Творчество

Kicks
24.05.2017   03:22    
Милые читатели!
Несмотря на то, что Лизочка укатила на морские берега, она не оставила вас без пополнения, всю дорогу занимаясь проверкой глав, а потому последующие обновления, как и это, будут появляться в срок, по крайней мере ближайшие три недели.
По поводу этой главы хочу сказать пару слов. Во первых в истории появился новый персонаж, которого вы можете увидеть в галерее в шапке темы.
И небольшой сюрприз, которого, уверена, ждала не только Лютик, но и все, кто неравнодушен к миссис Арнольдс.
Приятного прочтения.


Глава 27.

Джаспер


- Стоп! Стоп! Что это было? – возмущенно крикнул Лоран, останавливая музыку. – Я не узнаю тебя, парень. Что-то случилось?

Я покачал головой, снимая наушники и выходя из «аквариума» студии.

- Наверное, просто устал, - предположил я, опускаясь на диван рядом с Лораном. За две недели в Торонто я настолько вымотался, что мне действительно требовалась передышка.

- ОК, ты прав. Я слишком сильно насел на тебя, - согласился Деверо. – Мне просто не терпится показать тебя людям!

Я улыбнулся, любуясь энтузиазмом своего продюсера.

- Давай сделаем так, - сказал он, хлопнув себя ладонями по коленям. – До понедельника отдыхай. Как раз музыканты подтянутся на выходных. Ну а со следующей недели продолжим работу.

- Спасибо, - проговорил я из последних сил. – Мне действительно не мешает сделать передышку. Я не думал, что все это будет настолько трудно.

- Ну а что ты хотел, Джас, - пожал плечами Лоран. – Никто не говорил, что у музыкантов легкая жизнь. На самом деле за всем этим внешним лоском кроется адский труд до седьмого пота.

Попрощавшись с Деверо, я спустился на подземную парковку, где уже ждал автомобиль с водителем, любезно предоставленный Лораном, и попросил отвезти меня домой. На самом деле у меня было подозрение, что Феликс не столько водитель, сколько телохранитель, вот только пока я не нуждался в постоянной охране. Однако я вполне допускал мысль, что этот громила способен на большее, нежели просто управлять машиной.

Припарковавшись перед моим пристанищем в виде двухэтажного особняка, Феликс поинтересовался, планирую ли я куда-нибудь еще выезжать сегодня, а когда я покачал головой, сказал, что ему нужно встретить в аэропорту одного человека. Меня это мало интересовало, потому как в любое время я мог воспользоваться своим байком, который перевез сюда из Штатов, не представляя себе жизнь без любимого «монстра», так что я отпустил Феликса, а сам вошел в дом.

Пока что этот особняк был в моем единовластном распоряжении, по крайней мере, до приезда остальных музыкантов. Здесь было все необходимое для отдыха и работы. В подвальном помещении, не считая подземного гаража как минимум на шесть машин, находились большой крытый бассейн и тренажерный зал. На первом этаже – оборудованная репетиционная комната с шикарной акустикой, два кабинета, огромная столовая и что-то вроде кинозала с плазмой во всю стену и плотными занавесками на окнах. А второй этаж занимали спальни. Их было около десятка, может и больше. Я так и не обошел все, занял первую попавшуюся комнату. Обстановка была шикарная. Большая кровать, плазменная панель на стене напротив нее, два довольно вместительных шкафа, компьютерный стол, на котором стоял ноутбук последней модели, стеллажи с огромным количеством книг, музыкальных журналов и дисков, крутая стереосистема и еще много всего нужного и интересного. Так же впечатляла ванная, которая была раза в три больше нашей с Алеком комнаты в общаге. Лоран явно не пожалел средств на возведение этого стартового жилища для своих проектов, одним из которых на данный момент был я.

Решив расслабиться, я набрал ванну и с удовольствием погрузился в теплую воду. За последние дни мне едва удавалось поспать и то ровно столько, чтобы во время репетиций и записей не закрывались глаза. Практически все время я проводил в студии, работая со звукорежиссерами и аранжировщиками, составляя партитуры песен, подбирая наилучшие варианты исполнения. Часа по три каждый день со мной работал преподаватель вокала, четыре раза в неделю – хореография. А помимо этого постоянные примерки, работа над имиджем, стилисты, визажисты. В общем, я сразу окунулся в жизнь профессионального исполнителя. С одной стороны, я был не готов к таким нагрузкам. С другой – у меня просто физически не оставалось ни сил, ни времени на мысли об Эдварде Каллене. И лишь по ночам он снился мне, и тогда я просыпался в холодном поту, с пересохшими от тяжелого дыхания губами и отчаянно бьющимся сердцем.

Скорее бы уже приехали Алек и Тайлер. С ними мне было бы намного легче справляться с нагрузками, и я бы не чувствовал себя таким одиноким в этом огромном доме. Парни должны были приехать еще неделю назад, но Тайлер никак не мог окончательно разобраться с «хвостами» по учебе, без закрытия которых академотпуск ему не светил.

А пока мне оставалось нежиться в теплой ванне, чувствуя, как расслабляется каждый мускул моего уставшего тела. Не знаю, сколько я пробыл в воде, но зато почувствовал себя отдохнувшим.

