Творчество

А у нас во дворе. Глава 2. Часть 1
21.02.2017   19:40    
В дверях меня остановила Райка Сибгатуллина. Родители нарекли её Рушанной, но класс предпочитал звать Райкой. Так проще.
- А у нас новенькая.
- Знаю, - ответила ей в тон. Раскрутила за ремень сумку с учебниками, метнула в класс. Взглядом проводила её полёт. Это я не выпендривалась, элементарно экономила силы. Частенько ленилась тащить набитый книгами и тетрадями баул до своей парты. Вместе со мной за "полётом шмеля" с интересом наблюдала Райка. Сумка приземлилась в точно определённое место.
- Ну и глаз, - покрутила головой Райка. - Сколько смотрю, столько удивляюсь. Пришибёшь когда-нибудь кого...
- Кого?
- Кто идти будет, - Райка любила изъясняться коряво и недомолвками. Но, в принципе, в данном конкретном случае она права. Я как-то не думала о трагических последствиях своей лени для других. От того, что правота Райки казалась очевидной, я разозлилась. Не на неё, на себя.
- А нефиг по классу болтаться, когда моя сумка летит, - отшутилась мрачно. Заметила в кабинете давешнюю "Пизанскую башню". Вот гадство. Сделала вид, будто не заметила. Пошла по классу, громко спрашивая:
- Люди, кто физику сделал? Дайте списать Христа ради!
В ответ собирала одни смущенные ухмылки. Похоже, никто вчера физикой не занимался. Только начался сентябрь - каникулярное послевкусие. По традиции у нашего класса на раскачку почти вся первая четверть уйдёт. Поползла к кондовой отличнице Лерочке Полосухиной. Та успела приготовиться, пропищала бессовестно:
- Стенгазету за меня сделаешь. С учётом гласности.
- Легко, - согласилась я. - Тетрадку давай.
Получила вожделенную тетрадку и отправилась на своё место, списывать. Прошли те времена, когда списывали у меня. Лерочка, кстати, могла бы и бесплатно помогать. Не так давно я целый год защищала её от террора компании девчонок из соседней школы, которые были на дурном счету даже у дворового пацанья - и компания, и школа. Иногда и драться из-за Полосухиной приходилось. Но кто в наше время помнит добро? Сейчас Лерочка от меня усиленно дистанцировалась. То есть, пока я её защищала, Полосухину не беспокоили ни манеры мои, ни дворовая слава. Отпала необходимость в защите, и ей сразу стало неудобно появляться в моём обществе.
Отворачиваясь от Полосухиной, наткнулась на изучающий взгляд новенькой. Таня. Лаврова. Кажется, так Шурик вчера информировал. Уф, до чего неприятно, когда тебя излишне внимательно рассматривают.
- Привет. Новенькая? Я про тебя уже слышала. Тебя ведь Таней зовут? А меня Тоней.
Новенькая кивнула, холодно и манерно. Дополнительно осмотрела меня. Вчерашнего всестороннего осмотра ей оказалось явно недостаточно. Я отплатила равноценной монетой. Сегодня с утра "Пизанская башня" выглядела менее претенциозно, чем накануне. Светлые волосы, гладкие и блестящие, схвачены у висков заколками-сердечками откровенно иностранного происхождения. Косметики на лице значительно меньше. Каблуки у туфель - ниже.
- Будем считать, что познакомились, - у меня от её взгляда начисто пропало желание продолжать процедуру знакомства. Пошла к своему месту, переваривая впечатление от прекрасно пошитого, ладно облегающего худую фигуру тёмно-синего костюма Лавровой. Почти физически ощущала затрапезность своего поношенного школьного костюмчика - юбки с жилеткой, старенькой ковбойки и дешёвых спортивных тапочек.
