Творчество

Абсолютная несовместимость. Глава 3. Странности
21.02.2018   06:38    

Дверь спальни закрылась, и я, с облегчением вздохнув, первым делом стащила с головы надоевший парик и присела на кровать. Неловко признать, но мне почему-то было немного тягостно присутствие Эсме, а вдобавок хотелось наконец побыть одной и попробовать разобраться в своих впечатлениях. 

Снизу доносился веселый гомон и взрывы хохота – судя по всему, слегка подвыпивший Эммет продолжал развлекать компанию рискованными шутками, от которых я весь ужин то и дело заливалась румянцем, втайне негодуя и на расходившегося балагура, и на дурацкую особенность моей кожи, не позволяющую сохранять невозмутимый вид в подобных ситуациях. Мне было настолько неловко, что я даже обрадовалась возможности выполнить требование Элис, содержавшееся в той странной записке: приняла первое же предложение Эсме показать мне комнату, где предстояло ночевать. После такого насыщенного дня я и правда вряд ли выдержала бы ночное бдение, тогда как хозяева явно еще не собирались расходиться. Большинство из них, во всяком случае. 

Эсме, которая весь ужин молчала и лишь иногда тихо и коротко отвечала на вопросы сидевшего рядом с ней Карлайла, оставалась такой же неразговорчивой, ведя меня в гостевую спальню. На безупречно застеленной кровати уже лежала аккуратно сложенная пижама, на низкой тумбе для чемоданов стояла моя сумка, а на спинке стула висел точно такой же халат, как тот, который остался в спальне Элис и Джаспера. Можно было только подивиться, когда хозяйка дома среди всех хлопот с праздничным ужином успела подготовить мне комнату. 

Торопливо сменив на махровый халат белоснежное платье с крылышками, весь вечер служившее мишенью для шуток неугомонной парочки, я вспомнила, что так и не зарядила свой мобильник, и начала рыться в своей сумке. Зарядное устройство нашлось на самом дне, как и следовало ожидать, а вот видавший виды «Sony-Ericsson» словно испарился. Неужели я забыла его в «бардачке» пикапа? Впрочем… скорее всего, он остался в кармане куртки, которая, вероятно, так и висит в прихожей. 

С сомнением оглядев себя, я решила, что в чужом доме выходить из комнаты в купальном халате, конечно, не совсем прилично, но лучше уж так, чем в платье с крылышками. Других вариантов не было, поскольку мои пострадавшие от дождя и поездки на скутере по грязному проселку джинсы и пуловер, оказывается, угодили из спальни Элис и Джаспера прямо в домашнюю прачечную, о чем мне сообщила Эсме. Заботливая хозяйка заверила, что одежда будет выстирана и высушена еще до завтрака. 

Запахнув поплотнее халат, я подошла к двери… и поняла, что беспокоиться надо было вовсе не о форме одежды: ручка врезного замка, сделанная в виде стилизованной фигурки пумы, свободно прокручивалась, дверь же оставалась закрытой. После нескольких бесплодных попыток я убедилась в том, что проблему разряженного мобильника, видимо, придется решать с утра, досадливо вздохнула и отправилась в душ. 

Стоя под теплыми сильными струями, я опасливо размышляла о том, что снаружи дверь в мою комнату наверняка легко открывается, ведь кнопка фиксатора замка находится на сломанной ручке и, разумеется, тоже не действует. Хозяева в большинстве своем показались мне милыми, но алкоголь способен превратить в животное любого, даже вполне разумного и законопослушного в трезвом виде человека. За несколько минут, проведенных в ванной, решение этой проблемы так и не пришло мне в голову. Оставалось надеяться, что Эсме заглянет перед сном проверить, всё ли в порядке, и тогда можно будет сказать ей о сломанной ручке замка. Но и здесь меня ждало разочарование: выйдя из душа, я увидела на тумбочке у изголовья кровати небольшой серебристый поднос с пузатой бутылочкой «Чероки» и высоким стаканом. Значит, Эсме уже заходила, а проблема, к сожалению, никуда не делась. 