Выйдя из ванной в одном полотенце, обмотанном вокруг бедер, я воспользовался своим временным одиночеством и, не потрудившись одеться, спустился вниз. Для полного счастья мне не хватало либо чашечки крепкого кофе, либо бутылочки холодного пива – с этим я пока не определился. Однако в столовой меня ждал неожиданный сюрприз. На большом диване сидел парень, по виду чуть старше меня, и говорил с кем-то по телефону.

Остановившись так, чтобы не попасть в поле его зрения, я позволил себе немного рассмотреть непрошенного гостя. Стройный, довольно симпатичный, насколько я мог судить по профилю. Русые с золотистым оттенком коротко стриженые волосы уложены в модную прическу. В молодом человеке явно чувствовался стиль, даже несмотря на потертые джинсы и обычную серую футболку, которые, при ближайшем рассмотрении, несомненно окажутся дорогими брендовыми вещами.

- Ну ладно, я еще позвоню, как освоюсь тут, - сказал парень, отключил телефон и поднялся. Только сейчас он заметил меня и замер.

- Ты кто? – с нескрываемым интересом спросил я, но парень, похоже, не слышал мой вопрос, потому как продолжал изучать меня очень внимательно. И только сейчас до меня дошло, что кроме полотенца, пусть и достаточно большого, на мне ничего нет. – Эммм… Прости, сейчас вернусь. – Сказав это, я рванул вверх по лестнице, а когда спустился снова, на мне уже были джинсы и легкая белая рубашка, застегнутая всего на пару средних пуговиц.

Парень тем временем изучал содержимое холодильника.

- Будешь пиво? – поинтересовался он, даже не поворачиваясь ко мне, а услышав мои шаги, хотя я и старался идти как можно тише.

- Давай.

Незнакомец вытащил две бутылки светлого пива и протянул мне одну.

- И все же, кто ты? – повторил я вопрос, на который так и не получил ответ.

- Ах да, забыл представиться, - усмехнулся парень и протянул мне руку. - Деметрий Эниан.

- Грек? – удивился я.

- Наполовину. Отец грек, мать итальянка, а родился и прожил всю сознательную жизнь в штате Мэн, - пояснил парень и тут же спросил: - А ты?..

- Джаспер Хейл, - представился я, протянув руку. – Можно просто Джас.

- Оу, то есть ты и есть тот самый великолепный солист, о котором Лоран мне все уши прожужжал?

- Неужели? – недоуменно протянул я.

- Ага. Последние две недели я только и слышу, что о Джаспере.

И тут меня осенило:

- Так ты клавишник?!

- Ну да, - кивнул парень, улыбаясь во все тридцать два зуба. – А где остальные?

- Еще не приехали. Все не могут разобраться с универом, а просто бросать учебу не хотят.

- Мне проще, я даже не пытался никуда поступать после школы. Ненавижу учиться.

Я засмеялся вместе с моим новым знакомым.

- А как же ты тогда стал одним из лучших? – спросил я, припоминая, как Деверо отзывался об этом музыканте.

- Просто очень люблю музыку, - пояснил Деметрий.

- Только не говори, что ты самоучка.

- Да. Причем до чертиков талантливый самоучка. – При этом парень гордо вскинул голову и для пущей убедительности кивнул, словно хотел добавить: «Да-да!»

Меня умилила такая ненавязчивая самоуверенность, от которой не несло гордыней или надменностью. Лишь толика самолюбования. Однако я решил воздержаться от каких бы то ни было комментариев, до того как сам удостоверюсь в таланте или в отсутствии оного, и попытался перевести разговор в другое русло:

- Ты раньше работал с Лораном?

- Я все время работаю с ним, - усмехнулся Деметрий и пояснил, заметив мое удивление: - Он периодически приглашает меня, когда нужен музыкант. Обычно это временное явление в начале каждого нового проекта, пока он не подберет исполнителю постоянных музыкантов. Иногда я езжу с группами и певцами на гастроли, выступаю на разогреве. Да мне вообще все равно, где играть. Главное для меня – музыка.

- И что, вот так, в любое время, можешь сорваться и приехать, куда он скажет? – Мне все еще было непонятно, какой жизнью живет мой новый знакомый.

- А меня ничто не держит на одном месте, - усмехнулся парень, сделав очередной глоток холодного пива. – К тому же мне нравится такая жизнь. Я волен как ветер! – выкрикнув последнюю фразу, Деметрий развел руки в стороны, как будто собираясь взлететь. На доли секунды я даже позавидовал ему. Он свободен в своих решениях, не привязан к какому-то определенному месту, его не сдерживают отношения… Стоп! Мне пришлось остановить себя, чтобы не забраться в дебри опасных размышлений. С какой стати мне думать о том, есть ли у этого парня постоянные отношения?

Я тряхнул головой.

- Ты чего? – усмехнулся Эниан, на что я покачал головой и бросил:

- Да так, ничего особенного.

- Ну а ты? – поинтересовался парень.

- Что я?

- Чем живешь?

Я пожал плечами, не зная, что ответить.

- Учишься?

- В Луизианском Технологическом, но пока решил сделать перерыв на пару лет.

- Семья?

- Мать и сестра, - быстро ответил я. – Живут в Сиэтле.

- Девушка?

Я вздрогнул, не зная, как себя повести. Ну не буду же я в первые минуты знакомства огорошивать парня и сообщать ему, что гей? Зачем? Еще испугается.

