Творчество

Свидание без слов
18.10.2017   17:47    
Свидание без слов


– Мне надоело, что он все время хихикает, когда я пытаюсь войти в роль! – возопила наша супер-пупер звезда.
Я не сдержался и еще раз хихикнул.
– Ну вот! Ну как так можно работать? Никаких условий!
– Мисс Мэй! Пожалуйста! Мистер Паттинсон! Мы и так выбиваемся из графика, – наш несчастный режиссер вздохнул, наверняка мечтая оторвать нам обоим головы. Но я терпеть не могу таких дамочек, как Ева Мэй. Вечно строит из себя неизвестно кого. Этакая дива. Расступитесь – королева идет. Нет, она, конечно, неплохая актриса, даже, я бы сказал, хорошая. Ну, ладно, даже очень хорошая. Но стерва, каких поискать. У нас сразу же не сложились отношения, как только мы встретились. Уж не знаю, почему. Может быть, она привыкла быть главной звездой на съемочной площадке, а сейчас выходило совсем иначе. Мне кажется, что она приревновала меня к моей славе. Каждое утро фанатки всех возрастов собираются около съемочной площадки, а когда я выхожу, орут и зовут меня по имени. Ее автографы тоже просят, но очень мало по сравнению со мной. Каждый раз, когда мы уезжаем вместе после съемок (потому что для нас нанята только одна машина из-за скромного бюджета), нашей мисс Звезде приходится меня ждать, пока я раздам автографы, и она каждый раз недовольно ворчит. Хотя, вообще-то, я стараюсь делать это быстро. Если она думает, что мне доставляет удовольствие это постоянное внимание, то она ошибается. Когда-то поначалу это действительно было приятно, но сейчас все воспринимается продолжением работы.
– Роб! – отвел меня в сторону Говард. – Ты можешь потерпеть и не смеяться над ней? Ну что поделать, если она такая нервная? Нам все-таки нужно снимать. Пожалуйста!
– Да не смеялся я!
– Роб, я тебя прошу. Ну, потерпи, уступи ей. Ну, ты же понимающий человек! Я не могу взывать к ее совести, ты же понимаешь, что это бессмысленно.
– Ну, ладно, ладно. Я постараюсь быть паинькой.
Кое-как съемочный день закончился. Мисс Мэй фыркнула, когда я сел в машину первым, не пропустив ее. Я понимал, что это по-детски, но меня так и подмывало сделать ей какую-нибудь мелкую пакость и забавляться, наблюдая за ее недовольством.
Нас подвезли к отелю, в котором мы проживали во время съемок. Я иногда общался с другими актерами и после съемок, но где живет мисс Мэй, я не имел понятия. Знал только, что точно не на моем этаже, так как я заранее попросил менеджера о том, чтобы меня поселили подальше от нее.
Мы вышли из машины, но я замешкался, разговаривая со швейцаром, и не видел, куда пошла моя коллега, да и не интересовался. Зайдя в лифт, я преспокойно доехал до своего номера, предвкушая приключение.
Дело в том, что недавно со мной связался один… даже не знаю, как его назвать… ученый-экспериментатор? – который предложил мне помочь опробовать созданный в лаборатории под его руководством прибор, названный им изменителем внешности*. Создатель этого устройства сказал, что мне наверняка будет приятно попробовать изменить внешность для того, чтобы почувствовать себя свободным от внимания поклонников и преследования папарацци, побыть обычным человеком. Надо сказать, что хотя я и не очень ему поверил, сама идея показалась мне довольно заманчивой. Ученый продемонстрировал мне действие устройства, включив его при мне. Прямо на глазах внешность стоящего передо мной мужчины изменилась, правда, он остался примерно той же комплекции и роста. Создатель этого любопытного прибора пояснил мне, что тот не изменяет черты лица в прямом смысле слова и не окрашивает глаза и волосы в другой цвет. Если сам человек посмотрится в зеркало, он увидит самого себя, а не измененную внешность. Если этого человека снять на камеру, то запечатлится его настоящий облик. То есть прибор воздействовал на сознание людей, внушая им, что они видят совсем другого человека.
Мой гость пытался объяснять мне еще какие-то технические характеристики, но я уже в это не вникал. Мне действительно захотелось попробовать прибор в действии, почувствовать себя снова обычным, никому не известным человеком. Быть свободным! Поэтому я с радостью согласился быть подопытной крысой и проверить это загадочное устройство на себе. Мистер Паркер пообещал мне, что по окончании эксперимента этот прибор будет мне подарен, хотя, как он сказал, из-за их малой партии он будет стоить весьма значительную сумму.
Я покрутил в руках устройство, внешне похожее на обычные наручные часы.
Рискнуть?
А вдруг прибор не сработает? Как я смогу понять, изменилась моя внешность или нет? Просто подойти и спросить у кого-нибудь? Я усмехнулся. Ученый меня строго предупредил, чтобы я никому не рассказывал об этом приборе для чистоты эксперимента.
Ну что, попробуем? Сейчас включу устройство и пойду туда, где фанаты находятся, проверю опытным путем. Если на меня накинутся и растерзают, значит, изменитель внешности не работает.
Я надел на руку устройство, замаскированное под часы, и, нажимая кнопки, ввел код. В себе никаких изменений не почувствовал. Ну что ж, вперед! Я одел новую, недавно купленную одежду, чтобы ее никак нельзя было связать с моим обычным обликом, и вышел через черный ход, минуя ресепшен, на всякий случай: вдруг моя новая внешность вызовет ненужные вопросы. Этот черный ход был известен немногим, и я, слава богу, входил в число избранных.
Прогуливаясь по тротуару, я внимательно приглядывался к окружающим. Люди не обращали на меня никакого внимания. Но как определить? То ли они не узнают во мне актера Роберта Паттинсона, то ли им неинтересен Роберт Паттинсон, поэтому они и не обращают на него внимания. И вдруг мне пришла идея. Я иногда покупал в магазинчике неподалеку всякие мелочи, и продавщица, моя поклонница, все время мне улыбалась и здоровалась. Посмотрим, как она отреагирует сейчас. Я зашел в магазинчик, взял первую попавшуюся ерунду и подошел к кассе. Девушка равнодушно взяла наличные, отбила чек, никак не прореагировав на меня.
