Творчество

Двое во мне. Часть 1
26.05.2017   19:42    

Двое во мне

Часть 1

POV Белла

Я влюбилась в Энтони, как только его увидела. Его потрясающая внешность вызывала в уме только одно сравнение: идеальность греческих скульптур. Но в отличие от застывшего мрамора он был живым мужчиной, меняющимся, импульсивным, как языки пламени в камине. Хотя на посторонних людей, возможно, и производил впечатление холодного, так как был очень сдержан внешне, даже замкнут.
И он был умен. Не получив достойного образования скорее в силу своей любви к переменам, чем из-за отсутствия достаточных денежных средств, тем не менее, он поражал энциклопедическими знаниями, изощренностью мозга и способностью придумывать невероятные вещи.
Он великолепно играл на рояле.
Он был щедр в проявлениях своей страсти.
Он не любил класть вещи на одно место, поэтому они были всегда разбросаны по всему дому, но при этом он моментально мог найти то, что ему требуется.
А еще он был убийцей.
Когда он впервые рассказал мне свой план, я посмеялась. Я восприняла это как его очередную грандиозную идею, на которые он был мастер, на его любовь к интеллектуальным играм. Почему бы и не придумать идеальное преступление? Просто так, чтобы поупражнять мозг.
Когда он во второй раз начал говорить со мной об этом, добавляя детали и уточняя мелочи, я забеспокоилась.
А потом до меня, наконец, дошло, что я влипла.

POV Эдвард

Тот вечер я помню до мелочей. Возможно, потому что это был последний вечер моей жизни. Как всегда, я допоздна засиделся за своим столом в офисе, и только голос Сью заставил меня оторвать глаза от бумаг и перевести на часы. Девятнадцать ноль семь. Еще одно число в моей жизни, которое ничего не меняет по своей сути и служит только своеобразным ориентиром. Очередной вехой на пути от рождения до смерти.
– Мистер Каллен, я могу идти?
– Конечно, Сью, я ведь сказал вам, что вы можете уйти, когда вам будет нужно. Простите, что задержал вас.
– Ничего страшного, мистер Каллен, дочь звонила, самолет задержали из-за непогоды, она только что вылетела. Я вполне успею заехать за ними в аэропорт.
– Наверное, ждете-не дождетесь увидеть внуков, – вежливо поддержал я тему.
– О, конечно же, – засияла миссис Клируотер. И тут же улыбка ее угасла. Я прекрасно знал, о чем она подумала: «Несчастный Эдвард, всегда один. Почему он не женится? С его-то деньгами…»
– Ну, вам все же стоит поторопиться, чтобы не заставлять внуков ждать, – улыбнулся я, надеясь, что секретарша не начнет говорить на неприятную для меня тему.
Она вздохнула:
– Вам нужно еще что-нибудь?
– Нет, ничего, спасибо. С Новым годом, Сью!
– С Новым годом, мистер Каллен!
Неторопливые шаги. Щелчок закрывшейся двери. Тишина. Я снова один.
Сумерки сгустились в офисе, но все же были еще достаточно проницаемыми, чтобы я мог рассмотреть улыбающиеся лица родителей на фотографии. Я грустно улыбнулся им в ответ и сказал вслух:
– Обещаю, что в следующем году выберусь к вам. Сейчас слишком много работы... И вы же знаете, что ваши души всегда со мной.
Я навел порядок на столе, разложил ручки по цветам, а блокноты по размерам, выключил компьютер и выехал из кабинета, направляя колеса своего инвалидного кресла к грузовому лифту.
На календаре было 31 декабря 2014 года.

POV Белла

Холодный пот тек по спине, но я старательно растягивала губы в улыбке, слушая Энтони. И изо всех сил напрягала свой умишко, чтобы придумать, как выбраться из той Мариинской впадины, в которую меня затянуло водоворотом похлеще Мальстрема. Но считая себя человеком, умеющим адекватно оценивать обстановку, понимала, что уже обречена.
Конечно, Энтони я не могла обмануть, и он понимал, что скрывает моя старательно вылепленная улыбка. Он чуть приподнимал уголки губ, что означало в его мимике хорошее расположение духа, и говорил тихим голосом:
– Моя маленькая пугливая девочка считает меня монстром. А ты взгляни на это с другой точки зрения. У любой монеты всегда две стороны, и они равнозначны. Нет добра и зла, есть прямая и оборотная сторона, в зависимости от того, каким краем ты положил монету на свою ладонь, – Энтони делал паузу, чтобы отпить кофе, и неторопливо продолжал: – Ты же знаешь, что он инвалид. Ниже пояса он абсолютно недвижим. Он никогда не сможет иметь детей. У него никогда не было женщин, и он не собирается их заводить. Даже в платоническом смысле. Он вообще избегает общества молодых женщин. У него серьезные психологические проблемы. Он находится в депрессии, особенно после смерти родителей, и его состояние ухудшается. Вполне возможно, он давно мечтает прекратить свое существование, но ему не хватает смелости. Мы, по сути, окажем ему услугу. И, – он снова делал паузу и пристально вглядывался в меня своими околдовывающими зелеными глазами, – ты же понимаешь, что я имею такие же права на наследство Калленов, как и он. Я же не виноват, что не стал инвалидом. И я смогу сделать гораздо больше для развития их авиакомпании. Я гораздо умнее и решительнее Эдварда, и главное, я мобильнее, я буду более хорошим руководителем. Так что, как видишь, для всех здесь только одни плюсы. Если ты перестанешь бояться и не будешь цепляться за внушенные тебе в детстве стереотипы, ты согласишься со мной.
Я снова улыбалась и осторожно кивала. Спорить с Энтони? Я не настолько дура. Да, во всех его словах была логика, а моего интеллекта не хватало на сколь-нибудь убедительное противостояние в споре. Мой внутренний протест был примитивно животным, основанным на каком-то инстинктивном страхе: «Мы не боги, чтобы забирать чужую жизнь». Но я подозревала, что Энтони считает себя богом.

