Творчество

Абсолютная несовместимость. Глава 11. Что она скрывает?
16.12.2018   02:44    

Довольно долго мы с Элис сидели молча. Она неподвижным взглядом уставилась в стену, а я задумалась, плотно запахнув куртку. Страх немного отступил – ведь невозможно непрерывно бояться, от этого просто устаёшь. Планировать что-нибудь в моем положении было невозможно, и мои мысли устремились туда, куда самой мне путь заказан – домой. Сегодня Чарли, вероятно, просто забеспокоится, но, не сумев со мной связаться до ночи, вполне способен перевернуть вверх дном весь Форкс. Я попыталась представить, как это будет, и невольно вздохнула. 

– Всё пока неплохо, – внезапно заговорила ясновидящая, заставив меня вздрогнуть. Я подняла голову и вопросительно посмотрела на полукровку, которая несколько туманно объяснила: – Кажется, мы получим некоторый выигрыш во времени. Карлайла отвлекут, а «сладкая парочка» побоится действовать в открытую. И Эдвард не заартачится, надо же, – насмешливо добавила она. 

Озадаченное выражение моего лица наверняка лучше всяких слов сказало Элис, что я практически ничего не поняла. Она усмехнулась: 
– К Эдварду решили заслать невесту, раз уж он так тяжел на подъем. Поскольку это не принято, клан Хантеров придумал какой-то благовидный предлог… ладно, это несущественно. В любом случае ожидаются гости, а при них Эммет и Розали будут вести себя паиньками, огласка им невыгодна. Карлайл… вот здесь у меня некоторая неясность. Но не идиот же он – показывать тебя возможному конкуренту. 

– Конкуренту? – испуганно переспросила я. 

– Ну да. Джеймс, глава клана, не так давно овдовел. Снова, – зло добавила ясновидящая. Я не стала просить объяснений, догадываясь, что они могут только окончательно выбить меня из колеи. – Насколько мне известно, он пока не подобрал себе постоянного донора. Так что можно не сомневаться, Карлайл о тебе даже не заикнется, да и парочку извращенцев заткнет добросовестно и заранее. 

– Этот Джеймс… он привезет дочку? – догадалась я. Мысли мелькали с огромной скоростью. Задавая вопрос, успела представить себе, как пойду по рукам чем-то вроде переходящего приза, безвольного и бесправного. Пришлось с силой мотнуть головой, чтобы избавиться от кошмарной картинки. 

– Да, малышку Бри. А что делать, – с иронией развела руками Элис, – если на вечеринках наш завидный жених не показывается, сам по кланам с некоторых пор не ездит, вот и приходится папаше Хантеру нарушать традиции. Ну ничего, – оживленно добавила она, – на денек Эдвард спрячется, это никого не удивит. А потом покажется и будет добросовестно развлекать гостью, чтобы потянуть время в наших интересах. 

– Но она не его пара? – уточнила я зачем-то. 

– Нет конечно, – отмахнулась ясновидящая. – И в обычной ситуации Эдвард задержался бы возле гостьи не дольше, чем диктуют приличия, а то и раньше удрал бы под каким-нибудь предлогом. Но ради общего дела безусловно задержится, будет развлекать девушку на всю катушку, – уверенно заявила полукровка. 

Почему-то при мысли о том, как именно Эдвард будет «развлекать» претендентку на его руку и сердце, во мне вспыхнуло раздражение, почти злость. Глупо. Я прекрасно понимала, что не имею никакого права на подобные эмоции, но это было сильней меня. «Да уж не влюбилась ли ты наконец? – насмешка над собой должна была помочь справиться с неприятными ощущениями. – Тогда вынуждена тебя огорчить, голубушка: купидон в данном случае оказался порядочным мазилой. Даже у овцы, влюбившейся во льва, больше шансов, чем у тебя. Лев хотя бы не ядовит». Кажется, подействовало. Место злости привычно занял страх. Да мне надо Бога молить, чтобы Эдвард нашел свою истинную пару. Глядишь, и перестанет ему крышу сносить от моего запаха. Ведь пока, если рассуждать объективно, именно зеленоглазый полукровка представляет для меня самую реальную угрозу, Карлайл был прав. Даже двое спятивших извращенцев, похоже, лучше контролируют себя, чем этот непредсказуемый и нервный парень. 

