Творчество

Kicks-2. Новая партия
17.10.2017   18:05    
Глава 12

Милые читатели!
А вот и долгожданная глава, которая принесет ответ на главный вопрос - каким будет решение Джаспера. Не буду много говорить.
Приятного прочтения!


Джаспер

Внутри все дрожало от противоречивых чувств, охвативших меня. С одной стороны, мне хотелось ударить Каллена, сильно ударить, до крови, до нестерпимой боли в руке. Но с другой… Эдвард был прав. Я до сих пор любил его. Любил так сильно, что готов был простить и принять обратно. И не хотелось мне думать ни о чем больше, только о нас двоих.

Однако не было у меня ни сил, ни желания разговаривать о настоящем или будущем, о том, что было и что ждало нас впереди. Хотелось просто поцеловать. И я сделал это. Легко, едва касаясь, дотронулся губами до приоткрытых жаждущих губ Эдварда, признавая его правоту и свое поражение.

Вдох, выдох, стон – все смешалось воедино. Сердце колотилось все быстрее, и его удары отдавались во всем теле. И все стало неважно. Все стены, которые я с таким трудом выстраивал вокруг себя, рухнули в один момент. Ноги подкосились, и я бы упал, если бы не сильные руки Эдварда, удержавшие меня. Горячее дыхание опьяняло, шепот сводил с ума. Я не мог разобрать спутанных слов, но это и не нужно было. Казалось, я способен слышать мысли Каллена, даже не слышать, чувствовать. И хотелось большего. Мало было ощущать вкус поцелуев на губах. Неутоленная жажда по любимому телу сводила с ума, закручивала в водовороте желаний, выступала прозрачными капельками на разгоряченной коже.

- Стой, - выдохнул я, почувствовав, как руки Эдварда пробираются под одежду. – Не здесь, - хриплый шепот сквозь срывающееся дыхание. – Нас могут… увидеть…

- Я боюсь…

- Чего?

- Что ты передумаешь, - чуть дернув уголками губ в некоем подобии улыбки, произнес Эдвард.

- Не передумаю, - твердо, хоть и довольно тихо ответил я. – Ты на машине? – Эдвард кивнул. – На подземной парковке? – Опять кивок в знак согласия. – Жди меня там. Постараюсь поскорее.

Проводив Каллена взглядом и усмехнувшись, когда тот несколько раз обернулся, словно проверяя, не приснилось ли ему все случившееся, я еще несколько минут постоял, справляясь с эмоциями, а потом разыскал Гленн и попросил выписать пропуск для Эдварда. Не скажу, что женщина сделала это с особым энтузиазмом, все же она знала Каллена исключительно как журналиста. Но пошла мне навстречу, особенно после того, как я пообещал выступить на следующем эфире дуэтом с Адамом Ламбертом вне конкурсной программы.

Перед самым выходом я встретил Дэма, мило беседовавшего со своим новым парнем и вкратце объяснил ему, что к чему и куда направляюсь.

- Джас, ты уверен? – спросил парень, нахмурившись. – Может, для начала стоит просто поговорить? – Деметрий, как всегда, безошибочно читал мои мысли и намерения. Он все понял. Мне даже не понадобилось объяснять, зачем мы с Калленом едем на базу.

- Не хочу разговаривать, Дэм. Надоело, понимаешь? Я жить хочу…

- Он все еще женат. - Последняя попытка меня остановить.

- Плевать. Пусть так. Пусть всего лишь на одну ночь.

- А потом опять собирать себя по кускам?

- Но ты же будешь рядом? – усмехнулся я, похлопав Дэма по плечу. – Поможешь.

- Конечно помогу, - согласился друг.

Пока спускался на парковку, мое чувство эйфории усиливалось и, наконец, смело подчистую все доводы разума, в том числе и сказанные Дэмом слова. Перед глазами маячила цель – Эдвард Каллен. Остальное стало неважным, улетучилось, растворилось в пространстве.

Каллен стоял около своего «вольво» и нервно курил. Резкие движения выдавали его напряженность и раздражение. Опустив голову, Эдвард растерянно водил носком туфли по бетонному полу, при этом глядя в одну точку, словно гипнотизируя свою собственную ногу.