Я тяжело вздохнула и, отвинтив крышечку, налила себе воды – невозможно было не попробовать за ужином все приготовленные Эсме деликатесы, и теперь неумеренность в еде напоминала о себе не только некоторой тяжестью в желудке, но и жаждой. Со стаканом в руке я присела на край кровати и задумалась. Сегодняшнее утро казалось далеким и каким-то незначительным, настолько его затмили последующие события. Поломка пикапа, встреча с Карлайлом, празднование Хэллоуина в шумной компании вместо предполагаемого одинокого вечера в незнакомом городке… Но главное, что уж тут себя обманывать, главное… 

И перед глазами снова возник момент появления в ярко освещенной десятками свечей столовой высокого ладного парня в черном костюме и небрежно откинутом капюшоне с узнаваемыми острыми ушками. Увидев его, Элис разочарованно застонала: «Эдвард, ну что тебе стоило хотя бы войти как полагается, во всей красе! Какой из тебя Бэтмен, если ты без маски?» Ответ прозвучал довольно желчно: «Уж какой есть, коротышка. Недоделанный». Мне показалось тогда, что этот мрачный зеленоглазый красавец хотел сказать что-то еще, но осекся. Ноздри его внезапно затрепетали, взгляд метнулся ко мне, потом, так же быстро – к Карлайлу. После этого парень окончательно замолчал, рывком скрыл растрепанную рыжеватую шевелюру, а заодно и верхнюю часть лица под ушастым капюшоном с полумаской и, запахнувшись в плащ, сел рядом с Розали, которая тут же принялась ему что-то нашептывать. 
Элис пожала плечами и чуть слышно объяснила, повернувшись ко мне: «Мой младший деверь, Эдвард. Как водится, не в духе». Мне показалось, что после ее слов откуда-то донеслось шипение, которое, правда, быстро утонуло в разноголосом шуме, воцарившемся за праздничным столом. 
Элис и Джаспер весь ужин старательно развлекали и угощали меня. Джаспер практически всё время сидел, развернувшись вместе со стулом ко мне, чуть ли не спиной к Карлайлу. Тот время от времени задавал мне вежливые вопросы, но Элис, как правило, успевала отвечать вместо меня, не обращая внимания на раздраженную интонацию, всё чаще проскальзывающую в голосе старшего брата Джаспера. 
Ни на минуту не забывая о записке, я старалась ни в чем не противоречить этой странной девушке, хотя Эммет успешно отвлекал меня своими шуточками об ангелах и их вопиющей неуместности за хэллоуинским столом, да еще бок о бок с вампирами. Его высказывания порой опасно балансировали на грани приличий, и я испытала облегчение, когда Розали, картинно облизываясь, затеяла оживленное обсуждение вкусовых особенностей человеческой крови. Желая подыграть, я выдвинула шутливое предложение провести сравнительную дегустацию крови присутствующих смертных, чем вызвала взрыв хохота у веселой парочки, к которой, чуть помедлив, присоединился и Карлайл. Элис и Джаспер, правда, только усмехнулись, зато Эдвард поразил меня своей реакцией – с грохотом отшвырнув стул, «Бэтмен» вскочил и ринулся к двери, даже не обернувшись на недовольно окликнувшего его Карлайла. 
Почти сразу после внезапного ухода Эдварда Эсме что-то тихо спросила у Карлайла, тот молча кивнул, и она предложила мне отдохнуть. Вид у хозяйки дома, по правде говоря, был настолько изможденный, что, на мой взгляд, полежать, оставив хлопоты домочадцам, следовало в первую очередь ей самой, но я не стала лезть с рекомендациями – кто знает, как здесь отнесутся к совету случайной гостьи. Поэтому, вежливо подтвердив, что действительно устала, я поблагодарила всех за чудесный ужин и вместе с Эсме поднялась на второй этаж в отведенную мне комнату. 

Едва не выронив стакан, я поняла, что вот-вот усну сидя – веки мои отяжелели, мысли путались. Оно и неудивительно – день был долгим и нервным. Зевая во весь рот, я пристроила стакан обратно на поднос, сменила халат на пижаму, забралась под тонкое одеяло и тут же словно отключилась. 

Мне редко что-нибудь снится, а если вдруг такое случается, я практически всегда каким-то краешком сознания понимаю, что всё происходит не на самом деле, поэтому воспринимаю увиденное как что-то вроде кинофильма. Но сегодня всё было совсем иначе. Вначале мне показалось, что я открыла глаза в полной темноте, хотя отчетливо помнила, как включала перед сном ночник, стоявший на прикроватной тумбочке – темноты я не особенно боюсь, зато знаю, что спросонок бывает трудно ориентироваться в незнакомой комнате. Постепенно стало ясно, что глаза мои закрыты, но я не могу приподнять веки, больше того – вообще не в силах пошевелить хотя бы пальцем или открыть рот. Казалось бы, это должно было вызвать приступ паники, однако мысли тянулись лениво, словно нехотя, как будто все происходило не со мной, а с кем-то посторонним. 
Вскоре я осознала, что меня разбудили чьи-то голоса, вот только такого разговора мне никогда еще слышать не доводилось: это было похоже одновременно на шелест и птичий щебет. Я улавливала лишь отдельные слова, причем связать их воедино никак не удавалось – возможно, именно из-за вялого течения мыслей. Лежа без движения, я слушала, медленно проникаясь страхом, словно с трудом пробивающимся сквозь пелену странного равнодушия, окутывающую мои эмоции: «Убирайся… не твоя… человек… не смей… отец… чудовище… я тоже… не отдам… убийца… извращенцы… стакан… знаю… уезжайте… пульс… да… уходим… останусь…» 

