Творчество

Верить в сказки глупо, или Инструкция по созданию чуда
29.05.2017   22:06    
Верить в сказки глупо, или Инструкция по созданию чуда

 


Я перестала верить в сказки лет в десять. И сейчас я вполне разумная и трезвомыслящая молодая женщина. Я прекрасно знаю, что чудес не бывает, и думаю, вы со мной согласитесь. Конечно, в реальной жизни есть место и сказке, и романтике, только они стоят денег, сил и времени. Чудеса нынче не сыпятся с неба, они рукотоворны. «Хочешь чудо – сделай его себе сам!» – слоган нашего времени.
Вооружившись этой идеей, я решила сделать себе рождественский подарок, поэтому двадцать четвёртого декабря очутилась не где-нибудь, а в пабе в Лондоне. Да-да, в том самом, в котором не кто иной, как Роберт Паттинсон встречает каждый рождественский сочельник. Почему речь пойдет именно о нем? Ну, так уж получилось, что чудеса в моем сознании связаны именно с этим гражданином Великобритании, и одним из давних моих желаний была встреча с ним на рождественских каникулах. Я могу это осуществить? Легко. Достаточно взять билет на самолет, и – здравствуй, Лондон!
Хотя, если честно, я не распланировала нашу встречу детально, и как именно будет осуществляться «моя сказка», я так и не решила. Хотелось увидеть Роберта, а дальше я полагалась на волю случая, в чем и заключалась моя ошибка. На будущее запомните: рукотворное чудо не терпит непродуманности.

Image Hosted by PiXS.ru

 

Я не буду описывать подробности моего появления и оседания в пабе, так как это неинтересно, хотя достаточно просто и доступно любому. Самое неприятное в воплощении сказки в реальность то, что это очень долгий, скучный и обременительный в финансовом плане процесс. Может быть, именно поэтому люди большей частью продолжают ждать чудес с неба.
Я находилась в пабе уже довольно давно, и в мою голову начали закрадываться предательские мысли о том, что Роберт решил сегодня изменить своим традициям и лишить меня рождественского подарка. В моих глазах его оправдывало только то, что он о моем желании не подозревал.
Время шло. Я пила не знаю какой по счету бокал пива (точнее, это был не бокал, а пластиковый стакан, так как из-за наплыва посетителей цивильной посуды на всех не хватало), а мистер Паттинсон по-прежнему мешал мне осуществить мою мечту, видимо, из чистого упрямства не желая почтить местное питейное заведение своим присутствием.
Вдруг сердце мое заколотилось, и от неожиданности я чуть не разлила остатки пива, когда на пороге паба показались его сестры: Виктория и Лиззи. Последняя держала под руку молодого человека. В предвкушении я уставилась на дверь, волнуясь непонятно почему, но секунды бежали, пока до меня не дошло, что сестры пришли одни. Конечно, я была расстроена, но из упрямства решила досидеть до закрытия паба, а потом с чувством выполненного долга и обидой на мистера Паттинсона отправиться к себе в отель.
Но Роберт вновь нарушил мой тщательно составленный план. Тогда я еще не знала, что так будет и впредь. Прогнозы относительно поведения моего объекта созерцания всегда очень ненадежны. К слову, я бы вам советовала для осуществления своих мечтаний выбирать кого-то более постоянного.
Итак, мой план о планомерном накачивании спиртным в обиде на весь свет полетел к чертям, как только Роб внезапно появился в дверях паба с рыжеволосой девушкой под руку.
В первое мгновение я даже не поверила, что это он, решила, что мое воображение, слегка опьяненное пивом и мечтами, играет со мной злую шутку, выдавая желаемое за действительное. Я подумала, что это просто похожий парень, каюсь, я не узнала свою мечту с первого взгляда. Но как только молодой человек повертел головой, и я увидела его лицо с определенного ракурса, идентификация линии челюсти, формы глаз и улыбки прошла успешно, что можно было сразу определить по моему сбившемуся дыханию, аритмии и вспотевшим ладоням.
Внезапно люди вокруг пришли в броуновское движение, будто кто-то вырвал их из состояния покоя. Паб оказался слишком маленьким для того количества посетителей, которым неожиданно очень сильно, прямо таки непреодолимо захотелось пропустить именно в этот момент по кружечке пива. Радовало то, что я успела заблаговременно очутиться в нужном месте (разумный план – наше всё!), и теперь благоговейно взирала с расстояния в метр на «мою ожившую сказку».
Роб стоял возле деревянного столба, поддерживающего перегородку, и, видимо, слегка сомневаясь в устойчивости конструкции, подпирал его спиной, принимая часть его нагрузки на свои плечи. Вокруг скапливался народ, постепенно оттесняя от него родственников и друзей. Роб был похож на центр водоворота, словно став воронкой, которая закручивала людские потоки спиралями и заставляла их постоянно пробиваться к нему, чтобы поприветствовать, пожать руку, обнять, поцеловать в щеку. Этакий красивый магнит в черной шапке на одно ухо, прекрасно осознающий свою силу.
Поклонниц Роберта легко было выявить в толпе по влюбленным растаявшим взглядам и с трудом сдерживаемым вздохам. Заметив это, я постаралась придать своему лицу выражение попроще, подозревая, что со стороны выгляжу так же узнаваемо и смешно.
Из-за скудного освещения ярко выделялись светящиеся экраны телефонов, чьи владельцы трясущимися от возбуждения пальцами набирали сообщения в твиттер.
Мне не хотелось выдавать себя, поэтому я не могла внаглую таращиться на центр паба, или на того, кто в данный момент был этим центром. Приходилось постоянно крутить головой в разные стороны, якобы осматриваясь, чтобы ненароком мазнуть взглядом и задержаться на несколько секунд на странно притягательном лице «моей сказки». Как выяснилось, я не очень верно оценивала промежуток в «несколько секунд» и, наверное, слишком долго пялилась, так как в один из «мазков» Роб перехватил мой взгляд, пристально посмотрел мне в глаза, и я, едва сдерживая невероятное возбуждение и одновременно смущение, поспешила отвернуться.
Через некоторое время освободился столик поблизости, и вся компания во главе с Робом уселась за него. Роб, разумеется, сел лицом к залу, понятное дело, для того, чтобы мне удобнее было за ним наблюдать. Столик находился в прекрасно освещенном месте, и я могла видеть происходящее во всех подробностях.



