Творчество

Эффект ореола. Глава 11. Нежные вещи
21.10.2017   13:16    
Глава 11

Нежные вещи


Господь Бог изощрен, но не злонамерен.
А. Энштейн.


POV Michel

Тонкими линиями диагоналей расходились по небу серебристые полосы расставаний и встреч, прочерченные стальными птицами, они были невероятно точны. Встреча-расставание - это их работа…
В аэропорту Шарля де Голля было немноголюдно в этот ранний час, поэтому фигура моего мужа выделялась на фоне стеклянных стен особенно отчётливо. Во всём его, выверенном до тонкостей, облике больше всего бросались в глаза начищенные до зеркального блеска ботинки. Это было слишком нетипично для него – встречать меня, и от чего-то сразу вспомнился тот человек в чёрной куртке. Когда я приблизилась, он улыбнулся мне:
- Привет! Как поездка?
- Привет. Всё хорошо.
- Я рад, - и этим одним только словом было сказано так много, что мне показалось, будто белый свет сузился в тонкую полоску.
Доехали в полном молчании. Было такое чувство, что он ждёт, когда я проколюсь и выдам себя. Тут по всем известным законам подлости протренькал телефон, извещая об эсэмэске. Я дала ЕМУ свой номер вопреки голосу разума. Я вообще в том маленьком номере лондонского отеля мало думала, слишком мало…
- Какие-то новости?
«Ты прилетела? Всё в порядке? Едешь домой?»
- Нет, новостей нет. Надо пополнить счёт.
«Не пиши мне!»
- Не знал, что на извещения надо отвечать.
Я стёрла входящие и сунула телефон в карман.
Три следующих дня всё было спокойно. Пьер работал допоздна, был занят новым проектом. А мне спокойно не жилось. ОН писал и звонил, и я писала и звонила. Изводила себя.
В пятницу позвонила Сара, они ждали меня вечером. Не было нужды сообщать Пьеру о моём отсутствии, он улетел в Нью Йорк и должен был вернуться только в воскресенье. У Сары всё было по-прежнему, она поменяла только шторы на окнах в гостиной.
- Мишель, ты что-то совсем ничего не ешь, - Моник была беременна, узнала об этом недавно и от внутреннего напряга ела шоколадный пудинг с огурцами.
- Я ем, Моник.
- Ничего ты не ешь, погляди, уже просвечивают лопатки. Что с тобой?
- Я ем, Сара, - я показательно сунула в рот тартинку, но от слов Софи несчастная тартинка встала колом в горле.
- Я знаю Мишель. Она просто влюбилась, и дела не так уж хороши. Так ведь, Мишель?
- Ммм… я не… ну…
- Всё ясно. Можешь не мычать и спокойно дожёвывать. Думаешь, мы вчера родились и ничего не понимаем?
- Ну, она же не расскажет нам, - сказала Джесс, поправляя Люку кофточку. Сегодня, вопреки нашему закону не брать с собой детей и мужей, она взяла с собой Люка. У него резались зубы, и он так капризничал с няней, что буквально ставил на уши соседей.
- Конечно, расскажет. А если будет отпираться, мы станем пытать её пиццей, потом тортом, потом…
- Я расскажу,- перебила я Сару, - налейте мне вина.
Сара наполнила бокал.
- Подожди, ничего не говори! Я только выключу духовку, - Софи умчалась на кухню.
- Итак…
- Подождите меня!
- Да, у меня… я люблю. Только это всё не так просто. Это как прыгнуть с парашютом, а страховочное кольцо не пристегнуть.
- Кто он? – Сара пристально смотрела на меня.
- Англичанин.
- О, нет, только не англичанин, - Софи стояла в дверях с кухонным полотенцем.
- И? – Сара жаждала информации.
- И что «и»? Он англичанин, и он моложе меня, и он далеко от меня, и… Пьер знает.
- Мать твою!
- Одуреть!
- Вау!
- Чёкнуться!
- Как давно это тянется? – Сара продолжала допрос.
- С Канн.
- Уже полгода, Мишель! – Софи скомкала полотенце.
- Чем ты думала, Мишель? – Сара была неумолима.
- Не знаю.
- Ну, а что ты хочешь, Сара, у Мишель наконец-то есть то, к чему в итоге и стремится человек, а женщина тем более.
- У Мишель нет мозгов. Как его зовут? – казалось, Сара была не на шутку встревожена.
- Роберт.
Все замолчали, только было слышно, как малыш Люк причмокивает соской. Сара наполнила бокалы всем. Мы подняли тост.
- За любовь! – провозгласила Софи.
- За безумцев! – тихо проговорила Сара.
- За мечту! – почти шёпотом сказала Моник.
- За Мишель! – Почти выкрикнула Джесс.
- За нас! – сказал я, и выпила до дна свой бокал.
- Чем пахнет? – Сара посмотрела на Софи.
- Торт, мать его! Я же просила подождать!.. – и она убежала спасать то, что ещё могло оставаться от торта.
- Ты ездила в Лондон к нему? – спросила Джесс.
- Да.
Зазвонил мой сотовый, это был Галли, он приехал из Берлина с показа, и хотел увидеться.
- Мне надо идти.
- Уже? – Джесс подхватила на руки Люка и подошла ко мне.
- Да, Галли звонил.
- Ну, вот что ты всё время куда-то бежишь?
- Пытаюсь успеть…
- Я провожу тебя, – Сара не потерпит возражений.
На тихую улочку Эпине спустились сумерки, было очень тихо, и мне почему-то подумалось – вот так, в полной тишине, и наступает весна. Неслышно ступая по узеньким улочкам, она вплывает в город, потом растекается по перекрёсткам, заполняет площади, и с каждым, даже самым малым дуновением ветра, проникает в дома, неся с собой тепло, тепло и надежду, надежду и тепло…
- Мишель, скажи мне, что всё это неправда.
Я посмотрела на Сару – она была очень сосредоточенной и серьёзной.
- Это правда.
- Но ведь… что ты будешь делать?
- Я уйду от него.
- От кого именно?
- От Пьера.
- Ты хоть понимаешь, хоть чуточку задумываешься? Он же не отпустит тебя!
- Понимаю. Я ещё пока не знаю как, когда, но точно знаю, что уйду.
- К НЕМУ?
- Нет… просто уйду.
Сара обняла меня и прошептала у моего уха:
- Если пойти будет некуда, приходи ко мне.
- Спасибо!