- Держи, - сказал я, протянув парню карточку-пропуск. Каллен, нахмурившись, глядел на кусок пластика, не решаясь его взять. Он как будто сомневался в правильности того, что мы делаем. Тогда я снова решил взять ситуацию в свои руки, спросив: - Едем? Или ты передумал?

- Нет! – отозвался Эдвард. – Едем.

Введя на навигаторе адрес базы, Каллен выехал с парковки и точно следовал указаниям электронного голоса. Мы не сказали друг другу ни слова. Остановив «вольво» на стоянке, прошли к жилому корпусу и лишь когда оказались в моей комнате, я осмелился нарушить молчание.

- Выпьешь что-нибудь?

- Может, воды? – растерянно пробормотал Эдвард, остановившись посреди небольшого помещения.

- Сейчас принесу, - заглянув в мини-бар и обнаружив там только пачку апельсинового сока, сказал я, но когда взялся за ручку двери, почувствовал, как рука Эдварда властно легла на мое плечо.

- Не надо, - раздался хрипловатый голос, а горячее дыхание опалило кожу на шее. Нервно сглотнув, я развернулся и, прислонившись спиной к двери, посмотрел на Каллена. Его взгляд блуждал по моему лицу, а пальцы, едва касаясь, трогали волосы.

- Ты покрасился… - проговорил Эдвард чуть слышно.

- Тебе не нравится? – усмехнулся я, удивившись тому, насколько спокойно прозвучал мой голос.

- Нравится, просто непривычно видеть тебя жгучим брюнетом.

- Мне нужно было измениться, - пояснил я, вспоминая свое состояние несколько месяцев назад, когда пришел в себя. В клинике мне ненавистно было смотреть на свое отражение в зеркале, каждый взгляд напоминал о случившемся, а хотелось раз и навсегда избавиться от прежнего Джаспера Хейла, которому столько пришлось пережить в жизни.

Пауза затягивалась. Тишина становилась невыносимой, а бездействие Каллена раздражало. Хотелось стукнуть его, чтобы разбудить от гипноза, в который он сам себя вогнал, разглядывая меня. Но когда я столкнулся со взглядом изумрудных глаз, то увидел в них страх. Эдвард боялся меня. Не знал, что делать дальше. Мое прошлое не отпускало даже его.

- Я в порядке, - проговорил, улыбнувшись. – Надеюсь, ты не намерен обращаться со мной как с фарфоровой куклой?

Вместо ответа на мою попытку пошутить Эдвард отступил на пару шагов назад и замер, опустив голову и уткнувшись взглядом в пол. Тогда я решил идти в нападение. И хотя внутри все дрожало, я не желал уступать своим страхам. Преодолев расстояние, разделявшее нас, расстегнул несколько пуговиц на рубашке Эдварда, распахивая полы, потом сгреб ее и резко дернул парня на себя, впиваясь поцелуем в его губы. Это подействовало. Каллен словно очнулся ото сна. Вернулся тот страстный, необузданный и неконтролируемый мужчина, которого я любил. Его настойчивость, граничащая с желанием полной власти надо мной, сводила с ума, лишала возможности думать – остались только чувства.

Быстро расправившись с одеждой, мы оказались на кровати, прижимаясь телами так близко, как только было возможно. Тяжелое дыхание перетекало в стоны, и я уже не различал, где мой голос, а где голос Эдварда. Мы вновь становились единым целым.

Я наслаждался этой близостью, но в то же время торопился получить больше, словно нам было отведено слишком мало времени, чтобы насладиться друг другом. Словно часы пробьют двенадцать, и Эдвард растворится как утренний туман. Я сжимал его в своих объятиях, ласкал губами, но не смел даже на миг закрыть глаза, боясь, что когда открою их, то любимый исчезнет, как в моих снах.

Все казалось настолько хрупким и зыбким, что каждое движение, каждое прикосновение могло разрушить великолепие момента, а мне хотелось сделать все идеально, как в первый раз, только без боли и неловкости, без тени сожаления.

Одно мгновенье… И враз постылых будней
Исчезнут тени, и только ночь рассудит…
Как нам идти, как дышать, мечтать нам дальше,
Как жить, стирать границы, любить без фальши.