Но умиляясь на смеющегося и оживленно жестикулирующего Роба, что-то увлеченно рассказывающего своей старшей сестре, я начала задумываться о более прозаических вещах. Довольна ли я уровнем воплощения своей сказки? Осуществила ли я свою мечту? Помнится, первоначальный план заключался в желании увидеть Роба. Я его увидела. Этого достаточно? Или мне требуется нечто большее?
На секунду представив, что сейчас поднимусь и уйду из паба, я почувствовала сильный дискомфорт и поняла, что мое чудо еще недостаточно чудесное. Получается, мне мало просто смотреть на Роба. Чего же я хочу?
Подойти?
Я вообразила, как я подхожу к нему: Роб отвлекается от разговора и поднимает на меня глаза, его друзья тоже смотрят на меня с разными выражениями лиц. Кто-то с любопытством: «Ну что? Еще одна фанатка?» Кто-то с неудовольствием: «Господи, как же они достали! Не дадут спокойно посидеть в пабе!» Кто-то с сочувствием: «Бедный Роб! Это тяжелый крест!»
Поклонницы и просто зеваки, которые сейчас глазеют на Роба, точно с таким же любопытством начнут пялиться на меня, может быть начнут фотографировать или писать в твиттер. Ненадолго я ощутила, что чувствует Роб, находясь под прицелом стольких глаз, поежилась и решила, что, пожалуй, подходить к нему и выставлять себя на всеобщее обозрение я не хочу.
Взгрустнулось, но я запретила себе расстраиваться. Не для того я создавала себе сказку, чтобы тратить время на сожаления, когда можно наслаждаться тем, что имею.
Роб не был похож на того себя, которого я привыкла наблюдать на экране монитора. Он был более худеньким, более юным, неимоверно красивым. Я всегда считала его живым и эмоциональным, но сейчас все эти качества усилились стократно. Он мягко улыбался, внимательно выслушивая, что ему говорили; что-то рассказывал, жестами и мимикой дополняя свою речь так красочно, что даже без знания языка можно было понять смысл. Он был непривычно жизнерадостным и расслабленным. Это было странно, но, казалось, внимание публики его нисколько не напрягало. Может быть, потому что даже битком набитый паб не мог сравниться по количеству людей с толпой на красной дорожке, и сейчас Роб чувствовал себя почти свободным.
Он что-то рассказывал Виктории, склонившись к ее уху, так как музыка в пабе и разговоры, а также постоянный звон то там, то сям разбивающейся посуды мешали им хорошо слышать друг друга. Сестра большей частью слушала, порой задавая вопросы, а Роб улыбался, обнимал ее и казался абсолютно счастливым. Иногда он затягивался электронной сигаретой, а я, хоть и являюсь сторонницей здорового образа жизни, жалела о том, что он перешел на них с обычных. Ведь обычные сигареты заставляли бы Роба периодически выходить из паба на перекур.
Несколько часов пролетели как одно мгновение. Народ начал расходиться, близилось время закрытия. Роб встал, за ним поднялась рыжая девушка. Он пропустил ее вперед, и они вышли на улицу.
И все? И это все? Моя рождественская сказка закончилась?
Мои ноги, не советуясь с мозгом, сами приняли решение и вынесли меня из паба вслед за парочкой.
Они шли медленно. Роб поднял воротник куртки и ссутулился, а девушка вцепилась в его локоть.
– Роберт! – непроизвольно вырвалось у меня. Сегодня мои части тела живут независимо от мозга.
От неожиданности Роб дернулся и начал замедлять движение, собираясь повернуться.
– Не останавливайся, – услышала я шепот девушки. – Подумаешь, какая-то фанатка. Пойдем!
Но Роб все же остановился и повернулся, вопросительно глядя на меня. Девушке пришлось отпустить его руку.
И что я ему скажу? Привет, я твоя поклонница? Дай мне свой автограф? Сфотографируйся со мной? Девушка в нетерпении притопывала ногой, Роб молча смотрел на меня, потом не выдержал:
– Вы что-то хотели?
– Нет, – обреченно ответила я. – Нет, извините, что побеспокоила.
Роб поднял брови, недоуменная улыбка слегка коснулась его губ:
– С Рождеством!
Я кивнула. Он как-то неопределенно повел головой и повернулся, чтобы уходить. Девушка опять взяла его под руку. Когда они заворачивали за угол, Роб обернулся и взглянул на меня. Почувствовав себя глупо от того, что стою и таращусь ему вслед, я резко отвернулась и зашагала к пабу.
Моя рождественская сказка кончилась, и теперь я могу залить горе, пока заведение не закрылось… Жаль, что у них нет ничего достаточно крепкого, чтобы затуманить мне мозги. Столик, за которым ранее сидела компания, был свободен, и я, взяв себе лагер, решила сесть на место Роба. Сердце наполнялось какой-то тихой тоской. Роб был рядом, близко, очень близко. Но сказка моя оказалась далека от меня. Оказалось, что мало иметь деньги, время и желание сделать свою сказку былью. Еще нужно чудо, подаренное тебе судьбой.
Предаваясь грустным мыслям, я водила туманным взглядом по сторонам, вздохнув, потянулась. Подвинула подушку, чтобы устроиться удобнее. И тут мои пальцы наткнулись на что-то под ней, и я вытащила пачку электронных сигарет. Мое сердце взволнованно забилось. Вот оно – чудо! Видимо, Роб выронил и не заметил. Мозг сразу заработал в соответствующем направлении, составляя новый план. У меня теперь есть самый настоящий повод, чтобы встретиться с Робом, и это не будет слишком навязчиво.
Даже не допив пиво, я положила пачку в карман куртки, натянула ее уже на ходу и направила свои стопы в сторону автобусной остановки, вспоминая, какой номер идет в Ноттинг Хилл.
Разумеется, я знала, где живет Роб. Но стоять и поджидать его возле дома раньше казалось мне очень неловким. Как будто я сталкерша какая-то. Зато теперь у меня есть уважительная причина!
Свет в его окнах не горел. Вариантов было два. Либо Роб уже приехал и лег спать, либо еще не вернулся домой. Во втором случае еще был шанс его увидеть, хотя, конечно же, он мог остаться ночевать у девушки, или поехать к кому-нибудь из друзей в гости или в ночное заведение и вернуться только под утро. Осознав, что на долгое ночное ожидание моего фанатства не хватает, я сказала себе, что если Роб не вернется в течение часа, то я поеду домой. Час подошел к концу. Я вздохнула, намереваясь идти к остановке, и тут из-за угла вывернул Роб. Один. Я удивилась, что он идет пешком. Но возможно, он остановил машину за углом, либо девушка живет где-то по соседству, и ему не было смысла вызывать такси. Сначала он не обратил на меня внимания. Так и шел, ссутулившись и засунув руки в карманы, пока я не шагнула ему навстречу. Роб вздрогнул и остановился. Вгляделся в меня, и я заметила признаки узнавания на его лице:
– Ты?
– Прости, Роб. Просто ты забыл сигареты в пабе, и я решила тебе их вернуть, – спотыкаясь на словах, промямлила я и протянула ему пачку.
Роб молча взглянул на сигареты и ответил:
– Это не мои. Я курю другие.
Я так растерялась, что смогла ответить только: «О!»
Печальная ситуация! Однозначно, Роб подумает, что я специально притащила какие-то другие сигареты, лишь бы его увидеть.
– Откуда ты знаешь, где меня искать? – с подозрением спросил он.
Я только расстроено махнула рукой:
– Были же фотки в интернете. – Но потом все же решила оправдаться. – Извини. Я сама не курю и не разбираюсь в сигаретах. Я увидела их возле того места, где ты сидел, и решила, что это твои. Еще раз извини, я не хотела тебе мешать, – и, чувствуя себя побитой собакой, я повернулась и поплелась к остановке. Боже, как стыдно!
– Да ничего страшного! – спиной услышала я запоздалый отклик Роба. – Спасибо!
– Не за что! – буркнула я в ответ, не оборачиваясь. Моя сказка на глазах превращалась в фарс.
Всю дорогу домой я ругала себя на чем свет стоит. Зачем я поперлась к нему домой? Возможно, Роб практически не запомнил меня возле паба и вскоре забыл бы. И возможно, еще был бы шанс когда-нибудь через годик рискнуть и подойти к Робу снова, в более благоприятной обстановке. Но теперь он точно меня запомнил, и будет считать либо чокнутой сталкершей, либо… просто дурой.
Старая истина о том, что утро вечера мудренее, сработала в очередной раз, и, проснувшись, я решила смотреть на мир более позитивно. Я увидела Роба. Я смогла с ним поговорить. Не каждая фанатка может этим похвастаться. Поэтому я должна быть довольна и не предаваться унынию. Роб, наверняка, таких идиоток видел немало, так что скоро он забудет и про меня. Мне же оставалось находиться в Лондоне два дня, и желательно было провести их с пользой.
Следующим пунктом в моих планах было посещение Сохо, в частности, прогулка по улице Денмарк, на которой в юности жил Роб. Пройдясь по этому району и оценив оригинальные витрины магазинов, я наконец-то вырулила на улицу, где располагался паб «12 Бар», в котором тоже как-то раз был замечен Роб.