Из магазина я вылетел на крыльях. Свобода! Прибор действительно меняет внешность! У меня есть пара часов, которые можно провести так, как мне заблагорассудится. Просто погулять по улицам, наслаждаясь неузнанностью? Пойти посидеть в баре, познакомиться с какой-нибудь девушкой? Быть просто парнем, обычным парнем, никому неизвестным.
Сегодня я решил свой вечер посвятить прогулкам. Несколько часов просто бродил по улицам, впервые замечая их красоту или, наоборот, неухоженность. Завернул в парк и долго гулял там, неспешно поддевая ногами ковер ярких опавших листьев. Не замечая времени, любовался малиновым солнцем, опускающимся за крыши небоскребов. Оказывается, я так многого был лишен. Просто видеть красоту каждой секунды, каждой вещи. Когда ты скачешь с места на место и петляешь, как заяц, трудновато оглядываться вокруг и любоваться происходящим.
От переизбытка впечатлений я устал, и меня потянуло домой. Я повернул к отелю. Зайдя опять через черный ход, я направился к лифту для вип-персон, о котором тоже было известно немногим, так как только отдельным товарищам выдавали код от прохода к нему. Поверьте, я не считаю себя каким-то очень уж важным человеком, просто это вынужденная необходимость. А сегодня к тому же я не хотел светить «чужую» физиономию, надетую на мое лицо. Вдруг у персонала отеля моя новая внешность вызовет вопросы? Мне не хотелось раскрывать тайну прибора и объясняться.
Я вывернул из-за угла и увидел, как в открытый лифт шагнула девушка. Ну, я подумал, что девушка, увидев край ее юбки. В другой ситуации я бы позволил ей уехать и вызвал лифт для себя позже, но сегодня эйфория моей неузнаваемости сыграла со мной шутку. Проскочив между уже закрывающимися створками, я осознал, что девушкой оказалась никто иная, как моя коллега Ева Мэй. Первой мыслью было: «Тьфу ты, черт!» А потом я подумал: «Она меня не узнает. А что, если…?»
Я покосился на нее: как реагирует на незнакомого мужчину? Ее взгляд меня зацепил. Она смотрела пристально, немного настороженно, но очень… по-женски. Я развернулся к ней корпусом, демонстрируя свою заинтересованность. Любопытно, как я выгляжу для нее? Видимо, симпатично, судя по выражению ее лица. Вдруг лифт показался очень тесным, и я неожиданно понял, что мы здесь совсем одни. Совсем одни в замкнутом пространстве. Без окон и дверей. Только я и она. Я. И. Она. Кажется, похожая мысль мелькнула и у нее. Рот ее приоткрылся. Она вздохнула, грудь ее приподнялась. Во мне сработал механизм мужской сущности, безошибочно считывающий женский призыв и молниеносно отвечающий на него. Уже разворачиваясь к ней, делая шаг в ее направлении, я услышал в голове предостережение разума: «Она тебя сейчас оттолкнет, закричит». Но я уже не мог подчиниться ему. Мое тело припечатало ее к стене лифта, я скользнул руками вдоль ее бедер, талии, поднял к ее лицу. Несколько мгновений она еще смотрела в мои глаза, и я не видел в них испуга, только дикий восторг и жажду…. Потом ее веки опустились, и она вверила себя мне. Подчиняясь непонятному импульсу, я начал ее целовать. Мне сейчас было наплевать, что это моя коллега-стерва, с которой мы ругаемся каждый день на съемочной площадке. Сейчас это была красивая возбужденная женщина, отдающая себя в мои объятия. А я не был Робертом Паттинсоном, ее коллегой, который постоянно ее подкалывал. Сейчас я был незнакомым ей мужчиной, с которым ей захотелось развлечься в лифте. Ситуация неимоверно возбуждала. Дыхание перехватило где-то на подступах к горлу, раздирая грудную клетку, желание заныло в животе и сделало тесными брюки.
Я осмелел. Прочь беспокойство, прочь страх. Неважно, что о тебе подумают, не надо беречь свой имидж и репутацию. Я незнакомец, и я могу быть каким угодно. Агрессивным, властным, нахальным, грубым… Я захватил ее шею, не позволяя ей повернуть голову, а девушка покорно подчинилась, обмякла в моих руках. Странно, она не боится, что чужой парень может сделать с ней что-то… нехорошее? А может, ей так же, как и мне, хочется свободы? Хочется рискнуть и сделать что-то из ряда вон выходящее? Потому что надоедает существовать где-то в графиках и планах, между первым и вторым пунктом, надоедает жить по чьей-то указке.
Я сминал ее губы, перекрывая ей дыхание. Я всовывал в ее рот свой язык, сжимал грудь. Моя добровольная жертва лихорадочно пыталась вздохнуть, когда я на секунду отрывался от нее, но не протестовала. Лифт дернулся и остановился. Я резко отпрянул от нее до того, как створки нашей капсулы открылись, не желая, чтобы нас кто-то застал в пикантной ситуации. Разумеется, я боялся не за себя: раз уж у меня другая внешность, меня никто не узнал бы. Но я не хотел ставить Еву в неловкое положение. Все-таки я знаю, что такое – «беречь свой имидж».
Двери лифта разошлись. Бросив на меня последний взгляд, который был смесью ошарашенности и… благодарности, если я правильно смог оценить ее реакцию, девушка шагнула из лифта. На площадке никого не оказалось, а я преспокойно поехал дальше, на свой этаж.
Зашел в номер, и, закрыв за собой дверь, выключил прибор. Автоматически взглянул на себя в зеркало. Оттуда на меня глянула моя ошеломленная физиономия. Я машинально начал раздеваться, но сам все еще находился в лифте и, прижимая к стене, целовал Еву. Целовал Еву.