POV Эдвард

Девятнадцать тридцать шесть. Джеймс помог мне забраться на заднее сиденье, убрал инвалидное кресло и сел за руль:
– Домой, мистер Каллен?
Его вопрос был излишним, так как после работы я всегда ехал только домой. Но почему-то Джеймс все равно всегда задавал его. Может быть, надеялся, что в один прекрасный день я передумаю и решу что-то изменить в своей жизни? Я не передумаю.
– Домой, Джеймс.
Мотор тихо заурчал, и огромный «кадиллак» выехал из подземного гаража. Начался мой двадцатисемиминутный путь домой.
В моей жизни нечего менять, да и незачем. Никому это не нужно, ни мне, ни другим. Родители долгое время пытались объяснить мне, что неважно, что я не смогу заниматься любовью с женщиной и иметь детей. Что женщины могут любить меня самого по себе, что я не должен оставаться один. Что, в конце концов, я смог бы усыновить ребенка. Жениться на женщине с ребенком, и сделать ее счастливой и, главное, обеспеченной. Ведь не всем же женщинам обязательно нужен секс, и они могут быть благодарны за любовь и заботу. Когда родители поняли, что я категорически настроен держаться подальше от любой женской особи, имеющей подходящий брачный возраст, они начали кампанию вместе с семейными врачами и психотерапевтами по исправлению моих «особенностей», как они это называли. Все было безрезультатно, с возрастом ситуация усугублялась. Им пришлось смириться.
От моих мыслей меня отвлек глухой удар по капоту, Джеймс охнул, вжарил по тормозам и начал материться. Я автоматически взглянул на часы. Девятнадцать сорок две.
– Что случилось? – спросил я, а сердце мое забилось быстро, но не так, как бывало при приступах. Именно тогда я понял, что вопреки моей воле, моя жизнь начала меняться.
– Какой-то самоубийца решил сброситься с балкона и попал прямо нам на капот. Пойду, погляжу, может, еще дышит? Простите, мистер, Каллен, но видимо, придется задержаться, надо будет вызвать полицию, – Джеймс явно был расстроен, а я испытал какое-то непонятное чувство… предвкушения? Этот Новый год будет сильно отличаться от всех предыдущих.
– Ничего, Джеймс, – ответил я. – Мне торопиться некуда.
Водитель выбрался из машины и пошел смотреть на человека, решившего свести счеты с жизнью на капоте нашего «кадиллака». К сожалению, сам я не мог выйти, чтобы удовлетворить свое любопытство, зато обладал богатым воображением, и ранее заменявшим мне впечатления, которые другие дети получали из реальной жизни. Я начал представлять, как на асфальте лежит парень, бедно одетый. Его тело выгнуто под неестественным углом, а лицо умиротворенное, потому что никакие проблемы больше не беспокоят его. И вот тогда я впервые подумал: «Может быть, это выход?» Странно, но раньше я никогда не задумывался о самоубийстве, принимал свою жизнь, как должное, смирялся с ее ограничениями. А может быть, я просто не разрешал себе думать о самоубийстве, потому что знал, что это причинит горе моим родителям? Ведь я был единственным их ребенком, к тому же поздним. Неудачным ребенком, конечно же, умудрившимся попасть в аварию и стать калекой в столь юном возрасте, что даже не помнил, как все было. Ну, тут я уже ничего не в силах был изменить…
Мое внимание привлекла необычная суета Джеймса. Он как-то странно всплескивал руками, словно пританцовывал, и я слышал, что он что-то говорит. Тембр его голоса меня удивил. Я приоткрыл дверцу машины, желая узнать, что же там причитает Джеймс, может, какой-то ритуал над телом проводит? И тут тонкая белая рука с задравшимся рукавом синей куртки вспорхнула над капотом, а затем, опираясь всем весом, вверх постепенно выполз наш самоубийца. Оказавшийся девушкой.
Я зажмурился. Нет. Черт возьми, нет! Опять! Ну, за что ж мне это, а? Ну, чем я так провинился? Ни за что не открою глаза. Я ее не вижу. Нет ее. Ее здесь нет.
– Мисс, вы в своем уме? – кипятился Джеймс. – Что вы делаете? Я сейчас вызову скорую! Полицию! Что вы делаете? Куда вы?
И вдруг удивительно глубокий, даже низкий голос, совершенно не вязавшийся с той тоненькой фигуркой, которую я успел заметить, произнес:
– Ни в коем случае! Никаких врачей и полицейских. Это моя жизнь, и я собираюсь с ней делать то, что считаю нужным. Приношу извинения за поврежденную машину.
Голос ее дрожал, – видимо, она была в состоянии аффекта, – и все же производил впечатление огромной силы.
– Мисс, ну куда же вы? – Джеймс чуть ли не бился в истерике. – Стойте! Куда вы идете? Вы же травмированы!
Звук его голоса приблизился. И вдруг холодный воздух хлынул мне в лицо. От неожиданности я открыл глаза и столкнулся с пронзительным взглядом карих глаз.
– Если вы дадите мне свою визитку, я обещаю, что верну вам деньги за ремонт машины. Может быть не сразу, частями… Извините, что так глупо получилось…. Даже самоубийца из меня неудачный, – уголки ее губ чуть дрогнули. Потом глаза ее закатились, и она рухнула на землю.