Внезапно всё стихло. Чувствуя, как по виску стекает холодная капля пота, я напряженно прислушивалась и сама не понимала, действительно слышала всё это или просто до сих пор не в состоянии стряхнуть с себя ночной кошмар. Хотелось еще раз попробовать открыть глаза и пошевелиться, но жутко было еще раз испытать полную беспомощность, и я лежала неподвижно. 
Впрочем, непривычная апатия вскоре снова взяла надо мной верх. Мысли окончательно стали бессвязными, сменившись какими-то смутными образами. Сон как будто только этого и ждал – я почувствовала, что меня укачивают медленные волны, пологие и спокойные, какие бывают в моей любимой бухте только в середине лета. Последним, что я запомнила, было легкое теплое прикосновение к щеке, рассыпавшее по шее и груди стайку приятных мурашек, но оно, вероятно, мне уже действительно просто приснилось. 

 

***


Утро началось для меня не то чтобы неприятно, но довольно странно: во-первых, я проспала. Жизнь давно отучила меня от привычки нежиться в постели, и я даже без будильника всегда просыпалась ровно в шесть утра, особенно в последние месяцы, когда опоздание на работу могло закончиться солидным штрафом, а то и увольнением – в «мертвый сезон» мое место официантки оставалось бы вакантным не дольше пары часов, устроиться же куда-то еще в нашем городке просто немыслимо. И всё-таки, судя по тому, что в комнате было светло как днем, я проснулась не раньше девяти. 

Вторая странность ожидала меня на спинке стула. Белое платье и парик исчезли, как и махровый халат, а вместо джинсов и пуловера, вчера унесенных Эсме в стирку, я увидела какое-то незнакомое темно-синее платье, при ближайшем рассмотрении оказавшееся явно домашним нарядом из тонкого трикотажа. Было что-то почти монашеское в его строгом белом отложном воротнике и белых же манжетах чуть укороченных рукавов. Платье застегивалось спереди на мелкие синие пуговки и пробуждало воспоминания о героинях моих любимых романов сестер Бронте. 

В первое мгновение я просто растерялась, но потом вспомнила свой сон, сломанный замок… Меня обдал жар испуга. В голове заметались мысли о похищении, обрывки воспоминаний насчет коварных сектантов, сведения о которых время от времени попадали в выпуски теленовостей. Отбросив платье, я кинулась к выходу из комнаты, где меня, к счастью, тут же успокоила очередная странность, на сей раз приятная: ручка замка была вполне исправна и дверь легко открылась с первой же попытки. 

Ругая себя за мнительность, я осторожно прикрыла дверь, застопорила замок и вернулась к поискам своей одежды. В моей сумке, как и прежде, лежало три смены белья и пара блузок, шкаф оказался пустым, в ванной одиноко висел лишь свежий махровый халат – на сей раз бледно-розовый. 

Наскоро приведя себя в порядок, я снова с сомнением взялась за платье. Единственное, что пришло в голову: Эсме просто не успела выстирать и высушить мои вещи, поэтому одолжила мне платье из собственного гардероба. Вздохнув, я начала одеваться – не разгуливать же по чужому дому в пижаме или банном халате. 

Платье оказалось мне впору, оно было даже довольно симпатичным – если, конечно, не считать того, что я вообще не любительница такой одежды и любым платьям предпочитаю классические джинсы, а юбку ношу только на работе – как часть униформы. Застегнув под горлом последнюю пуговичку, я скептически посмотрела на себя в зеркало, еще раз пригладила волосы и вышла в коридор. 