- Пока в поиске, - пространно проговорил я, уходя от необходимости говорить всю правду о себе.

- Да я, в общем, тоже, - проговорил парень, глянув на меня из-под полуопущенных век. И от этого взгляда меня словно током прошибло, настолько пронзительным он был. Несколько мгновений я не мог пошевелиться, но потом заставил себя допить пиво и поднялся:

- Что ж, располагайся, выбирай любую комнату - их там много, - я жестом указал в сторону лестницы, ведущей на второй этаж.

- Я знаю, - проговорил Деметрий, и я понял, что парень уже не раз бывал в этом доме в качестве подопечного Лорана. – А ты? Куда-то уходишь?

- Нет, хочу отдохнуть. Я у себя, если вдруг тебе что-то нужно будет. - Не знаю, почему я вел себя как хозяин дома, просто так вышло, а мой новый сосед и не был против.

***

Остаток дня и весь вечер я проспал, а когда около одиннадцати сонный спустился вниз, услышал звуки музыки, доносившиеся из репетиционной комнаты. Я сразу понял, что это играет Деметрий, и был заворожен мелодией, которая звучала. Никогда раньше не слышал ее, но эта музыка проникала в самое сердце. Она была до краев наполнена страстью и нежностью, любовью и наслаждением. Звуки фортепиано окутывали меня, заманивая внутрь волшебного мира, и я следовал за ними, как под гипнозом. Остановившись на пороге комнаты, я смотрел на парня, сидевшего за черным полированным роялем – гордостью этого дома. Его пальцы легко скользили по клавишам, выжимая из инструмента все до последней капли… Хотя нет, рояль сам отдавался на волю музыканта, раскрывал под его руководством свой внутренний мир, свою душу. В руках Деметрия эта громада из досок и струн оживала.

- Красиво, - восхищенно выдохнул я, как только стихли последние звуки музыки.

- Оу, спасибо, - обернувшись, произнес парень и улыбнулся. – Я уже давно не играл эту вещь, а сегодня почему-то вспомнил. Не знаю даже, что на меня нашло, просто до безумия захотелось романтики.

Я медленно подошел к роялю и опустился на банкетку рядом с Деметрием.

- Мне всегда нравилось фоно, но я осилил только гитару, - с нескрываемой завистью пробормотал я и нажал указательным пальцем на белую глянцевую клавишу.

- А я играю сколько себя помню. Мама рассказывала, что лет с двух меня невозможно было оттащить от инструмента.

Я усмехнулся и глянул на парня.

- Сыграй что-нибудь еще, - попросил вдруг я, отчаянно желая вновь окунуться в волшебство.

- Хм… Дай подумать, - негромко, словно обращаясь к самому себе, ответил он. – Что же тебе сыграть?.. Может, вот это…

И вновь красивые длинные пальцы коснулись клавиш рояля. Эта мелодия отличалась от предыдущей. Она была такая же красивая и эмоциональная, только наполнена грустью. Я прикрыл глаза, впитывая в себя каждый звук, и в памяти начал всплывать знакомый образ зеленоглазого искусителя, который все еще не отпускал меня. И с каждой последующей нотой сердце все больше сжималось, горло сдавила железная рука, мешая дышать. Я понял, что если не прекратить все это прямо сейчас, то душа разлетится в клочья без надежды выжить. С силой опустив кулаки на клавиши, я заставил рояль жалобно закричать, и Деметрий остановился.

- Что случилось, Джас? – взволнованно спросил парень, коснувшись моего плеча. Я дернулся как от удара и пулей вылетел из комнаты.

Остановился лишь когда шагнул за порог дома. И ночная прохлада дыхнула на меня чуть терпким ароматом осени. Запустив пальцы в волосы, с силой сжал виски, пытаясь прогнать голос Каллена, повторявший: «Не уходи, прошу… Останься со мной. Всего на одну ночь… Не могу отпустить тебя вот так… Пожалуйста…»

- Будь ты проклят, Каллен! Будь ты проклят! – простонал я в пустоту и добавил хриплым шепотом: - Отпусти…

В дом вернулся спустя почти час, когда меня уже начал бить озноб. Вступавшая в свои права осень давала о себе знать, а я все еще был в легкой рубашке. Услышав, как хлопнула входная дверь, Деметрий вышел из столовой в холл и спросил, не скрывая волнения:

- С тобой все в порядке?

- Плохие воспоминания.

- Расскажешь?

- Нет, - зло бросил я и поднялся к себе. Всю ночь мне так и не удалось сомкнуть глаз. Последней каплей, вынесшей остатки самообладания из меня, стала фотография Эдварда, спрятанная между дисками и выпавшая, когда я доставал один из них. Мне хотелось кричать, но я не мог себе этого позволить, помня, что больше не один в этом огромном доме, а потому просто сел за стол, схватил чистый лист, ручку и начал изливать свои эмоции в стихах.

Я писал строчку, зачеркивал, начинал ее снова, и так по кругу, пока белый лист не превратился в поле боя, испещренное взрывами чернил. Тогда я перевернул его на другую сторону и продолжил писать, не перечитывая предыдущие строки. Лишь когда дописал последнее слово, замер. Ручка с глухим стуком выпала из моих пальцев на столешницу, а на листке бумаги начало расплываться маленькое пятнышко – упавшая слеза.