Image Hosted by PiXS.ru

Я перешла дорогу, чтобы удобнее было его сфотографировать, сделала снимок, затем завернула в подворотню, пытаясь найти короткий проход и… наткнулась на Роба все с той же рыжей девушкой.
Некоторое время мы изображали из себя статуи.
– Роб, я ее уже боюсь, – пробормотала его спутница. – Она следит за нами. Что ей нужно?
А я находилась в шоке, не соображая, как быть дальше. Если я скажу, что вовсе не собиралась ни за кем следить, они же не поверят!
В следующий момент Роб загородил собой девушку и шагнул мне навстречу. Я испуганно попятилась, а его спутница с тревогой окликнула его.
– Эм, – остановился он в нерешительности и обернулся к рыжеволосой:
– Саманта, я на минуту, – а потом снова посмотрел на меня: – Я могу с тобой поговорить?
Я осторожно кивнула, не сводя с него глаз.
– Давай отойдем, – он качнул головой, задавая направление. Я снова кивнула, на этот раз соглашаясь, и пошла туда, куда он мне показал. Роб двинулся следом.
Остановившись, я выжидательно и испуганно смотрела на него. Конечно, маловероятно, что он меня тут бить начнет, хотя кто знает, что можно от него ждать? Чувствовала я себя крайне неловко.
– Послушай, что ты хочешь? – тихо и вежливо спросил Роб. – Зачем ты следишь за нами?
– Я не слежу, – вздохнула я, отводя взгляд. – Извини, я знаю, что ты не поверишь, но я не собиралась ни за кем следить, и даже не подозревала, что вы окажетесь в этом районе.
Чувствовалось, что Роб не верит мне.
– Послушай, может, мы можем как-то договориться? – спросил он. – Чего ты хочешь? Попроси, вдруг я смогу тебе это дать. Только пообещай, что больше не будешь за нами ходить. За мной.
Я удивленно всмотрелась в его лицо. Он нетерпеливо ждал, буравя меня взглядом. Попросить? Он что, всерьез? Ну да, он, наверное, думает, что я попрошу фотографию или автограф. Но мне-то это не нужно! А что мне нужно? Кажется, я сама опешила от той наглости, которая помимо моей воли вдруг вылетела у меня изо рта:
– Ты мог бы со мной поужинать?
– Поужинать? – поперхнулся Роб.
– Ну да. Ты же как-то давно пригласил на ужин фанатку. Давай, я буду вторым таким случаем.
Роб задумался. Потом, будто сомневаясь, спросил:
– И если я соглашусь, я могу рассчитывать, что после этого тебя больше никогда не увижу?
Я заколебалась. Никогда. Слово-то какое… Бескомпромиссное. Но, черт возьми… Ужин с Робом!
– Хорошо, – твердо ответила я. – Обещаю.
– Я рассчитываю на твою порядочность, не хотелось бы обращаться в полицию.
Я поморщилась, но ничего не ответила.
– Итак, договорились, – продолжил Роб. – Сегодня в Рождество все пабы закрыты, так что давай завтра, в Ред Лайоне в Барнсе, в 7 вечера. Ты же знаешь, где это?
– Да, знаю, – кивнула я.
– И почему я не удивлен? – пробормотал Роб, и добавил: – Если я задержусь, подожди. У меня бывают сложности, из-за которых я не всегда могу приходить вовремя.
– Хорошо, – кивнула я.
Он еще раз кинул на меня взгляд, который я не смогла идентифицировать, и направился к девушке. Взял ее под руку, и они стали удаляться. Девушка, видимо, начала его расспрашивать, потом оглянулась на меня, наконец, они скрылись из виду. А я стояла, как статуя, забыв, как дышать. Я сейчас что? Договорилась об ужине с Робом? Этого не может быть!
На следующий вечер я в определенное время сидела в указанном пабе и жутко нервничала, не в силах даже пить пиво, которое взяла. Роб мог меня прокатить. Мог просто взять и не прийти. Кто я ему? Он ничем мне не обязан. Но надежда и вера в порядочность и обязательность Роба успокаивала мою взбудораженную нервную систему.

