингтон, рассказывал отцу, что бой, в которой мне удалось поучаствовать, был какой-то «не правильный»! И что когда Королевская армия выиграла сражение, герцог Корнуоллский направил вслед разбитой шотландской армии графа Оксфорда – приказав добить их полностью! К тому же в лагере находился не так давно тяжело раненый на лондонском турнире барон Италский, которого всем приближённым к Ланкастеру рыцарям было строго приказано охранять, а им, прибывшим только на саму битву, было велено находиться от него на почтительном расстоянии и стараться не допускать до него лучников и метальщиков копий. Но, несмотря на все эти предосторожности, барона всё таки ранили, причём, как говорят, тяжело! Ну где же тяжело-то? Я была возмущена! Я же сама видела, что рана была не сильно глубокой, хотя и крови было много, но то, что это может угрожать жизни красавца-рыцаря, такого я не почувствовала! Но сэр Эдвард неожиданно заявил о том, что стрела, которой был ранен барон, оказалась отравленной! Господи! Мне даже стало плохо – как я могла оставить его в таком состоянии? Почему я ничего опасного не почувствовала?
- Надо направить в лагерь нашего лекаря – мистера Барнса! – предложила я.
В ауре отца появились какие-то странные краски – он злорадствует?
- Думаю, они там сами справятся, - довольно зло выговорил он, - Барон Италский крепкий молодой мужчина, какая-то мелкая царапина для него ерунда!
Боже мой! Мой отец ненавидит молодого барона? За что? Да кто же он такой – этот загадочный барон из земель Нортумберленда? Но я просто обязана отнести ему отвар-противоядие, которое научили меня готовить в монастыре добрые монахини!
Уже к вечеру я добралась до лагеря. Там было непривычно тихо. Воины сидели небольшими кучками у костерков и тихо о чем-то переговаривались. Все эти люди чего-то боятся! Страх витает в воздухе над лагерем – но источник этого всеобщего ужаса находится в центральном шатре…Значит, он – там! Я накинула на голову платок и, опустив голову, спокойно пошла к шатру герцога Корнуоллского. Я тихо отодвинула полог и вошла внутрь. Меня никто не останавливал. Красавец рыцарь, весь в бинтах, лежал на жёсткой лекарской койке. Зачем они перебинтовали его лицо? И какие же у него красивые золотистые волосы! Моё глупое сердце восторженно забилось.
- Что ты тут делаешь, девка? – грубо спросил один из трёх мужчин, что находились в шатре.
- Меня прислали из Эйдона, сэр, - прошептала я, - Этот отвар приготовил наш лекарь для раненого рыцаря, он целебный!
- Из Эйдона? – серые глаза злобно сузились, - Попробуй его сама! – приказал он.
Боже мой! Да со мной разговаривает сам Ланкастер! И он очень зол и расстроен! Я быстро отхлебнула из кувшина. Он хочет проверить – не отравить ли я пришла барона Италского?
- А теперь сядь и посиди с нами! – приказал он, после чего отвернулся и очень бережно поправил мокрую тряпочку на лбу раненого.
Я села на какую-то кучу тряпья в углу и сразу почувствовала, что он, этот удивительный рыцарь, тоже сидел на этом месте – ему было смешно, он чувствовал себя вполне счастливым… Я постаралась внимательно приглядеться к лежащему мужчине – его лучи были не такими яркими, как мне бы хотелось, но такими невероятно тёплыми, что просто не хотелось отходить от него! Пользуясь тем, что никто на меня не обращал внимания, я тихо сидела в углу довольно таки долго, и тут барон вздрогнул и открыл глаза. Один из мужчин сразу выскочил за полог шатра, а герцог склонился и что-то тихо спросил у раненого. Я вся обратилась в слух – я так хочу вновь услышать его голос!
- Всё болит!... Пить! – выдавил он из себя.
Давешний слуга в платье валета, поманил меня к себе пальцем, я подошла и подала ему свой кувшин:
- Можешь идти, девушка, передай наши благодарности графу Эйдону за его доброе сердце! – и направился с моим отваром к раненому.
- Если его действительно отравили, сэр, то он должен уснуть! Но это будет хороший сон, он придаст ему сил! – шепнула я мужчине, он кивнул мне и направился к своему хозяину.
Слава Богу! Этот человек искренне любит молодого барона! Слуга небольшой ложкой начал давать раненому отвар, а я тихо вышла из шатра. Уже темно. Я добралась до своей лошадки и тихонько поплелась на ней обратно в Эйдон… Какой же он удивительный человек, этот барон Италский! Но я бы хотела ещё встретиться с ним, уж очень приятно греться в лучах, которые исходят от него…

Уже скоро. Роберт.