Немного переведя дыхание, я взял чистый лист и начал перечитывать текст, выписывая удачные строчки. Еще полчаса работы и передо мной лежали слова новой песни. Взяв гитару, я начал подбирать мотив, тихонько напевая в тон взятым нотам. Когда результат удовлетворял меня, я записывал аккорды над нужными словами. Если же нет, начинал все с начала.

Уже светало, когда я без стука ворвался в комнату к Деметрию.

- Проснись, - проговорил я достаточно громко. - Ты должен это послушать.

Парень что-то сонно промычал и перевернулся на другой бок, натянув одеяло на голову.

- Деметрий, пожалуйста! Мне нужно, чтобы ты послушал это прямо сейчас!

- А?! Что?! – перепуганный парень подскочил на кровати и уставился на меня обалдевшим взглядом. – Джаспер? Ты что здесь делаешь?!

- Пожалуйста, ты должен это послушать, - в который раз повторил я, понимая, что лишь сейчас парень осознал, о чем его прошу.

- Вот прям сию минуту? – пробормотал он.

- Да! Спускайся вниз, буду ждать тебя в студии, - бросил я, имея в виду репетиционную комнату, и выскочил в коридор, не закрыв за собой дверь.

Я уже в третий раз начал песню, когда Деметрий все же появился в студии с двумя чашками свежесваренного ароматного кофе.

- Держи, чувствую, нам обоим не помешает, - пробормотал он и поставил одну из чашек на небольшой круглый столик рядом со мной, а сам со второй чашкой в руке опустился на крутящийся стул перед синтезатором. – Ну давай, показывай, что там у тебя, - сказал он, приняв позу «я весь внимание».

Я начал с неторопливого перебора, постепенно принимавшего более эмоциональную окраску, иногда сбивался, еще не заучив аккорды и слова, останавливался и возобновлял с начала незавершенной строки. Когда я закончил и, замолчав, посмотрел на Деметрия, парень глядел на меня удивленным взглядом, приподняв брови.

- Когда ты это написал?

- Сегодня, - выдохнул я.

- В смысле только что? Перед тем как разбудил меня?

Я кивнул.

- Ну ты даешь… - только и протянул Деметрий. – А ну, давай еще раз, – с этими словами он крутанулся на стуле, сев лицом к синтезатору, и включил инструмент.

Я заиграл первые ноты, а к середине первого куплета Дэм начал вклинивать клавишные, пробуя то одни, то другие аккорды, варьируя скорость игры, тональность, различные виды инструментов, а также подбирая нужный ритм ударных.

Мы работали несколько часов без перерыва, пока не добились хоть мало-мальски нормального результата. Закончив черновую запись, Деметрий устало откинулся на спинку стул.

- Надо передохнуть.

- Согласен, - поддержал я, понимая, что и сам не спал, и парня поднял еще до рассвета.

***

Еще четыре дня мы работали над песней. Алек и Тайлер задержались еще на неделю, Лоран укатил в Нью-Йорк на подписание какого-то важного контракта, а потому мы с Деметрием были предоставлены сами себе. Наконец нам удалось набросать партии для соло и бас-гитары, ударных, а над своей партитурой Дэм еще собирался поработать. По его словам, ему никак не удавалось поймать нужное настроение.

День уже близился к завершению, а мы сидели за барной стойкой, лениво жуя заказанную пиццу.

- Джас, можно я спрошу тебя кое о чем? – пробормотал Деметрий, дожевывая очередной кусок классической «Маргариты». – Если не захочешь, можешь не отвечать.

- Я уже не хочу, - буркнул я, догадываясь, о чем хочет поговорить парень. – Но спросить ты можешь.

- Это ведь песня о тебе? – несмело, словно опасаясь, что я взорвусь, спросил Дэм.

Я кивнул, не видя повода скрывать правду.

- А что случилось с…

- Его больше нет, - прервал я начатую фразу.

- Прости, я не хотел, - поспешил извиниться парень, но тут же удивленно переспросил: - Его?

Я снова кивнул.

- Твой друг?

И я понял, что больше не могу скрывать правду от человека, с которым мне придется работать бок о бок долгие месяцы. Да и, если честно, мне уже надоело гадать, как отнесется Деметрий к моей ориентации. Если он вдруг окажется гомофобом, лучше это выяснить сейчас, чем когда мы уже сыграемся всем коллективом.

- Мой парень, - сказал я и посмотрел на собеседника, внимательно отслеживая его реакцию. – Парень, которого я любил, - добавил, дабы избежать недопонимания или неверного толкования моих слов.

- В жизни бы не подумал… - выдохнул Деметрий, все еще не сводя с меня удивленного взгляда.

- Не подумал бы что? Что я педик? Тебя это смущает? – мой голос звучал вызывающе, я готов был обороняться. Но совершенно опешил, когда парень ответил:

- Смущает? Да, безумно. Потому что с тех пор как впервые увидел тебя в том гребаном полотенце, не могу спокойно спать по ночам.

Я закашлялся, слишком сильно втянув воздух и вместе с ним кусочек пиццы.

- Эй, ты чего? – перепуганно взвыл Дэм и, перегнувшись через барную стойку, принялся отчаянно хлопать меня по спине. А когда я, наконец, снова смог дышать более или менее ровно, бросил, ехидно прищурившись: - Или тебя смущает то, что я тоже педик?