Image Hosted by PiXS.ru

Примерно в четверть восьмого в пабе появился Роберт. И не один.
Я сдержала вздох разочарования и попыталась усесться на руки, чтобы не вцепиться кому-нибудь в волосы. Себе, например. От отчаяния.
Эх, Роб! Ты так сильно меня боишься, что даже в пабе не хочешь остаться со мной один на один?
Собственно, а чего я хотела? Я ведь не сказала ему, что хочу свидание тет-а-тет. Роб сдержал свое слово и пригласил меня на ужин, только нас будет не двое, а трое.
Роб обвел взглядом помещение, заметил меня, кивнул, потом они с Нетти задержались возле барной стойки, делая заказ и, наконец, подошли к столику, где я безуспешно пыталась справиться с обидой. Роб представил нас друг другу (хотя, конечно, я и так знала, как зовут его спутницу – спасибо интернету), и они уселись рядом со мной.



Нетти пила только пиво, а Робу через некоторое время принесли его заказ. Разговор на излюбленную тему британцев – о погоде – я мысленно отказалась поддерживать. Без меня, ребята, это, пожалуйста, без меня. Роб говорил нечто банальное, Нетти отвечала тем же, я отмалчивалась. Роб пытался меня расспрашивать, но я отвечала нечто невразумительное. Ругала себя в душе, понимала, что все равно нужно участвовать в разговоре, потому что другого шанса пообщаться с Робом у меня не будет, но заставить себя не получалось.
Вдруг Нетти, допив свою пинту, поднялась и сказала:
– Ну ладно, мне нужно идти. Роб, рада была тебя повидать! Всего хорошего! – она кивнула мне и направилась к выходу.
Хорошо, что Роб джентльмен и не стал щелкать пальцами перед моим носом, пытаясь из окаменевшего изваяния превратить меня обратно в человека. Он молча занялся своим пирогом с курицей, затем, не поднимая глаз от тарелки, промычал:
– Извини, что я с Нетти пришел. Просто я предпочитаю не ходить никуда в одиночку. Я попросил ее быть моей сопровождающей до паба.
– О! – глубокомысленно ответила я.
Роб оторвался от созерцания тарелки:
– Это означает, что ты извинила меня или: «Перебьешься, придурок?»
Я ошарашенно посмотрела на него. Спасли меня смешинки в его глазах, которые вдруг донесли до сознания смысл и подоплеку его фразы.
Я рассмеялась и ответила:
– Это означает, что я приняла извинения к сведению.
– О! – Роб передразнил меня и, усмехнувшись, поиграл бровями, чем вызвал во мне новый взрыв смеха.
– Мы договаривались об ужине, если мне не изменяет память, а ты с одним пивом сидишь. Давай, заказывай что-нибудь. Или ты уже передумала ужинать со мной?
– Нет, не передумала, – я поднялась и пошла к барной стойке.
– Ты откуда? – спросил меня Роб, когда я вернулась.
– Из России.
– Понятно.
– Что понятно? У нас не все такие настырные, уверяю тебя. Не думай про русских плохо.
Роб рассмеялся:
– Хорошо.
Так как я молчала, он вновь заговорил, решив, видимо, взять на себя обязанность поддерживать разговор:
– Впервые в Англии?
– Да.
– И как тебе Лондон? Рождество?
– Лондон красивый. Не ожидала, что он мне так сильно понравится. А Рождество… Скажи, тебя не напрягало, что все в пабе пялились на тебя?
Роб поднял брови:
– А что, кто-то пялился?
– Ты хочешь сказать, что ничего не видел?
– Нет. Я пьяный был, ничего вокруг не замечал.
– Роб! – укоризненно покачала я головой. – Не начинай, пожалуйста. Я же была там и видела тебя. Ты не был пьян!
Роб усмехнулся:
– Ну, хорошо, твоя взяла, – и ответил: – Я привык, что на меня смотрят. Я просто стараюсь об этом не думать, не замечать этого. Как будто выстраиваю вокруг себя стену. – И вдруг он заметно напрягся: – А почему ты спрашиваешь? Ты кто по профессии?
В это время к нам подошел официант и, разложив салфетки и приборы, поставил передо мной тарелку:
– Для вас.
– Спасибо, – кивнула я.
Мы дождались, пока парень удалится, и я ответила, улыбнувшись:
– Я не журналистка, если ты об этом. Твоя тайна умрет вместе со мной.
Я думала, он рассмеется и скажет в ответ что-нибудь вроде того, что не собирался меня так быстро убивать, но он пристально посмотрел на меня, потом отвел взгляд, покачал головой и снова уткнулся в свою тарелку.
– Тяжело так жить, постоянно всех подозревая?
Роб пожал плечами:
– Что поделаешь, если я параноик?
Я не нашлась, что ответить.
– А ты туристка, да? Просто развлекаешься в Лондоне или приехала по делам?
– Просто развлекаюсь.
– И долго еще тут будешь?
– Нет, не долго. Завтра уже улетаю.
Роб вскинул голову:
– Улетаешь? Завтра?
Я кивнула.
– Эх, поторопился я принять твое предложение про ужин, – засмеялся он. – Ты бы и так завтра улетела, и я бы тебя больше не увидел.
Теперь была моя очередь утыкаться в тарелку. Я наклонилась как можно ниже, чтобы он не видел моего лица.