Пара минут таких размышлений – и мне удалось заставить себя взглянуть на ситуацию под правильным углом. Вновь притихшая Элис меня не отвлекала. Скинув туфли, она с ногами забралась на кушетку и забилась в самый уголок. Кажется, ей было вполне комфортно в легкой блузке, а меня не спасала от промозглого холода этого склепа даже куртка на подстежке. Да и в целом кабинет Карлайла трудно было назвать уютным. Низкий сводчатый потолок из серого ноздреватого железобетона словно давил на душу, голые стены невыразительного бежевого цвета тоже навевали уныние. Глаза отдыхали только на полках с книгами, но читать в таком взвинченном состоянии я вряд ли смогла бы, даже найдись среди собранных здесь фолиантов что-то интереснее справочника по ботанике. Представив себе, что мне, возможно, придется провести здесь не день и не два, я с трудом удержалась от всхлипа, но резкий прерывистый вздох всё-таки вырвался. 

Элис тут же вышла из подобия транса, в котором пребывала. Ее взгляд стал осмысленным, а подвижное личико приобрело тревожное выражение. Я попыталась улыбнуться, но, должно быть, получилось неважно, потому что ясновидящая озабоченно поджала губы и прислушалась. Потом, успокоенно расслабившись, предложила: 
– Чем сидеть и ждать у моря погоды, давай лучше отдохнем. Я много места не займу, да и ты не из толстушек. Снимай куртку, рядом со мной не замерзнешь, а тут еще и плед имеется, – она насмешливо хмыкнула в ответ на какие-то свои мысли. – Утро вечера мудренее. 

– Тебе удалось… разглядеть мое завтра? – тихо спросила я. 

Элис скривилась: 
– К сожалению, не совсем четко, и все-таки есть достаточно оснований для оптимизма, сейчас хватит и этого. Я же говорила, мой дар несовершенен, иногда отказывает в самый неподходящий момент, зато не внушает ложных надежд – по крайней мере, пока такого ни разу не случалось. 

Она добавила что-то еще, но слишком быстро и тихо, чтобы можно было разобрать. Какое-то неясное чувство заставило меня переспросить, однако отказ прозвучал, наоборот, весьма отчетливо. Настаивать я не отважилась. Покорно сняла куртку и кроссовки, ослабила застежку джинсов и легла спиной к Элис на кушетку. От полукровки действительно исходило приятное тепло, быстро согревшее меня даже через одежду. Но уснуть удалось только потому, наверное, что я не решалась шевелиться, чтобы не беспокоить лежащую вплотную ко мне ясновидящую. 

 

***


Меня разбудило ледяное прикосновение ладони, внезапно зажавшей мне рот. Только поэтому я не завизжала от ужаса. Сердце ушло в пятки, руки онемели. Ног я тоже не чувствовала. В безжизненном свете, заливавшем «склеп», я увидела склонившегося надо мной Карлайла. Судя по холоду за моей спиной, Элис рядом не было. Широко улыбаясь, вампир шепнул: 
– Вставай, Белла. Пора. 

Чувствуя, что из глаз полились слезы, я отчаянно замотала головой, но он повторил, не гася довольной улыбки: 
– Пора. 

Я попыталась встать с кушетки. Ноги не слушались, и Каллен, убрав руку с моего лица, обхватил меня за талию, а я безвольно повисла на нем, чтобы не упасть. На столе лежал большой лист странной желтоватой бумаги, исписанный ровными строчками. Рядом я увидела хрустальный бокал с темно-красной жидкостью. 

– Это кровь? – просипела я чуть слышно. 

Карлайл ухмыльнулся: 
– Это вино, чтобы отметить начало нашего… хм… сотрудничества. 

– А почему только один бокал? – недоуменно спросила я. 

– Мне посуда не понадобится, – он зацепил пальцем воротник моего пуловера. 

Намек был донельзя прозрачен, и меня передернуло от ужаса и омерзения. Это явно не понравилось Каллену, потому что он злобно прошипел: 
– И чем же я так плох для смертной официантки? 