Я опять закашлялся, а Деметрий заржал, на этот раз даже не пытаясь меня спасти.

- Что, не ожидал? – немного успокоившись, поинтересовался парень, а когда я кивнул уже в который раз за вечер, добавил: - Да я и сам был в шоке, когда понял, что ты… Прикончу Лорана. Он же наверняка знал и ни слова не сказал.

- Мне тоже, - хмыкнул я, сделав несколько глотков воды, чтобы успокоить горло.

Несколько минут мы молчали, потягивая пиво прямо из бутылок, прежде чем Дэм решился опять затронуть больную для меня тему:

- Вы долго были вместе?

- С кем? – сначала не понял я.

- С твоим парнем.

- А, ты об этом? Два года.

- Как он умер? – осторожно проговорил парень, понимая, что моя реакция может быть непредсказуемой. И она последовала незамедлительно. Я засмеялся, захохотал громко, до истерики, до слез.

- Я не говорил, что он умер, - фыркнул я, успокоившись.

- Но ты… сказал, что его больше нет…

- Ну да, в моей жизни его больше нет. А так с ним все нормально. Жив, здоров и со дня на день отправится к алтарю со своей невестой.

- Все ясно, - хмыкнул Дэм. – Старая история. Наверное, каждый из нас хоть раз в жизни влюбляется в натурала, решившего поэкспериментировать со своей сексуальностью.

- И ты?

- А я что, не такой как все? – пожав плечами, обиженно буркнул парень. – Была одна довольно неприятная история в моей биографии.

- Нет, - сказал я. – Эдвард не натурал, это точно. Скорее би.

- Но все же решил жениться. И небось только для того, чтобы не травмировать нежные души своих родителей.

- Не надо так о нем, - гневно бросил я. – Эд не такой. Просто так получилось.

- Джас, я тебя прошу! Мой тоже сказал: «Прости, так получилось». И только спустя пару месяцев я узнал, что предки закатили ему грандиозный скандал, заподозрив, что Тим трахает меня. Вот он и привел им первую попавшуюся девицу. А потом… Любовь-морковь, мальчик-гей по боку и вот уже три года счастливой семейной жизни.

Я не стал разубеждать Деметрия. Пусть лучше он думает, что Каллен оказался таким же мудаком, как и его бывший, чем сокрушается по поводу несправедливости судьбы, из-за которой два любящих человека не могут быть вместе. А в том, что Эдвард по-прежнему любит меня, я не сомневался. Не мог он притворяться, когда мы прощались. Да и потом, когда колесил по стране, пытаясь отыскать меня… Просто из нас двоих мне пришлось быть более сильным.

***

Три недели спустя.

- Парни, давайте сделаем перерыв, - попросил я, когда почувствовал, как в заднем кармане джинсов завибрировал телефон. Обычно мы не брали мобильные на репетицию, но я ждал звонка от Рози, а потому сегодня сделал исключение.

Парни тоже были не прочь отдохнуть после нескольких часов плодотворной работы, а потому разбрелись по дому в поисках уединения. Все же, несмотря на дружеские отношения, всех немного напрягало отсутствие возможности побыть наедине с собой.

Оставшись один, принял вызов.

- Привет, сестренка, - тут же проговорил я, едва произошло соединение.

- Джас! Привет! Я так соскучилась!

Я понимал Розали. За последние несколько недель нам удалось поговорить едва ли пару раз и то недолго. Разница во времени, пусть и небольшая, моя загруженность – все это не способствовало частому общению.

- Я тоже скучаю, - улыбнувшись, сказал я. – Как вы?

- Хорошо. На самом деле хорошо. Мама начала разговаривать. Я даже выводила ее на прогулку пару раз. Она отходит, Джас, – последнюю фразу сестра произнесла почти шепотом, но именно она имела наибольшее значение. Мы уже и не надеялись, что маме удастся выбраться из того состояния, в котором она пребывала последние месяцы, однако опасения не подтвердились. С той ночи, когда мама впервые после длительного молчания поговорила со мной (хотя сложно было назвать разговором те несколько слов, которая она прошептала), произошли поразительные перемены в ее состоянии. Розали рассказала, что мама уже не сидела целыми днями, уставившись в одну точку, начала выходить из своей комнаты. А уж то, что Рози удалось вывести ее на улицу, и вовсе было неожиданным, но радостным событием.

- Как Эммет? – поинтересовался я, когда сестра рассказала про маму.

- Ну его, - буркнула она.

- Оу, разброд в сказочном королевстве? – усмехнулся я.

- Нет, никакого разброда. Просто лень родилась раньше него. Еле заставила этого медведя поехать за костюмом. И то единственным доводом, вразумившим его, стало мое опасение, что ему придется идти к алтарю в трусах, если вдруг выяснится, что за последние недели он отъел себе нехилый зад, - фыркнула Рози и засмеялась, но вдруг поняла, что сказала, и затихла. – Джас, прости…

- Он будет шафером? – предположил я, хотя и сам знал ответ.

- Угу, - подтвердила сестра.

- И когда состоится сие знаменательное событие? – едва сдерживая гнев, пробормотал я.

- В субботу, - неохотно ответила Розали.

- Так быстро?! – я не хотел говорить это вслух, случайно вырвалось.

- Джас… - прошептала сестра. – Не трави себе душу. Прости меня, дуру! Я не должна была тебе говорить.