«А чего-ты хотела? – уговаривала я себя отнестись философски к его словам. – Не думала же ты, что он от счастья будет прыгать, согласившись ужинать с тобой? Ведь это изначально был договор сродни шантажу с твоей стороны. «Пригласи меня ужинать, и больше меня не увидишь».
– Эй! Извини, – услышала я тихий голос Роба. – Я вовсе не хотел… сказать ничего такого.
Я кивнула, принимая извинение, но не решаясь поднять глаза.
– Что ты уже видела в Лондоне? – после паузы решил продолжить светский разговор Роб. – Что понравилось?
Я усмехнулась:
– Видела Барнс, посетила несколько пабов в нем. Еще Ноттинг Хилл, Сохо. Вот вроде и все.
– Объясни, – серьезно попросил Роб. – Зачем тебе это? Никогда не мог понять.
– Что – это?
– Ну, все это… – он неопределенно покрутил пальцами. – Следить за мной.
– Послушай, я действительно не следила вчера за тобой. Мы встретились совершенно случайно! Я не знала, что ты там будешь.
– То есть все-таки я параноик, и у меня навязчивая идея, что ты за мной следишь? – саркастически поинтересовался он. – Ты совершенно случайно оказалась в сочельник в том же пабе, а потом, в этот же вечер около моего дома, и на следующий день мы тоже встретились совершенно случайно. Вот такие совпадения.
Я поморщилась:
– Нет, не все случайно, конечно. В Сан Инне я была специально, и к твоему дому поехала, чтобы отдать тебе сигареты, которые, как я думала, ты забыл. А в Сохо… Хотела посмотреть, где ты жил в юности.
– Я и спрашиваю: зачем?
– Не только у тебя есть навязчивые идеи. Так что можешь не гордиться, ты не уникален в этом, – в тон ему с сарказмом ответила я.
Он вздохнул.
– Ты все-таки обиделась.
Я молчала.
– Я козел, да? – спросил он.
От удивления я поперхнулась и чуть не выронила в тарелку глаза, выползшие из орбит:
– Что?
– А знаешь, я ведь и хотел, чтобы ты обиделась.
– Что? – снова повторила я, шалея от его признаний.
– Хотел испортить тебе настроение, надеялся, что ты подумаешь: «Вот же сволочь этот Паттинсон!», уедешь и забудешь меня.
– Старый прием, да? – подняла я бровь.
– Что? – теперь пришел черед Роба пытаться удержать глаза на месте.
– Ты же со своей фанаткой в Испании так поступил.
– Черт! – усмехнулся он. – Все время забываю, что имею дело со сталкером.
И вот тут я обиделась всерьез:
– Я не сталкер, – тихо и зло сказала я, впившись взглядом в его глаза. – Я твоя поклонница. Да, вот такая сумасшедшая и настырная. Что, такая не устраиваю, да? Тебе нужны спокойные поклонники, которые будут нести деньги в кинотеатры, покупая по восемь билетов сразу, голосовать за тебя во всяких опросах и, главное, молчать и не доставать. И не интересоваться тобой. Ты этого хочешь? Извини, что не вписываюсь в твое представление об идеальной поклоннице. Всего хорошего. Спасибо за ужин!
Я резко встала, нечаянно качнув деревянный столик и опрокинув бокал Роба. Роберт подскочил, пытаясь спасти свои джинсы от разлившегося пива. Это был последний штрих, завершающий мой образ. Спасать было больше нечего. Подхватив куртку и даже не извинившись, я быстро направилась к выходу, пытаясь не разреветься на людях.
К сожалению, ночью автобусы в Барнсе ходят редко.
Давясь слезами, я стояла на пустой остановке и смотрела, как из паба вышел Роб и не спеша направился прямо ко мне через дорогу, игнорируя правила дорожного движения, благо улица была пустынна. Куда-то убегать было глупо. Я попыталась незаметно вытереть глаза. Не хватало еще доставлять ему удовольствие видеть меня расстроенной.
Роб подошел ко мне. Я смотрела в сторону, делая вид, что в упор его не вижу.
– Ты заплатила за себя, – вдруг сказал он.
От удивления я нарушила свой же план игнорировать его:
– Что?
– Я, когда зашел в паб с Нетти, сразу сделал заказ на себя и предупредил, чтобы то, что будешь заказывать ты, тоже записали на мой счет.
– Да, когда я делала заказ, они меня предупредили, – кивнула я.
– А ты…? – поднял бровь Роб.
– А я ответила, что они, видимо, неправильно тебя поняли, и заплатила сама.
– Почему?
– Ты же был сильно недоволен, когда фанатка в Испании заставила тебя платить.
Роб приподнял брови, размышляя над моими словами, и недоверчиво покачал головой. Потом спросил:
– Я так понимаю, я лишился сегодня одной своей поклонницы?
– Не все ли тебе равно? – пожала плечами я. – У тебя их много. К тому же ты именно этого и хотел.
Из-за угла вывернул автобус.
– Хочешь, я покажу тебе Лондон? – вдруг спросил Роб. – Ты ничего не успела увидеть, пытаясь бродить по местам моей бурной юности. Завтра уедешь, так и не получив никакого представления. Хочешь?
Автобус приблизился.
– Хочу.
Роб вскинул руку, голосуя. Водитель затормозил, а Роберт сказал, поворачиваясь ко мне:
– Подъедем ближе к центру.