Я сейчас целовал Еву, ту, самую, над которой еще утром подшучивал и прикалывался. И надо сказать, целовать ее мне понравилось. А она? Она меня удивила. Никогда бы не подумал, что она сможет поступить так бездумно: начать целоваться с незнакомым мужчиной в лифте. А если бы она знала, что целовала меня? Интересно, как бы отреагировала? Но нет, я не скажу ей. Пусть это приключение останется моей тайной.
Утром я вышел из отеля, а Ева уже была в машине. Я сел внутрь, ожидая, что она снова на меня накинется и начнет выговаривать, что я ее задерживаю. Ждал ее упреков и не знал, как отреагировать. Почему-то сегодня совершенно не хотелось ее подкалывать. Но она вдруг ни с того ни с сего промолчала. Это было так непривычно, так сбивало, что я, чтобы как-то заполнить паузу, повернулся к ней и сказал:
– Извини, что заставил ждать.
Она немного удивленно и растерянно взглянула на меня:
– Да нет, ты вовремя. Это я сегодня раньше вышла. Все равно не спалось.
«Не спалось? Незнакомец в лифте произвел такое впечатление?»
Я промолчал, но почему-то мне доставило удовольствие знание, что Ева из-за меня не спала ночь. Ну, не совсем из-за меня. Лицо-то она видела другое. Но тело, тело было мое. Мои руки, мои губы, мои действия.
Правда, на съемочной площадке все пошло по накатанной дорожке, и мисс Звезда опять начала фыркать на меня, а я начал поливать ее сарказмом. Утреннее ее поведение я приписал тому, что она была ошеломлена вечерним происшествием, выбита из колеи. Осознавать это было… чрезвычайно приятно.
Но вечером, уезжая со съемочной площадки, она снова странно притихла и всю дорогу смотрела в окно, совершенно не замечая, как стискивает и ломает себе пальцы.
Я вышел из машины и, не дожидаясь задержавшуюся Еву, рванул в номер. Меня ждал изменитель внешности и свобода!
Сегодня я решил пройтись по злачным местам. Взял арендованную машину и поехал в бар. Заказал себе водки, сел за столик и принялся наслаждаться своей неузнанностью, поглядывая по сторонам. Перехватил заинтересованный взгляд брюнетки, улыбнулся. Она приняла это как сигнал к действию, подошла к моему столику:
– Привет, красавчик! Можно?
Я сделал приглашающий жест рукой. Она села рядом, наклонилась ко мне:
– Скучаешь?
Я неопределенно пожал плечами. Черт, совсем разучился разговаривать с девушками как обычный парень. Последние годы я, наоборот, старался удрать от них, был насторожен, думал о том, как избавиться от их внимания. А сейчас вроде и могу спокойно им наслаждаться, а … не могу. Разучился. Она пыталась завести разговор, намекнула на то, чтобы я ее угостил. Я купил ей выпивку. Девушка была привлекательна. Но мне почему-то было неинтересно. Кажется, я стал каким-то ущербным. Хотя, может быть, это с непривычки? Возможно, через некоторое время я снова почувствую себя обычным, никем не узнаваемым парнем, и все навыки восстановятся? А сейчас, понимая, что девушка настроена на продолжение, я извинился и поспешно покинул бар.
Сел в машину, раздумывая, куда бы податься. Стемнело. Интересно, сколько там времени? Я взглянула на свои часы-прибор, которые показывали время вполне исправно. Полдвенадцатого. Вчера примерно в это же время я зашел в отель и поймал в лифте Еву. И вдруг подумалось: а вдруг сегодня повторится то же самое? Я завел машину и направился к отелю, убеждая себя, что все это глупости. Разумеется, это была случайность. Не может же быть, что Ева каждый день в одно и то же время ездит в лифте и снимает незнакомых мужчин. Но что-то толкало меня к отелю. Хотелось проверить.
На месте я оказался чуть позже, чем вчера, почти влетел в холл, но приближаясь к заветному месту, замедлил шаг. Если Ева там, не хватало еще, чтоб она увидела, как я спешу к ней. Мои шаги гулко отдавались в пустом коридоре. Уже почти подходя к углу, за которым была расположена шахта лифта, я услышал тихое гудение, и понял, что его кто-то вызвал. Поворот, и… я встретился с глазами Евы. Кажется, она ждала меня и, услышав мои шаги, вызвала лифт. С тихим шипением двери разошлись, приглашая нас внутрь. Девушка, послав мне загадочный взгляд, шагнула внутрь. Я шагнул следом, и сзади, с легким скрежетом двери лифта закрылись, отрезав нас от остального мира. Нас чуть качнуло, но тут я, не отрывая взгляда от лица девушки, нажал на кнопку остановки. Ева чуть слышно вздохнула, продолжая смотреть мне в глаза. Полные губы, верхняя капризно изогнута, белая полоска зубов между. Расширенные зрачки. Белокурые пряди, обрамляющие лицо. Я никогда не задумывался о том, что моя коллега весьма привлекательна. Ее красота могла бы быть похожа на кукольную, если бы не ее характер, который придавал внешности девушки остроту и яркость. Интересно, а каким она видит меня? Мне до безумия захотелось попросить, чтобы она меня описала. Но конечно, я не стал этого делать. Вместо этого я медленно прикоснулся к ее щеке, взял за подбородок, чуть приподнимая ее лицо. Ее веки опустились, а я прижался к ее рту.



Сегодня я не был грубым. Мне захотелось пить ее по капле, осторожно снимая пробу. Я медленно касался ее губ сначала губами, потом кончиком языка, обводил изящный контур. Ева порывисто вздохнула и подалась мне навстречу, чтобы прижаться сильнее. Я медленно провел рукой по ее груди через блузку, запустил в вырез и обхватил свободную от бюстгальтера округлость. В мозгу что-то щелкнуло, словно сломался предохранитель. Уже не хотелось быть нежным и терпеливым. Глаза в глаза, рот в рот, руки по бедру, юбка сминается. Пальцы уже там, где горячо и мокро. Ева стонет мне в ухо, и я понимаю, что сейчас будет поздно. Что я пойду до конца. И, самое главное, она не против.