Заикаясь и отводя глаза, я ответила дрожащим голосом: 
– Я не говорила, что ты плох. Просто для меня всё это… – вместо «дико» мне с трудом удалось выдавить: – …непривычно. И я ведь еще не дала согласия. 

Вампир отмахнулся: 
– Ситуация изменилась, твоего добровольного согласия больше не требуется. 

Он стряхнул меня в кресло, как какую-то надоевшую своими капризами зверушку, а я даже не смогла выпрямиться, так и сидела сгорбившись, с бессильно упавшими руками, босиком и без куртки. Меня бил озноб – и от холода, и от страха. Мысли беспорядочно метались. Как же так?! А обещание Элис? Она же говорила, что… А слова Карлайла? А… Эдвард? 

– Я жду! – тихо рыкнул Каллен. – Чем дольше ты трясешься, тем хуже на вкус будет твоя кровь. Не заставляй меня применять силу. Подписывай! 

Невероятно быстрым, еще сильнее напугавшим меня движением он придвинул ко мне письменный прибор, и я увидела, что рядом с чернильницей лежит заточенное гусиное перо. Дрожащими пальцами я взяла его и хотела уже обмакнуть в чернила, но почувствовала железную хватку вампира на запястье. 
– Нет, дорогая, – снисходительно усмехнулся он. – Такие договоры скрепляются только кровью. 

«Кровью? – мелькнула паническая мысль. – Только не это!» 
Я прекрасно помнила тот урок биологии, на котором нас собирались научить определению групп крови. Урок, который я провела в медкабинете, куда меня, едва не потерявшую сознание от запаха и вида крови, отнесли Майк и Тайлер. 

Неуловимо быстрым движением Карлайл извлек откуда-то старинного вида узкий кинжал. Отпустив мою правую руку, он поймал в ледяной капкан левую и сделал на подушечке мизинца крошечный надрез, тут же налившийся кровью. 
– Готово! – довольно произнес Каллен и ослабил хватку – Подписывай! – повторил он, нависая надо мной. 

Не помня себя от ужаса и стараясь не дышать, чтобы не чувствовать тошнотворного запаха крови, я приложила к ранке кончик пера, а вампир уже показывал белоснежным пальцем, где нужно расписаться. 

Я покорно наклонилась к напоминавшему старинный пергамент листу, чтобы поставить подпись, но внезапно Карлайл злобно зарычал и я, вздрогнув от страха, словно в замедленной съемке увидела, как в кабинет, снося с петель металлическую дверь, врывается Эдвард – растрепанный сильнее обычного, с загипсованной левой рукой и гневно горящими глазами. 

– Всё-таки успел… – в голосе вампира прозвучало разочарование. 

Не решаясь выпустить из пальцев перо, я смотрела на отца и сына, яростно уставившихся друг на друга. 

– Ты дал слово! – выдохнул Эдвард, а Карлайл громко захохотал, запрокинув голову. Сквозь смех он с трудом выдавил: 
– Мальчишка! Разве можно верить слову вампира, когда речь идет о крови с таким сногсшибательным ароматом? 

Явно провоцируя сына, он поднес к лицу кинжал со следами моей крови и с показным наслаждением втянул носом воздух. В почерневших глазах Эдварда ярость сменилась безумием. Хищно оскалившись, он оглушительно зарычал и выхватил у отца кинжал, потом перевел взгляд на меня. Я онемела от ужаса и вжалась в кресло, понимая, что живу последние секунды. Карлайл демонстративно скрестил руки на груди, а Эдвард, отбросив кинжал, кинулся на меня… 

– Белла, Белла, очнись! – кто-то безжалостно тряс меня и звал по имени. 

Я открыла глаза, не понимая, почему еще жива. Надо мной склонялась встревоженная Элис. 

– Ты так билась и стонала, что я проснулась. Прости, если напугала. 

– Спасибо, что разбудила! – выдохнула я, как только осознала, что весь этот ужас мне просто приснился. 

– Кошмар? – понимающе спросила ясновидящая. Я кивнула. 