POV Robert


Яркое солнце Будапешта слепило глаза, костюм мешал двигаться, но мне это нравилось. Образ нового героя был призван сломать предыдущий, и я с наслаждением делал свою работу. Один дубль, другой, третий – бесконечность повторений рождала возможности импровизаций, перемена декораций – новизну ощущений, ночные съёмки – возможность отвлечься от постоянного ожидания.
Небольшая тонкость ситуации заключалась в том, что здания и улицы были призваны эмитировать Париж – город, в котором жила ОНА. Мне потребовалось несколько дней на то, чтобы стать Жоржем в этом «картонном» городе, но абстрагироваться до конца не получалось. Утешало то, что она отвечала на мои звонки, хотя нередко разговор прерывался на полуслове – сложности несвободы.
В одно из очередных солнечных утр телефон известил эсэмэской о том, что, возможно, моё ожидание осложнится. Пиар… какой-то извращенец однажды превратил обычную рекламу в супер-бизнес. Ловко манипулируя людьми, пиар широко шагает по миру, не замечая просьб, отрицаний, порой - слёз. Он подчиняет. Подчиняет, потому что приносит деньги, и ты ведёшься на него по этой банальной, но насущной причине.
И вот теперь мне придётся отрабатывать - прямая зависимость, обратно пропорциональная тому, чего я хочу сейчас, в этот момент жизни.