Нет! Я что, вот так поимею ее в лифте? Просто вот так… Да, я согласен, очень захватывающее было бы приключение. Но почему-то я не хочу, почему-то меня это напрягает. Ее – хочу, но не так. Я отодвинулся от такого желанного женского тела, пахнущего возбуждением и почему-то лесными цветами, поправил ей одежду и нажал кнопку ее этажа. Лифт зашумел и начал движение. Ева растерянно и даже обиженно смотрела на меня. Я чуть улыбнулся ей, наклонился и еще раз нежно коснулся губами ее губ. Что-то говорить и объяснять ей я боялся. Изменитель внешности действует только на внешность, и Ева вполне могла узнать меня по голосу.
Девушка выпрямилась, оторвалась от стенки лифта. Стояла рядом, но не смотрела на меня, и я физически ощущал ее недовольство. Я прикоснулся к ее руке и слегка пожал, утешая. Она искоса взглянула, видимо, не понимая, чего я хочу. «Ну, прости», – мысленно сказал я и состроил извиняющееся выражение лица. Она чуть улыбнулась мне в ответ, поджав губы, и кивнула. «Ладно, все нормально», – прочитал я ее мысленный ответ.
Лифт дернулся, замер, створки разошлись. Ева вышла, но прежде чем двери закрылись, я поймал ее взгляд еще раз. Она тут же отвернулась и ушла. А я поехал к себе.
Утром я выскочил из номера, как только мне позвонили и сообщили, что машина подана. Как там Ева? Надеюсь, не расстроена? Все-таки, я вчера не очень красиво поступил. Впрочем, сегодня я надеялся все исправить и даже придумал, как.
К машине мы подошли практически одновременно. Я остановился и пропустил коллегу вперед. Она удивленно взглянула на меня. Наверное, мне все-таки стоит вести себя как раньше, иначе ее насторожит мое поведение. Я же не хочу дать ей понять, что ее незнакомец в лифте – это я? Нет, не хочу.
– Боялся заставлять тебя ждать, а то опять всю плешь проешь, – осклабился я, ожидая, что Ева фыркнет и скажет какую-нибудь гадость. Но она печально вздохнула и отвернулась к окну.
Сравнила меня с этим своим «парнем из лифта»? Скучает по нему? Думает: «Как же достал этот Паттинсон со своими дебильными шутками! То ли дело мужчина, который целует и, самое главное, молчит!»
Это было странно, но я вдруг приревновал ее. Что? Да, приревновал. К самому себе. А если бы она знала, что именно со мной целуется в лифте? Что именно я заставляю ее стонать, трепетать и прижиматься ко мне всем телом? Как бы она отреагировала? У меня на языке вертелось уже какая-то шутка на эту тему. Хотелось подколоть ее, пусть завуалировано, пусть даже она не поймет, о чем я. Но я сжал зубы и сдержался.
Все-таки наше общение изменилось. Ева почему-то перестала постоянно возмущаться, чаще была задумчива, словно на своей волне. Играла хорошо, не отвлекалась и не заставляла персонал прыгать вокруг нее на задних лапках. Влюбилась, что ли? В этого парня из лифта? Любопытно было бы посмотреть, как я выгляжу для нее, когда прибор меняет мою внешность. Неужели, лучше, чем я настоящий? Не то, чтобы я считал себя красавчиком в реале, но все же, получается, моя внешность менялась в лучшую сторону, раз даже Еву, мисс Недотрогу и Гордячку разобрало. Получается, я настоящий хуже, чем я в измененном виде. Самооценку эта мысль не поднимала.
И я решил отыграться вечером. Почему-то я был уверен, что Ева придет. И оказался прав. Правда, когда я пришел в обычное время, ее не было. Но я остановился возле лифта и стал ждать. Через некоторое время я услышал цокот каблуков. Женщина явно спешила. Из-за угла вывернула Ева. Увидев меня, замедлила шаг, и, захватив меня своим взглядом, словно поймав на крючок, подошла к лифту. Дождавшись, когда она приблизится, я нажал кнопку вызова. Ева стояла рядом, смотрела на меня во все глаза и молчала. Но мы разговаривали. Без слов.
«Я боялся, что ты не придешь».
«Я боялась, что не успею».
«Я рад, что ты здесь. Я ждал».
«Я думала о тебе».
«Ты красивая. Очень».
«Спасибо».
Лифт приехал, створки разошлись. Мы зашли внутрь. И я демонстративно, чтобы она заметила, нажал этаж выше того, который был нужен ей.
В моих глазах вопрос. Ее осторожный кивок-согласие.
Я вез ее не в тот номер, в котором жил. Побоялся, что она может проявить заинтересованность и узнать имя постояльца. Поэтому сегодня я снял еще один номер, специально для нашей встречи.
Лифт остановился. Я многозначительно посмотрел на Еву и вышел. Остановился, огляделся, обернулся к ней. Она вышла следом за мной. В коридоре никого не было. Я взял ее за руку и повел к своему новому номеру.
Я, не произнося ни слова, открыл дверь и завел девушку внутрь. И как только щелчок замка возвестил о нашем уединении, я прижал Еву к ближайшей вертикальной поверхности и впился в нежные податливые губы.
Девушка обхватила меня за шею, вцепилась в волосы на затылке. Прильнула ко мне, приклеилась, впечаталась в меня. Знала бы она, чьи руки прикасаются к ней сейчас!
Мысль о том, что Ева думает, что целуется с совершенно незнакомым мужчиной, с которым пару раз проехала в лифте и даже не сказала ни одного слова, безумно заводила. Заводило то, что этот «незнакомый мужчина» – я. Заводила и ревность: Ева терпеть меня не может, но, не зная этого, целуется со мной. Внутри меня копилось что-то взрывоопасное, что-то невообразимое.