Собственно, благодаря Горбачёву с его Раисой, перестройкой и новыми веяниями, на форму в школах махнули рукой. Особенно в отношении выпускников. Ученики сейчас одевались, кто во что горазд. Утверждался новый стиль - унисекс, то есть джинсы, футболка или неопределённого рода свитер, вместо портфелей и сумок рюкзачки, - стиль, одинаково подходящий и девчонкам, и парням. Но в нашей школе многие просто донашивали старую школьную форму. Я в том числе. Одеваться стильно никто пока не догадался. Не умели. Разве джинсами-варёнками щеголять?
Я быстренько списывала домашнюю работу по физике, не забывая держать в поле зрения "Пизанскую башню". У нас с ней, совершенно очевидно, с первого взгляда возникла обоюдная неприязнь.
Интересно, отчего так происходит? Вот столкнулись два человека, обменялись взглядами и невзлюбили друг друга, ничего ещё друг о друге не зная. Может, имеются у человека те самые разнозаряженные флюиды, о которых Воронин в прошлом году рассказывал? Сравнить, к примеру, с тем же Логиновым. Я его всегда терпеть не могла, мы общались подобно кошке с собакой, но внутреннего отторжения не было изначально. А эту Лаврову моя натура сразу не принимает.
Лаврова сидела смирно, листала какой-то журнальчик из привозных. Кабинет постепенно заполнялся одноклассниками. Меня о чём-то спрашивали, я что-то отвечала. Смех, обмен впечатлениями и новостями, детские шутки парней, списывание на скорую руку. Обычное утро обычного класса обычной школы. Необычной была новенькая. Она смотрелась пальмой среди карликовых сосен. Её осторожно обтекали, исподтишка рассматривали и мысленно присвистывали - экзотическая птичка.
Списать физику до звонка я успела. Уже легче дышалось, как любил выражаться Логинов. Со звонком в кабинет бодро вошла физичка, она же наш классный руководитель, она же Елена Георгиевна Алонкина, которую мы в хорошем настроении называли бабой Леной, в плохом - бабой Ягой. Прозвище произошло от первых букв полного имени. Аббревиатура быстро упростилось до Яги. Мне порой казалось, что исчезнувшие в невозвратном прошлом классные дамы были точно такими. Старая дева, живущая одна, она всё своё время тратила на нас, свинюшек неблагодарных. Её усилий по достоинству никто не ценил. Иногда я жалела бабу Лену. А иногда её тупость доводила меня до белого каления.
- Нуте-с, - вместо приветствия выдала баба Лена, - я вижу, у нас новенькая. Расскажи нам немного о себе, девочка.
"Девочка" прозвучало не как обращение старшего к младшему. Логинов иногда говорил мне издевательским тоном "девочка моя", и то не столь обидно звучало. "Девочка" Алонкиной была примитивной констатацией факта - за партой сидит подросток. Баба Лена, верно, вовсе из ума выжила, если не видит перед собой взрослую девушку.
- А что рассказывать? - вызывающе откликнулась Лаврова.
Нормальная реакция на неосознанное хамство старшего по званию и возрасту. Лично я "Пизанскую башню" не осудила. Полагаю, весь класс молча встал на её сторону.
- Во-первых, встань, когда разговариваешь с учителем, во-вторых, разговаривать должно более вежливо, - терпеливо и занудливо пояснила баба Лена. Где она устаревшие словечки выкапывает? Должно - с ударением на первое "о", а не как принято - на второе. Вот старомодина.
- Я не знаю, что нужно рассказать, - Лаврова пошла в атаку, использовав особые интонации. - Зовут меня Таня. Фамилия - Лаврова. Остальное - личная информация, имею право её не озвучивать.
У бабы Лены аж очки дыбом встали, с такой уверенностью ученика она до сих пор не сталкивалась. Она внимательно посмотрела на "Пизанскую башню" и передумала с ней ругаться. Времена наступали непонятные. Свяжешься с наглой девицей и сама потом виноватой останешься. Сейчас всё общество гуртом на учителей набросилось. В газетах, по телику - сплошная критика школьных порядков, вопли о необходимости срочных реформ. Баба Лена предпочла выкрутиться.