POV Белла

Я разглядывала мужчину на экране компьютера. Он был поразительно похож на Энтони, как две капли воды. Несколько штрихов все же отличали его: грусть в глазах и инвалидное кресло, к которому он был прикован. Эдвард Каллен. Глава «American Airlines». Держатель трети акций концерна General Motors. Миллиардер. В прошлом году похоронил мать, умершую в возрасте семидесяти восьми лет, пятью годами ранее – отца. Не женат, детей не имеет. Замкнут, нелюдим, не показывается в обществе. Стиль управления – на расстоянии, впрочем, когда лично проводит сделки, они всегда являются успешными. Избегает молодых женщин. В его компании молодые женщины работают только на тех должностях, которые никогда не приведут к возможности общения с ним. Несмотря на свои фобии, он обладает недюжинным умом, и его компания процветает и приумножает свои капиталы. Так как мистер Каллен владеет акциями нескольких издательств и телекомпаний, то может диктовать условия, и в СМИ почти никогда не появляется информация о нем.
Энтони рассказывал мне об Эдварде, заставляя меня все больше и больше увязать в той трясине, в которую я попала. Что я могла сделать? Я была уверена, что едва мысль о противостоянии появится в моей голове, она тут же станет известна и ему. Я знала, что я не пойду в полицию, потому что не верила, что полиции под силу тягаться с Энтони, а вот меня самое мягкое, что могло ждать после, – это смерть. А потому не было смысла дергаться. Конечно, у меня мелькали мысли предупредить Эдварда о том, что задумал Энтони. Но я подозревала, что Энтони предусмотрел и это и был готов. Мне оставалось только плыть по течению и надеяться на то, что что-то помешает его планам. В такое верилось так же слабо, как и в возможность воскрешения умерших.
– Молодых женщин он избегает категорически. Разумеется, несмотря на свою инвалидность, он лакомый кусок для охотниц за деньгами. И, конечно же, попытки охоты предпринимались неоднократно. Эдвард учел все, чтобы этого избежать. Молодая женщина не сможет попасть к нему на прием. В его дом невозможно проникнуть с улицы, нельзя прикинуться разносчицей пиццы или кем-то в таком роде. Даже среди его врачей нет дам этой возрастной категории. Его сотрудникам строго запрещено приводить с собой куда бы то ни было своих жен, подруг, сестер и прочих родственников женского пола, если в это время там присутствует мистер Каллен. Но женоненавистником он не является. Он прекрасно общается с пожилыми женщинами. Участвует в благотворительности и охотно откликается именно на просьбы от женщин. Но только на расстоянии.
– Может, он гей?
– Нет. Интереса к мужчинам он не проявляет. И потом – я ведь не гей! – уголки губ Энтони приподнялись.
– И каким же образом я смогу добраться до него? Раз он такой умный и все учел? – я молила бога, чтобы Эдвард оказался не по зубам Энтони, чтобы несчастный красивый калека оказался более продуманным, чем мой жестокий возлюбленный.
– Не беспокойся. Я долго изучал Эдварда. Я знаю его, как свои пять пальцев. Я все продумал.

POV Эдвард

Девятнадцать сорок девять.
Джеймс застыл над телом девушки. Он был в шоке. Я был в гораздо худшем состоянии. Наконец, Джеймс отмер, вспомнив о своих обязанностях:
– Простите, мистер Каллен. Я сейчас вызову скорую, и ее увезут. Не смотрите, – и он попытался закрыть дверцу машины, изолируя меня от молодой женской особи. Видимо, мы оба были так потрясены, что не заметили, как рука девушки при падении попала в щель между машиной и дверцей. И Джеймс, захлопывая дверь, рубанул по ее пальцам. Она закричала. Видимо, боль привела ее в сознание. Я дернулся от ее крика, снова зажмурился и попытался закрыть уши руками. Нет, нет, нет, пожалуйста, нет! Господи, нет! Пусть этого ничего не будет! Пожалуйста!
– Нет, нет, не надо, пожалуйста, не бейте меня! – женский крик прорезал воздух, забравшись даже под мои плотно прижатые к ушам ладони.
«Не бейте?» О чем она? От удивления я слегка оттопырил пальцы.
– Не надо! Пожалуйста. Не надо! Больно!
– Господи, да что ж это такое? – завопил Джеймс. Я непроизвольно поднял веки. Дверца, разумеется, снова открылась, и я увидел, как тело парня корчится на земле. И мне стало легче. Ох, нет, все же девушки. И сердце опять комком подскочило к горлу. Она была одета как пацан, была такой худенькой, что женские признаки не бросались в глаза. Она кричала какие-то бессвязные вещи, крутилась и выгибалась и производила впечатление человека в бреду. Как будто она не понимала, где находится, как будто мы избиваем ее и издеваемся над ней. Джеймс стоял над ней и трясущимися пальцами пытался набрать номер телефона. Наверное, вызывал скорую. И тут я увидел, что вдалеке показались люди, направляющиеся к нам. Видимо, их внимание привлек крик. И среди них были женщины. Дальше сработал инстинкт:
– Джеймс, засунь ее в машину. Уезжаем. Быстро! – отрывисто приказал я.
На приказы мой охранник реагировал автоматически. Он решил открыть переднюю дверцу, чтобы поместить тело девушки подальше от меня.
– Нет времени, давай сюда, – скомандовал я и попытался с помощью рук отодвинуть свое неповоротливое тело подальше от дверцы. Девушка затихла, кажется, снова потеряв сознание. Джеймс подхватил ее и довольно бесцеремонно пристроил на сиденье.
– Все, едем! – приказал я. Мой охранник захлопнул дверцу, слава богу, на этот раз ничего не прищемив самоубийце, и побежал к водительскому сиденью. Через несколько секунд мы исчезли с места происшествия.