***

Image Hosted by PiXS.ru

Я фотографировала освещенный Биг Бен, а мой самоназначенный гид сказал:
– В Новый Год на этой площади собирается народ, пьет шампанское и смотрит на фейерверк. Но ты уезжаешь, не увидишь.
– А ты что, тоже придешь сюда?
– Нет, – улыбнулся Роб. – На этот праздник у меня совсем другие планы.
«Ну и зачем мне тогда этот фейерверк?» – подумала я, но ничего не сказала.
Я уже валилась с ног от усталости, но не хотела говорить об этом. Боялась, что он тут же отправит меня домой, а мне хотелось продлить мою сказку еще немного.
Зазвонил телефон Роба. Он посмотрел на экран, как-то смущенно вздохнул и принял вызов:
– Саманта, ты уже в пабе?
Он послушал, что ему ответили, и словно извиняясь, произнес:
– Прости, я забыл тебе позвонить и предупредить, чтобы ты не приходила. – Пауза. – Неважно. Но я далеко от Ред Лайона, и возвращаться туда уже не буду. – Пауза. – Спасибо, Сэм! Ты просто чудо!
«Угу, чудо!» – про себя фыркнула я. Наверное, это все та же рыжая девушка. Она пришла в паб? В Ред Лайон? Роб не будет туда возвращаться? А она ему звонит, потому что ожидала его там увидеть? Со мной?
– То есть ты позвал ее, чтобы она пришла за тобой в паб? Чтобы у тебя был повод извиниться и удрать от меня вместе с ней? – спросила я, глядя, как Роб засовывает телефон в карман.
– Твои дедуктивные способности впечатляют, – усмехнулся Роб. – Сразу скажу, что я так сделал, потому что не знал, чего от тебя ждать. Не знал, как закончить вечер. Провожать тебя или что-то в этом роде не входило в мои планы, и я попросил Саманту придти за мной. Это был единственно разумный и вежливый способ удалиться. Прости! Впрочем, я не думаю, что я упал еще ниже в твоих глазах, потому что дальше уже некуда.
– Не знал, как закончить вечер? – переспросила я. – А сейчас знаешь?
Роб промолчал.
– Зато я знаю, – ответила я. – Я сейчас пойду на автобусную остановку и поеду к себе в отель. А ты… хочешь, вызывай такси, хочешь... делай что хочешь. Только подскажи, на какой автобус сесть.
– Я тебе тоже такси вызову. На автобусе долго ехать.
– Такси у вас дорогое, мне не по карману.
– Я заплачу.
– Нет.
– Да. Мы поедем на такси вместе. Я довезу тебя, а потом поеду к себе.
– Нет.
– Да.
Я развернулась и молча пошла прочь.
– Остановка не там, – крикнул Роб мне вслед.
Я повернулась и пошла в другую сторону.
– И не там. К тому же ты не знаешь, какой ночной автобус идет до твоего отеля, а я тебе не скажу. И спросить тебе не у кого. И одной ночью ходить опасно. И… мы поедем на такси, – добавил он понижая голос и подходя ко мне вплотную, так как я уже остановилась, признавая свое поражение. Повернулась к нему, еще не зная, что сказать и обнаружила, что он стоит близко. Слишком близко для спокойствия моей нервной системы.
– Поедем! – мягкость просьба в его голосе чуть снова не заставила меня плакать. Какой-то сентиментальной я становлюсь. Совсем на меня не похоже.
Я кивнула:
– Поедем.
За окном такси проносились пустынные улицы, мелькали фонари, иногда заставляя зажмуриться. Первым молчание нарушил Роб:
– Ты во сколько завтра улетаешь?
– Вечером. В 21.35.
– Из какого аэропорта?
– Хитроу. А что? – я удивленно повернулась к Робу.
– Да нет, ничего, – он пожал плечами. – Сама справишься?
Я повторила его движение:
– Да, справлюсь.
– А что завтра собираешься делать?
Я грустно усмехнулась:
– Видимо, опять бродить по местам твоей бурной юности.
– То есть… – пауза растянулась, как резинка, а потом, резко сократившись, стукнула продолжением вопроса: – ничего не изменилось?
– Изменилось что? – подозрительно прищурила я глаза.
– Ничего. Ладно, забудь.
– Нет, договаривай. Что должно было измениться?
– Я думал, ты так сильно разозлилась на меня, что теперь… я перестал тебе быть интересен. Ну, как поклоннице.
– О! – я нашла отличный вариант ответа, надо бы запатентовать.
Ну и вопросы он задает!
Я молчала в растерянности, и Роб молчал тоже. Что я должна была ему ответить? Что я не обиделась? Но я действительно обиделась! Только проблема в том, что обида ничего для меня не меняет. Мое представление о нем, мои чувства к нему остались прежними, если не считать того, что я влюбилась в него еще больше. Но не говорить же ему об этом?
Такси остановилось возле моего отеля.
– Спасибо! – ответила я, вышла на улицу и полезла за кошельком.
– Ой, ну вот только не начинай сначала, – поморщился Роб, тоже выходя из машины.
Я смущенно улыбнулась:
– Ну… тогда спасибо!
– Не за что. Пойдем, я тебя до входа провожу, мы не договорили.
Он сказал таксисту, что сейчас вернется, и пошел со мной к двери отеля. Может, быть, он хочет, чтобы я предложила ему остаться? Да ну, не может быть. Или рискнуть?
– Зайдешь? – спросила я.
– Что? А, нет, я же сказал таксисту, чтобы он подождал. Спасибо, – казалось, Роб думает о чем-то своем.
Таксисту он сказал! Таксисту можно сказать, что передумал. Но я оставила свои возмущенные мысли при себе.
– Мы говорили в такси о том, что я не перестал быть тебе интересным… – начал Роб, – так вот, я думаю, что я и не был никогда тебе интересен, поэтому, как бы я себя ни вел, что бы ни говорил, на тебя это ровным счетом никак не повлияет.
– Прости? – опешила я.
– Я для тебя хобби. Ну или достопримечательность. Впрочем, как и для всех остальных фанатов, которые любят со мной фотографироваться.
– В смысле? – сердце вдруг заколотилось где-то в горле, хотя с чего бы?