- Да-а-а, немного ты о себе можешь рассказать. Ну, садись. Начнём урок. Запишите тему: "Роль маятника в часах. Автоколебания". Пишите, чего вы ждёте?
Я воспользовалась моментом и незаметно раскрыла под партой чудесную книгу, которую дядя Коля Пономарёв одолжил всего на три дня, - "Поющие в терновнике". Как раз ночью добралась до грехопадения отца Ральфа и заснула на самом интересном месте. Мне не терпелось продолжить чтение.
Воронин, все школьные годы просидевший со мной за одной партой, сначала пытался косить взглядом в книгу, которую я держала на коленях. Потом заскучал, стал прислушиваться к тем, кто отвечал у доски, прикольно комментировал ответы бедолаг. Потом опять заскучал. Толкнул локтем в бок.
- Слав, отстань!
- Эгоистка! Сама развлекаешься, а о ближнем своём не думаешь.
- Отстань, бездельник, - я с головой ушла в книжную любовь, видя в главных героях себя и Логинова.
- Если ты меня не развлечёшь, - пригрозил Славка шёпотом, - я сам развлекаться начну. Например, гладить тебе коленки. Они у тебя стали неприлично красивыми.
И он плюхнул растопыренную пятерню через книгу прямо на моё колено.
- Псих озабоченный, - шёпотом же взвыла я. Имела веские причины так его обозвать. Не коленки у меня стали неприлично красивыми, а друг неприлично озабоченным. За летние каникулы, во время которых мы не виделись, - Воронин отдыхал в Болгарии почти три месяца, - Славка сильно изменился. Вырос, обогнав меня на полголовы, раздался в плечах и сексуально озаботился. Протягивал шаловливые ручонки к любой девушке вне зависимости от её внешних данных. Подцепил у кого-то дурное присловье, что нет некрасивых женщин, есть "мало водки". Пижон и позёр. В конце августа у нас случилась безобразная сцена. Я смотрела у него дома видак, ему, то бишь Славке, отчего-то померещилось, что старая дружба обязательно должна перерасти в приятный секс. Схлопотал, мало не показалось. С трудом выклянчил прощение, но периодически, вроде бы в шутку, домогался. Я отсылала его к этим... как их теперь называли? К путанам.
- "Морской бой" подойдёт?
- Годится, - согласился Воронин. Выдрал из своей тетрадки два листочка. Пришлось захлопнуть книгу. Раскатаю его по-быстрому, он проигрывать не любит, отстанет.
Славка выдержал проигрыш целых трёх партий, после чего я благополучно вернулась к "Поющим". А ему заняться было нечем, он полез в свой крутой забугорный рюкзачок, достал детскую игрушку-шарманку и начал потихоньку крутить ручку, рассчитывая на ровный гул в классе. Вряд ли баба Лена за этим гулом услышит звучание шарманки.
Класс, - это вам не баба Лена, - краем чьего-то уха уловил слабые звуки, начал прислушиваться, затихать. В наступающей тишине негромкое треньканье звучало отчётливо и долетело таки до слуха Алонкиной.
- Рудакова, прекрати петь!
- Я не пою, Елена Георгиевна.
- Ну, я же слышала!
- Я не пою! - возмутилась я с чистой совестью. У меня старые счёты с бабой Леной. Она ко мне три года придирается, стремится вернуть на путь истинный без особого моего на то желания.
- Садись!
Села, конечно. Толкнула Славку в бок, дескать, завязывай, не подставляй, и опять носом в книгу уткнулась. Славка, вредина, нашёл относительно приемлемое для себя решение. С моей точки зрения, весьма сомнительное. Ха! Сунул голову в парту, - они у нас старые, с довольно широкими внутренними отделениями для учебников, - сунул туда же руки, немыслимо изогнувшись, и снова затренькал. Думал, прокатит.
- Рудакова! Ты опять?!