Мои руки скользили по ее телу, нетерпеливо пытаясь добраться до кожи, а одежда очень мешала. Кажется, Ева была в таком же нетерпении. Я понимал, что не имею права снять изменитель внешности, иначе он перестанет действовать. Поэтому я разделся полностью, но часы оставил.
Я не помню, как мы добрались до кровати. Не помню, сколько прошло времени, когда мы уставшие и мокрые от пота, раскинулись по спутанным простыням рядом друг с другом. Я нащупал руку Еву и сжал. Молчал. Очень хотелось ей что-то сказать, что-то нежное, но я не мог, боясь, что она узнает мой голос. Поэтому я просто приподнялся и еще раз ее поцеловал. Она молчала тоже, видимо, посчитав это правилами игры. Такой странной игры, когда вы не знаете друг о друге ничего, когда вы не обмолвились ни словом, но при этом стали друг для друга так отчаянно близки.
Она молчала, но на поцелуй откликнулась. Потом осторожно отстранилась, улыбнулась, словно извиняясь, и начала одеваться. На самом деле это было разумно. Не мог же я оставить ее на ночь. Как утром я объяснял бы, что мне не во что переодеться? Я натянул джинсы и футболку, и когда Ева привела себя в порядок, сделал ей знак подождать. Сам выглянул из номера, убедился, что путь свободен, и выпустил ее. Она напоследок оглянулась, чуть улыбнулась и пошла по направлению к лифту. Я закрыл дверь.
Ну вот. Я занимался любовью с Евой. И что дальше? На этом все? Или мы продолжим наши странные отношения и будем встречаться в лифте, а потом молча заниматься сексом в номере, снятом на чужое имя?
Утром я приеду на съемочную площадку, и все будет по-прежнему. Ева будет едва обращать внимание на меня, если только мы опять не поругаемся по какому-нибудь поводу. И она даже не подозревает, что я тот, в чьих объятиях она стонала сегодня вечером.
На следующий день я пристально наблюдал за Евой и замечал, что ее поведение отличается от обычного. Она больше не старалась на ком-то сорвать зло, а меня так вообще практически избегала. Возможно, из-за того, что у нее не было настроения ссориться, а общение со мной непременно вызвало бы в ней раздражение.
Но меня почему-то такое ее поведение задело. Ну, черт возьми! Неужели я сам по себе так плох? Неужели я хорош, только когда прибор меняет мою внешность? Я же сам по себе не меняюсь! А что, если…?
В перерыве я постарался оказаться около Евы и заговорил о чем-то постороннем, не по поводу съемок. Боялся, что мои слова о работе Ева снова может воспринять как критику и взовьется.
– Так устал, не высыпаюсь, – пожаловался я как бы между прочим.
Ева с неожиданным интересом вдруг взглянула на меня:
– И что же тебе мешает?
– Да так, не знаю. Скучно. Сижу один, сходить некуда и не с кем.
А потом я сделал вид, как будто эта мысль только что пришла мне в голову:
– Слушай, а давай куда-нибудь сходим вечером? Так скучно сидеть одному в номере!
Ева озадаченно посмотрела на меня, и видно было, что она растерялась. Наверное, ей не хочется никуда идти, но она не знает, как отказать. Впрочем, это на нее не похоже. Обычно она не лезла в карман за словом. И вдруг я понял: да она просто не хочет пропустить свидание с «незнакомцем»! Я поспешил ее успокоить:
– Мы недолго посидим. Хочу пораньше лечь спать, чтобы, наконец, выспаться. Ну, так как?
Ева пожала плечами:
– Хорошо, давай.
Вернувшись в отель, мы договорились встретиться через полчаса в холле. Я попросил персонал вызвать такси. Пришел в свой номер, переоделся. Взглянул на часы. Так странно: иду на свидание с Евой без изменителя внешности.
Вечер не складывался. Я не мог найти нужную тему, потому что на языке все время крутился вопрос: «Ты знаешь, что ты вчера занималась сексом со мной?», – и я прикладывал героические усилия, чтобы удержать эти слова внутри. Ева вела себя весьма нервозно. Ну, еще же рано до ее свидания! Ей так не хочется быть со мной, что не терпится сбежать?
– Роб, почему ты меня пригласил в кафе? – вдруг спросила Ева.
Вот это вопрос! И что сказать?
– Ну, я же объяснил, просто скучно было сидеть дома.
– Да? – как-то расстроено спросила Ева.
Не пойму я ее.
– Роб, ты извини, что я на тебя наезжала все время, – вдруг заговорила она. – Я ценю то, что ты пытаешься наладить отношения. Только, кажется, ничего у нас не получается. Нам совершенно не о чем разговаривать.
«Да ты даже не пытаешься!» – хотелось сказать мне, но я промолчал. В конце концов, она не обязана хотеть изменить наши отношения в лучшую сторону. И не ее вина, что «незнакомец в лифте» ей нравится гораздо больше меня. Да и, может, ей не нужны разговоры? Может, действительно я хорош для нее только в одной сфере? Но сейчас она даже не даст мне возможности попробовать довести ее до спальни в моем настоящем обличье. Ей это не нужно. Вот она незаметно взглянула на время и вздохнула. Торопится. Хочет увидеть «его».
Я подосадовал, но решил не срывать на ней свое раздражение. Она не виновата, что я настоящий слишком плох.
– Знаешь, я тут вспомнил. У меня одно дело назначено, – сказал я, пристально глядя на Еву, и задохнулся, как на меня полыхнуло счастьем из ее глаз. На автомате договорил: – Так что мне нужно идти.
– Да? Ну что ж, давай поедем. Тебе в отель? Или еще куда? – сразу с готовностью отозвалась Ева.
Вот черт, даже не скрывает, что общение со мной ее тяготит, и что она хочет поскорее удрать к своему «незнакомцу». Разумеется, мне не положено знать таких подробностей.
– А ты? В отель? – она кивнула. – Я тут еще немного задержусь, схожу по делам. Вызвать тебе такси?