– В прямом. Люди путешествуют по миру, и это их хобби. Они осматривают достопримечательности, фотографируют их и себя на их фоне, а потом рассказывают друзьям, как они были там-то и там-то. Таким способом они повышают свою самооценку. Ну как же! Ведь они были где-то, куда другие не смогли поехать! Они видели то, что другие не видели! Вот и я такая же достопримечательность. Поклонницы выкладывают в интернет фотографии со мной, а потом рассказывают остальным, как все это происходило, каждый раз придумывая новые подробности, а остальные слушают, открыв рот и тихо завидуя. Ты же видела, как фанатки в пабе делали снимки на моем фоне. Я этакая Пизанская башня. Или Биг Бен, который сегодня фотографировала ты.
– Но я же тебя не фотографировала! И не просила даже!
– Ну да! И ты, наверное, думаешь, что благородно поступила, – Роб скривился. – Но ты приедешь к себе в Россию и начнешь рассказывать подругам, как ты ездила в Лондон, сидела в пабе с Паттинсоном и даже гуляла с ним по городу. Но ты, естественно, не стала просить его о фотографии, потому что ты же понимаешь, как достают его такие просьбы фанатов, а ты же не такая! И все подруги будут согласно кивать и хвалить тебя, какая ты замечательная. А ты будешь преисполняться гордостью, повышая за мой счет свою самооценку.
Я подумала, что фраза «стукнуть пыльным мешком по голове» как никогда удачно вписывается в мизансцену.
– Извини, – Роберт заглянул в мои растопыренные глаза. – Сказал, как думал. Спасибо за вечер, – и он повернулся, чтобы уходить.
– Э, нет, стой! – воскликнула я.
Он остановился.
Господи, и что сказать-то? Что сказать? Какие найти слова, чтобы объяснить ему, что он неправ… Ну, может, он в чем-то и прав, но не в главном, нет.
– Я не буду никому ничего рассказывать, – единственное, что я смогла сказать на его обвинения.
– Спасибо, – сказал Роб и пожал плечами.
Прозвучало это как… Плохо, в общем, прозвучало.
– Не веришь?
– Почему же? Верю. Только это ничего не меняет.
– Это что, снова тот самый прием? Обидеть фанатку, показать ей, что ты далеко не тот принц, которого она себе навоображала, чтобы она больше не пыталась тебя доставать?
– Я вижу, что ты так ничего и не поняла из сказанного мною.
– Или это проверка?
– Проверка в чем? – Роб скептически поднял брови.
– Ты бы отпустил такси. Счетчик-то тикает.
Роб усмехнулся:
– Не переживай. Так в чем проверка?
Я пристально смотрела на него. Я видела много раз эти прищуренные глаза и эти кривящиеся в ухмылке губы, и эти саркастически поднятые брови. Я много раз обрисовывала взглядом эти острые скулы и уверенную линию подбородка. Я часто мысленно разглаживала эти складки, разрезающие его открытый лоб. Все это повторялось многократно и стало привычным и таким обыденным. А сейчас мне вдруг показалось, что я вижу Роба впервые. Наверное, так и есть. Я вижу его впервые, потому что я вижу его – настоящего. И почему-то этот настоящий – нет, не тот, искрящийся весельем в пабе, а именно этот, который морщится и занудствует, – казался мне таким родным и близким.
– Наверное, ты прав, – согласилась я, чуть улыбнувшись. – Прав во всем.
Мне показалось, Роб растерялся. Во всяком случае, он ничего не сказал, только выражение его лица неуловимо изменилось.
– Прости, я на самом деле обещаю больше тебя не доставать. И спасибо!
– А спасибо за что? – недоверчиво, как мне показалось, спросил он.
Я улыбнулась, зная, что он все равно не поймет, и ответила:
– За сказку.
Он молча разглядывал меня какое-то время, а потом сказал:
– А знаешь, ты все-таки мои сигареты тогда приносила. Мне в тот вечер их Виктория подарила. Она не знала, какие я курю, и купила другие. Я совсем забыл тогда про подарок и не узнал пачку в твоих руках.
– Так давай я тебе их отдам. Они у меня в номере.
– Да ладно. Оставь. Не хочу заставлять такси ждать.
– Оно уже так долго ждет, что несколько минут ничего не изменят. Тем более ведь это подарок! Давай, быстро зайдем, и я тебе их верну.
– Ну… хорошо.
Я толкнула дверь и зашла в холл. Молодой человек по имени Майкл мило улыбнулся мне из-за стойки администратора и подал ключ, стрельнув глазами на вошедшего следом моего спутника. Зайдя в номер, я схватила пачку сигарет с тумбочки и подала Робу.
Он взял их, но вместо того, чтобы сказать привычное «спасибо», вдруг спросил:
– За какую сказку ты меня благодарила?
Я усмехнулась:
– Ты уверен, что хочешь это услышать?
– Уверен.
Роб сказал это таким убийственно серьезным тоном, что мне стало не по себе.
– Ну, хорошо, – вздохнула я. – Откровенность за откровенность. Все еще гораздо хуже, чем ты себе придумал. Ты для меня не достопримечательность. Ты для меня подарок на Рождество. Я решила себя порадовать и подарить себе встречу с тобой. Этакая ожившая рождественская сказка.
Я с вызовом задрала подбородок. «Думай обо мне, что хочешь!»
– И как? Довольна? – прищур его глаз не сулил ничего хорошего.
– Не совсем.
Роб хмыкнул:
– Ну, еще бы!
– Пойдем, я тебя провожу, – сказала в ответ я.
Мы спустились в холл, и Майкл, вновь продемонстрировав свою улыбку, вопросительно поднял бровь.
– Я не ухожу, сейчас провожу гостя и вернусь.
Получив вежливый кивок, я вышла следом за Робом на крыльцо. Что мне нравится в Майкле, так это его немногословность.
– Так в чем проверка? – переспросил Роб, оказавшись на улице.
– Будешь ли ты интересен поклоннице таким.
– Спокойной ночи, – хмуро пробормотал Роб после паузы и…
– А ты так и не спросил, почему я недовольна своей рождественской сказкой, – прервала я его движение к машине.
– А что спрашивать? И так понятно. Я оказался не таким, каким ты себе меня представляла. Колосс на глиняных ногах не выдержал груза реальности и рассыпался.
– Не угадал, – подмигнула я. – Мне просто грустно, что сказка закончилась, и продолжения не предвидится. Ты пригласил меня на ужин, а в ответ пожелал меня больше не видеть. Я собираюсь честно выполнить наш договор.
Не дожидаясь его ответа, я повернулась и вошла в отель.
Так моя рождественская сказка стала былью.