Засыпать снова было страшно – казалось, стоит мне закрыть глаза – и всё продолжится. Словно почувствовав мои опасения, Элис встала с кушетки и, подоткнув вокруг меня плед, пообещала: 
– Больше не усну. Буду сидеть и охранять твой сон, так что спи, не бойся. Если замечу неладное, сразу разбужу. Силы тебе понадобятся, хотя велика вероятность, что в ближайшие день-два нам придется безвылазно сидеть в этом бункере. 

Я вздохнула, а она погладила меня по плечу: 
– Потерпи, Белла. Постарайся увидеть во всей этой ситуации хорошие стороны. Они есть, пусть даже кажется, что всё беспросветно. Смотри, еще позавчера самой реальной возможностью для тебя была мучительная смерть от рук маньяков, а сегодня ты в худшем случае дашь согласие Карлайлу. Да, унизительно. Да, неприятно сознавать, что тебя вынуждают, загнав в угол, но это как выбор между гибелью и пленом. Кроме того, ты получила отсрочку, а с ней – шанс на изменение участи, хоть и довольно эфемерный, приходится признать. 

Голос полукровки звучал увещевательно, от ее руки исходило приятное тепло. Я потихоньку успокаивалась, расслаблялась, уплывала в сон. 

В эту ночь мне больше ничего не снилось, и всё-таки я проснулась не в лучшем состоянии. Кошмар не изгладился из памяти, как это часто бывает, а, наоборот, то и дело оживал во всех подробностях. Я рассказала содержание сна Элис, но легче не стало даже после ее ироничных комментариев – по словам ясновидящей, Эдвард первым делом бросился бы не на меня, а на Карлайла, к тому же тот ни за что не стал бы искушать сына, зная, к чему это может привести. Перед глазами так и стояло перекошенное от ярости лицо Эдварда, его алчный взгляд. Я даже как будто ощущала запах собственной крови – не находя в нем, правда, ничего приятного. 

Утром Элис сменил Джаспер. Она знала об этом заранее и предупредила меня, объяснив, что Карлайл попросит ее взять на себя приготовление обеда, а еще ей нужно поговорить с Эдвардом, ввести его в курс дела. Джаспер, которого Карлайл разбудил еще на рассвете, подтвердил, что гости, появление которых безошибочно предсказала ясновидящая, должны прибыть ближе к вечеру. 

Теперь мне не приходилось определять время наугад – в шкафу обнаружились старинные настольные часы. Полукровки, как и вампиры, способны чувствовать время с точностью до пары минут, но Карлайл почему-то хранил эту древность. Джаспер не знал наверняка, лишь предположил, что часы нужны были его отцу во время опытов. У меня, правда, была иная версия: на хрустальный шар, в который был искусно встроен большой хронометр, грациозно опиралась стройная бронзовая нимфа в тонком «летящем» платье, удивительно похожая лицом и фигурой на Эсме. Я не стала говорить об этом Джасперу, чтобы не расстраивать его. Возможно, он и сам заметил сходство, потому что долго молча рассматривал часы. 

Как бы то ни было, теперь тишину кабинета нарушало серебристое тиканье, а мне не нужно было всякий раз беспокоить своих терпеливых «телохранителей», чтобы узнать, который час. Вдобавок этот маленький шедевр вносил приятное разнообразие в скучный интерьер кабинета, и я слегка успокаивалась, рассматривая тонкую работу неизвестного мастера. 

Джаспер, видимо, уловив мой интерес, вкратце рассказал о поездке к врачу. Насколько я поняла, Элеазара встревожили не столько переломы Эдварда, сколько их происхождение. Как пошутил эмпат, семейный доктор во время процедуры вправил пострадавшему не только кости, но и мозги, заявив, что только законченный псих рискнет приблизиться к обладателю «поющей крови», если всерьез решил воздержаться от убийства. Хотя подобное решение, по словам врача-полукровки, тоже трудно расценить как здравое. Сказав это, Джаспер, вероятно, спохватился или просто ощутил мою реакцию и виновато попросил: 
– Не обращай внимания, Белла. Медикам вообще присущ цинизм. Элеазар не желает тебе зла, но Эдварда знает с момента его рождения и сейчас очень жалеет. Впрочем, это не мешает крыть непутевого пациента последними словами, – с улыбкой добавил Джас. 