POV Белла

Уф, кажется, получилось. Энтони дьявол. Он продумал несколько вариантов развития ситуации, просчитал все случайности. Он заставлял меня репетировать часами каждую вероятностную линию, доводя меня до автоматизма. Конечно, может, я и не такая умная, как он, но все же и не дура. И однажды, в перерыве между репетициями, когда я, жадно хватая воздух ртом, повалилась в кресло, я все же задала ему этот вопрос:
– Ты специально искал циркачку? И поэтому познакомился со мной?
Энтони приподнял уголки губ:
– Обожаю умных женщин. Ну… Скажем так, это сыграло не последнюю роль, – он подмигнул, а потом улыбнулся почти в полную силу: – но когда я говорю, что люблю тебя, я говорю искренне.
И поцеловал меня. Конечно, я не поверила ему… Но целуется он божественно.
Спрыгнула на машину я удачно, не получив даже ушиба. Сказался многолетний опыт эквилибристки и акробатки. Вот в последний момент незаметно подсунуть пальцы под дверь оказалось сложно, и Джеймс прижал мне их отменно. Сейчас боль пульсировала, распространяясь дальше по руке, но нужно было сдерживаться, изображая бессознательное состояние. Что ж, продолжим.
Я, сделав вид, что мое тело сползло от движения автомобиля, медленно съехала на плечо мужчины. Эдвард сжался в комок, но отодвинуться самостоятельно не мог. Я мысленно попросила у него прощения и навалилась на него еще больше.
Его дыхание стало поверхностным и прерывистым. Ручаюсь, сейчас он снова зажмурился. Его тело напряглось подо мной, как перед прыжком.
– Мистер Каллен? – подал голос Джеймс, заметив, что его хозяину требуется помощь.
Я, продолжая усиленно делать вид, словно я без сознания, едва слышно простонала:
– Не надо… Больно… Помогите мне! Пожалуйста!
Неожиданно его тело подо мной расслабилось, сердце застучало ровно, и Эдвард сказал довольно спокойным голосом:
– Все в порядке, Джеймс. Едем домой.
Свои чувства в данный момент я не смогла бы описать. Я была горда, что мне все удалось, что Эдвард повел себя так, как и было запланировано. И в то же время было жаль его, и я сердилась: «Какой же ты умный, если идешь прямо в ловушку Энтони?»

POV Эдвард

Видимо, от того, что машина тряслась на ухабах, девушка сползла прямо на меня. Сказать, что это было мучительно, значит не сказать ничего. По спине потек холодный пот, и в этот момент я все отдал бы, чтобы уметь двигаться самостоятельно и выползти из-под женского тела. «Дыши, дыши, – приказал я себе. – Отвлекись, подумай о чем-нибудь другом. Ну, вот хотя бы: она не женщина, нет. Она просто человек. Она могла бы быть мужчиной: тоже тело, та же плоть, кожа, мышцы, кровь. Это просто человек. Просто человек. Человек».
– Мистер Каллен? – я открыл глаза и в зеркало заднего вида увидел вопрос в глазах Джеймса. Мой водитель понял, что мне требуется помощь. И тут девушка вздохнула на моем плече и простонала:
– Не надо… Больно… Помогите мне! Пожалуйста!
Какое-то непонятное видение мелькнуло перед глазами и пропало. Я даже не осознал, что я увидел, и отмахнулся, сосредотачиваясь на нынешнем моменте. Ей больно. Ей требуется помощь. Ей больнее, чем мне. Человеку больнее, чем мне. Неважно, что чувствую я, важно, что чувствует она. Внутри что вздохнуло и распрямилось.
В двадцать тринадцать мы приехали к моему дому. На десять минут позже обычного.
По моему требованию Джеймс сначала усадил меня в кресло и отвез в дом. И только потом вернулся за девушкой. Мне нужно было время успокоиться и смириться. Джеймс занес девушку и положил ее на диван – туда, куда я ему указал.
– Мистер Каллен, я думаю, что нам стоило бы вызвать скорую помощь. Но если вы не хотите общения с чужими людьми, я могу просто отвезти ее в больницу. Сам. Будет не очень приятно, если она умрет здесь.
– Не думаю, что с ней произойдет нечто настолько неприятное. Будем надеяться, что она сейчас придет в себя, – ответил я.
Девушка лежала неподвижно, и только по легкому движению грудной клетки можно было догадаться, что она дышит.
– Хотя… – растерянно начал я, но не договорил. Она чуть вздохнула и шевельнулась.
– Иди, Джеймс, – отпустил я водителя. – Тебя семья ждет. Я и так уже злоупотребил твоим временем. С Новым годом!
– Но мистер Каллен, я не могу оставить вас с ней. Вы же совсем ее не знаете. Мало ли что у нее на уме.
– Джеймс, ты прекрасно знаешь, что я могу за себя постоять. Если у девушки есть желание меня убить, у нее это скорей всего не получится.
– Ох, мистер Каллен, я не об этом. Я знаю, что не всякий здоровый мужчина с вами справится. Но вы же… ну, вы же не можете переносить молодых женщин.
– Знаешь, Джеймс, – задумчиво произнес я, – кажется, я не воспринимаю ее как женщину. Во всяком случае она не вызывает во мне привычных приступов. Меня это заинтриговало, честно говоря. Ты иди, я справлюсь. Если что, я позвоню.
Возможно, он считал, что я поступаю неправильно, но, слава богу, не высказал своих мыслей. Кивнул и удалился.
Двадцать тридцать одна.