– Да я сама могу, – озадаченно ответила Ева.
– Я вызову.
Я посмотрел вслед машине, увозящей Еву, и вызвал такси себе. Я просто не хотел приезжать с ней в отель, не хотел, чтобы нас видели вместе. Разумеется, я намеревался снова придти на свидание в измененном виде. Пусть думает, что Паттинсон где-то ошивается, так и не вернувшись в отель. Пусть не связывает нас никак даже случайно. Раз уж я ей не нравлюсь в своем настоящем виде, пусть целовать ее будет «незнакомец».
Я вернулся, переоделся в одежду, в которой ходил «мой альтернативный вариант», и поспешил к лифту. Спустился на первый этаж, и когда дверки открылись, увидел стоящую Еву. Я улыбнулся и сделал приглашающий жест.
Глаза ее засветились, и я в который раз уже приревновал ее к этому «незнакомцу». Вот он гад!
Она зашла внутрь, и я, внимательно наблюдая за реакцией девушки, демонстративно нажал на кнопку этажа, на котором располагалась моя «явочная» квартира. Ева вдруг покачала головой и нажала другую кнопку – того этажа, где она обычно выходила.
Она не хочет сегодня идти ко мне? Но ведь она ждала меня! Может для того, чтобы показать, что больше встреч не будет? Что больше не нужно приходить на свидания? Кажется, меня ждет облом во всех обличьях: и как Паттинсона, и как «незнакомца». Ева, видимо, заметила мое недоумение и успокаивающе улыбнулась. Все же хорошо, что мы актеры: можем разговаривать одной мимикой, без слов.
Мы доехали до ее этажа, Ева направилась к выходу, обернулась и, видя, что я стою в нерешительности, сделал жест, приказывая мне идти за ней.
«Ах, вот так? Сегодня у тебя?» – мой вопрос в глазах.
«Да. А ты против?» – ее лукавая улыбка.
«Я только «за».
Когда мы зашли в номер, я подумал: «Интересно, это на самом деле ее номер, или она так же, как и я, перестраховалась и сняла еще один»? Ева жестом предложила мне пройти в гостиную. Она зашла следом, приблизилась ко мне и замерла. Стояла и смотрела мне в глаза, заметно волновалась. Мне казалось, будто она что-то хочет мне сказать и не решается. Если она заговорит, мне придется отвечать, а я не хочу рисковать. Чтобы закрыть ей рот, я потянулся ее поцеловать.
Но она прижала пальцы к моим губам, останавливая. Убедившись, что я больше не предпринимаю попыток, она опустила руки на мою толстовку и приподняла ее за края, показывая, что ее нужно снять. Я стянул ее и хотел было начать раздевать Еву, но она отстранилась и взялась за мою футболку.
«Сегодня ведешь ты?» – мое подмигивание.
«Сегодня я хозяйка!» – задранный нос и усмешка.
«Согласен капитулировать» – мои поднятые ладони.
Мы лежали, уставшие и вспотевшие, как вдруг Ева поднялась и вышла в другую комнату. Перед этим она бросила на меня какой-то странный отчаянный взгляд, но я посчитал, что мне показалось. С чего бы ей отчаиваться? Вроде все нормально сейчас было. Лично для меня: просто потрясающе. Евы долго не было, и мне в голову стали закрадываться нехорошие мысли. Почему ее нет? Что она там делает? Может, плачет? Может, она действительно в отчаянии? Но из-за чего? Из-за того, что у нее с этим «незнакомцем» нет будущих отношений? Может, все же сказать ей, что этот незнакомец – я? Все равно наши отношения зашли в тупик.
Дверь в соседнее помещение открылась. Ева, вся напряженная, не поднимая головы и не глядя на меня, зашла в комнату и стала приближаться к кровати. Я молча разглядывал ее лицо, пытаясь понять, действительно ли она плакала, и что мне вообще теперь делать. Приблизившись, она подняла голову, взглянула на меня и вдруг завизжала, схватив простыню с кровати и начиная ею прикрывать от меня свою обнаженность. Я подумал, что сошел с ума.
– Ева, что случилось? – я заговорил вслух.
Она притихла, но по-прежнему куталась в простыню и подозрительно смотрела на меня, потом тихо спросила:
– Вы кто?
Кажется, с ума сошел все-таки не я.
Я медленно и осторожно сел, стараясь ее не пугать, и ответил:
– Вообще-то я все тот же мужчина, с которым ты недавно провела несколько часов в постели. А что со мной не так?
Ева вместе с простыней закрыла руками лицо, и я услышал невнятное бормотание:
– Так и знала, что не нужно было связываться с этим прибором.
Кажется, она всхлипнула.
Что? Она что-то знает про изменитель внешности? Или она о чем-то еще? Но почему ее испугала моя внешность? Я же был этим парнем на протяжении нескольких дней для нее. Или прибор дал сбой, и я теперь выгляжу как-то иначе? Я автоматически взглянул в зеркало, стоящее на столике возле кровати, но, разумеется, на меня смотрело мое лицо, лицо Роберта Паттинсона. Желая разобраться в ситуации, я решил спросить:
– Ева, а как я выгляжу сейчас? Почему ты испугалась? Я такой страшный? Опиши меня.
Она чуть спустила простыню с лица, увидела, что я смотрюсь в зеркало. Ее глаза были настороженными.
– Вы симпатичный. Брюнет с карими глазами. Как еще мне вас описать? Вы кто?
– Ева, я все это время был с тобой в лифте. Несколько дней. И раньше ты меня не пугалась. А теперь ты как будто меня не узнаешь. У меня изменилась внешность?
– Да, изменилась, – еле выдавила Ева и опять заплакала. – Господи, а я-то думала… – потом она усилием воли заставила себя успокоиться и подняла на меня глаза:
– Я не знаю, кто вы, но могу я вас попросить, чтобы наши отношения остались в тайне? Я вижу, вы меня узнали, раз называете по имени. У меня всегда была такая внешность, как сейчас?
