Творчество

Broken Anyway. Глава 3. Человек из Дождя
18.10.2017   08:33    
Broken Anyway. Глава 3. Человек из Дождя
Люди ошибочно полагают, что жизнь – это прямая дорога. Жизнь – это замкнутый круг, проклятое вращение по кругу. В итоге в твои руки попадает то, что когда-то, в самом начале, принадлежало тебе, и ты возвращаешься туда, откуда прежде вышел.

Лючия Тройси. Войны всплывшего мира



Роберт прокашлялся.

- Правда? Есть повод? Или я чего-то не знаю?

- Роберт…

- Ты хочешь пожить в Лондоне без меня?

- Роберт!

- Что? Ну, если хочешь – лети. С Дэном, например. Когда там у него сезон заканчивается? Не могу же я тебя за ноги хватать. Привязать тоже не могу. Что толку тебе сидеть в пустой квартире?.. Если проблема только в этом – лети, любимая.

- Не говори так, пожалуйста…

- А что, мне покричать или запретить тебе улетать? Тебе будет приятнее нарушить мой запрет? Хватит того, что ты сообщаешь мне об этом по телефону…

- Извини, но я не могу сказать этого лично. Когда ты был дома, я этого не планировала!

- Честно?

- Честно!

- Ладно. Обижаться на тебя бессмысленно… Мы поговорим с тобой после, когда ты вернёшься в Лос-Анджелес.

У меня блесной в горле застряло: «Я не хочу туда возвращаться!».

- Это будет нескоро…

- Если гора не идёт к Магомету, то Магомет сделает над собой усилие, оторвёт булки от дивана и купит билет на самолёт в Лондон. Или в Нью-Йорк.

- Ты это серьёзно?

- Нет, я шучу, конечно же. Стэсс, милая моя… Мы с тобой договорились, что месяц ты проведёшь с друзьями. Поэтому ты вольна лететь туда, куда тебе вздумается. Спасибо, что сообщила о своих планах: я буду внимательнее следить за тем, что делается в небе над Атлантикой. Мы увидимся на Рождество, где бы ты ни была.

- Сезон у Дэна заканчивается через месяц, Роберт. Улавливаешь?

- Даже так… Ну что же. Значит, всё будет как ты хотела. Рождество в Лондоне. Не переживай так, я у тебя не сахарный. И не сахар, кстати, тоже.

Он был буквально непробиваем.

- Перестань…

- Уговорила. Я перестану. Я устал дико, мне не до препирательств с тобой…

Это звучало так, будто он не лицедействует, а мешки с мукой разгружает. Дэн, который весь день убивался на репетиции, а потом вживую пел на сцене, прямо сейчас носился по коридору, как угорелый: судя по звукам, он пытался защекотать Кейти прямо у меня за дверью. Странно, никогда не замечала за ним такой вот вселенской усталости. Может, потому что он практически бросил пить ещё год назад?

Все мои друзья-актёры очень активно снимаются, потому что востребованы. Эмма та вообще получила прозвище «Мисс Уотсон Один Дубль», потому что у неё не только IQ, но и КПД очень высокий. Фелтон налетал между Америкой и Европой столько часов, что если бы сидел за штурвалом, мог бы уже оформить права на управление небольшой частной «Сессной». Жалобы на усталость?

- Милый, ты не железный… Побереги себя.

- Стебёшься? – быстро сообразил мой уставший муж. – У тебя там шоппинг и Бродвей, а мне поспать подольше за счастье.

- Кто на что учился, Роберт. Кроме шуток, как съёмки?

- Обыкновенно. С каких пор ты интересуешься тем, в чём ничего не смыслишь?

Он слишком явно хотел задеть меня, ткнув носом в моё отношение к его работе. И я была задета, но мне не хотелось переводить разговор в наклонную плоскость ссоры.

- Считай, что тебе послышалось. Спокойной ночи.

- Уже ложишься?

- Нет, мы идём в китайский ресторан. Но тебе же поспать за счастье. Будь счастлив, окей?

Он рассмеялся, но всё же пожелал мне хорошенько поразвлечься, прежде чем повесил трубку.