POV Michel

- Ты совсем увязла! - Галли был раздражён, но я не понимала почему.
- Сам же говорил – любить! Вот я и…
- Ну не так же серьёзно!
- А как? Как было надо?
- Ну, хорошо, ладно. Давай теперь предположим, что из этого может выйти. Ты живёшь в Париже, он – в Лос Анжелесе, Лондоне и ещё черт знает, где. У него работа, постоянные разъезды и прочие радости молодости. Ты думаешь, что, переменив свою жизнь, ты сможешь поменять и его жизнь тоже? Святая простота! Он жаждет славы и признания, любые обязательства ему не нужны.
- И давно ли ты стал провидцем?
- Давно! Как только рассмотрел обе стороны медали.
- Я ничего не прошу.
- Пустые слова! На самом деле ты хочешь всё и даже больше.
- Допустим! Что в этом плохого?
- Ничего, ровным счётом, плохого – ничего! В твоём решении одна сплошная ка-таст-ро-фа!
- Пусть! Но я так хочу! Лучше сделать и жалеть, чем не сделать и жалеть.
- Учти, я предупреждал.
- Дай мне ключи от твоей квартиры в Будапеште.
- Может, ещё передумаешь?
- Так ты дашь или нет?
Галли прошёл в спальню, вытащил из ящика комода электронный ключ и протянул его мне.
- Я ожидала традиционную связку.
- С недавнего времени в этом доме заменили замки, я позвоню консьержу и предупрежу.
- Спасибо.
- Не за что…
- Галли, я устала быть одна. Хочу знать, что, пусть хоть на короткие мгновенья, в моей жизни будет счастье – «мы».
- Порой желание быть с кем-то в конечном итоге упирается в невозможность встреч, однобокость привычки, перемену мест и надоедливость поз. Кто он тебе? Любовник? Муж? Друг? Кто?! Что молчишь? Он не подходит ни под одно определение. Любовник? Но ваши встречи ничтожно коротки. Друг? Но что ты знаешь о нем, и что он о тебе? А ты? Кто ему ты? И вот этот ответ для тебя гораздо важнее. Сколько ему будет всё это нужно? - Галли жалил меня своими фразами, не давая вставить слово. – Я надеюсь, ты не сказала ему, что собираешься уйти от мужа?
- Нет.
- Это хорошо.
- Моя жизнь до НЕГО была проста, как прямая линия. А теперь пусть будет всё – расставания, встречи, обещания, слёзы… пусть всё это будет!
- Gentil l'Ours… это сломает тебя, я слишком хорошо тебя знаю. Он молод и честолюбив, неопытен и порывист… и если он обидит тебя – я его убью.
Галли крепко обнял меня.
- Ну что ты… я же не исчезаю, я остаюсь.
- Ты добровольно идёшь на гильотину…
- Я всего лишь еду в Будапешт.
- Но… всё заходит слишком далеко, все эти вещи…
- Это слишком нежные вещи, Галли.
Я подхватила сумку, положила ключ в потайной кармашек, и от чего-то волнение внутри стало медленно расти.
Билет я купила на воскресный вечер, а значит, ночью я буду на месте. Ещё два дня и…

Пьер приехал в воскресенье утром, молча прошёл в свою комнату и через час спустился в столовую.
- Пьер?
- Да.
- Я… мне… нужно уехать в Будапешт, - слова застревали на полпути.
Пьер молчал.
- Это деловая поездка. Она займёт всего лишь три дня, на работе я договорилась, материалы готовы и в моё отсутствие проблем не будет.
Пьер молчал.
- Я приеду двадцать восьмого. Как долечу, я позвоню.
- Это лишнее. Я поеду с тобой.
Сердце моё упало. Он налил бренди в стакан, сделал глоток, смакуя напиток, и посмотрел на меня. Он был доволен, нет, даже горд собой.
До рейса оставалось шесть часов. Сначала я думала, что не смогу, но потом я налила бокал его любимого зелёного чая и растворила в нём три таблетки. Тех самых, что прислал с посыльным Галли. Это оказалось легко. На какой-то короткий миг задумалась – а что если пять? Поднос с чаем я поставила на маленький столик у дивана в гостиной.
Через полтора часа Пьер не мог уже никуда лететь, больше того, он не мог даже выйти из своей комнаты, а точнее из уборной. Чувство юмора Галли спасло меня.
В самолёте было невыносимо душно, ребёнок на соседнем сидении всё время капризничал, а я смотрела в темноту неба, обрисованную иллюминатором. Где-то на будапештских улицах идут съёмки, где-то там, среди множества людей, реквизита и декораций ОН ждёт меня…