В доме стояла тишина, лишь откуда-то снизу доносилось негромкое гудение. Ориентируясь по звуку, я быстро нашла Эсме в подвальной прачечной. Бледная и грустная, женщина двигалась как-то вяло, и я решила предложить свою помощь. Но, не дав мне и слова сказать, она вдруг вцепилась в мою руку и молча потянула в сторону кухни. Такая реакция меня слегка озадачила, и всё же я послушно пошла за хозяйкой, пытаясь прогнать мысль о том, что люди здесь, конечно, милые, но довольно странные. Некоторые из них, во всяком случае. 

Втащив меня на кухню, Эсме быстро выглянула за дверь, ведущую, как я уже знала, в столовую, потом проверила зачем-то, заперта ли кладовка, и только после этого напряженно зашептала, глядя мне в глаза каким-то нездорово сосредоточенным взглядом: 
– Деточка, зря ты позволила заманить себя сюда, это страшный дом. – От неожиданности я буквально онемела, а она продолжала все тем же свистящим шепотом: – Ты думаешь, это люди? Нет, они монстры, почти все они… А главное чудовище, кровопийца – ОН… мой муж. Его сейчас нет дома… но если кто-нибудь проснется, тебе не уйти отсюда живой. 

Она начала рыться в карманах фартука, а я уже не сомневалась, что в этом семействе по меньшей мере двое сумасшедших. Мысли хаотично метались, однако я понимала, что сейчас не время для раздумий и, если есть возможность покинуть этот дом, нужно срочно уносить ноги – разумеется, не от каких-то воображаемых монстров, а от явно неадекватной хозяйки. 

– Но моя сумка… документы… одежда, – спохватилась я. 

Эсме в ужасе замахала руками: 
– Нет времени! Возьми деньги, – она торопливо сунула мне в руку рулончик долларов, прихваченный резинкой. – Сегодня тепло. Главное – как можно быстрее добраться до людей. Остальное не имеет значения. 

Сейчас в ее глазах горело настоящее безумие, но что-то заставило меня спросить: 
– А как же вы? 

– Я? – горестно усмехнулась Эсме, протягивая мне ключи от машины. – Мне уже поздно. Здесь мое место, моя семья… мой крест. Вот, уезжай поскорее, я открою ворота. Беги! – выдохнула она, жестом указывая на лестницу, ведущую куда-то вниз. 

Словно заразившись страхом, звучащим в ее голосе, я кинулась туда, едва не запутавшись в собственных ногах и молча проклиная свою неуклюжесть. Толкнула тяжелую дверь, к которой привели крутые ступеньки, и оказалась в тускло освещенном подземном гараже на несколько машин. Без чехла была только одна – невзрачный коричневый седан «Тойота». Я не сразу сообразила, что автомобиль не заперт, и несколько секунд пыталась непослушными пальцами вставить ключ в замок водительской дверцы. Потом всё же справилась с волнением, нырнула в тесный по сравнению с кабиной моего пикапа салон и с третьей попытки сумела завести двигатель. Увидев, что наружная дверь гаража поднимается, я вздрогнула всем телом, но через мгновение поняла, что это безумная хозяйка дома открывает для меня путь к свободе. 
Выехав на лесную дорогу, я немного успокоилась, но не почувствовала облегчения. Представила себе, как Карлайл, проснувшись, обнаружит, что я отплатила ему за гостеприимство черной неблагодарностью. Сбежала… в чужом платье, фактически угнав хозяйскую машину. Вряд ли его удовлетворят неуклюжие объяснения о том, что я испугалась слов явно нездоровой женщины и бездумно выполнила ее требование. В лучшем случае он сочтет меня идиоткой. В худшем – угонщицей и воровкой, ведь я еще и взяла у Эсме деньги! 

Самым правильным казалось поехать обратно и подождать в машине у ворот, пока хозяева хватятся меня или «похищенного» мной автомобиля, ведь во двор мне не попасть, не побеспокоив несчастную больную, которая при виде меня наверняка разволнуется. Пару раз я притормаживала, чтобы развернуться, но что-то меня сдерживало – возможно, смутные сомнения: а вдруг в словах Эсме всё-таки была какая-то частица правды? Мне не давали покоя странные ощущения, которые я не могла с полной уверенностью считать частью кошмара… и этот разговор надо мной – не то приснившийся, не то услышанный мной наяву. 

В конце концов я, уже не впервые за это утро, решительно отругала себя за обычно не свойственную мне мнительность и свернула к обочине, и тут меня плавно и уверенно обогнал роскошный красный «Корвет» с опущенным по случаю хорошей погоды верхом. За рулем сидела улыбающаяся Розали. Приветливо помахав рукой, она затормозила передо мной, я с облегчением последовала ее примеру и опустила стекло, чтобы объяснить девушке свою «автомобильную прогулку». 