Прислушавшись к себе, я не почувствовала ровным счётом ничего такого, что могло бы предвещать счастье или беду. Мои вопросы остались без ответов, скорее всего, потому, что ответить на них могла только я сама. Натянув свитер, я собрала волосы в хвост и вознамерилась получить максимум удовольствия от вечера в компании Дэна и Кейти.

Но мне так и не удалось отвязаться от мысли о том, что Роберт понимает куда больше, чем кажется.

***

Декабрь стремительно вступал в свои права: за ночь деревья покрылись длинными иглами инея, который не растаял даже к полудню. Мы с Кейти решили пройтись по магазинам, в том числе и потому, что Дэну нужно было поспать подольше перед вечерним прогоном. Оставив его досыпать, мы вызвали такси и спустились вниз.

- План такой, - размеренно начала подруга. – Сперва мы сгоняем в «Macy’s», чтобы оценить тамошние залежи сумок и аксессуаров, потом пройдёмся по Пятой авеню. А там посмотрим. Знаешь, я присмотрела шикарные лабутены цвета фуксии, а для тебя у меня есть дисконт и совершенно потрясающее розовое пальто от Шанель. Оттенок, из-за которого Джеки и Одри подрались бы, как торговки рыбой!

- Розовое?

- Нежный такой розовый… - она мечтательно прикрыла глаза, выдыхая маленькое облачко пара. – Тебе понравится!

- А я настроена на красное. Знаешь, в зимнем Лондоне всегда приятно пройтись в красном пальто.

- Экстравагантно. Можем и красное поискать, не вопрос…

Мне действительно хотелось красного пальто – вообще, новых красок, ощущений… Даже новых воспоминаний: мне хотелось аккуратно вырезать этот декабрьский Нью-Йорк и вклеить его в книгу своей памяти, как набор глянцевых открыток, купленных где-то здесь, в одном из многочисленных магазинов, магазинчиков, лавок, лавочек и лавчонок…

Мне хотелось находиться по переходам многочисленных бутиков так, чтобы к вечеру ноги просто отваливались, хотелось посидеть с Кейти вот так, запросто, в Старбаксе на пересечении Бродвея и 103й, попить зелёного чая латте или кофе мокко с классическими рогаликами в обсыпке… Эти нехитрые желания появлялись и затухали, снова появлялись и снова затухали, как огни рождественской гирлянды.

И мы действительно ходили от двери к двери – почти как дети в канун Дня Благодарения, только золотой дождь проливался не на нас, а на многочисленных консультантов, продавцов, швейцаров… Казалось, я только сейчас вспомнила, что в мире существуют кредитные и дисконтные карты: там, в Лос-Анджелесе, было пруд пруди модных бутиков, но у меня не было никакого желания что-то покупать.

Нет. Я не из тех, кто считает появление мужа поводом для тотального ношения бигуди и огуречных масок, а засаленных халатов в моём гардеробе отродясь не водилось. Но последнее вечернее платье я купила накануне получения премии «Оранж». Потому что… Куда это носить? На красных дорожках в ближайшие сто лет появляться мне не грозило, а ходить по дому в роскошных платьях Веры Вонг и Марчезы… вот это было бы действительно экстравагантно.

Я прилетела почти без вещей, а половина из тех, которые я всё же положила в свой чемодан, явно не годились для зимнего Лондона, поэтому я не чувствовала себя транжирой, которая покупает очередной кашемировый свитерок в United Colors of Benetton, пока люди на Гаити голодают. В конце-концов, я семь месяцев почти не тратила собственных денег: даже моему банку это могло показаться подозрительным.

Добираясь до того самого Старбакса, мы с подругой уже были изрядно нагружены пакетами разных размеров, от чего наше продвижение всё замедлялось и замедлялось. Часы, потраченные на хороший шоппинг всегда кажутся минутами, только ноги ноют, - уставшие от бесконечной ходьбы, пробежек по эскалаторам, приседаний в примерочных и привставаний на мысочки у высоких полок… Вся эта усталость навалилась разом, когда мы устроились у окна в глубоких креслах, ожидая чая, кофе и рогаликов. В одном из моих пакетов лежало-таки красное пальтишко из прошлогодней коллекции Reserved. Я присмотрела его ещё год назад, в Лондоне – женственную приталенную пародию на гвардейский мундир, такую же яркую, как знаменитые телефонные будки моего любимого города… Не помню, что помешало мне тогда, но сегодня я не смогла удержаться, как заворожённая, глядя на два ряда крупных чёрно-стальных пуговиц. Кейти бросила что-то типа: «К этому пожару можно надеть только жокейскую шапочку, но тебе идёт», а я… Я планировала ходить в нём по лондонским улицам с дерзко непокрытой головой. Мне всегда нравилось, когда мои тёмные волосы пахнут холодом и туманом.