POV Robert

Она не звонила и не писала, её номер был вне зоны уже два дня. Ночные съёмки перемешивали день с ночью, делая всё вокруг сюрреалистичным. Очередная съёмочная ночь подходила к концу. Я вышел из здания, небольшая стайка фанаток приветственно замахала мне, я помахал им в ответ и попытался сказать пару фраз на их родном языке . Восторженные крики. Дин открыл заднюю дверцу машины, и я сел в салон.
- Salut! – она сидела в машине, и в полутьме было видно, что она улыбается мне. Я так ждал её… На мгновенье мне показалось, что это просто моё воображение рисует картины желаемого. Но вот её рука притронулась к моей, её тонкие пальчики переплелись с моими, и она, склонившись к моему уху прошептала:
- Ждал?
- Да!
Мы подъехали к дому, которого я не знал, и мне было плевать. Она что-то говорила об особняке и о том, что мы можем остаться здесь на ночь, но я почти не слушал. Каждый раз, когда она была рядом со мной, и я вдыхал её запах, со мной происходило одно и тоже. Потребность прикасаться, видеть, обнимать, целовать становилась на каком-то ином уровне, и с этим было не справиться.
Хотелось разу всего – и слушать её, и рассказать своё, и тут же, перебив разговор, целовать её.
Было темно, и только из окна пробивался тусклый свет уличного фонаря. Она подошла к окну, протянула руки и сняла с головы платок – пшеничные волосы рассыпались водопадом, и я, подойдя сзади, смотрел на это, как на совершенное чудо.
Я приблизился, и она, подавшись назад, прильнула ко мне. Зарываясь носом в её волосы, я начал тихонько целовать её шею, впитывая с каждым медленным поцелуем её запах. Мёд её аромата тут же наполнил мои лёгкие и не замедлил призвать к ответу мою плоть.
В этой тихой медлительности словно было спрятана та трепетность, что дрожит хрусталём слёз на ресницах в самые прекрасные моменты, та, что отражается в синеве его глаз, та, что рвёт сердце на части, когда наши дыхания смешиваются. Она подобралась к самому краю сознания и только и ждала, чтобы обрушиться в бездну. Вот так, стоя на грани, вдыхая так осторожно, будто боясь спугнуть даже ничтожным шорохом дыхания, надломить эту тянущую под ложечкой и нарастающую с каждой секундой жажду, понимаю – что я без неё?.. Мои руки забираются под её футболку, скользя по нежнейшей коже, и добираются до цели. И её еле слышный стон, именно он… обрушивает в бездну, и мы летим, и не существует времени, и не существует никакого другого мира, кроме того, что рождён нами. В нём я хочу жить.
А потом мы долго лежали, просто обнявшись и слушали, как ветер поёт ночную песню деревьям.
- Знаешь, а тебе идёт цилиндр, - сказала Мишель, нарушаю убаюкивающую тишину.
- Он чудовищен, - ответил я, а она рассмеялась.
- Расскажи мне.
- О чём?
- О съёмках, о себе, обо всём.
И я рассказал, а потом говорила она, о себе, о своём друге Галли, о подругах и о брате. Мы смеялись, дурачились… Потом, среди ночи, ели, сидя прямо на полу у огромного холодильника, пихая друг другу в рот сыр вперемешку с вишнями, запивали всё это вином. А когда она начала слизывать с моей груди пролитое вино, я подхватил её на руки и мы снова, накрывшись пологом, сотканным из сотен тысяч наших прикосновений, были на вершине мира. Уже под утро она задремала, а я, прислонившись к изголовью кровати, сидел и смотрел на неё, просто смотрел…