Я только что еле вылез из тёплой воды, Нэн осторожно промокнула моё сильно разгорячённое тело и я с облегчением упал на низкую тахту:
- Я готов! – сообщил я своей королеве, - Только разомни посильнее, а то, блядь, в прошлый раз ты меня с какого-то хрена пожалела, так я потом две ночи не спал! Пришлось Лари меня растирать…
- Не ворчи, - нежно проворковала она мне на ухо, - Больше не буду тебя жалеть, скверный мальчишка! – она аккуратно подложила мне под голову мягкий валик.
- Не надо, у меня ещё не совсем зажила переносица, - и чего я опять ворчу? Виновата она, что ли, что я вдруг ни с того ни с сего удумал геройствовать и поучаствовал в этом гребучем рыцарском турнире? Повязку с лица сняли всего пару дней назад, а до этого я два месяца ходил, как израненный в голову герой, блин…Идиота кусок! Теперь нос слегка в бок свёрнут… Да и опухоль до сих пор полностью не спала… По дому ходить можно, а когда сажусь в седло – жутко саднит, приходится напяливать эту хреновину на переносицу и обматывать лицо… Ну, вот не придурок ли я после всего этого, а?
- Да не трогаю я твой нос! – обозлилась Нэн, - Лбом упрись в валик, а то на самом деле носом своим драгоценным уткнёшься куда-нибудь!
Вот так бы и сказала сразу! Я еле сдержался, чтобы ещё чего-нибудь не проворчать в ответ! Она тоже, чтобы не выжидать от меня очередных сомнительных комплиментов, щедро плеснула мне на спину своим чудодейственным маслом и с силой начала разминать мою и без того жутко ноющую от тонкой плети спину… Чёрт! Дьявол! Как же больно! Надо было плеть шире сегодня использовать! Но всё это стоит тех невероятных ощущений, которые буквально омывают моё тело, когда моя королева так чувственно и нежно стегает меня во время нашей игры… И хрен с ним, что Нэн меня старше почти на пять лет, и до звезды мне её муж… Я даже благодарен этому здоровенному ирландскому рыцарю, который сделал из моей красавицы Нэнси дикую женщину! И уже позже, когда я всё таки добился от неё взаимности (а трахаемся мы с ней по-соседски уже три года как), она всего год назад показала мне, что такое настоящее, ни с чем не сравнимое удовольствие! Я как всё равно второй раз расстался с девственностью – такого оргазма я ни разу в жизни не испытывал! Это по её чертежам сконструирована эта комната в Итале. Да… Тот первый раз в её доме (когда благородный рогоносец сэр О*Нил варился в своих латах где-то в землях Обетованных) был невероятным откровением для меня - Нэн так осторожно изучала моё тело, очень внимательно выслушивала мои пожелания, интересовалась моими ощущениями – она помогла мне открыть самого себя, свои возможности! И всего этого со мной никогда бы не случилось, если бы не её муж-извращенец! Смешно!
- От твоего ненаглядного есть известия? Где они сейчас хоть стоят, эти вояки хреновы? – проскрипел я, чтобы хоть как-то притупить эту дикую жгучую боль.
- Нормально, - пропыхтела она, старательно колошматя меня, - Они где-то в районе графства Эйдон, ждут там чего-то или просто стоят – их не разберёшь! – и подленько добавила, - Пишет, что скучает!
- Не сомневаюсь! – выпалил я через зубы.
- Тебе нужна жена, Роб, ты становишься неуправляемым! – она лишний раз хлопнула по горящему адским пламенем правому плечу.
- Нахрена мне жена?! – возмутился я, - Сама подумай – что я с ней буду делать? С моей-то «плохой кровью»! Нет, уж лучше пусть всё это безобразие со мною и умрёт!
- Не говори глупостей, из тебя получится великолепный отец! Муж, возможно, и так себе, но то, что дети тебя обожают – это факт!
Да уж… С этим не поспоришь… У меня три племяшки! Три девки! Аарон натуральный ювелир в вопросе строгания девок! И да, люблю я время от времени с ними пошалить – они такие прикольные, когда не изображают из себя леди! Вообще, все женщины очень забавные, когда их не стесняют всякие идиотские рамки приличия…
- Нэн, а давай я твоего мужа спроважу к праотцам и мы с тобой поженимся?