В Лондоне даже туман имеет собственный запах…

- Может, расскажешь мне, почему ты решила лететь с нами без трёхнедельных уговоров?

Подняв взгляд, я будто опомнилась, увидев улыбающуюся Катерину напротив.

- Ты не рада?

- Я очень рада, но всё же? Помнится, тебя было не отлепить от Роберта, в своё время.

- Дэн бывает очень убедителен, тебе ли не знать…

- Дэн, - она на мгновение очень выразительно подняла глаза к потолку, - имеет привычку совать свой нос не в свой вопрос. И это меня беспокоит.

- Меня беспокоят мои ноги, если честно. Мне прямо сейчас хочется пристроить их на подоконник, чтобы они перестали орать об усталости хоть на минуту.

- Не расслабляйся, это только начало! – возмутилась Кейти, и тут же посмотрела на меня с укоризной. – Ты не хочешь говорить со мной о своей теперешней жизни?

- Не хочу. Не дай Бог, решишь, что все так живут…

- Не бойся, я прекрасно помню, что все несчастные семьи несчастливы по-своему.

Она трогательно взяла меня за руку, пытаясь поддержать. Но мне не было грустно: наверное, я окончательно приняла для себя аксиому о том, что несчастлива в браке.

Чёрт подери, так и было! Всякий раз, когда мы с Робертом сходились окончательно, что-то обязательно выходило из строя. На этот раз из строя, похоже, вышла я сама.

- Что ты хочешь услышать, моя хорошая? – устало спросила я. Она пожала плечами.

- Не знаю. Мне казалось, тебе есть, о чём рассказать… Ты что-то пишешь сейчас?

- Нет. Я не пишу с тех пор, как мы прилетели сюда. И это меня угнетает.

- Ха… Ещё бы тебя это не угнетало! Роберт уже знает о твоих планах?

- Знает. Говорит, что не против, хотя я прекрасно знаю, что его это бесит. Сказал, что я вольна лететь, куда мне вздумается.

- Дерзко. И совсем не похоже на любящего мужа. Мог бы понять, насколько для тебя важно работать.

- Он понимает, Кейти. Но его работа для него так же важна.

- И какого чёрта вам было жениться? Мучаешь его, он же неглупый, всё понимает...

Мне хотелось узнать подробности относительно того, что именно понимает неглупый Роберт, но принесли наш заказ. Пока мальчик-официант расставлял кружки и тарелки на столе, Кейти благополучно соскользнула с опасной темы.

- Дэнни говорил, что ты собиралась жить в отеле. Но он планирует уступить тебе свою квартиру в Сохо, пока ты гостишь у нас. Говорит, что для тебя важно личное пространство.

- Хорошо, что ты рассказала. Он говорил мне, что первое время я могу пожить вместе с вами, а потом он что-то придумает. Квартира в Сохо? Это невероятно дорого, наверное.

- Я не говорила о найме, я имела в виду только то, что ты и твой чемодан смогут чувствовать себя там как дома, - упрямо поджала губы Катя и тут же рассмеялась. – Иногда ты слишком серьёзная. И жутко практичная.

Чай был потрясающе вкусным. Может, потому что завтрак был уже очень давно?

- Я никак не могу привыкнуть к тому, что Дэн по-прежнему решает мой квартирный вопрос.

- Это уже традиция, - усмехнулась Кейти. – На этот раз, всё намного проще, чем тогда…

Тогда – это когда я по его воле оказалась жиличкой Роберта в его квартире на Кингз-Кросс. С недавних пор она была нашей, общей. Но в данный момент там жила его старшая сестра, и называть эти квадратные метры своими было, по меньшей мере, немного неправильно. Тем более что формально она принадлежала только моему мужу.