- Да не пою же я!
- А где Воронин? В начале урока я его видела.
Все с интересом повернулись к нашей парте, последней в ряду у окна, захихикали. Я щипнула Воронина за бок, мол, шухер, опасность. Мои щипки Славка воспринимал правильно, но распрямиться не мог. У него голова в парте застряла.
И ничего удивительного. Славка от природы зверски лопоухий. Сейчас разрешили с длинными волосами в школу ходить. Не вовсе патлатыми, а так, чтобы уши прикрывало. Славка, разумеется, воспользовался, отрастил шевелюру, прикрыл свои локаторы. И стал выглядеть намного привлекательней. Но материальный мир визуальными эффектами не обмануть. Влезть в парту головой уши Славке позволили, а вот вылезти... растопырились между верхней крышкой и полкой - ни туда, ни сюда.
Пока я помогала Воронину вызволять его непутёвую башку, класс радостно гоготал. Баба Лена с каменным лицом наблюдала. А куда ей деваться? Кричать, топать ногами, ломать об нас указку? Бесполезно. Писать гневные замечания в дневники? Дневники почти всем классом, за исключением отдельно взятых ботаников, второй год приносились в школу эпизодически.
- Рудакова! Воронин! Стоит вас вместе посадить, как вы попросту срываете урок!
Вот уж неправда ваша, тётенька, сказал бы незабвенный Ваня Солнцев, сын полка. Мы вместе сидели уже десятый год, пересаживать не имело смысла, через пару дней опять рядом оказывались. И далеко не на каждом уроке развлекались. Но я промолчала. Оно надо, специально очередной скандал раздувать?
- Марш за дверь!
- Мы не хотели, - упёрся Славка.
Баба Лена не имела права выгонять нас с урока. Недавно этот клёвый трюк запретили учителям окончательно и бесповоротно. Жаль, поскольку иногда он бывал удивительно на руку. Ученикам, разумеется. Раньше, пока не свалил в ПТУ, Лёня Фролов частенько добивался, чтоб его выгнали с урока, и тратил свободное время по собственному разумению. Не один Фролов, находились кроме него любители. Я дёрнула Славку за рукав его моднючего вельветового пиджака. До звонка оставалось десять минут, которые приятнее провести за дверью.
- Идите, идите. Вещи здесь оставьте.
Пока мы шли с Ворониным на выход, я негромко с выражением декламировала:
В тёмно-синем лесу
Где трепещут осины
У дубов-колдунов
Чьи-то тени встают...
- Рудакова! - одёрнула меня баба Лена. - Стихи будешь читать за дверью!
Класс сдавленно хихикал. Все сразу сообразили, о чём, собственно, я хотела поведать миру. О том, что нам всё равно.
У двери я обернулась и поймала взгляд "Пизанской башни". Холодный взгляд, неприязненный. Она одна не веселилась. Наверное, не высшего качества представление наблюдала. Подумаешь, задавака.
За дверью я, задетая высокомерием новенькой и жаждущая отвлечься от неприятных ощущений, уломала Славку почитать мне стихи. Он знал их великое множество, положение обязывало. Пусть неграмотную подружку просвещает, отрабатывает долг - меня из-за него с урока выгнали.
Славка всегда любил позу. Просьбу мою оценил и, красуясь, читал вирши поэтов Серебряного века до самого звонка. На перемене нас взяли в плотное кольцо одноклассники, хлопали по плечам, восторгались:
- Здорово вы бабе Яге...
- Она так ничего и не догнала, во неразвитая...
- Стихи будете читать за дверью...
- Мы из принципа так и делали, - самодовольно раскланивался Воронин.
Лаврова Таня стояла в стороне и критически нас рассматривала. На миг проглянуло в ней нечто, позволившее мне подумать, - а ведь она, вероятно, привыкла быть лидером, привыкла диктовать свои правила...