– Ну да, – недоуменно пожал я плечами. – А что?
– Господи! – снова простонала она. – Пожалуйста, не выдавайте меня. Я заплачУ. Поверьте, я бы никогда не стала… – она прервалась и снова начала всхлипывать. – Господи, а мне казалось, что меня не узнают, думала, что моя внешность стала иной.
Я еще не очень понимал ситуацию, но кое-что стало до меня доходить. Но сначала девушку нужно успокоить:
– Ева, насчет тайны можешь не волноваться, никто не узнает, что ты целовалась с незнакомцем в лифте. Не расстраивайся.
– Спасибо! – чуть вздохнув, поблагодарила она.
– А теперь скажи мне: у тебя есть изменитель внешности?
Ева удивленно посмотрела на меня:
– А откуда вы знаете?
– Да так, – хмыкнул я. – Уже стало понятней кое-что, хоть пока и не совсем. Давай разбираться. И не плачь ты. Сядь на кровать. Честное слово, я не кусаюсь.
Она слегка улыбнулась моим словам и присела с другой стороны кровати.
– То есть у тебя есть изменитель внешности, тебе пришли и предложили его опробовать. А ты, как известная актриса, которую достает внимание публики, ухватилась за эту возможность. Так? Я ничего не путаю?
– Да, – медленно кинула она. – Но откуда вы знаете? Вы тот мужчина, который предлагал мне изменитель внешности?
– Нет, я не он, – успокоил я ее и продолжил, – ты решила попробовать прибор, включила его и отправилась на улицу. Сначала решила проверить, узнают ли тебя, а потому пошла в то место, где тебя знают. Но тебя не узнали. Так?
Ева опять кивнула:
– Но откуда вы…?
– А вот дальше я не очень понимаю, что произошло. Ты вернулась в отель, зашла в лифт для вип-персон, не желая демонстрировать «чужую» внешность лишний раз. А следом за тобой вскочил в лифт парень. Так?
– Да, так, – кивнула она.
– Как этот парень выглядел?
Она замялась, и я видел, что она почему-то не хочет отвечать.
– Ева, пожалуйста, нам нужно разобраться. Ты испугалась меня сейчас, но не испугалась в лифте, более того, ты стала целоваться с этим парнем. Хотя, как я теперь понимаю, такое безбашенное поведение для тебя не характерно. То есть внешность парня тебе была знакома, поэтому не пугала? Кто это был, Ева? Как я выглядел тогда?
– Как Роберт Паттинсон, – прошептала она так тихо, что я едва ее услышал и переспросил, потому что не поверил ее словам.
– Стоп, я не пойму. Ты увидела Роберта Паттинсона и решила с ним поцеловаться в лифте?
Она покраснела:
– Ну да, он мой коллега, и… Его я не боялась. Наверное, прибор изменил не мою внешность, а вашу, и вы стали похожим на него.
Я все еще не понимал:
– Ева, но ведь, кажется, у тебя с Паттинсоном не слишком хорошие отношения?
– Я не хочу говорить об этом, – вдруг насупилась она. – Извините, это вас не касается. Я просто объяснила, почему я позволила себе ту… выходку. Если бы я знала, что со мной в лифте незнакомый мужчина, и что моя внешность осталась моей настоящей внешностью, ничего этого бы не произошло. Извините.
Кажется, постепенно что-то вырисовалось:
– То есть ты была уверена что выглядишь иначе, что ты не Ева Мэй, а обычная женщина, и тут в твой лифт входит Роберт Паттинсон. И ты решила развлечься, как… ну, например, фанатка? Так, что ли?
Ева, поморщившись, кивнула:
– Да, что-то в этом роде.
– Ты была уверена, что Роберт Паттинсон тебя не узнает, и ты с ним… решила заняться сексом. То есть ты считала, что он такой засранец, который трахает в лифте незнакомых женщин.
– Он не засранец! – вспыхнула Ева. – И вы же не… Ну, мы же в лифте… только целовались.
В душе у меня стало расцветать что-то красивое и нежное, и я спросил тихо:
– Ева, ты до сих пор меня не узнала? Неужели и голос мой изменился?
Она удивленно взглянула на меня.
– Закрой глаза, – попросил я. – Просто послушай.
Она послушно закрыла глаза, а я изменил голос и, передразнивая, произнес:
– Мне надоело, что он все время хихикает, когда я пытаюсь войти в роль!
Ева резко открыла глаза:
– На съемочной площадке много народа. Это мог слышать кто угодно.
– Ладно, давай так попробуем. Смотри на меня и говори, меняется ли что-нибудь.
Я протянул руку к своим «часам» и нажал кнопку выключения.
– Роб? – недоверчиво прошептала Ева.
– Теперь у меня моя внешность?
– У тебя внешность Роберта Паттинсона, но откуда мне знать, что это ты? И что у тебя за… часы?
– Ты правильно поняла, у меня тоже есть изменитель внешности. И я тоже хотел его опробовать. И в тот день я как раз возвращался с прогулки, зашел в лифт и увидел тебя. Еву Мэй. Так как я уверен был, что ты меня не узнаешь, что я для тебя выгляжу другим, то я… рискнул тебя поцеловать. Я думал, что ты не знаешь, что я Роберт Паттинсон. И я безумно тебя ревновал к этому «незнакомцу» в лифте. Ведь на съемочной площадке ты по-прежнему не хотела со мной нормально общаться. Даже сегодня в кафе ты мне сказала, что у нас ничего не получится. Ева, почему?
Слезы опять потекли по ее лицу, но она или не замечала их, или ей уже было все равно. Она даже не пыталась их вытирать.
– Ты в лифте целовал другую девушку. Тебе нравилась она. А меня на съемочной площадке ты только подкалывал. Я для тебя просто стервозная сучка Ева Мэй. Когда ты позвал меня в кафе, я расстроилась еще больше. Я подумала, что та девушка в лифте тебе надоела, и ты решил найти себе новую пассию. То есть я, та, которую ты целовал в лифте, тебе надоела. Но когда ты опять поглядел на часы, и я поняла, что ты торопишься к «ней», я поняла, что у меня как у Евы Мэй нет шанса. Так ужасно: ревновать к самой себе и не иметь возможности что-то изменить!