– Наш Ангел решил покататься? – не дав мне и слова сказать, весело поинтересовалась блондинка и шутливо добавила, пока я собиралась с мыслями: – А почему же на этой развалюхе? На ней только мама ездит в город за продуктами. Пересаживайся ко мне, прокачу с удобствами, – предложила она, гостеприимно распахивая дверцу. Смотри, какая погода! Солнышко, в кои-то веки. 

– А как же… машина миссис Каллен? – нерешительно спросила я, выключив двигатель и выйдя из «Тойоты». 

– Оставь так, – слегка скривила губы Розали. – Отгонит этот лузер. Проиграл – пусть побегает, – и она заливисто рассмеялась. Я тоже не смогла удержаться от улыбки, хотя смысл шутки до меня не дошел. – Садись, – она похлопала по пассажирскому сиденью. – Только не забудь пристегнуться, я не люблю ездить по правилам. 

В том, что Розали говорила серьезно, я убедилась практически сразу же: едва за мной захлопнулась дверца, «Корвет» рванул с места и быстро набрал скорость. Блондинка гнала свой спортивный автомобиль, не обращая внимания на неровности грунтовой дороги. Меня так подбрасывало на сиденье, что с трудом удалось найти и застегнуть незнакомые крепления ремня безопасности. 

До автострады мы домчались в считаные минуты, и только тут я поняла, что из-за одностороннего движения на этом участке дороги проехать к тому месту, где я оставила пикап, будет непросто. Не спрашивая меня ни о чем, Розали уверенно повернула налево, к Абердину. Я решила, что Карлайл в мое отсутствие рассказал домочадцам о том месте, где мы встретились, и девушка знает, что делает. Однако вместо того, чтобы воспользоваться показавшейся вскоре зоной разворота, она проехала дальше, а на невольно вырвавшееся у меня восклицание ответила недоуменным взглядом. 

Только в этот момент я осознала, что так и не объяснила Розали, куда направлялась, и сбивчиво поведала ей о цели своей поездки, умолчав, правда, о подробностях разговора с Эсме. Несомненно, девушке неприятно было бы обсуждать с недавней знакомой болезнь близкого человека, которую семья, вероятно, старается не афишировать. Поэтому я сказала только, что мне нужно возвращаться в Форкс, а вначале попытаться вызвать механика для ремонта пикапа. Мысленно я молилась, чтобы Розали не начала задавать уточняющие вопросы, потому что невозможно было бы объяснить, как я собиралась сделать это без мобильного телефона и почему оставила в доме Калленов свою одежду и сумку с документами. 

Однако мои опасения были напрасны: блондинка легкомысленно пожала плечами и на первой же развязке свернула налево. Мне показалось, что теперь мы едем в нужном направлении, но тут Розали досадливо выругалась: 
– Вот черт! Перепутала полосу. Теперь попадем только обратно к дому. Ладно, давай будем считать, что это судьба: пообедаешь с нами, а потом я тебя «с ветерком» отвезу прямо в Форкс. В порядке компенсации обещаю лично вернуть к жизни твой пикап – я еще не упоминала о том, что на досуге занимаюсь авторемонтом и тюнингом? Да, не женское дело, знаю, – она фыркнула, заметив мой изумленный взгляд. – Но можешь не сомневаться, не родился еще тот карбюратор, который не сдастся мне на милость, – и девушка мелодично засмеялась. 

– А… откуда ты знаешь, что дело в карбюраторе? – удивленно спросила я. 

Розали отмахнулась: 
– Карлайл сказал, хотя автомеханик из него тот еще, – она снова расхохоталась: видимо, неумение чинить двигатели казалось ей невероятно смехотворным недостатком. Мне пришлось признаться, что в этом вопросе я гораздо ближе к Карлайлу, чем к нордической красавице, которая «на ты» с двигателями внутреннего сгорания. Это развеселило девушку еще сильнее: – Да уж, – сквозь смех выдавила она. – Ближе тебя… в каком-то смысле… ему только мама, хотя мы с Эмметом собираемся с ним посостязаться. Всё-таки он для тебя староват, – и Розали расхохоталась так звонко и заразительно, что я тоже засмеялась, невзирая на некоторое опасение за собственное здоровье – развеселившаяся блондинка совершенно не обращала внимания на дорогу. 