Одно мгновенье… Твой поцелуй, мой шепот…
Но в этот миг остается нам только копоть
Прошедших дней на осколках былых пожарищ.
Постой, любимый, я не хочу. Ударишь?

Одно мгновенье, и ты уйдешь, я знаю,
Но сердце вырвет кусок из воспоминаний.
И сохранит, словно огонек надежды.
Одно мгновенье… И все умрет, как прежде…


Эдвард

Я курил, сидя на подоконнике у раскрытого окна, и не сводил глаз с Джаса, лежавшего поперек двух кроватей, сдвинутых вместе. Безмятежное выражение на лице, раскинутые в стороны руки… Я улыбнулся, вызывая в памяти каждое мгновение проведенной вместе ночи, первой после долгих месяцев разлуки.

За окном забрезжил рассвет, окрашивая все вокруг волшебными красками, оживляя мир после непроглядной тьмы. И возникло ощущение, что с восходом солнца рождается не только новый день - наступает новая жизнь для меня и Джаспера. Как будто не было ничего в прошлом - теперь мы можем начать все с чистого листа.

Докурив, я затушил сигарету в пустой пивной банке, приспособленной в качестве пепельницы, спрыгнул с подоконника и подошел к кровати. Опустившись на край, я долго разглядывал Джаспера. Как мало нужно для счастья – просто быть рядом с тем, кого любишь, просто смотреть на него, спящего, удовлетворенного и спокойного, просто дышать с ним одним воздухом.

Осторожно, стараясь не разбудить Джаса, лег рядом, но продолжал смотреть на него, стараясь не упустить ни единой мелочи, разглядывая лицо любимого мужчины.

Не знаю, сколько прошло времени, но солнце уже полностью вступило в свои права. Показалось, что лишь на мгновение прикрыл глаза, как вдруг меня словно прошибло током. Эбби! Вскочив с кровати, нашел свои джинсы, брошенные вчера на пол, пошарил по карманам, но телефона не обнаружил.

- Черт… - выругался шепотом, быстро оделся и вышел из комнаты.

Мобильный преспокойно лежал на торпеде, совершенно забытый там вчера. Стоило мне взять его в руки, как телефон разразился пронзительной трелью, а в голове промелькнула мысль, что надо бы сменить рингтон.

- Да, - бросил я, приняв вызов от Тины.

- Эдвард, я звонила…

- Что с Эбби? – тут же выпалил я, почуяв неладное. Сердце тревожно забилось в груди.

- Ночью поднялась высокая температура, - затараторила девушка. – Я пыталась сбить, но ничего не получалось.

- А сейчас?

- Уже нормально. Мне пришлось отвезти ее в больницу.

- Она там? Я выезжаю, постараюсь доехать как можно быстрее.

- Эдвард, подожди, - прервала Тина. – Это еще не все.

- Что?

- Понимаешь… Я пыталась до тебя дозвониться… Но ты… не брал трубку…

- Что?! – крикнул я, уже сев за руль и повернув ключ в замке зажигания.

- Эбби забрали, - виновато проговорила девушка.

- Что?! Кто забрал?!

- Мать Беллы.

- Кто?! – выдохнул я. - Как?!

- Понятия не имею, как она узнала. Такое впечатление, что за домом следили. Как только я привезла малышку в больницу, появилась Рене с полицейскими, начала кричать, что ты плохой отец, бросил родную дочь на попечение безалаберной девицы, а сам укатил развлекаться со своим любовником…

- Блять… - прорычал я.

- Прости, я пыталась. Говорила, что ты уехал по работе, но она… Она наговорила столько гадостей… А потом… Она просто забрала Эбби, предъявив постановление.

- Я понял.

- Прости, Эдвард, - в который раз извинилась Тина, прежде чем повесить трубку, но я не винил ее. В том, что случилось, была только моя вина. Я действительно бросил родного ребенка, чтобы провести ночь с любовником. А ведь вернись я в Беркли сразу после шоу, всего этого могло бы и не случиться. А я и думать забыл про Эбби, стоило Джасперу замаячить передо мной.

- Стоп! – одернул я сам себя. – Хватит ныть, Каллен!