У нас не было брачного контракта, но я никогда не претендовала ни на один паунд его состояния. Кроме того, за мной сохранилась моя крошечная квартирка в Барбикане, которую мне не хотелось ни продавать, ни сдавать – слишком дорого она мне досталась. Естественно, я планировала вернуться туда, прилетев в Лондон: не стану же я тревожить Вики, в самом деле…

- Эй, ты где? – Кейти помахала салфеткой, чтобы привлечь моё внимание. – Я окончательно тебя утомила?

- Нет, я просто задумалась. И… да, я устала. Надеюсь, на сегодня у нас всё?

- Конечно, - она посмотрела на часы. – Если не будем тут рассиживаться дольше положенного, успеем поужинать дома, с Дэном, прежде чем он смоется на свой вечерний прогон. Как тебе такой вариант?

- Отлично. Рогалики можно и с собой прихватить…

- Тогда я возьму немного шоколадного печенья для мистера Рэдклиффа – и поедем домой.

Шоколадное печенье… Я почему-то вспомнила о шоколадных лягушках, и мне стало смешно. Пока Кейти договаривалась с баристой, я думала о том, как всё-таки здорово, что я решилась приехать сюда. За всё время, проведённое мной в Америке, я впервые начала чувствовать себя почти как дома здесь, в Нью-Йорке. Здесь каждое утро начиналось с Кейти, каждый вечер был заполнен заразительным смехом Дэна, с которым можно было с одинаковым азартом обсуждать прочитанные книги или вспоминать детали Поттерианы, резаться в карты, зависать над скрабблом или строить собственную империю на карте «Монополии». Ему было дело абсолютно до всего – и это очень подкупало. Рэдклифф за всё берётся с присущей ему горячностью, даже за игры. Вот и сейчас мне хотелось увидеть его расплывающееся в улыбке бледное лицо: перестав видеться с ним несколько раз в неделю я поняла, насколько сильно могу скучать по своему бравому гриффиндорцу.

Быть может, я действительно немного стеснила их с Кейти, но пока они позволяли мне жить в их доме, наполненном какой-то особенно тёплой, почти праздничной атмосферой, я не собиралась никуда уходить.

Кажется, именно об этом я думала всю дорогу в такси. Впервые за долгое время мне не хотелось заткнуть уши плеером и уставиться в окно: мы болтали, подпевали радио, играющему в салоне, и всячески дурачились, будто стремясь принести в дом немного приподнятого настроения этого длинного, как лакричная тянучка, дня.

Казалось, даже если мы застрянем в лифте, то никто не расстроится: мы сядем на пол и будем с весёлым пофигизмом напевать:

Well, I know what I've been told

You've got to work to feed the soul

But I can't do this all on my own

No, I know

I'm no Superman


А потом и вовсе примемся за остатки рогаликов. Но в лифте ничего такого не случилось.

У меня возникло странное ощущение беспокойства только у входной двери, но оно исчезло так же быстро, как и появилось. Кейти немного повозилась с замком, передав мне часть своих пакетов.

Уже через пару минут мы шумно ввалились в прихожую, смеясь и чертыхаясь. На шорох и хохот вышел Дэн, который явно не выглядел заспанным или недавно проснувшимся: он был даже слишком собран и сдержанно улыбался, силясь не рассмеяться вместе с нами.

- Явились, красотки… А у нас гость, - с этими словами Рэдклифф посмотрел на меня коротким, но колючим взглядом, от которого моё сердце провалилось куда-то вниз.

Неужели Роберт действительно бросил всё и прилетел? Было бы чудесно, хотя вероятность этого стремилась к нулю.

- Гость? – переспросила Кейти. Дэн кивнул и направился в гостиную, жестом приглашая нас следовать за ним. – Успех. Нам тут только загадочного гостя и не хватает, - мрачно сказала подруга, выпутываясь из длинного шарфа.

- Да ладно, меня же терпите… - скромно заметила я.

- То ты, а то какой-то там гость… в попе хвость. Ладно, пойдём. Посмотрим, кто там такой вообще.