Мне самой лидером не хотелось быть никогда. Изредка меня настигали размышления о причинах тяги некоторых людей к власти. Тот же Логинов, например, обожал командовать. По мелочи, правда, и в основном мной. От Логинова цепочка рассуждений двигалась к учителям, родителям, затем в сторону широких обобщений и заканчивалась сомнительными выводами о некотором нездоровье у властолюбцев либо психики, либо души. Может, отдельные экземпляры через власть с собственными комплексами воюют, самоутверждаются? Была охота! Лучше время и силы с большим толком потратить.
В течение учебного дня "Пизанская башня" обзавелась некоторым количеством любопытствующих. Из девчонок пока. Ясное дело, барышень наших её "фирмовый" лоск зачаровал. Я не удивлялась. Почти вся молодёжь тащилась от веяний с Запада, как удав по пачке дуста. Самой бы хотелось выглядеть стильно, "фирмово". Однако кишками понимала - не моё. Каждому внешнему виду - соответствующее содержание. Ну и нечего тогда заморачиваться.
Перед шестым уроком в кабинет влетел возбуждённый Гошка Воробьёв, радостно проорал:
- Народ! Немецкого не будет. Гретхен не пришла, собирай книжечки!
Шум, гам, обсуждения, как лучше использовать лишний час свободы. Махнуть на лодочную станцию, пока сезон не закрыт? Я случайно кинула взгляд в окно, поднимаясь из-за парты - у школьного крыльца курил Логинов.
Хотелось бы знать, когда он учится в своём институте? По слухам, хорошо учится. Весной чуть не ежедневно отирался днём в школьном дворе. Сейчас попросту всю первую неделю сентября каждый день на "посту". Я порылась в памяти. Со вчерашнего вечера, кажись, грехов не накопила. Если не считать урока физики. Не мог же Сергей телепатически получить информацию? Или мог? Навряд ли. Сегодня ему меня воспитывать не за что. Ничего, сейчас меня кто-нибудь ему заложит из одноклассничков, поделится свежей хохмой. Короче, бережёного бог бережёт. Правильней отсидеться в кабинете, переждать. Есть вариант уйти с Ворониным. Увы, не выгодный. Славка попрётся провожать до самой двери, опять приставать начнёт, ещё и на обед напросится. Так нехорошо и эдак обременительно. Выйти с независимым видом, мол, никого не вижу, ничего не слышу? У Логинова подобные фокусы не канают. Я же могу сорваться и выдать свои истинные чувства, ибо любовь во мне нарастает, как горная лавина, сдерживаться всё трудней. Не приведи, господь, выплеснешься. Он усмехнётся, - девочка моя, - и прочтёт получасовую нотацию о больном воображении и повышенном самомнении отдельно взятых тинэйджерок. Удавлюсь тогда, не перенесу. Предпочтительней ничего не менять в сложившейся ситуации.
Я ловко избавилась от Воронина и поболталась пятнадцать минут в комнате комитета комсомола, консультируясь по степени гласности стенгазеты, обещанной Лерочке. Вернулась в кабинет и выглянула в окно. Никого. Теперь и мне пора.
Потеряв осторожность, шумно, вприпрыжку спускалась по лестнице, вырулила в вестибюль, к раздевалке и... Опа! Стоит. Хорошо, что спиной ко мне. Успела прыгнуть за колонну, осторожно выглянула.
Серёжка обернулся на шум. Наверное, ждал кого-то. Тут из учительского туалета - кто её туда пустил, интересно? - новенькая вынырнула. У зеркала столько времени провела? Сильна! Логинов - к ней. Хорош гусь. Он, видите ли, районными девушками не очень интересуется. Помнится, на сию тему он мне по весне целую лекцию забабахал, двинул речугу.
Сейчас я, естественно, навострила уши. Жаль, у меня не воронинские локаторы.
- Девушка, вы случайно не из 11-го "Б"?
Да-да, мы формально перепрыгнули через один класс. Первая ласточка грядущих школьных реформ.