Так, смеясь в два голоса, мы и подъехали к дому Калленов – правда, на этот раз с противоположной стороны. У ворот нас поджидал Эммет – надо сказать, далеко не такой жизнерадостный, как его сестра. С кислой миной набирая код на замке, он обиженно заявил: 
– Ничего, будет и на моей улице праздник. 

– Мечтать не вредно! – задиристо парировала Розали и лихо вписалась в поворот, въезжая во двор. Она высадила меня у парадного крыльца, после чего с помощью пульта открыла ворота гаража и крикнула мне вслед: – Ланч через полчаса. Если появишься за столом в этом чудном прикиде, Карлайл будет в восторге. 

Веселье начало покидать меня уже на лестнице. Я медленно поднималась по ступенькам, а память, помимо моей воли, подсовывала мне одно тревожащее воспоминание за другим. Странное поведение Элис… ее записка... Беспричинная вспышка Эдварда и его, мягко говоря, поспешный уход из столовой, больше напоминавший бегство. Мой необычно беспробудный сон и странный кошмар… или не кошмар?.. Удивительная метаморфоза дверного замка, бесшумно отремонтированного кем-то ночью или рано утром… И, разумеется, очевидное безумие Эсме и ее требование немедленно покинуть дом, якобы смертельно опасный для меня. 

Войдя в свою комнату, я с облегчением обнаружила на спинке стула свои чистые и сухие джинсы и пуловер. Разумеется, у меня и мысли не возникло последовать шутливому совету Розали, любимые джинсы я не променяла бы и на самое роскошное одеяние. Уже стаскивая с себя чужое платье, я застыла от внезапной мысли: «Как могла Розали догнать меня всего через несколько минут после моего отъезда, если, по словам Эсме, все, кроме таинственного отца семейства, которого я пока не видела, еще спали? Ведь это значит, что девушка выехала из дому, даже не позавтракав. И обогнала меня совсем не случайно». 

В следующее мгновение я тряхнула головой, досадуя на очередной приступ чуждой мне подозрительности. Нашла, кому верить – явно душевнобольной Эсме. К тому же Розали вполне могла уехать из дома, пока ее мать была в прачечной и ничего не слышала из-за шума стиральной машины. Еще немного – и я поверю бреду Эсме о том, что попала в логово жутких монстров. Ясно же, что на нездоровую психику хозяйки дома повлияла хэллоуинская обстановка плюс вампирские костюмы молодых Калленов и их тематические «кровавые» шуточки. 

«Надо будет осторожно намекнуть Розали, чтобы в следующий раз они не так усердствовали с оформлением дома к Хэллоуину, если Эсме настолько остро реагирует на всю эту бутафорскую чертовщину», – подумала я и тут только спохватилась, что, проходя через прихожую, даже не вспомнила о своем мобильнике, который по-прежнему нуждается в зарядке. 

Я торопливо вышла из комнаты и, едва не теряя балетки, бегом спустилась на первый этаж. Куртки на вешалке не было. Не успела я снова поддаться невольным подозрениям, как в дверях, ведущих в сторону кухни и прачечной, появилась Эсме с моей курткой в руках. Почему-то ничуть не удивившись моему присутствию, она горестно воскликнула: 
– Белла, милая, только не расстраивайся! Я выстирала твою куртку, но, представляешь, забыла проверить карманы! И только когда достала ее из сушилки, заметила, что нечаянно постирала и твой сотовый телефон. Боюсь, он безнадежно испорчен! 

В этом, увы, можно было не сомневаться – я тоже однажды нечаянно отправила в стиральную машину служебный мобильник Чарли и, хотя спохватилась раньше, чем Эсме сегодня, спасти несчастное устройство не удалось. Но не стоило еще больше волновать больную, тем более что телефон причитаниями не оживишь. Поэтому я беспечно махнула рукой: 
– Ничего страшного, этому сотовому было сто лет в обед. Давно хотела сменить его на более современный. 

Эсме вздохнула с явным облегчением: 
– Разумеется, ущерб я возмещу. Хорошо, что тебя это не слишком огорчило, дорогая. Я так испугалась, когда увидела, что натворила! Ну а куртка – вот она, с ней, к счастью, ничего плохого не случилось. Эммет сказал, могло быть и хуже, если бы потек аккумулятор. 