То, что Рене забрала мою дочь – факт свершившийся, и этого не изменить, как бы сильно я не корил себя. Сейчас надо собраться и подумать, как исправить положение. Первым делом надо узнать, куда эта сука перевезла малышку: в другую клинику или же к себе домой.

- Домой… - прошептал я, выезжая за ворота базы. – Как узнать, где она живет?

В этой ситуации мне мог помочь только отец. Лишь ему я мог довериться. Набрав Карлайла, я зажал трубку между ухом и плечом.

- Привет, сынок.

- Па, мне нужна твоя помощь, - без долгих предисловий начал я. Вкратце описал ему ситуацию и попросил разыскать адрес Рене. Отец обещал перезвонить, как только что-то узнает, и это случилось раньше, чем я мог предположить. Звонок раздался минут через десять. Свернув на обочину, я записал адрес и отправился прямиком туда. До дома Рене и ее мужа в Санта-Барбаре я добрался через час, немного поплутав по незнакомым улочкам. Однако стоило мне припарковаться у обочины перед огромным особняком, мне навстречу вышел охранник.

- Мне нужна Рене, - выпалил я.

- Простите, мистер Каллен, но у меня на руках постановление, запрещающее вам приближаться к этому дому и всем его жителям ближе, чем на двести футов.

- Что?! – крикнул я. – Какое постановление?! Тут моя дочь! Родная дочь!

- В том числе и к маленькой мисс, мистер Каллен, - механическим голосом пробасил мужчина.

- Черт, да что здесь вообще происходит? Эта дрянь является, похищает ребенка из больницы, а теперь еще какое-то постановление? Бред!

- Мистер Каллен, покиньте, пожалуйста, территорию, иначе я вынужден буду вызвать наряд.

- Валяй! – махнул я. – Вызывай! А там и посмотрим, на чьей стороне правда.

- В последний раз предупреждаю, мистер Каллен.

- Да пошел ты!

Запрыгнув в «вольво», я отъехал от дома, но не потому что сдался, а лишь затем, чтобы найти другой путь. И я нашел его. Оставив машину в двух кварталах от особняка Рене, я вернулся туда пешком и нагло перелез через забор, оказавшись в саду. Уже через пару минут я был в доме, а передо мной стояла разгневанная теща.

- Пошел вон! – прорычала женщина, злобно прищурившись. – Это частная собственность, и ты не имеешь права здесь находиться, особенно учитывая постановление.

- Послушай меня, сука, - прошипел я. – Понятия не имею, как тебе удалось все это прокрутить, только ничего у тебя не выйдет. Эбби – моя дочь, я ее отец, а значит, закон будет на моей стороне.

- Отец?! – расхохоталась Рене. – Да какой ты отец? Бросил больного ребенка и поехал трахать своего любовничка.

- К твоему сведению, я уехал по работе, - с абсолютной уверенностью в своей правоте, проговорил я.

- Неужели? – ехидно произнесла она. – Тогда как ты объяснишь вот эти снимки? Или это тоже твоя работа?

С этими словами Рене протянула мне внушительную пачку фотографий, на которой мы с Джасом были запечатлены в момент разговора за кулисами. И не только в момент разговора. Снимки отражали каждое мгновение нашего поцелуя.

- Ну, зятек? Что ты на это скажешь?

- Какая же ты сука, - прошипел я, швыряя фотографии Рене в лицо.

- Пусть так, но ни один суд не отдаст ребенка такому извращенцу, как ты.

- Ты не посмеешь! Она моя дочь!

- И моя внучка. Вот и посуди, с кем девочке будет лучше: с папашей, который ради сексуальных утех с гомиком-убийцей бросит ее на произвол судьбы, или с любящими бабушкой и дедушкой. Небрежное отношение к детям не приветствуется обществом, каким бы толерантным оно не было к педикам.

- Ах ты… - начал я, но меня прервал грозный оклик:

- Стоять! Полиция!

Я замер, а когда попытался обернуться, мне заломили руки за спину и вытолкали из дома. Перед особняком меня отпустили, и офицер предъявил мне постановление, о котором говорил охранник.