***

Воплощение сказки в реальность – вполне осуществимый, хотя и достаточно сложный, а самое главное, опасный процесс. Будьте готовы к разочарованиям, обидам и пониманию, что со своими желаниями нужно быть осторожными. Иначе вы, как и я, обречены долгое время приходить в себя, пытаясь забыть о том, чего так долго и страстно желали. В мечте самое ужасное то, что она осуществима. Вы можете мечтать, чего-то страстно желать, стремиться к достижению цели, но как только вы добьетесь своего, вы почувствуете страшную опустошенность. Потому что больше не к чему стремиться, больше нечего хотеть, а достигнутая цель уже не кажется настолько привлекательной, каковой маячила перед вашим мечтательным мысленным взором.
Теперь я это точно знаю. Две недели я не могла взять себя в руки и постоянно плакала. Две недели я сидела дома, никуда не выходя и не желая ни с кем общаться. Две недели я вспоминала, как близко был Роб, и мучила себя безнадежно опоздавшими фантазиями о том, что я могла бы прикоснуться к нему, что я могла бы попросить его фотографию на память, что я могла бы вести себя с ним не так отчаянно глупо, и может быть, он не стал бы мне запрещать появляться в будущем на его пути. Две недели я не могла разобрать свой чемодан, боясь прикоснуться к тому, что больно напоминало мне о Лондоне. И Робе.
Спасибо новогодним праздникам, что они позволили мне две недели валять дурака, но, в конце концов, пора и честь знать. Мне казалось, что я успокоилась и могу возвращаться в нормальную жизнь. Итак, сначала разберем сумки…
Все документы, карты, маршруты поездок и прочие сопутствующие бумаги я всегда хранила в одной папке. Но сейчас здесь не хватало заграничного паспорта. Где же он? Я же проходила таможню, садилась в самолет… Кажется, засунула его в карман куртки. Ага, вот он. Из кармана следом за вытянутым паспортом выпал конверт. Что это? Ах, да! Это же Майкл дал мне его, когда я уходила, точнее, убегала из отеля, так как торопилась в аэропорт. Кажется, он сказал что-то типа: «Это вам». Тогда я засунула конверт в карман и благополучно о нем забыла. Интересно, что в нем? Чистый белый конверт безо всяких надписей, правда, изрядно помятый от лежания в кармане.
Я вскрыла его.
Там было написано:

Я обещал ужин, но я же его и испортил. Свою часть договора я не выполнил, поэтому и ты не обязана выполнять свою. Если твое желание остается в силе, то ужин за мной. И почему-то я уверен, что ты знаешь, где меня найти.

Подписи не было.
Наверное, со стороны я выглядела очень глупо, сидя в постепенно темнеющей комнате на диване и улыбаясь небольшой записке, которую держала в руке. Что ж, именно так выглядят люди, которые вновь начинают верить в сказки. В красивые рождественские сказки, которые не заканчиваются с наступлением реальности.

 

 



 
Источник: http://www.only-r.com/forum/39-421-1#240114
Мини-фанфики Светлана Evita 874 51
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Я получил множество отрицательных рецензий. Конечно, меня это ранит и заставляет сомневаться. Когда кто-то говорит мне, что я плохой актер, я не возражаю, я знаю, что мне есть над, чем поработать. Но когда кто-то говорит, что я урод, я не знаю, что сказать. Это, как… знаете, что? Это, правда меня ранит."
Жизнь форума
❖ Festival de Cannes
Anti
❖ Вселенная Роба-7
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Флудилка 2
Anti
❖ Good time/ Хорошее вре...
Фильмография.
❖ Талия Дебретт Барнетт ...
Кружит музыка...
❖ О Робе и не только
Очумелые ручки.
❖ Только для тебя... вид...
Очумелые ручки.
Последнее в фф
❖ ТРЕТЬЕ ЖЕЛАНИЕ ДЛЯ ЗОЛ...
Собственные произведения.
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
Рекомендуем!
3
Наш опрос       
Стрижки мистера Паттинсона. Выбирай!!
1. Якоб/Воды слонам
2. Эдвард/ Сумерки. Сага
3. Эрик/Космополис
4. "Под ноль+"/Берлинале
5. "Однобокая пальма"/Comic Con 2011
6. Сальвадор/ Отголоски прошлого
7. Даниэль/Дневник плохой мамаши
8. Рейнольдс/Ровер
Всего ответов: 248
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 19
Гостей: 12
Пользователей: 7
GASA маруська Галина барон Camille Ведьмо4ка Ivetta


Изображение
Вверх