- Иди в пень! – рассмеялась она, - Тебе нужна молодая жена, чтобы нарожала тебе кучу детей, а я для тебя старуха, милок, да и к тому же бездетная я…, - она грустно вздохнула, - Буду на правах доброй соседки нянчить твоих отпрысков, если допустишь, конечно…
Я уже хотел сказать, что детей у них с О*Нилом нету не из-за того, что она какая-то не такая, а из-за того, что Господь не желает благословлять их брак, но тут в дверь кто-то тихо поскрёбся.
- Какого хрена? – рыкнул я, с трудом с помощью Нэн поднимаясь с тахты.
- Это я, Лари, милорд! Два очень срочных письма, посыльные ждут вашего устного ответа…
Вот чёрт! Мой камердинер не в жизнь бы меня не побеспокоил, если бы посчитал, что дело плёвое – скорее всего действительно, что-то пакостное приключилось… Я, как был, совершенно нагой (а кого я должен стесняться с собственной спальне собственного замка?), открыл дверь и подал ему руку:
- Давай бумаги, - я оставил дверь открытой, вернулся к тахте, задвинул тяжёлый полог, чтобы скрыть от посторонних глаз такую же нагую Нэн, - Заходи, я сразу скажу, что кому передать!
Слуга быстро вошёл, плотно прикрыл за собой дверь и подпёр ей своими плечами с этой стороны. Умный он у меня – видит, что ну вообще не вовремя припёрся, и молчит, не вдаётся в подробности! И правильно – я сам разберусь… Так. Одно послание от папаши, второе – от дяди Генри… Начнём с папашиной писульки… Мило! Охренел, что ли? Я же заплатил налог на этот год – какая мне, в пизду, воинская повинность на сорок дней? Он, видите ли велит мне, как удельному барону герцогства, встать под знамёна Нортумберленда и выступить через два дня в сторону Шотландии для поддержки Королевских войск! Этот умник даже доспехи новые мне уже добыл – немецкие! И кузнец меня уже дожидается в Алнвике, чтобы подогнать их под меня… Похоже родитель настроен очень серьёзно – мечта, блядь, всей жизни – вываляться в дерьме и кровище! Я отложил отцовское послание.
- Герцогу Нортумберлендскому пусть передадут, что я буду завтра утром! Не раньше. Мне нужно завершить начатые дела.
Потом я сломал печать с письма от Ланкастера…Быстро пробежал глазами по убористому мелкому почерку дяди… Чёрт! Ни хрена себе! Я сейчас же сваливаю в Алнвик! За мою голову шотланцы назначили не хилое вознаграждение! Тысяча фунтов за мою тощую бледную шкуру! Однако, они меня что – золотым себе представляют? Похвальное поклонение, конечно, но я бы хотел ещё немного попортить своим присутствием этот свет, на тот я ещё успею! Блядь, ну хоть сам себя продавай! Какие деньги! В общем – ждёт меня мой дядя вместе с братцем на неведомых просторах приграничного с Шотландией графства Эйдон. По его мудрому мнению мне там, на войне, будет куда комфортнее, чем в собственном Итале! Полностью согласен – меня надо беречь! И ждёт он меня ровно через пять дней… Точнее, уже через четыре – только успеть латы подогнать под себя и быстрой рысью доскакать до Королевских войск… Вот ведь – какой я вдруг ценный-то стал после этого бунта баронов…
- Лари! Бегом – седлать Нортуга, доставать лёгкую кольчугу, чистить большой и малый боевые мечи и что там ещё полагается к этому делу! И Каннибала пусть тоже готовят – поскачешь на нём сам! Посыльному герцога Корнуоллского передашь, что я буду на границе графства Эйдон в назначенный срок с отрядом из Алнвика!
Камердинер бегом выскочил выполнять распоряжение.
- Ну, что, дорогая моя? – я обернулся к испуганно застывшей Нэн, - Передать от тебя привет твоему мужу? – я усмехнулся, - В турнире я уже поучаствовал! Теперь должен, по идее, стать самым настоящим мужчиной – еду на войну!
- О, Боже! – и тут моя стойкая Нэн натурально разрыдалась, вот дурёха-то!
- Ты чего? – опешил я, - Меня скорее убьют тут, чем там! Прочитай, - я сунул ей письмо от дяди Генри, - За такие деньги я и сам бы себе глотку перерезал, если бы имел возможность!