– Но ведь все это время я целовал тебя! Каждый вечер я бежал на свидание в лифте к тебе! Именно к Еве Мэй!
– Тогда почему на съемочной площадке…?
– А ты почему? Я-то думал, что ты меня терпеть не можешь!
Ева вздохнула и грустно улыбнулась:
– Ну ладно, раз сегодня вечер откровений… Я… увлеклась тобой, как только впервые увидела. Я помню, ты смеялся, что-то рассказывая Говарду, был такой забавный… Но еще я видела, как ты смотришь на своих фанаток. Тех девушек, которые готовы часами ждать под палящим солнцем или ливнем, лишь бы разок перехватить твой взгляд. Ты вежлив, но я видела, как тебе все это надоело. Ты устал от их обожания, в твоих глазах постоянная скука. А я так не хотела, чтобы и меня ты причислил к их толпе.
Ее голос зазвенел:
– Я разозлилась и на себя за эти нелепые чувства к тебе, и на тебя, что ты заставил их меня испытывать. Поэтому… я решила, что никогда не дам тебе понять, как сильно…
Ева оборвала свою фразу и замолчала.
– Кажется, мы оба такие дураки, – философски заметил я. – Но ты обрати внимание на один момент: я же поцеловал тебя в лифте, когда знал, что это ты, но думал, что ты не знаешь, что это я.
Глаза Евы засветились:
– И что это значит?
– То и значит! Я боялся твоей стервозности, я думал, что ты терпеть меня не можешь, поэтому даже не пробовал показать тебе, что ты мне нравишься. Но в лифте, будучи другим человеком, я рискнул. А сегодня решил еще раз рискнуть, уже будучи Робертом Паттинсоном. Правда, ты сказала, что у нас ничего не получится, – усмехнулся я.
– Роб! – простонала Ева. – Я такая дура!
– Да, есть немного, – согласился я.
– Иди к черту, придурок! – вспыхнула Ева, а я рассмеялся:
– Вот теперь я точно вижу, что это ты!
Ева хмыкнула, но расслабилась.
– Надо выяснить кое-что еще, – продолжил я. – Включи, пожалуйста, свой изменитель внешности.
Ева нажала на кнопку на серьге, и передо мной уже стояла рыжая девушка с вызовом в зеленых глазах. Да уж, натуру ее все равно не изменить.
– Ты очень красивая, – одобрил я.
– Лучше, чем настоящая? – ревниво спросила Ева.
– Нет, настоящая мне нравится больше. Выключи, – попросил я.
Ева выключила и снова стала собой.
– Хорошо, теперь я, – и я нажал на кнопку на «часах». – Ну как?
– Ты опять стал тем же черноволосым симпатичным парнем. Странно, приборы работают. Почему же они не подействовали тогда в лифте?
– Есть у меня подозрение. Я не буду выключать прибор, а ты включи свой.
Ева снова нажала на кнопку на сережке. Ее внешность не изменилась, а она, глядя на меня, выдохнула:
– Ты снова стал собой.
– Вот в чем дело. Видимо, когда встречаются два человека с включенными изменителями внешности, приборы взаимно уничтожают действие друг друга. Так что мы думали, что мы изменились, а на самом деле мы видели себя настоящих. Ладно, давай отключим.
Мы оба выключили наши изменители, оставшись со своей внешностью.
– И что теперь? – нерешительно произнесла Ева.
– Надо будет создателю прибора сказать о побочных эффектах.
Ева кивнула и погрустнела.
– А вообще мне этот изменитель внешности нравится! – продолжил я. – Представляешь, мы теперь с тобой вдвоем можем ходить куда угодно как обычные люди, и на нас никто не будет пялиться, не будет приставать, просить автографы. И при этом мы будем видеть друг друга настоящими.
Улыбка нерешительно коснулась губ Евы.
– Хотя с этой рыжеволосой девушкой я бы тоже не отказался заняться любовью. Может, включишь прибор?
– Иди к черту! – фыркнула Ева, а я расхохотался:
– Да, ревновать к себе – довольно тяжело. Но так и быть, я тебе тоже иногда буду позволять изменять мне с этим черноволосым красавчиком!
Ева счастливо засмеялась и, откинув простыню, повалила меня на кровать, целуя и бормоча в перерывах:
– Ловлю на слове! Но как-нибудь… в другой… раз.
________________________________________________________________________________
*Изменитель внешности – идея прибора взята из творчества писателя-фантаста Виктора Колупаева.

 
Источник: http://www.only-r.com/forum/39-377-1#198135
Мини-фанфики Солнышко Evita 1905 28
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Я думаю, мир стал бы гораздо лучше, если бы папарацци преследовали всех этих банкиров и миллиардеров."
Жизнь форума
❖ Вселенная Роба - 8
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Флудилка 2
Anti
❖ GifoMania Часть 2
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Назад к реальности.
Из жизни Роберта (18+)
❖ Затерянный город Z/The...
Фильмография.
❖ Позитифф
Поболтаем?
❖ Ковен Знамений
Переводы (18+)
Последнее в фф
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Ковен Знамений. Глава ...
Переводы
❖ Он разгадал мою печаль...
Стихи.
❖ Осенние стихи
Стихи.
❖ Предложение
Стихи.
❖ Король и пешка. Ауттей...
Герои Саги - люди
Рекомендуем!

2
Наш опрос       
Сколько Вам лет?
1. от 45 и выше
2. от 35 до 40
3. от 30 до 35
4. от 40 до 45
5. от 25 до 30
6. 0т 10 до 15
7. от 20 до 25
8. от 15 до 20
Всего ответов: 302
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 5
Гостей: 4
Пользователей: 1
elen5796


Изображение
Вверх