POV Белла

Меня злило, что Эдвард так легко позволяет мне делать все то, что я хотела сделать. Я предполагала, что он будет достойным соперником Энтони, что он будет мешать ему и ломать все его планы. Я была уверена, что Энтони все равно окажется в выигрыше, но хотя бы не так легко. С другой стороны, фраза Эдварда о том, что я могу хотеть его убить, меня насторожила. Но вероятно, это было абстрактное рассуждение о возможной опасности от неизвестного человека.
Я потянулась, делая вид, что прихожу в себя, и открыла глаза. Эдвард сидел ко мне спиной возле рояля, глядел в окно, не замечая, что я «очнулась». Какое-то время я разглядывала его затылок. У него была короткая стрижка, поэтому Энтони пришлось сделать точно такую же на днях. После этого они стали практически идентичны. Форма ушей, которая так меня восхищала у Энтони, была абсолютно такой же изящной и аристократической и у Эдварда. И вдруг я подумала, что передо мной сидит абсолютно такой же красивый мужчина, с такими же восхитительно зелеными глазами и трепетными руками пианиста, с таким же бархатным вкрадчивым голосом и сдержанной улыбкой. С такими же широкими скульптурными плечами и острым умом. Только без склонности к преступным идеям.
И без возможности ходить.
Последняя мысль отрезвила. Я закрыла глаза, слегка простонала, пытаясь привлечь внимание Эдварда, и когда услышала, что он повернулся в своем кресле, медленно открыла глаза, изображая приход в сознание.
– Как ты себя чувствуешь? – спросил он. – Тебе требуется врач?
Чувство вины захлестнуло меня. Он внимателен ко мне, а я…
– Не нужно врача. Я чувствую себя не очень, но… думаю, со мной ничего серьезного. Несколько ушибов вряд ли нанесли мне серьезный вред. И… я боюсь врачей.
Его зеленые глаза прожигали меня насквозь.
– Почему ты хотела покончить жизнь самоубийством?
Я взглянула на него, чуть шевельнула губами, как будто хочу ответить, потом отвела, словно смутившись, взгляд в сторону:
– Какая разница?
– Ну, раз нет никакой разницы, ответишь ты или нет, то ответь. Разницы-то нет.
Я едва не улыбнулась: так Эдвард сейчас напомнил мне Энтони. Тот также умел словами вывернуть ситуацию в свою пользу.
– Я все равно умру, поэтому… – я намеренно недоговорила.
– Почему умрешь?
«Потому что Энтони меня убьет», – подумала я, но вслух ответила то, что должна была:
– Я уже умираю, у меня рак. Лучше умереть еще полной сил, чем…
Губы Эдварда чуть шевельнулись, но он словно заставил себя заткнуться. После паузы он сказал:
– Сочувствую.
Он сказал это, как будто осветителя в театре попросили подать реплику в спектакле вместо заболевшего актера. Нужная фраза есть, эмоций нет. Он явно мне не сочувствует. Странно. Человек в его положении поневоле будет сочувствовать другим.
Я махнула рукой, мол, ладно, неважно.
– Как же ты собиралась отдавать мне деньги на ремонт машины?
Я мысленно улыбнулась. Каков циник! Отражение Энтони. Нет, это не циничность, это склонность все анализировать, ничего не принимать на веру. И это радует. Может быть, все же Эдвард не сдастся просто так.
Я пожала плечами.
– Раз уж я виновата, придется мне отложить свою смерть. Пока не выплачу долг.
Уголки губ Эдварда приподнялись:
– Достойный ответ.
– А ты? Никогда не думал о самоубийстве?
Эта реплика была не по сценарию. И допускаю, что мне достанется от Энтони за нее. Но мне было важно знать. Возможно, для успокоения собственной совести. Если он мечтал о самоубийстве, может быть то, что мы делаем, не будем таким тяжким грехом на моей совести. Слабое утешение. Но все же.
Эдвард довольно равнодушно бросил в ответ:
– А почему я должен думать о самоубийстве? Потому что калека?
– Не обязательно. Многие даже здоровые люди иногда думают об этом. И делают. Я просто… спросила.
Эдвард внимательно окинул меня взглядом.
– Если я когда-либо и думал о самоубийстве, то не применительно к себе. Меня устраивает, что я жив. Хоть и неполноценен.
Вот так. Что ж.
И тут зазвонил его телефон. Ну, слава богу, наконец-то.
Эдвард поднял трубку, отрывисто говорил о чем-то, а я, наконец, увидела в нем того дельца, которым он был, властного и решительного руководителя. Если бы он сидел в обычном кресле, никто и не заподозрил бы, что он инвалид.
– Я приеду, – наконец сказал он, потом молчал в трубку, видимо, слушая, как его отговаривают. – Ты же знаешь, что в противном случае я просто просижу весь праздник дома. Зачем отвлекать людей от семей, когда я сам могу это сделать. Все, не волнуйся, я решу проблему.
Он отключил разговор и повернулся ко мне:
– Тебя ждет кто-нибудь дома?
– Нет, – покачала я головой. – Я одна.
– У меня к тебе предложение. Позвонил один из моих управляющих. В Вальпараисо, в аэропорту Портер задержан самолет, принадлежащий моей компании, так как был анонимный звонок, что в самолете бомба. Полиция собирается осмотреть самолет, но этот лайнер для ви-ай-пи, пассажиры начинают предъявлять претензии, а уровень этих випов таков, что мало кому захочется с ними проблем. Я один могу разрулить ситуацию. Последний раз самолично я был там очень давно, но насколько помню, это не очень далеко. Один час семь минут. Ты же понимаешь, что я не смогу вести машину. Мне нужна твоя помощь. Я заплачу. Тогда ты сможешь отдать мне долг, – Эдвард неожиданно подмигнул мне, – и еще останется. На похороны.
Я ошарашено посмотрела на него:
– Чьи похороны?
– Ну, кажется, это ты у нас собиралась покончить жизнь самоубийством? Значит, твои. Хотя, если по дороге ты меня угробишь, то похороны будут мои. Ну, так как? Согласна?
Я растерянно кивнула, глядя в его ухмыляющееся лицо.
Он перевел глаза на мою руку:
– А ты сможешь вести машину?
Пальцы были распухшими и чертовски болели.
– Думаю, смогу. Только надо выпить обезболивающее.
– Ты можешь взять в шкафчике на кухне, я тебе объясню, как найти.
– У меня есть, я всегда ношу с собой. На всякий случай.
На самом деле Энтони запретил мне что-либо есть и пить у Эдварда. На случай, если он догадается и постарается меня устранить.
– И вода у тебя есть? – улыбнулся Эдвард.
– Нет, воды нет.
– Ну, тогда иди на кухню, прямо по коридору третья дверь налево.
– Хорошо, – кивнула я и вышла. В конце концов, отравить воду из-под крана Эдвард не мог.
Когда я вернулась, действительно выпив обезболивающую таблетку, Эдвард мне сразу бросил:
– Я позвонил в компанию по аренде машин для инвалидов. Они обещали прислать автомобиль через пятнадцать минут.
– У тебя же есть машина, – удивилась я, хотя знала в чем дело.
– В те, что у меня сейчас в наличии, надо забираться без кресла. А ты не сможешь мне помочь туда меня засунуть.
– Я сильная, я могла бы помочь тебе сесть в машину.
Зачем я это сказала? А вдруг он согласится? Язык мой – враг мой. Но я на минутку представила, как я помогаю ему, обнимаю его за талию, прикасаюсь грудью к его плечу, чувствую его руку на своем теле, помогаю усесться, проверяю, удобно ли ему…
– Я не люблю, когда ко мне прикасаются. У меня фобия. Так что спасибо, но нет.
– Джеймс же помогал тебе.
– Я не люблю, когда ко мне прикасаются женщины.
– О! – сказала я.