– Понимаю, – кивнула я, справляясь с горечью. Да, никакие сверхспособности, видимо, не позволяют отчетливо представить, каково это – чувствовать себя даже не жертвой, а просто закуской. Изысканным деликатесом. 

Пытаясь отвлечься от грызущих меня нерадостных мыслей, я попросила Джаспера найти мне какую-нибудь книгу, хоть и сомневалась, что среди старинных фолиантов обнаружится что-нибудь достаточно интересное для обычного человека, особенно с учетом ситуации. К моему удивлению, удалось отыскать несколько книг и альбомов, никак не связанных с химией или ботаникой, и вскоре я уже углубилась в рассматривание какого-то богато иллюстрированного труда по истории и архитектуре Венеции. К сожалению, текст был на итальянском языке, которого я почти не знаю, но названия зданий и мостов были понятны, а при затруднениях мне помогал Джаспер. Оказывается, они с Элис не раз бывали в Италии, в том числе, конечно же, и в Венеции, поэтому знали ее не по альбомам. 

Часов в одиннадцать в убежище ненадолго заглянула Элис, она принесла нам с Джаспером завтрак и свежие новости. Карлайл пристроил к делу почти всю семью: Элис готовила, Эммет и Розали занимались уборкой. Эдвард же, чтобы не злить отца прямым непослушанием, следуя инструкциям своей ясновидящей невестки, сделал вид, что просто задержался в Абердине. 

– В общем, Эммет с блондинкой, хоть и с недовольными физиономиями, но без возражений взялись за тряпки и пылесос, – рассказывала Элис, сидя по обыкновению на ручке кресла и легкомысленно болтая ногами. – Карлайл наводит порядок во дворе и осуществляет общее руководство, ну а мне хватает дел и на кухне. 

– Очень вкусно, спасибо, – оторвался наконец Джаспер от поглощения блинчиков с кленовым сиропом. 

– То ли еще будет! – гордо провозгласила Элис. – Запланированы мои фирменные ростбиф с кровью, греческий салат и еще целая куча всякой вкуснятины. 

– И мороженое? – уточнил Джаспер и, получив подтверждение: «Ага, с клубникой, как ты любишь», – с предвкушением облизнулся. 

Я смотрела на него со смешанным чувством, думая о том, насколько человечны они с Элис, просто невозможно догадаться по их поведению, что они не люди. Несомненно, их вампирская составляющая сознательно заблокирована, но совершенно незаметно, чтобы они испытывали от этого какой-то дискомфорт. 

Невольно вспомнив об Эдварде, я подавила вздох. Бессмысленно жалеть о том, что он вынужден держать дистанцию из-за непреодолимой тяги к моей крови. Не будь этого, он всё равно оставался бы смертельно ядовитым. Приходилось признать, что даже Карлайл, чье имя вызывает у меня нервную дрожь, особенно после сегодняшнего кошмара, не так опасен для меня, как парень, который будит во мне непонятные чувства. «Такие уж непонятные? – мысленно усмехнулась я. – Себе-то можно признаться честно: несмотря ни на что, Эдвард мне нравится, и от этого наша вопиющая несовместимость расстраивает еще сильнее». 

После ухода Элис я попыталась вернуться к прерванному занятию. Но какой-то неугомонный червячок сомнения постоянно точил меня, не позволяя увлечься разглядыванием репродукций. Может быть, именно так проявляет себя интуиция. Сдавшись, я начала перебирать в памяти всё, что видела и слышала накануне вечером и сегодня утром, в надежде натолкнуться на что-то подозрительное. И это мне в конце концов удалось. Внезапно я сообразила, что, невзирая на беспечное поведение и безоблачное настроение, которое демонстрировали полукровки, сегодня никто из них ни разу не заявил, что всё будет в порядке, хотя обычно они не упускали случая подбодрить меня. Когда эта мысль пришла мне в голову, само веселье Элис показалось слегка наигранным. 