Я улыбнулась и попыталась перевести разговор на другую тему: 
– Сегодня чудесная погода. Тепло, как вы и говорили. Так что… 

Но Эсме вдруг вздрогнула, побледнела и с затравленным видом оглянулась. 
– Разве мы виделись сегодня? – слабым голосом спросила она. И уже увереннее добавила: – Ты что-то путаешь, Белла. Я как раз шла к тебе рассказать о беде с телефоном и спросить, почему ты не спустилась позавтракать… 

Я сочла за лучшее не спорить. Быстро согласилась, что, вероятно, ошиблась, и, взяв у Эсме куртку, удачно замаскировала кашлем тяжелый вздох при мысли о погибшем мобильнике. Хотя с некоторых пор я им не так уж часто пользовалась, но всё же иногда он бывал остро необходим. Вот и сейчас без него не вызвать механика для ремонта пикапа, однако я не собиралась говорить об этом Эсме, чтобы снова ее не расстроить, и вместо этого спросила: 
– А Элис уже встала? Хотелось бы с ней увидеться. 

Лицо хозяйки дома озарила улыбка: 
– Да, Элис помогает на кухне. Такая милая девочка. Я просто счастлива, что они с Джаспером нашли друг друга. В наше время так трудно подыскать подходящую пару для… – Эсме вдруг резко замолчала и продолжила после паузы: – У нас почти всё готово, можно садиться за стол. 

В столовой уже сидели в ожидании ланча Розали и Эммет. Девушка рассеянно листала какой-то глянцевый журнал, а здоровяк со скучающим видом глядел в окно и очень оживился, когда заметил меня: 
– Наш Ангел! – расплылся он в своей фирменной ухмылке, демонстрируя симпатичные ямочки на щеках. 

– Ох, только не это, – пробормотала я и едва удержалась, чтобы не закатить глаза. 

– Эммет! – строго сказала Розали, откладывая в сторону журнал. – Будешь продолжать свои глупые шуточки – останешься без сладкого. Ты же видишь, Белле не нравится. 

Парень скорчил недовольную гримасу, однако было ясно, что он просто дурачится: 
– Без сладкого? Но ведь тогда тебе тоже придется поститься, сестренка, хоть ты и выиграла пари, – и он торжествующе прищурился 

Розали нежно улыбнулась: 
– Ничего, только аппетит нагуляю. К тому же у меня появилась одна идея… И если ты постараешься вести себя хорошо, то, возможно, я расскажу, что придумала. 

– Ох, фантазерка, – в голосе Эммета звучало неприкрытое восхищение. – Ну хоть намекни. 

– Это мне вчерашний десерт навеял, – небрежно объяснила девушка. – Он, правда, оказался пресноватым, но если чуть-чуть изменить рецепт… В общем, язык проглотишь, гарантирую. 

Я с любопытством слушала их диалог. Оказывается, Розали увлекается не только ремонтом автомобилей, но и кулинарией. Надо же, как обманчива внешность. Я слегка напряглась, пытаясь представить себе красавицу-блондинку на кухне… в переднике, с перепачканными мукой руками… Это оказалось ничуть не проще, чем вообразить ее в замасленном комбинезоне автомеханика, с какой-нибудь отверткой или гаечным ключом. 

В столовую вошел Джаспер, легко, словно без усилий, несущий широкий поднос, тесно уставленный салатницами и соусниками. Эммет потянул носом, радостно крякнул и убежал на кухню, чтобы, как он выразился, «ускорить процесс, а то никакого терпежа не хватает», – и вскоре снова появился в обнимку с огромной супницей, на которой опасно покачивалась большая плоская тарелка с нарезанным хлебом. Размашисто водрузив супницу на стол, здоровяк ухитрился буквально в полете ловко перехватить блюдо с хлебом раньше, чем оно перевернулось. При этом ни один кусочек не свалился, и Розали, с иронией хмыкнув, картинно зааплодировала. 
– Играешь с едой? – ехидно осведомилась она. – Ты неисправим, братец. Забыл папочкины наставления? 

– Их забудешь, – с показным испугом схватился за затылок Эммет. – Это ты насчет того, что всему своё время? 

Розали застонала: 
– О Господи, с кем я разговариваю! Это я насчет того, что одним неверным движением можно многих оставить голодными. Не все же берегут аппетит для десерта. 

– Но я и сам ничего такого не берегу, – озадаченно отозвался верзила. И похлопал себя по животу: – Ты ведь знаешь, мой аппетит гораздо проще нагулять, чем испортить. 

– Ну да, мой тоже ничего не стоит раздразнить, – подхватила Розали, и Эммет рассмеялся так громко, что вошедшая с кувшином сока Элис вздрогнула и остановилась. Не видя ее, Розали продолжила нараспев, словно декламировала какой-то детский стишок или считалочку: – А вместе мы неутомимы… 

– Неумолимы и неутолимы, – закончил в унисон с ней Эммет. 