POV Эдвард

Двадцать один шестнадцать. Девушка закатила коляску со мной по пандусу в присланный «Шевроле-Старкрафт». Затем обошла машину и села на водительское сиденье.
– Ты знаешь дорогу? – спросил я.
– Не уверена, – ответила она. – Но сейчас проложу маршрут в навигаторе. Без проблем.
Она поколдовала над гаджетом, и он выдал маршрут. Почему-то время в пути оказался более длительным, чем я думал. Ладно, пусть.
Она завела машину так, будто уже ездила на ней, имела опыт. Не было вот этих мелких оглядываний приборного щитка, определения кнопок. Девушка не глядя, на автомате, только с помощью мышечной памяти завела машину и тронулась в путь.
– Как тебя зовут?
Она посмотрела на меня. Настороженные карие глаза.
– Белла. А тебя?
– Эдвард.
– Рада познакомиться, Эдвард, – она перевела взгляд на дорогу.
Я разглядывал ее профиль и удивлялся сам себе. Почему ее присутствие не вызывает тех приступов, которые всегда посещали меня рядом с женщинами? Теми женщинами, которые потенциально могли бы быть моими возлюбленными, моим женами. Женщины в возрасте или юные девочки, видимо, не воспринимались мной как женщины, не несли угрозы. Я не знаю, откуда взялось это неприятие женщин. Некоторое время я думал, что возможно гей, и что мой организм таким образом заявляет мне об этом. Но нет, мужчины не вызывали во мне сексуальных мыслей. А вот женщины – вызывали. Еще как вызывали. А затем следовал приступ паники. Родители пытались водить меня к психотерапевту, но избавиться от фобии так и не удалось. Возможно, я не пытался и не старался, так как понимал, что в этом нет никакого смысла. Я все равно не смогу быть полноценным мужчиной.
Белла сначала действительно вызвала во мне приступ, но потом… Он как-то сам собой сошел на нет. Когда? Что случилось, что повлияло на меня? Может быть то, что она была в мужской одежде и не выглядела слишком по-женски? Нет, дело не в этом. Сначала, даже несмотря на мужской облик, она вызвала во мне приступ, как только я понял, что она женщина.
Так когда? Я вспомнил, что она навалилась на меня, меня стало мутить, а потом она прошептала: «Не надо, больно, помоги», и какое-то чувство… заботы что ли, желания помочь, что-то исправить, уменьшить ее боль заполнило меня, заглушив приступ. Может быть, дело в этом? Может, мне нужно испытывать жалость к девушке, сочувствие, чтобы не испытывать страха? А что я испытываю к ней?
– Ты сказала, что у тебя рак. Ты уверена, что тебе нельзя помочь?
Я встретился с ее глазами.
– Если бы я считала, что мне можно помочь, я бы не… бросалась на твою машину с балкона, – ответила она.
– Но может, попробуем еще? Ты ведь ничего не теряешь. Когда вернемся из Вальпараисо в Чикаго, я покажу тебя лучшим врачам.
Она долго не отводила глаз, и мне уже захотелось одернуть ее и приказать смотреть на дорогу.
– Почему ты хочешь мне помочь? – наконец тихо спросила она.
Я пожал плечами:
– Так или иначе, но ты вошла в мою жизнь. Я в ответе за тебя. Ну, так как, попробуем?
После паузы она ответила:
– Хорошо. Когда вернемся.