Я понимала, что Джаспер, скорее всего, уклонится от ответа, поэтому сделала вид, что с интересом рассматриваю очередной альбом, тогда как даже толком не видела, что это были за гравюры. 

Но я недооценила своего «телохранителя». Не прошло и пяти минут, как Джаспер поднял голову: 
– В чем дело, Белла? Что тебя так испугало? 

Не сомневаясь, что расплачусь, если заговорю, я пожала плечами и еще ниже наклонилась над книгой. Джаспер вздохнул: 
– Ты догадалась, да? 

– Просто почувствовала, – сумела выдавить я. 

– Я тоже ничего точно не знаю, – эмпат привычно положил руку мне на плечо, и эффект не заставил себя ждать. – Как и ты, уловил исходящую от Элис тревогу, только, наверное, более определенно. К сожалению, мысли читать не умею, – попытался он пошутить, и я заставила себя улыбнуться, – но уверен, при какой-то реальной угрозе Эл не стала бы держать тебя в неведении. Скорее всего, было какое-то настораживающее видение, в котором не удалось разобраться. 

– Наверное, ты прав, – а что тут еще скажешь? Можно подумать, я способна как-то повлиять на ситуацию, если меня предупредят заранее. Чему быть, того не миновать. Остается сидеть здесь и надеяться на моих добровольных помощников. 

Время тянулось медленно. Ничего не происходило, и я постепенно успокоилась. Разглядывала альбомы, пыталась читать, даже вздремнула немного, убаюканная тиканьем часов и молчанием Джаспера, который вел себя абсолютно невозмутимо. 

Около пяти часов Элис принесла обед, при виде которого я снова почувствовала страх: на подносе был только один столовый прибор, а это значило… 

– Да, – подтвердила ясновидящая. – Джаспер должен будет присутствовать за столом, чтобы не выводить из себя Карлайла. Достаточно того, что нет Эдварда. Если двое из трех сыновей проигнорируют семейный ужин, гости могут подумать, что глава клана не обладает достаточной властью. Как раз я могла бы пропустить это мероприятие под каким-нибудь предлогом, хотя изобрести его сложновато. А у Джаса выбора нет. 

Теперь я была убеждена, что Элис о чем-то умалчивает. Мне уже знакома была эта ее манера в подобных случаях тараторить, не делая пауз. А она продолжала всё тем же фальшиво-беззаботным тоном: 
– Но ты не волнуйся, Белла, мне не придется постоянно сидеть с гостями, ведь я за хозяйку, так что буду то и дело выходить на кухню и легко улучу минутку, чтобы заскочить к тебе разок-другой. 

Не хотелось выглядеть истеричкой, поэтому все силы ушли на то, чтобы не разреветься, не вцепиться в Элис, требуя, чтобы она немедленно рассказала, что скрывает. Неимоверно трудно было уговорить себя сохранять неподвижность, но мне это удалось. Джаспер молча обхватил меня за плечи. Конечно же, эмпат отчетливо уловил эмоции жены, однако не спросил, о чем она недоговаривает. 

Несмотря на воздействие Джаспера, в глазах щипало, в горле стоял болезненный комок. Я понимала, что сейчас останусь в одиночестве, взаперти, в постоянном ожидании чего-то ужасного, и не могла заставить себя посмотреть на Элис и Джаспера или хотя бы вникнуть в продолжавшееся щебетание ясновидящей. Почувствовав мое настроение, она замолчала, а потом сказала совсем другим тоном, медленно и серьезно: 
– Белла, знай одно: завтра ты будешь жива. Что бы ни случилось, оно есть – твое завтра. 

Так и не уговорив меня съесть хоть что-нибудь, полукровки бесшумно выскользнули из кабинета и тщательно заперли дверь. Я отодвинула поднос подальше – запах еды вызывал сейчас не аппетит, а тошноту. Посмотрела на часы: еще нет и шести. Как пережить этот вечер? Ночь? И для чего терпеть этот ужас неизвестности, если завтра в лучшем случае всё останется по-прежнему? 