- Это предупреждение, мистер Каллен. Если вы еще раз попробуете проникнуть в дом или же приблизитесь к его жителям, вас арестуют. Вы все поняли?

- Да понял я! – сгорая от собственного бессилия и отчаяния, крикнул я. – Только какой закон вы защищаете, если у отца отбирают дочь, и вы этому способствуете?

- Все дальнейшие разбирательства только через суд, мистер Каллен. А сейчас покиньте территорию.

Мне ничего не оставалось, кроме как побрести к своей машине, а, усевшись в «вольво», я просто поехал вперед, не разбирая дороги. Остановившись на одном из множества диких пляжей в пригороде Санта-Барбары, я долго сидел на песке, наблюдая, как волны накатывали на берег. Это был неплохой способ отвлечься и подумать о случившемся.

Джаспер

Меня разбудили оглушительный стук в дверь и голос Дэма, раздавшийся почти сразу после него.

- Парни, вы чего творите?! – прогремел Деметрий, но тут же осекся. – А где Каллен?

Я сел на кровати и оглядел комнату. Не осталось ни малейшего напоминания о том, что Эдвард еще несколько часов назад был здесь. И только мое тело все еще хранило тепло его кожи, а в воздухе витал едва заметный аромат страсти.

Закутавшись в простыню, я прошлепал босыми ногами в ванную, подхватив с пола свою одежду, а когда вернулся, комната больше напоминала штаб-квартиру ООН. Алек сидел за столом, потягивая колу, Тайлер занял свое любимое место на подоконнике, а Деметрий развалился полусидя на кровати.

- И что это за сборище?

- А ты полюбуйся, - усмехнулся Кроули, протягивая мне свой смартфон.

- И что там? – удивленно приподняв брови, поинтересовался я, но тут же сам понял, о чем речь. – С каких это пор ты записался в папарацци? – усмехнулся я, просматривая снимки на которых мы с Эдвардом довольно страстно выясняли отношения за кулисами «Идола».

- Это не я, кто-то другой постарался.

- И кому это надо? – спросил я, оглядывая парней.

- Понятия не имею, - бросил Дэм. – Вот только статейка, сопровождающая эти художества, явно не на пользу Каллену.

- Только ему?

- Ну а с тебя что? Все и так знают, что ты нетрадиционный, - хохотнул Кроули, любитель из всего сделать шутку. – А вот Каллен…

Я вышел из режима просмотра фотографий и быстро пробежал глазами по тексту. Да уж, в статье довольно красочно описывалась вся подноготная наших с Эдвардом отношений, начиная еще со школьной скамьи и заканчивая вчерашней страстной встречей.

- Громкий каминг-аут, - протянул Дэм.

- А главное, оперативно сработано, - подтвердил я. – Может, попробовать выдавить из автора признание в подделке снимков путем монтажа?

- Еще хуже будет, - покачав головой, ответил Алек. – Не в нашем случае, особенно после вчерашней отчаянной попытки Каллена защитить тебя на пресс-конференции.

И только тут до меня дошло, почему Эдвард сбежал, даже не попрощавшись со мной. Наверняка ему успели позвонить насчет этого материала, и он помчался успокаивать свою родню или судорожно пытается отыскать выход из создавшегося неуютного для него положения.

- Чертов трус! – прорычал я и скрылся в ванной, чтобы не выставлять напоказ свои эмоции.

- Джас, не дури! – крикнул Дэм из-за закрытой двери. – Ты же еще ничего не знаешь наверняка.

- Да тут и знать ничего не надо, - ответил я достаточно громко, чтобы быть услышанным. Плеснув несколько раз в лицо холодной водой, схватил полотенце и вернулся в комнату. – Это вполне в его духе – сбегать при первом появлении трудностей. Он никогда не умел бороться в открытую. Так с чего бы ему сейчас начинать, когда он стал примерным мужем и отцом? Попытается обелить себя.

- Поговори с ним, - предложил Деметрий. – Просто поговори.

- И не подумаю, - фыркнул я. – Наговорились уже.

Застегнув рубашку, я сунул в задний карман джинсов мобильный и сказал:

- Не знаю, как вы, а я хочу жрать.