- Из 11-го "Б", - а у самой глаза так и приклеились к Логинову, заулыбалась очаровательно. Звезда Голливуда, блин.
- Скажите, наверху никого больше нет?
Наверху, хе. У нас школа самолётиком, всего три этажа, второй полностью начальные классы занимают.
- Никого, - новенькая ответила так, словно только что с третьего этажа спустилась. Врёт и не краснеет, подлючка. - Я последняя. А кто нужен?
- Не имеет значения, - вернул ей голливудскую улыбку Логинов. Заозирался. Мне пришлось притаиться за колонной, и оттого я пропустила дальнейших их разговор. Помешали собственное громкое дыхание и припадочный стук сердца - никак не унять.
Похоже, о чём-то они сумели договориться, вместе вышли на улицу. Я немного пошпионила в окно. Закурили. Оба. Стоят, мило беседуют. Полагаю, сейчас легко будет проскользнуть мимо. Рядом со столь очаровательными девушками, как "Пизанская башня", среднего качества декораций не замечают.
Как же, проскользнула! Очень удачно, практически неслышно, открыла и притворила за собой тяжёлую входную дверь, медленно и плавно, по-балетному, проплыла у них за спинами. Отошла уже метров на пятьдесят и услышала:
- Тоха, подожди, нам по дороге!
Если бы он догонял меня один, без этой наглой втируши, подождала бы. Тем более, таким голосом попросил! Смотреть же на кокетливое заигрывание "Пизанской башни" моих сил не хватит. В следующий раз вдвоём с Серёгой пройдёмся, только вдвоём, без никого, без Лавровой. Поэтому я не остановилась, не ответила. Пожав плечами, ускорила темп. Вслед мне долетело насмешливое:
- Ну-ну, не споткнись!
Я обернулась и радостно пообещала:
- Не дождёшься!
И практически сразу же споткнулась. За спиной засмеялись в два голоса. У меня не оставалось другого выхода, как только задрать нос и прибавить шагу. Через минуту позади раздался непонятный стук, затем треск, всхлип, чертыханье. Я слегка притормозила и аккуратно покосилась через плечо. Ага, есть бог на свете!
Уж как споткнулась Лаврова Таня, непонятно. Что называется, на ровном месте. Но она сломала каблук. А не надо смеяться над чужой неприятностью. И не след ходить на "шпильках", если не умеешь. "Пизанская башня" громко расстраивалась, Логинов тихо её успокаивал. Я позволила себе обернуться и злорадно напомнить:
- Хорошо смеётся тот, кто смеётся последним.
- Наворожила? - неприязненно поинтересовался Сергей. - Иди домой, скорпион ядовитый, и по дороге вспоминай, что грешно над чужой бедой смеяться.
Я скорчила ему рожу. Он с досады плюнул. Чего возмущаться, спрашивается? Никто, кроме них сегодня над чужой бедой не смеялся. Давно заметила, большинство людей исповедует... эту... как её... политику двойных стандартов. Самому всё можно, оправдания находятся железобетонные. Другим и вполовину того нельзя, права не имеют.
Лаврова, закончив с причитаниями по безвременно и скоропостижно почившим в бозе туфлям, переводила внимательный взгляд с Логинова на меня и обратно. Я почесала в затылке. Неужели Логинов суеверней меня и действительно мог подумать, будто я "заговорила" асфальтовую дорожку или лавровские каблуки? Да "Пизанская башня", скорее всего, неотрывно пялилась на моего Серёжу, под ноги не смотрела. Вот и всё.
Я независимо удалялась, пока не добралась до бойлерной в нашем дворе. Там из-за угла некоторое время наблюдала сначала беспомощные попытки отремонтировать каблук наспех найденным камнем, затем рыцарскую помощь иного характера. Логинов помогал Тане ковылять в сторону элитного дома, крепко обнимая эту воблу за талию. Танечка вполне могла дошкандыбать до места назначения сама, без чьей-либо помощи. Но, видимо, мой Логинов обаял её по самое "не балуйся".