Из-за полуприкрытой двери гостиной доносились два приглушённых расстоянием голоса, ни один из которых не принадлежал моему мужу. Второй баритон, наполненный привычными уху американскими интонациями, был безумно знаком… Кейти вошла первой, оставив меня в заполненной закатными бликами прихожей.

Я прислушивалась, но по-прежнему не могла понять, почему этот знакомый и незнакомый голос будоражит мне нервы.

Как старый сон, который выпал из памяти, оставляя тёплую, заполненную эмоциями лакуну.

Как наполовину забытый сюжет давно не перечитываемой книги.

Догадка прострелила меня навылет, наполняя кровь адреналином, от которого я основательно успела отвыкнуть. Казалось, дверная ручка обязательно шарахнет меня током… Там, за дверью, слышался звонкий смех Кейти.

И голос. Его голос.

- Я всегда звоню ему, когда прилетаю в Нью-Йорк, жду, когда он ответит, и так сразу: «Поттер!»… - американский выговор на мгновение перекрыла любимая интонация самого известного в мире слизеринца. И пока все смеялись над тем, за что Дэн при личной встрече мог и по лицу съездить, я стояла в дверях и просто смотрела.

Во все глаза смотрела на сидящего напротив Тома Фелтона.

Заметив меня, он осторожно коснулся ладонью высокой горловины своего мягкого свитера, и улыбнулся.

- Привет, Стэсс.

Не знаю, почему, но мне захотелось обнять его. Будто только сейчас дошло, что мы видимся впервые за последние семь месяцев. Мои мозги судорожно стучали шестерёнками, пытаясь вспомнить, что мне говорил о нём Дэн…

- Привет, Том. Ты же, вроде как, в Атланте…

- Был, - мягко уточнил он. - Ещё несколько часов назад был. Там дождь, ты не поверишь. А здесь уже почти зима… - он смотрел прямо мне в глаза, и я чувствовала, как стыну от его голубых глаз. - Я ненадолго – уже завтра ночью лечу в Лондон.

В очередной раз поймав на себе сосредоточенный взгляд Дэна, я села рядом с Кейти, и тут же наткнулась на ногу Фелтона под столом. Он рассмеялся, и мне захотелось вот так же рассмеяться в ответ. Вместо этого я аккуратно отодвинулась подальше. Пауза несколько затянулась, но всё решил Рэдклифф.

- Видишь, теперь тебе не нужно на почту, дорогая моя, - беззаботно откинувшись на спинку дивана, сказал он мне.

- В смысле? – среагировал Том, и я в очередной раз заметила, насколько по-американски он говорит. Это и резало слух, и казалось привлекательным одновременно.

- Она, - Дэнни указал на меня подбородком, - собиралась отослать тебе в Лондон рукопись. На днях.

- Правда? – притворно оживилась Кейти, которая и так прекрасно знала обо всех моих планах. – У тебя выйдет новый роман?

- Ну… Если Том этим займётся, - я сказала правду, но мне самой она показалась даже слишком скромной.

- Том займётся, - тут же подтвердил Фелтон. – Я получил твоё письмо, и прочёл несколько глав… Заинтригован. Но я в любом случае занялся бы, ты же знаешь. Заберу рукопись с собой, это не проблема.

- Папа там не озабочен появлением конкурента? – сострил Дэн. Фелтон пожал плечами.

- Не думаю. Я же агент одного писателя, занимаюсь штучным производством. Иногда прошу у него совета, ты не поверишь.

- Почему нет? – риторически спросил Рэдклифф-младший, прекрасно понимая, что Рэдклифф-старший основательно поднаторел в продвижении литераторов на издательском рынке.

- Не расходитесь, я принесу нам со Стэсс чашки. А то вы неплохо так устроились, почти как в Гриффиндорской гостиной, - сообщила Кейти. – И блин, почти как в тот вечер, когда мы познакомились…

- Да, только тогда мы были в Лондоне, пили пиво и ели креветки. А так – да, всё те же, всё то же, милая, - Дэн усмехнулся. – Мы тогда чудом не влетели в неприятную историю, собственно!

- Ну, всё относительно, - неопределённо сказал Том, и его нога снова оказалась рядом с моей. Мне и так сказать было нечего, хотя я прекрасно понимала, что это был увесистый булыжник в мой огород. Но после этого маленького жеста поддержки я не смогла бы и звука издать. Кейт подбоченилась.