Парни переглянулись, и Дэм спросил:

- А с этим что делать? – имелись в виду статья и снимки.

- Да ничего. На все вопросы журналистов один ответ: «Без комментариев!» Не их собачье дело, с кем я трахаюсь.

Однако это оказалось сложнее осуществить, нежели мне сначала показалось, поскольку проклятые папарацци устроили настоящую охоту на меня и парней в попытках добиться ответов на свои многочисленные вопросы, основным из которых был: «Какие отношения вас связывают с Эдвардом Калленом?»

А что я мог сказать? О нашем прошлом было известно практически все. А сейчас… Сейчас нас больше ничего не связывает. Мне надоело быть буфером для Каллена и его гипертрофированного чувства страха перед общественным признанием своей нетрадиционности и нашей любви. Если он стыдится ее, то не в моих силах что-либо изменить.

- Черт, как же мне все это надоело! – воскликнул я, усаживаясь в микроавтобус. – Неужели нет ничего более интересного, чем моя личная жизнь, которой, как оказалось, и не существует вовсе.

- Брось, Джас, - проговорил Дэм, похлопав меня по плечу. – Ты слишком драматизируешь ситуацию.

Однако эти слова прозвучали как-то натянуто, неискренне, словно Деметрий пытался убедить не столько меня, сколько себя в том, что Каллен на самом деле белый и пушистый, а для побега у него была намного более серьезная причина, чем «каминг-аут». Но я отбросил от себя эти подозрения. Надоело думать о ком-то, пора подумать и о себе. А мне сейчас больше всего на свете хотелось зарыться в глубокую нору, чтобы никто не нашел меня по крайней мере месяц.

Но и тут мне не повезло. Я уже успел наобещать всем с три короба, а значит, требовалось собраться с силами и работать. Вот сейчас нам с парнями из группы и Адамом предстояло дать интервью на радио по поводу предстоящего дуэта. Только бы ведущий не затрагивал тему Каллена…

Эдвард

Только к вечеру немного пришел в себя и с ужасом осознал: Джаспер понятия не имеет, что произошло, и наверняка с ума сходит от беспокойства, куда я подевался. Ведь утром я сбежал, не сказав ему ничего ни про Эбби, ни про Рене.

- Черт! – выругался я, схватившись за телефон, но тут же осознав, что не знаю нового номера Хейла. Единственная связь была возможна только через Деметрия, однако он поначалу сбрасывал мои звонки, а потом и вовсе отключил телефон. Тогда я запрыгнул в «вольво» и рванул на базу «Идола».

Уже подъезжая к Лос-Анджелесу, услышал сигнал о принятом сообщении - Дэм появился в сети. Я тут же послал ему вызов, и на этот раз парень принял его.

- Чего тебе, Каллен? – бросил он раздраженно.

- Мне надо срочно поговорить с ним, - выпалил я, догадываясь, в чем причина злости Деметрия.

- Извини, но теперь я тебе не помощник. Я не для того несколько месяцев вытаскивал его из полного дерьма, чтобы ты опять бросил его туда.

- Да выслушай же ты меня! – крикнул я, но парень словно не слышал, продолжая:

- Я поверил тебе вчера, Каллен. И в этом была моя большая ошибка. Ты сбежал! Трусливо сбежал!

- Блять! Какого хера?!

- Это он? – донеся до меня голос Хейла. – Это Каллен?

- Джас, не надо…

- Дэм, я серьезно. Дай сюда эту чертову трубку, - Джаспер даже не пытался скрыть своей ярости, которой было пропитано его рычание.

- Джас, пожалуйста, выслушай меня, - изо всех сил заорал я, резко свернув на обочину и затормозив так, что машина издала жалобный визг, прежде чем остановиться.

- Выслушать тебя? Очередное вранье? – насмешливо проговорил Джаспер. – Знаешь, Каллен, мне надоело.

- Позволь объяснить! – взмолился я, но все было тщетно, Хейл не дал мне и рта раскрыть.

- Хватит, Эдвард. Наговорились уже. Езжай к своей семье и забудь, что я вообще существую. Забудь, что я когда-то был в твоей жизни. Джаспера Хейла, доверчивого и влюбленного, больше нет. Считай, что он умер в тот момент, когда ты утром, как последний трус, тайком вылез из постели, чтобы не дай Бог никто тебя больше не застукал в постели с педиком.