POV Michel

Мне снился Прованс, моя деревня и озеро у нашего дома, мама, которая несла на руках малыша, и это был не Марсель. Я кричала ей, просила подождать, не уходить, но она не слышала меня и я побежала догнать её, но, запутавшись в подоле, упала…
Я проснулась, резко сев на кровати, и секунду соображала, где я. Будапешт, квартира Галли и Роберт. Роберт! Где он? На его подушке была записка: «Не стал тебя будить, ты так сладко спала и смешно морщила нос во сне. Porcellino Grasso Ristorante на Ady Endre utca 19, приятное местечко. В девять».
Был апрель, но на улице было холодно, я провалялась в постели полдня, потом, слоняясь по комнатам без дела, решила прогуляться.
Но до этого я набрала Пьера. С ним был уже полный порядок, он сетовал на то, что ел в самолёте, чего не делал никогда и через слово спрашивал меня, когда я вернусь. Я ответила, что не раньше, чем через неделю и отключилась.
Ноги сами принесли меня к тому месту, где шли съёмки. Нет, на глаза ему я показываться не собиралась, а вот увидеть его в процессе съёмок мне очень хотелось. Его видно не было, шёл мелкий моросящий дождь, и постепенно холодало всё больше. Вдруг мой телефон протренькал эсэмэской. Роберт?
«Мишель, подожди меня в ресторане, я могу задержаться, столик заказан на имя Дюруа».
Я видела, как толпа фанаток оживилась, и вдалеке показался Роберт. Он шёл быстро, наклонив голову, и его набриалиненные волосы были зачёсаны назад. Дойдя до своего вагончика, он скрылся внутри, я подошла ближе, но за заграждения пробраться не было никакой возможности. Вдруг подъехала машина и из неё буквально выпрыгнула та девушка, она быстро пробежала к его вагончику и тоже исчезла за дверью.
Значит, «можешь задержаться»? Ну конечно, можешь! Кто не может?! Надвинув кепку на глаза, я не шла, я практически бежала. Метро… кажется, здесь, за углом. Мостовая расплывалась причудливыми кляксами от набежавших слёз. Галли, чёрт бы тебя…
Рейс на Париж был через полчаса. За это время от НЕГО не пришло ни одного сообщения. Мой самолёт набирал высоту, и я снова смотрела, только уже не в темноту неба, а в сплошную серую облачность и уже точно знала – ОН не ждёт…

POV Robert

Абонент снова был вне зоны! Я звонил ей за последние два часа раз сто, но – тишина. Где она? В Porcellino Grasso я ждал её почти до закрытия, но она так и не пришла. Наконец в два часа ночи от неё пришла эсэмэска: «Я видела её». И пока я пытался дозвониться, пришла ещё одна, очень странная: «Атитлан, 10 мая». И её телефон словно вымер.

 
Источник: http://anti-robsten.ucoz.ru/forum/38-79-2
Из жизни Роберта Evita Evita 530 6
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...На необитаемый остров я бы взял книгу «Улисс» — потому что только там я бы ее прочитал."
Жизнь форума
❖ GifoMania Часть 2
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Вселенная Роба - 8
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Король и пешка
Герои Саги - люди (16+)
❖ В постели с мечтой.
Из жизни Роберта (18+)
❖ Флудилка 2
Anti
❖ Фильмы,которые мы посм...
Фильм,фильм,фильм.
❖ Позитифф
Поболтаем?
Последнее в фф
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Ковен Знамений. Глава ...
Переводы
❖ Он разгадал мою печаль...
Стихи.
❖ Осенние стихи
Стихи.
❖ Предложение
Стихи.
❖ Король и пешка. Ауттей...
Герои Саги - люди
Рекомендуем!
5
Наш опрос       
Какой костюм Роберта вам запомнился?
1. Диор / Канны 2012
2. Гуччи /Премьера BD2 в Лос Анджелесе
3. Барберри/ Премьера BD2 в Берлине
4. Дольче & Габбана/Премьера BD2 в Мадриде
5. Кензо/ Fun Event (BD2) в Сиднее
6. Прада/Country Music Awards 2011
Всего ответов: 168
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 9
Гостей: 4
Пользователей: 5
Maiya Lena87 Солнышко Evita Ivetta


Изображение
Вверх