- Дэн, мне уже не верится, что это для тебя я привезла шоколадное печенье из Старбакса. Ты злюка! Собственно, тебе придётся поделиться им с Томом.

- Нет, спасибо, - Фелтон, смеясь, вскинул ладони, будто отгораживаясь. – Я не голоден.

- Он брезгует разделить трапезу с Поттером, конечно же, - закатив глаза, Дэн разыгрывал привычную уже репризу, зная, что это нравится и Кейти, и мне.

- Ах, ну если Поттер хочет… - сделав ударение на звучной фамилии, Том на мгновение изобразил Драко. – Я сделаю всё, что от меня зависит, чтобы ему поменьше досталось.

- Вы такие милые, когда перестаёте выпендриваться, - резюмировала Катя, прежде чем таки пойти на кухню.

- Странно, но она всегда говорит это, когда я начинаю выпендриваться, - прокомментировал Дэн.

Всё встало на свои места, будто шкатулка Лемаршана защёлкнулась с мелодичным звуком: мир замер на короткое мгновение в ожидании чуда и заката. Это было страшно и красиво, от этого хотелось смеяться и плакать.

Мне хотелось быть здесь и сейчас, но хотелось, чтобы этот миг длился вечно.

***

Через час Дэн уехал на вечерний прогон, оставив нас с Кейти развлекать Фелтона. Катя, в свою очередь, села за рояль и попросила нас не обращать на неё внимания, пока она будет разбирать свой си бемоль минорный ноктюрн Шопена. Чай был выпит, а за окнами окончательно сгустились сумерки.

- Ты в курсе, какой потрясающий вид открывается с балкона этой квартиры? – поинтересовался Том. Я отрицательно покачала головой. – Тогда пойдём, я покажу тебе захватывающую панораму Манхэттена, пока буду курить.

У меня не было ни повода, ни особого желания отказываться.

На балконе было свежо: я протянула руку, чтобы включить свет, но Том коротким движением остановил мою ладонь.

- Не надо. Зажжёшь свет здесь – погасишь его там, - он кивнул в сторону огромных стёкол, за которыми дрожал и переливался тысячами огней никогда не спящий Нью-Йорк. Балкон Рэдклиффа явно был обитаем: тёплый пол, большая овечья шкура – никаких ротанговых кресел, мещанских стеклянных столиков, а света из прекрасно иллюминированной гостиной вполне хватало, чтобы наслаждаться очарованием ночного города. Мне всегда нравилось панорамное остекление, когда окно становится почти незаметным: минимум конструкций, максимум стекла… Но это же вызывало у меня лёгкий ужас при мысли о высоте и ветре. Естественно, распахнуть полностью такое окно нельзя – тяжеленную фрамугу не удержит никакой профиль, но всё же…

Зная, что на улице достаточно холодно, я села подальше от окна, под которым собирался курить Фелтон. Он опустился рядом, стараясь не загораживать мне вид.

- Здесь и правда красиво, - сказал Том, будто оправдываясь.

- И правда… - повторила я. Вынув сигаретную пачку, Фелтон нерешительно покрутил её в руках. – Кури, Том. Мы же за этим здесь.

- И я знаю, что ты не любишь, когда волосы пахнут дымом, - усмехнулся он. – Прости, ладно?

- Без проблем, Фелтон. Будь как дома, я сама здесь в гостях.

- Ты надолго? – поинтересовался он, и я на мгновение залюбовалась его чётким профилем на фоне ещё не совсем тёмного неба. – Ну, здесь…

- Месяц в Нью-Йорке. Потом хочу полететь в Лондон… Хотя бы на несколько дней.

- Как Роберт? - Том отвернулся, выдыхая дым подальше от моих волос, но я всё равно слышала этот горький запах. И не могу сказать, что мне было неприятно.

- Работает. Играет Курта Кобейна, в паре с играющим Дэйва Грола Старриджем. Надеюсь, ему хотя бы весело…

- Ему было бы веселее, если бы он смог продюсировать тот проект, который мы начали в Лондоне, ты не находишь?

- Это что-то типа упрёка или я ослышалась?