POV Белла

Мы были уже недалеко от Вальпараисо, когда машина начала чихать и заглохла. По сценарию этого не полагалось. Я растерянно повернулась к Эдварду:
– И что делать? Ты умеешь чинить машины?
– Нет, – покачал головой он, и мне показалось, что он доволен тем, что машина заглохла. Как будто он ждал этого. – Нам придется вызывать техпомощь.
В принципе ничего слишком страшного в этом не было. По плану Энтони мы с Эдвардом должны были приехать в Вальпараисо, и то, что нас видел кто-то еще, не должно было ничему помешать. Единственная проблема, видимо, была в потере времени. Мне и так пришлось чуть затянуть путешествие, потому что Энтони настоял, чтобы я объехала некоторые места стороной.
Как оказалось, проблема времени была не единственной.
Когда на дороге показались фары, я решила, что это едет техпомощь, и вышла из «шевроле». Автомобиль, едущий из Вальпараисо, остановился, и руки мои затряслись, когда я увидела, как из него выходит знакомый Энтони. Он узнал меня, стоящую на дороге.
– Белла, привет! – заулыбался он. – Что ты здесь делаешь? Ух ты, крутая тачка!
Я пошла ему навстречу, надеясь, что Джаред не станет заглядывать в автомобиль и не увидит Эдварда.
– Привет, да так. Вот сломалась, жду техпомощь.
– Помочь? – добродушно окинул он меня взглядом, продолжая идти к моей машине.
Мне захотелось отпихнуть его и сказать, чтобы убирался, но я только улыбнулась, пересилив себя.
– Да нет, спасибо, техпомощь уже в пути, сказали, будут через пять минут.
– Это кто там, Мейсон что ли? – спросил Джаред, вглядываясь сквозь темное стекло «шеви».
– Да, он… Он там.. не в духе слегка.
– А-а, – протянул Джаред. – Ну ладно. Удачи.
И он отправился к своей машине. Все знакомые знали крутой нрав Энтони и что не стоило приближаться, когда он не в духе.
Как только задние огни автомобиля Джареда утонули в темноте, я вытерла об себя вспотевшие ладони и отправилась в машину, моля бога, чтобы Эдвард не слышал нашего разговора.
– Кто это? – голос моего спутника был спокойным, даже скорее ленивым, как будто он интересовался Джаредом чисто от скуки.
– Да так, знакомый. Случайно его встретила. Спрашивал, не нужна ли помощь, но я сказала, что техпомощь прибудет с минуты на минуту.
Эдвард молча кивнул.