Пугающая тишина просачивалась сквозь меня вместе с осознанием, что это конец. Несколько минут я просто смотрел в сгущавшуюся темноту, поглощавшую умирающий день, закутывая весь мир в свое покрывало.

Точно такой же стала и моя жизнь. Любимый мужчина ненавидел меня всеми фибрами души, я знал это, чувствовал. Жена уже несколько месяцев без сознания, и практически не осталось надежды, что это изменится. Дочь у чужих людей. Все, что мне осталось – воспоминания о былом и руины настоящего. А впереди лишь темнота… И никого рядом…

***

Два дня спустя

Не помню, как добрался до Беркли. Все было словно в тумане: дорога, бесконечная, сверкающая разметкой в свете фар и исчезающая под колесами мчавшегося на бешеной скорости «вольво». Я мысленно молился о том, чтобы руки отпустили руль, и машина слетела с дороги, завертелась в бешеном круговороте, и тогда все мои проблемы были бы решены одним махом. Но нет, мне даже тут не повезло. Я доехал быстро и без происшествий.

Прошелся по комнатам опустевшего дома, поднял с пола любимую игрушку Эбби – белоснежного плюшевого кролика с черными кнопочками-глазами и таким же носиком. Не знаю, почему Эбби так полюбила его, только она отказывалась засыпать без этого симпатичного монстрика. Почему Тина не взяла его, когда везла малышку в больницу? Как моя маленькая будет спать сегодня без него?

Сердце сжалось от понимания всего ужаса реальности. Возможно, я больше никогда не увижу свою дочь… А может… Может, Рене права? Что я мог дать Эбби? Чему такой человек, как я, мог научить этого доверчивого ангелочка, глядевшего на мир чистым взглядом изумрудных глаз? Тому, как предавать и лгать? Тому, как бросать тех, кого любишь? Тому, как изворачиваться, прикрываясь при этом благими намерениями?

Пройдя в кухню, я достал из шкафчика над мойкой бутылку виски и стакан, сел за стол и положил крольчонка перед собой.

- Ну что, друг, вот и остались мы с тобой одни, - проговорил я, наливая немного алкоголя в стакан. Щелкнув кролика по пластиковому носу, залпом осушил содержимое стакана, даже не поморщившись, когда виски обжег горло, и налил еще. Это все, что осталось в моей жизни: алкоголь и гребаная плюшевая игрушка…

******


Обсудить на форуме

 
Источник: http://www.only-r.com/forum/43-75-10
СЛЭШ и НЦ nnatta Dilemma 731 5
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Когда ты действительно кого-то любишь, такие вещи, как богатый он или бедный, хороший или плохой, не имеют значения."
Жизнь форума
❖ Вселенная Роба - 8
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Флудилка 2
Anti
❖ Затерянный город Z/The...
Фильмография.
❖ Позитифф
Поболтаем?
❖ Ковен Знамений
Переводы (18+)
❖ Девушка в моей голове
Мини-фанфики (18+)
❖ Фильмы,которые мы посм...
Фильм,фильм,фильм.
Последнее в фф
❖ Ковен Знамений. Глава ...
Переводы
❖ Он разгадал мою печаль...
Стихи.
❖ Осенние стихи
Стихи.
❖ Предложение
Стихи.
❖ Король и пешка. Ауттей...
Герои Саги - люди
❖ Король и пешка. Ауттей...
Герои Саги - люди
❖ Король и пешка. Бонус-...
Герои Саги - люди
Рекомендуем!
1
Наш опрос       
Какой костюм Роберта вам запомнился?
1. Диор / Канны 2012
2. Гуччи /Премьера BD2 в Лос Анджелесе
3. Барберри/ Премьера BD2 в Берлине
4. Дольче & Габбана/Премьера BD2 в Мадриде
5. Кензо/ Fun Event (BD2) в Сиднее
6. Прада/Country Music Awards 2011
Всего ответов: 168
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 14
Гостей: 10
Пользователей: 4
bel Маришель Maiya Ivetta


Изображение
Вверх