- Что-то типа упрёка, - твёрдо ответил он. – Я действительно прочёл первые главы, и я прекрасно понимаю, что ты написала их больше года назад. Не хочешь поговорить об этом?

Оперевшись плечом о его плечо, я кивнула.

- Хочу, - просто сказала я. – С тобой – хочу.

- Потому что я твой агент и это и мои деньги тоже? – в его голосе слышалась прежняя ирония, хотя и основательно разбавленная на вдохе.

- Нет. Потому что ты – мой друг. И ты сможешь понять всё, о чём я буду тебе говорить.

- Тогда давай поговорим об этом завтра.

- Завтра? Ты же улетаешь…

- Ночью, - напомнил он. – А днём я твой, если хочешь. Могу показать тебе Нью-Йорк, заодно… - Фелтон поднял правую руку, пытаясь рассмотреть циферблат часов, но я закрыла его ладонью. Он тихо рассмеялся, и посмотрел мне в глаза. - Мне действительно уже пора, сколько бы там ни натикало. Я помню о том, что такое приличия…

У тебя даже одеколон тот же, Том. Горький, наверняка с кедром и ветивером. Плевать на приличия, но я не могу рассказать тебе о том, как я рада твоему появлению по совершенно другой причине - потому что мне самой страшно от этого…

Кто знает, может, я решусь сказать тебе об этом?

- Том, я рада, что ты смог приехать…

Он на мгновение коснулся лбом моего виска.

- Я тоже. Рад, что могу быть полезен. Во сколько завтра?

- Сразу, как проснёшься и сможешь приехать. Мой номер у тебя есть.

- Я ранняя пташка. К тому же, - он снова попытался уточнить время, но я опять закрыла его часы. Мне нравилось ощущение нагретого стекла и металла в ладони, - я пока не знаю, во сколько лягу спать.

- Тебе лучше бы выспаться, если ты за рулём, - пошутила я.

- Может, слететь с моста для нас двоих было бы лучшим вариантом. Кто знает? – пошутил он в ответ. В итоге, рассмеялись мы оба.

Бонни и Клайд.

Том уехал, потом вернулся Дэн – вечер был таким же безоблачным, как и все мои вечера в Нью-Йорке. Ужин, душ, отбой в час ночи.

Войдя в свою комнату, я увидела большой букет бледно-розовых тюльпанов на прикроватной тумбочке.

Взяв карточку – с коротким текстом, но без подписи, я уже знала, от кого они.

«Thus have I had thee, as a dream doth flatter,

In sleep a king, but waking no such matter
».

«Был королем я только в сновиденье.

Меня лишило трона пробужденье».

87 сонет Шекспира. Драма.

Бледно-розовые тюльпаны пахли дождём.



 
Источник: http://www.only-r.com/forum/38-393-1
Из жизни Роберта RitaDien Солнышко 383 3
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Когда я был моложе, я всегда хотел быть рэпером. Но я даже не надеялся стать им, я никогда не был достаточно угрожающим."
Жизнь форума
❖ Вселенная Роба - 8
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Флудилка 2
Anti
❖ GifoMania Часть 2
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Назад к реальности.
Из жизни Роберта (18+)
❖ Затерянный город Z/The...
Фильмография.
❖ Позитифф
Поболтаем?
❖ Ковен Знамений
Переводы (18+)
Последнее в фф
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Ковен Знамений. Глава ...
Переводы
❖ Он разгадал мою печаль...
Стихи.
❖ Осенние стихи
Стихи.
❖ Предложение
Стихи.
❖ Король и пешка. Ауттей...
Герои Саги - люди
Рекомендуем!
5
Наш опрос       
Стрижки мистера Паттинсона. Выбирай!!
1. Якоб/Воды слонам
2. Эдвард/ Сумерки. Сага
3. "Под ноль+"/Берлинале
4. Эрик/Космополис
5. "Однобокая пальма"/Comic Con 2011
6. Сальвадор/ Отголоски прошлого
7. Даниэль/Дневник плохой мамаши
8. Рейнольдс/Ровер
Всего ответов: 250
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 12
Гостей: 9
Пользователей: 3
GASA Anzhela ctvty


Изображение
Вверх