Правильно она Шурику не понравилась. Или я Родионова вчера не совсем верно поняла? Мне она не понравилась точно. Не успела у нас появиться, самое лучшее ей подавай. Хотя... Чему удивляться? Живёт в барском доме, значит, родители у неё "шишки" какие-нибудь... на ровном месте. Дети у таких родителей почти всегда с повышенным представлением о собственной значимости и с немалыми претензиями. До настоящей "золотой молодёжи" по кондициям не доплевывают, однако, считают себя именно ею.
На следующий день Логинов опять торчал возле школы. Я удрала с чёрного хода. Не хотела видеть, как Лаврова усиленно его охмуряет. В нашей школе охрану пока не завели, как в некоторых других, покруче. Грозились с нового года пост оборудовать. Хренушки тогда Серёга внутрь просочится.
В среду снова Логинов у самого крыльца болтался. Я решила: чёрт с ним, не век же прятаться, окольным путём до дома добираться. По дороге нам? Пусть будет по дороге.
"Пизанская башня" выскочила на улицу первой. Сразу к нему. Пощебетали между собой и побрели по направлению к элитному дому. Логинов, правда, оглядывался. Два раза всего. "Пизанская башня", в новых туфлях и опять на "шпильке", крепко держалась за его локоть, заглядывала в лицо. Я хмуро следила за их движением к лавровскому логову. Ну и хорошо, ну и прекрасно. И ничего нам не по дороге. Пусть Серёга клеится к богатой невесте. Ему по возрасту пора о семье думать. Тесть будет крутой, при хорошем кошельке. Вон, Танечка одни модельные туфли ухайдакала, на другой день в новых пришла, не менее модельных и дорогущих. А мы с мамой прыгали от восторга, когда папе на работе отстегнули в профкоме талон на распродажу нормальной и недорогой демисезонной обуви.
И тут меня осенило. Что, если теперь меня пасти некому? Что, если Логинову не до опеки станет? Надо пользоваться моментом.

* * *
Как смешно я в шестнадцать лет рассуждала. И как трудно со мной приходилось окружающим. Вечное стремление к диким приключениям, вечное влипание в дурацкие истории. От жадного любопытства, от потребности всё по возможности пощупать, понюхать, попробовать. Мне не терпелось эту потребность удовлетворять, причём перманентно. Страха я тогда не знала. Это и не удивительно. Разные страхи возникают с накоплением опыта, которого у меня на тот момент практически не имелось. До сих пор свято убеждена, что ничему нельзя по-настоящему научиться на чужих ошибках, только на своих. И мне хотелось в юности уж если совершать ошибки, то собственные, не по советам всяких "знающих". Ведь опыт, как ни крути, у всех разный.

 
Источник: http://www.only-r.com/forum/36-413-1
Собственные произведения. Квашнина Е.Д. Korolevna 319 3
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Я ненавижу отсутствие стыдливости. Мне становится скучно, когда люди хвастаются своим телом. Секс и чувства идут у меня рука об руку."
Жизнь форума
❖ Флудилка
Anti
❖ Вселенная Роба-7
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Пятьдесят оттенков сер...
Fifty Shades of Grey
❖ Джейми Дорнан
Fifty Shades of Grey
❖ Данила Козловский
Парней так много...
❖ Давайте познакомимся
Поболтаем?
❖ Поиграем с Робом?
Поиграем?
Последнее в фф
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Невеста Дракона. Часть...
Герои Саги - люди
❖ Невеста Дракона. Часть...
Герои Саги - люди
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
Рекомендуем!
5
Наш опрос       
Оцените наш сайт
1. Отлично
2. Хорошо
3. Ужасно
4. Неплохо
5. Плохо
Всего ответов: 223
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 12
Гостей: 6
Пользователей: 6
Maiya GASA LeLia777 helena77777 dunya Elfo4ka


Изображение
Вверх