- Да ладно, Роуз, рано или поздно я бы все равно узнал.

Дальше разговор не заладился. Я чувствовал неловкость Розали, сам испытывал те же ощущения, а потому воспользовался появлением в комнате Деметрия и попрощался с сестрой, сославшись на занятость.

- Плохие новости? – поинтересовался Дэм, опустившись на стул рядом со мной.

- Смотря для кого, - фыркнул я.

- Расскажешь?

Деметрий никогда не настаивал на разговорах по душам, просто предлагал свое плечо вместо плакательной жилетки, однако я не спешил пользоваться его добротой, боясь заранее исчерпать лимит. Но сейчас мне действительно нужен был человек, который поймет, что творится у меня в душе. Даже Алек мне не помощник в этой ситуации. А Дэм подходил как нельзя лучше, ведь он сам прошел через это когда-то.

- В субботу свадьба, - выдавил я.

- Поедешь?

Я в отчаянии замотал головой.

- Нет! Точно нет! – выдохнул, но тут же сердце сжалось. Я сник, понимая, что до безумия хочу увидеть Каллена. Как я ни пытался держаться, все же боль не утихала, но первые злость и обида прошли, а их место заняла тоска по утерянному.

- Может, это и правильно, - проговорил Дэм, похлопав меня по плечу. – Я в свое время не удержался…

- Ты был на свадьбе?

- Нет, потоптался на пороге церкви, но так и не смог войти. Весь вечер проторчал перед домом его родителей, где проходило основное торжество.

- Он видел тебя?

- Да, мельком, перед тем как сесть в роскошный лимузин и укатить в свадебное путешествие. Мы даже перекинулись парой слов, пока все были заняты пожеланиями невесте.

- И что ты ему сказал? – даже не знаю, зачем я спрашивал. Ведь ситуация у Деметрия разительно отличалась от той, которая сложилась между мной и Эдвардом.

- Пожелал счастливой семейной жизни, - протянул парень, глядя словно сквозь меня, но уже в следующее мгновение спохватился и посмотрел прямо мне в глаза: - Ты все еще любишь его?

Я кивнул, потому что у меня просто не хватило смелости произнести эти слова вслух.

- Езжай к нему, Джас, - выпалил вдруг Дэм.

- Зачем?

- Да просто потому, что это, возможно, будет ваша последняя встреча. Единственный шанс что-то изменить…

- Нет, - покачал я головой. – Я не хочу ничего менять. Эдвард прав, он не должен отступать. Все-таки речь идет о его ребенке. Я не хочу брать на себя такую ответственность.

- Понимаю, - шепнул Деметрий.

Позже, лежа в своей комнате, я думал об этом разговоре и понимал, что с каждой минутой мне все сложнее оставаться здесь. Меня, как магнитом, тянуло в Форкс. Хотел ли я увидеть Эдварда у алтаря и удостовериться, что обратного пути нет? Да, определенно. Иначе я так и не смогу жить дальше, без него в моей жизни. Или все же будет лучше, если я сохраню маленькую частичку надежды, что свадьба в последний момент сорвалась и Каллен вот-вот появится на пороге моей комнаты?

Спустя всего несколько часов я уже летел в самолете, следующем рейсом до Сиэтла. Взяв в аэропорту машину напрокат, я поехал в Форкс, даже не заглянув к Рози и Эммету. Я безумно скучал по сестре и маме, но сейчас меня волновало одно – предстоящая встреча с Калленом. Что я скажу ему? Что он сделает, когда увидит меня? Повлияет ли эта встреча на наши отношения? Я ни на мгновение не вообразил, что Эдвард передумает жениться на Белле, но глубоко в душе надеялся, что мы с ним вдвоем найдем какой-нибудь выход. Хотя… Я мысленно тут же обрывал себя, понимая, что никому не будет лучше, если, женившись на дочке шерифа, Каллен будет продолжать встречаться со мной. Однако моя любовь все еще была достаточно сильной, чтобы будоражить воображение подобными идеями.

В Форкс я приехал еще засветло, но не решился показаться возле дома Эдварда, боясь быть застигнутым врасплох. Мне надо было хоть немного привести в порядок мысли, а потому я принял единственно верное на тот момент решение и направился к миссис Арнольдс.

Старушка сидела на крыльце в очках с невероятно толстыми линзами и, размеренно покачиваясь в любимом кресле, читала газету.

- Добрый день, миссис Арнольдс, - поприветствовал я бабулю.

- Джаспер! – воскликнула она, увидев меня. – Мальчик мой, как же я рада тебя видеть! – с этими словами старушка поднялась с кресла и обняла меня, обхватив за шею и похлопывая ладошками по спине. – Я уж думала, что никогда не увижу тебя больше. Еще и все эти события…

Она замолчала и чуть отклонилась назад, глядя на меня. Потом провела морщинистыми ладонями по моим щекам и проговорила:

- До сих пор не могу понять, как этот паршивец Каллен сумел так поступить с тобой.

- Вы знаете?

- Конечно знаю, - фыркнула старушка. – Как будто в этом крохотном городишке возможно скрыть такое событие, как свадьба старшего ребенка доктора Каллена и единственной дочери шерифа. Кстати, а где они умудрились познакомиться? Девчонка Свон не появлялась в Форксе с тех пор, как окончила первый класс. Ее мамаша, пройдоха, тогда просто сбежала, прихватив с собой Беллу. Я помню, как Чарли маялся. Да он так и не смог оправиться от потрясения, - наконец, миссис Арнольдс замолчала и уставилась на меня, все еще ожидая ответа на свой вопрос.