… И вот отряд отличных воинов Алквина, возглавляемый моей великолепной и жутко дорогостоящей персоной, прибыл в указанное дядей место. Тоска. Теперь вот вторые сутки сижу в дядином шатре, пью вино и слушаю байки про великие подвиги… Заебали, герои доморощенные! Если честно – большей половине этих сказок я не верю! Сторожат меня по очереди – что хоть как-то развлекает, хотя я и не вижу смысла держать меня тут под таким излишне бдительным присмотром! Ланкастер, прям, как курица-наседка вокруг меня круги написывает, Аарон всё чего-то волнуется… Сегодня вот Оксфорд примчал со своими – бросил беременную жену, придурок! Я за это с ним сразу сцепился, он хотел дать мне в морду, но, глянув на и без того чудесно выглядящую переносицу только поржал, сука… Скучно мне!!! Делать на этой войне ну вообще нечего! После чая дядя Генри объявил, что завтра у нас всё же намечается какой-то бой, он даже разослал на всякий случай по окрестным замкам посыльных, чтобы местные рыцари тоже съезжались… Ох, дядя, лучше бы ты мне шлюху хорошую привёл, а не эту свою зашибенную новость! Когда уже начало заметно вечереть, моим стражем настала очередь стать Джону О*Нилу. Сейчас я буду выслушивать бесконечные рассказы о его незабываемом походе на Святую Землю… Нет, этого я уже не вынесу!
- Джон, будь человеком! Не поднимай мой патриотический дух, меня и так уже тошнит от всей этой фигни походной! – сказал я ему, - Ты мне лучше скажи, как сосед соседу, тут есть где нормальные чистые шлюхи? И я бы хотел помыться – у меня всё чешется после трёх суток в латах!
Он некоторое время смотрел на меня набычившись, потом усмехнулся:
- Ну и кабель же ты, Роберт! – оппаньки…А и похрен, пусть он даже и знает, что я трахаю его жену! Или она меня трахает? Один хрен, он меня понял правильно, - В обозе нет шлюх, которые тебя интересуют. Таких, как мы с тобой в лагере больше нет, но есть садомиты, будь осторожен, у тебя смазливая мордашка и симпатичная задница, ты в их вкусе! А нужные нам женщины есть в Честере, это в часе езды отсюда, если тебе это действительно необходимо – я могу тебя с ними познакомить хоть сегодня…
- Да, я хочу с ними познакомиться! – и тише добавил, - Сам понимаешь, надо обсудить многие вещи, прежде чем войти в комнату для игр…
- Оригинально, - рассмеялся О*Нил, - Я всё время считал тебя милым мальчиком, с которым играется моя жена, а ты, оказывается, один из нас! Не напрягайся, я давно знаю, что ты любовник моей Нэн! Уж лучше ты, чем какой-нибудь грязный и вечно немытый мужлан! – он с силой ударил меня по спине, - Но всё равно, я от тебя такого не ожидал!
Я и сам от себя многого не ожидал! И ещё по спине вдарил! Вот урод! Больно же! Я только начал отходить от крайней встречи с Нэн… Но, так как сидеть мне на этой чёртовой войне ещё целых тридцать восемь дней – надо искать, где и с кем развлечься, когда окончательно приспичит! А то чокнешься тут с этими вояками от тоски и вечного недотраха…

 
Источник: http://www.only-r.com/forum/36-480-1
Собственные произведения. Фифти Солнышко 229 4
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Я ненавижу отсутствие стыдливости. Мне становится скучно, когда люди хвастаются своим телом. Секс и чувства идут у меня рука об руку."
Жизнь форума
❖ Вселенная Роба-6
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Поиграем с Робом?
Поиграем?
❖ Флудилка
Anti
❖ GifoMania Часть 2
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Позитифф
Поболтаем?
❖ Я буду ждать...
Из жизни Роберта (18+)
❖ Данила Козловский
Парней так много...
Последнее в фф
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Поцелуй дождя. Глава 5...
Из жизни Роберта
❖ Я буду ждать... Глава...
Из жизни Роберта
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Поцелуй дождя. Глава 4...
Из жизни Роберта
❖ В отражениях вечност...
Стихи.
❖ Ты слишком далеко.
Стихи.
Рекомендуем!

2
Наш опрос       
Какой костюм Роберта вам запомнился?
1. Диор / Канны 2012
2. Гуччи /Премьера BD2 в Лос Анджелесе
3. Барберри/ Премьера BD2 в Берлине
4. Дольче & Габбана/Премьера BD2 в Мадриде
5. Кензо/ Fun Event (BD2) в Сиднее
6. Прада/Country Music Awards 2011
Всего ответов: 166
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 42
Гостей: 42
Пользователей: 0


Изображение
Вверх