– Трепещите, закуски и десерты! – добавила Розали и, уткнувшись лбом в плечо брата, захохотала. 

Я уже несколько секунд смотрела на Элис и заметила, что при последних словах Розали миниатюрную брюнетку буквально передернуло. В глазах ее вспыхнула уже знакомая мне по вчерашнему вечеру непонятная злость, но, как и накануне, Элис промолчала. Поставила кувшин на стол, что-то тихо буркнула вошедшему следом Джасперу и кивнула мне, предлагая снова занять место рядом с ними. 

Не успели мы усесться за стол, как в комнате одновременно появились Карлайл и Эсме. Поздоровавшись со всеми, Карлайл задержал взгляд на мне, но не улыбнулся, как можно было ожидать, а только как-то неопределенно покачал головой. Потом посмотрел на Элис и Джаспера и, перед тем как развернуться и выйти, коротко бросил: 
– После ланча сразу зайдите ко мне. 

Элис расстроенно прикусила губу, а я тихонько спросила: 
– А сам он не будет обедать? 

Джаспер ответил вместо жены, но как-то невпопад: 
– Нет, обычно отец ест у себя. 

Я хотела переспросить, поскольку вопрос мой касался Карлайла, а вовсе не таинственного отца семейства, который не показался даже во время праздничной вечеринки. Но с губ, словно помимо моей воли, сорвались совсем другие слова: 
– А Эдвард? 

На сей раз откликнулась Элис: 
– Он тоже редко появляется за общим столом. Да у нас и нет такой семейной традиции – без особого повода устраивать совместные обеды, чаще всего мы едим на кухне когда придется. У Эсме и без того много хлопот. Сегодня она, наверное, ради тебя расстаралась. Гости к нам тоже нечасто попадают, как ты, думаю, уже догадалась. 

Почему-то после ее объяснений мне стало грустно. В груди поселилось чувство, подозрительно напоминавшее разочарование. Неужели это из-за отсутствия Эдварда? Да, очевидно, следует себе признаться: я успела ощутить непонятное притяжение к этому нелюдимому парню. За то недолгое время, которое мне удалось исподтишка за ним наблюдать, я поняла, что он чем-то похож на меня. Возможно, плохо спрятанной тоской и тем, что даже в довольно большой семейной компании он казался очень одиноким. Хотелось бы с ним поговорить. Жаль, что мы больше никогда не увидимся.

******************************************************************************************************

От автора:

Странная ночь сменилась не менее странным утром. Белла в недоумении, но пока не дает воли внезапно прорезавшейся мнительности. А может, стоило бы? 
Как всегда, очень ждем ваших комментариев здесь и на Форуме.
 



 
Источник: http://www.only-r.com/forum/35-538-1
Альтернатива O_Q (Ольга) Маришель 30 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter            
Цитаты Роберта
"...Я думаю, мир стал бы гораздо лучше, если бы папарацци преследовали всех этих банкиров и миллиардеров."
Жизнь форума
❖ Дэвид Гаррет
Парней так много...
❖ Ли Мин Хо / Lee Min Ho
Дорамы
❖ Зверодети
Поболтаем?
❖ Самая-самая-самая...
Кружит музыка...
❖ Хочу Роберта Паттинсон...
Поиграем?
❖ Вселенная Роба - 9
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Чжи Чан Ук / Ji Chang ...
Дорамы
Последнее в фф
❖ НЕБО Глава 16 Battle
Из жизни Роберта
❖ Far Away Flame | ...
Переводы
❖ Абсолютная несовместим...
Альтернатива
❖ Словно лист на ветру. ...
Герои Саги - люди
❖ Ковен Знамений. Глава ...
Переводы
❖ Far Away Flame | ...
Переводы
❖ Абсолютная несовместим...
Альтернатива
Рекомендуем!
4
Наш опрос       
Какой костюм Роберта вам запомнился?
1. Диор / Канны 2012
2. Гуччи /Премьера BD2 в Лос Анджелесе
3. Барберри/ Премьера BD2 в Берлине
4. Дольче & Габбана/Премьера BD2 в Мадриде
5. Кензо/ Fun Event (BD2) в Сиднее
6. Прада/Country Music Awards 2011
Всего ответов: 168
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 5
Гостей: 2
Пользователей: 3
Маришель Loren kaktus


Изображение
Вверх