- Они вместе учились в Беркли, насколько я понял, - нехотя выдавил я. Мне хотелось говорить про Эдварда, но не про Беллу и предстоящую свадьбу.

- Я всегда знала, что Каллен-младший – абсолютно несносный мальчишка и еще доставит хлопот не только себе и своим родителям, но и тебе. Я чувствовала, что он не такой, как ты, но видела, как сильно ты его любишь, а потому не хотела опускать тебя с небес на землю.

Сделав небольшую передышку, миссис Арнольдс завела меня в дом и занялась приготовлением чая, пока я с удовольствием поедал невероятно вкусные печеньки из плетеной вазочки, соблазнительно стоявшей прямо передо мной, и с интересом разглядывал столовую-кухню, в которой не был больше года, с тех пор как мы с Эдвардом уехали в Европу.

- Вы сделали ремонт, миссис Эй? – поинтересовался я, заметив новые белые обои с россыпью нежно-голубых незабудок.

- Да, сынок постарался, спасибо ему. Хоть на старости лет дождалась помощи от отпрыска, на которого угрохала лучшие годы своей жизни.

Я улыбнулся и кивнул в сторону фотографии, стоявшей на стареньком, но очень оригинальном буфете с витражными стеклами в дверцах.

- Это он?

- Где? – переспросила старушка, оглядываясь по сторонам.

- На снимке. - Я поднялся и взял в руки серебристую рамку.

- А, это, - протянула миссис Арнольдс, подойдя ко мне и взглянув на фото. – Нет, это не он. Мартин никогда не был таким хорошеньким, даже в юности.

- Вы не слишком любите вашего сына? – недоуменно пробормотал я.

- Что ты, Джаспер, я очень люблю его. Просто иногда не понимаю, в кого он мог пойти такой… Жестокий…

- Вы о чем, миссис Эй?

- Помнишь, как он отреагировал, увидев вас с Эдвардом вместе? Он же готов был броситься на вас с кулаками!

- К сожалению, для большинства людей такие, как я – извращенцы. – Намеренно ли, случайно ли, но я не просто оговорился, когда сказал «я». Уверенность в том, что Каллен намного больше натурал, чем сам о себе думает, была уже практически непоколебима.

- Но я не учила своего сына быть гомофобом, - возмутилась старушка. – И никогда не думала, что Мартин может так себя вести. Мне стыдно за него, очень.

- Что вы, миссис Эй, не надо из-за меня плохо думать о вашем сыне. Я не сомневаюсь в том, что вы воспитали его достойным человеком. А то происшествие… Я уже привык к такой реакции на свою ориентацию. – Я не стал рассказывать миссис Арнольдс про случай с Сетом, чтобы еще больше не расстраивать ее, и вообще предпочел перевести разговор в другое русло: - И все же, кто это на снимке? – еще раз поинтересовался я, усевшись за стол и положив фотографию перед собой.

- Это… Это Уильям, - пробормотала старушка, коснувшись прохладного стекла фоторамки. – Уильям Ремисон. Билли.

- Ммм… Давняя любовь? – загадочно улыбаясь, протянул я, но, заметив, как миссис Арнольдс вмиг погрустнела, осекся. – Вам неприятно вспоминать? Простите, я не хотел…

- Ну что ты, Джаспер, все нормально. Просто вспомнила ошибку, которую когда-то совершила.

Старушка поднялась и начала ставить на стол чашки с блюдцами, чайник, из носика которого валил дым, и баночку с ежевичным вареньем, моим любимым. Налив чай, она снова села рядом со мной и заговорила:

- Мне тогда было всего двадцать два. Я только окончила Калифорнийский университет и устроилась учителем в младшую школу на окраине Лос-Анджелеса. В основном моими учениками были детки из небогатых семей, отпрыски эмигрантов из Мексики, живущих в том районе. Тогда для меня было загадкой, каким образом Билли и его брат оказались среди учеников той школы. Малыш Колин, очаровательный голубоглазый ангелочек с кудряшками цвета белого золота, учился в моем классе, а Уильям – в выпускном. Их семья была довольно известной в Лос-Анджелесе. Мать держала сеть бутиков модной одежды по всему городу, а отец занимался продажей раритетных автомобилей. Билли каждый день забирал брата из школы, садился в свой «мустанг-кабриолет» пятьдесят шестого года, и оба брата махали мне рукой на прощанье. А я, улыбаясь, смотрела им вслед, пока машина не скрывалась за поворотом.

Миссис Арнольдс подозрительно шмыгнула носом и смахнула с ресниц слезинку. Я видел, что ей трудно даются эти воспоминания, но в то же время она хотела мне рассказать историю Билли, а потому не перебивал ее, просто ждал, когда старушка заговорит снова.

- Однажды Колин подрался с одноклассниками, и я вызвала в школу родителей, но ни мать, ни отец не соизволили явиться, вместо них пришел Билл. Он извинился за брата, сказал, что обязательно поговорит с ним, объяснит, как следует правильно решать конфликты. А потом предложил подвезти меня до дома. Сначала мне было неловко принимать это предложение. Все-таки я была учителем, а Билли – учеником той же школы. Но не смогла устоять против обаяния парня.