Мне показалась вдруг чрезвычайно глупой вся эта затея потянуть время в надежде на что-то непредвиденное. Что способно заставить Карлайла отказаться от намерения сделать меня своим постоянным донором? Будь Каллен-старший человеком, можно было бы рассчитывать на болезнь, автокатастрофу, какие-то неприятности с полицией… А что может грозить неуязвимому и практически бессмертному вампиру? Насколько я поняла, он не боится ничего, кроме таинственной Инквизиции. Но у меня это слово тоже вызывало холодные мурашки по всему телу – возможно, из-за жутких деяний средневековой Инквизиции – настоящей, не вампирской. 
Да и логика подсказывала, что вмешательство инквизиторов лично мне принесет только немедленную гибель – в целях сохранения тайны существования вампиров. «Уж лучше “поцелуй смерти”, – мелькнула вдруг непрошеная мысль, которая тут же сменилась другой: – А ведь если кланом Калленов займется Инквизиция, полукровкам тоже не поздоровится, причем могут пострадать не только Эммет и Розали, которые действительно подзадержались на свободе, но и остальные… и в первую очередь Эдвард». 

Спокойствие не приходило, несмотря на все мои усилия. Я старалась размеренно дышать, думая о чем-нибудь приятном, например, о том, как шесть лет назад Чарли во время летних каникул возил меня в Диснейленд, но от таких воспоминаний становилось только хуже. Начала было шагать взад-вперед по кабинету, но тут же спохватилась, что меня могут услышать, и снова забилась в угол кушетки. Даже тиканье часов казалось каким-то зловещим. Гравюры и репродукции в альбомах не способны были отвлечь меня от напряженного ожидания, я снова то и дело ловила себя на том, что перелистываю страницы, не замечая, что на них изображено. Пару раз за вечер наведалась Элис. Слава Богу, она предупреждала о своем приближении еще с верхних ступенек лестницы, иначе у меня точно случился бы сердечный приступ. Видя мой затравленный взгляд, полукровка неодобрительно качала головой, но успокоить меня не пыталась – возможно, просто было нечем. 

Около девяти вечера я почувствовала, как тяжелеют веки, и вначале даже обрадовалась, ведь во сне время летит незаметно, а не тянется, как тугая резина. Но потом, вспомнив о кошмаре, немного приуныла, уж очень яркими были эпизоды того сна, всё еще не изгладившиеся из памяти. И всё-таки я надеялась, что лежа смогу немного расслабиться. Не спеша умылась, старательно соорудила из куртки что-то вроде подушки, ослабила пояс джинсов, уютно завернулась в теплый плед, повернулась лицом к стене, чтобы меньше мешал свет… 

Меня разбудило ледяное прикосновение ладони, внезапно зажавшей мне рот.

 

 



 
Источник: http://www.only-r.com/forum/35-538-1
Альтернатива O_Q (Ольга) Маришель 135 3
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение
Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter            
Цитаты Роберта
"...Слава открывает одни двери и закрывает другие."
Жизнь форума
❖ Вселенная Роба-10
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Фильмы,которые мы посм...
Фильм,фильм,фильм.
❖ Поиграем с Робом?
Поиграем?
❖ ROBsessiON Будуар (16+...
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Зверодети
Поболтаем?
❖ Война войной, а обед п...
Клубы по интересам.
❖ Затерянный город Z/The...
Фильмография.
Последнее в фф
❖ Моя любовь, моя ошибка...
Герои Саги - люди
❖ Моя любовь, моя ошибка...
Герои Саги - люди
❖ Его Любовница. Судьба ...
СЛЭШ и НЦ
❖ Его Любовница. Судьба ...
СЛЭШ и НЦ
❖ London inside. Глава 3...
Из жизни Роберта
❖ Голос. Глава 5
Герои Саги - люди
❖ Моя любовь, моя ошибка...
Герои Саги - люди
Рекомендуем!
3
Наш опрос       
Какой поисковой системой вы обычно пользуетесь?
1. Яндекс
2. Google
3. Mail
4. Прочие
5. Рамблер
6. Yahoo
7. Aol
Всего ответов: 178
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 4
Гостей: 2
Пользователей: 2
ирина12345 Ivetta


Изображение
Вверх