POV Эдвард

Двадцать три сорок шесть.
Техпомощи не было довольно долго.
Я позвонил капитану полиции, предупредив, что задерживаюсь из-за поломки автомобиля и явлюсь к ним через пару часов. Белла слышала мои слова, но никак не реагировала. Я закончил разговор и посмотрел на нее:
– Ты не спросила, как долго мы там пробудем.
Она пожала плечами, не оборачиваясь, поэтому я не мог видеть выражения ее глаз:
– А я должна была?
– Обычный человек спросил бы.
– Значит, я необычный, – ответила она.
– Да, думаю, так и есть, – кивнул я.
Она резко обернулась и удивленно посмотрела на меня:
– Да?
А я задал еще один вопрос:
– Ты нуждаешься в деньгах?
Она нахмурилась:
– Что за вопрос? – ее глаза пытались прожечь в моем черепе дырку, желая увидеть мои мысли. А потом, словно что-то решив для себя, она ответила: – Человеку всегда хочется больше, чем он имеет. Но лично я – нет, я не нуждаюсь в деньгах. Я не говорю, что я богата, нет, я живу довольно скромно. Но на тот свет все равно ничего не возьмешь.
Она выглядела искренней.
– Наверное, нам еще долго сидеть. Расскажи мне о себе. Ты сказала, что одна. У тебя был парень?
Она бросила на меня быстрый взгляд.
– Был, конечно. И не один. Ну, ты знаешь, как бывает… Все эти отношения. Некоторые серьезные, некоторые не очень…
– Нет, не знаю, – улыбнулся я. – У меня вообще не было отношений.
Думал, что она взглянет на меня с жалостью, но она скорей выглядела заинтересованной:
– Это из-за фобии? Потому что ты не можешь прикасаться к женщинам?
– Не только прикасаться. Я вообще не могу находиться с ними в одном помещении.
Она выглядела растерянной:
– А я? Тебе сейчас сложно находиться со мной?
–Нет. Но, получается, ты – единственное исключение.
Она выглядела обескураженной. А я продолжил:
– Но раз это сработало, то видимо, есть реальная возможность избавиться от фобии. Значит, мои психотерапевты искали не там. Спасибо тебе!
Она поджала губы:
– Я ничего не делала.
– Неважно. Спасибо, что ты мне встретилась.
Она резко отвернулась, предоставив мне любоваться ее узкой спиной в мальчишечьей куртке.
– Знаешь, я тут подумал… Только не перебивай, дай мне сначала договорить. Выходи за меня замуж. – Она застыла с напряженно поднятыми плечами. – Моя жизнь пуста. В ней есть только работа. В ней никогда не было женщин. И я сейчас даже не о сексе. Просто вот так сидеть и говорить буквально обо всем с молодой женщиной для меня всегда было недостижимой мечтой. Ты – единственная женщина, с которой я могу общаться. Ты не представляешь мое состояние сейчас. Я как будто выиграл в лотерею бессмертие. Я не могу упустить такой шанс. И я тебе обещаю, что все свои деньги и связи пущу на то, чтобы попробовать тебя вылечить. Но даже если у нас ничего не получится, ты проведешь остаток дней, окруженная заботой, у тебя будут деньги, ты сможешь позволить себе все, что захочешь. Правда, я не смогу быть тебе полноценным мужем. Ниже пояса я недееспособен. Но у тебя ведь могут быть… друзья. Я буду закрывать на это глаза.
– Замолчи! – вдруг закричала она, поворачиваясь ко мне, и губы ее дрожали, а в глазах блестели слезы. – Замолчи! Больше никогда не произноси такого!
– Ну почему? Я настолько тебе противен? Многие женщины пытались выйти за меня замуж – из-за денег. Я бы согласился на это, мне не жалко денег, но я просто не мог даже пяти минут находиться в их обществе. Ты бы могла попробовать. Попробуй! Если я буду настолько тебе неприятен, ты всегда сможешь со мной развестись. Ну… Или убить. – Я усмехнулся. – И все деньги будут твои.
Она замерла с широко открытыми глазами, даже кажется, дышать перестала.
– Эдвард, – тихо произнесла она. – Я уверена, в твоей жизни еще будут женщины, с которыми ты сможешь общаться и не испытывать приступов. И пожалуйста, не думай так. Ты мне не неприятен. Ты красивый, умный мужчина. Любая женщина захотела бы стать твоей женой, и совсем не из-за денег. А что касается… – она чуть улыбнулась. – Насколько я понимаю, выше пояса ты дееспособен, а значит, вполне можешь доставить удовольствие женщине. Пусть и необычным способом.
Мысли мои потекли в совсем другом – пикантном – направлении, но я безжалостно заставил себя прекратить фантазировать.
– А если я умру? – сказал я. – Ведь никто не знает своей участи. Вдруг через пару часов мы попадем в аварию, – она сильно вздрогнула, – и я погибну. Я так умру, не почувствовав… – Я сделал паузу и попросил: – Поцелуй меня, пожалуйста.
Она дернулась, потом оглянулась вокруг, словно боясь, что нас кто-то увидит, а потом покачала головой и словно с сожалением произнесла:
– Не сейчас… Не так…
Вдалеке показались огни техпомощи.

Часть 2



 
Источник: http://www.only-r.com/forum/33-442-1#258173
Герои Саги - люди Светлана Солнышко 607 27
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Не могу вспомнить, кто сказал мне это – но «душа и небеса должны существовать, потому что хорошие люди недостаточно вознаграждены на Земле». Мне всегда нравилась эта мысль, если она имеет значение."
Жизнь форума
❖ Festival de Cannes
Anti
❖ Вселенная Роба-7
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Good time/ Хорошее вре...
Фильмография.
❖ Талия Дебретт Барнетт ...
Кружит музыка...
❖ Фредерик
Собственные произведения (16+)
❖ Флудилка 2
Anti
❖ Влюбиться в Роберта Па...
Из жизни Роберта (18+)
Последнее в фф
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
Рекомендуем!

2
Наш опрос       
Стрижки мистера Паттинсона. Выбирай!!
1. Якоб/Воды слонам
2. Эдвард/ Сумерки. Сага
3. Эрик/Космополис
4. "Под ноль+"/Берлинале
5. "Однобокая пальма"/Comic Con 2011
6. Сальвадор/ Отголоски прошлого
7. Даниэль/Дневник плохой мамаши
8. Рейнольдс/Ровер
Всего ответов: 248
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 16
Гостей: 8
Пользователей: 8
Loren Elfo4ka Flava natlav76 Ksusha zoya таshа Галина


Изображение
Вверх