В тот день мы отвезли Колина домой, где его уже ждала няня, а потом Уильям повез меня в мою маленькую квартирку на Мелроуз. Не знаю почему, но я пригласила его в гости, и Билл согласился. Мы пили чай, вот как сейчас с тобой, только варенья у меня тогда не было. А еще говорили, долго говорили, до позднего вечера. Когда Билли ушел, я почувствовала какую-то странную пустоту, будто вместе с ним ушла часть моей души.

Именно тогда я узнала, почему Билл и его брат не учились в Старшей школе Западного Беверли, хотя и должны были, потому как жили в том районе. Билли открылся мне, рассказал, что сильно конфликтовал с одноклассниками, а потом это отношение перенеслось и на Колина. Ведь в том болоте все друг друга знали, и малыша начали дразнить похлеще, чем самого Уильяма.

Миссис Арнольдс замолчала, и я воспользовался этой паузой, спросив:

- Почему дразнили?

- Потому что Билли был геем. Как-то это стало известно ученикам, потом и учителям. А знаешь, ведь в то время это приравнивалось к страшному преступлению. Пятьдесят лет назад общество еще не готово было принимать таких… ребят. А родители, вместо того чтобы вмешаться и попытаться решить проблему, просто перевели мальчиков туда, где их никто не знал. Не понимаю, как они могли отказаться от своих сыновей… - произнесла старушка и опять замолчала, потому что уже не могла сдержать слез, отчего голос начал дрожать и срываться на хрип.

Единственное, что я мог сделать в тот момент - взять миссис Арнольдс за руку.

- До окончания учебного года оставалась всего пара месяцев. Билли бы тогда продержаться, и он уехал бы учиться в университет, как собирался. Но… Этого не случилось. На весеннем балу что-то произошло, Уильям так и не рассказал мне, что именно. Однако уже на следующей неделе после этого вся школа, включая учителей, гудела обсуждением новости – Билли Ремисон оказался геем. И вот тогда началась настоящая травля, а Билл упорно продолжал ходить в школу, кулаками выбивая себе право учиться вместе со всеми. Несколько раз я пыталась обращаться в полицию, но меня никто не слушал. Все твердили одно и то же – из мальчишки надо выбить дурь.

В тот вечер, когда все произошло, я была на свидании и только поздно вечером, вернувшись домой, узнала от соседки, что Билли просидел под дверью моей квартиры несколько часов. Я тут же вызвала такси и поехала к дому Ремисонов, но… - миссис Арнольдс осеклась, и я почувствовал, как она вся сжалась от воспоминаний и вновь нахлынувших эмоций. – Было поздно. Карета скорой помощи на моих глазах увезла тело…

- Он умер? – не сдержавшись, прошептал я.

- Да. Билли умер. Покончил с собой. Не выдержал издевательств со стороны одноклассников и безразличия родителей. Повесился прямо в своей комнате. А я в это время была на свидании…

- Вы не виноваты, миссис Арнольдс, - выпалил я первое, что пришло в голову, но все было бесполезно. Всю свою жизнь женщина несла этот груз на своих плечах.

- Никто, даже мой покойный муж, не знал об этом. Ты первый, кому я рассказала. После того случая я и переехала сюда, в Форкс, в надежде, что никогда больше не столкнусь с человеческой жестокостью. Так и было. Пока я не узнала тебя.

Теперь мне все стало ясно. Необъяснимое понимание со стороны миссис Арнольдс, ее забота обо мне, поддержка. Женщина хотела уберечь меня, искупить свой грех, а случившееся многие годы назад она расценивала именно так.

Возможно, потому и рассказала мне все, чтобы я знал – когда бы мне ни понадобилась ее помощь, миссис Арнольдс всегда рядом. И я был благодарен судьбе, которая подарила мне эту встречу.

*******


Обсудить на Форуме

 
Источник: http://www.only-r.com/forum/43-75-8#153787
СЛЭШ и НЦ Dilemma 730 12
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Я ненавижу отсутствие стыдливости. Мне становится скучно, когда люди хвастаются своим телом. Секс и чувства идут у меня рука об руку."
Жизнь форума
❖ Влюбиться в Роберта Па...
Из жизни Роберта (18+)
❖ Вселенная Роба-7
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Festival de Cannes
Anti
❖ Флудилка 2
Anti
❖ Затерянный город Z/The...
Фильмография.
❖ Good time/ Хорошее вре...
Фильмография.
❖ Вопросы к администраци...
Связь с начальством.
Последнее в фф
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
Рекомендуем!

2
Наш опрос       
Какая роль Роберта Вам больше нравится?
1. Эдвард/Сумерки. Сага.
2. Тайлер/Помни меня
3. Эрик/Космополис
4. Сальвадор/Отголоски прошлого
5. Якоб/Воды слонам!
6. Жорж/Милый друг
7. Тоби/Преследователь Тоби Джагга
8. Дэниел/Дневник плохой мамаши
9. Седрик/Гарри Поттер и Кубок огня
10. Рэй/Ровер
11. Гизельхер/Кольцо Нибелунгов
12. Арт/Переходный возраст
13. Ричард/Летний домик
14. Джером/Звездная карта
Всего ответов: 495
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Изображение
Вверх