Творчество

Kicks. Глава 14. Часть 1
23.05.2017   00:27    
Милые читатели!
А вот и новая глава. Я больше чем уверена, что вы все очень долго ждали событий, описанных здесь. А потому не буду много говорить.
Приятного прочтения!


Глава 14. Часть 1

Эдвард

Элис растерянно переводила взгляд с меня на Джаса, на футболку, снова на меня, опять на Джаса.

- Эдвард… Джаспер… это… это же…

- Что?! – не выдержал я, хотя понимал прекрасно, что именно сейчас произойдет. Сестра покраснела, как вареный омар, ее и без того огромные глазищи расширились еще больше, а раскрытым ртом бедняжка судорожно хватала воздух, пытаясь выдавить из себя то мерзкое слово, которым называлась вязкая жидкость, испачкавшая футболку Джаса. Тогда я пришел ей на помощь и, сунув руки в карманы, выдохнул: - Да!

Элис покраснела еще больше и зажмурилась, скривившись. Блять, она же сейчас разрыдается! Я не мог этого позволить. Уж лучше пусть она ругается, орет, но только не плачет.

- И что с того?! – выпалил я, чуть приподняв брови. Моя атака не прошла бесследно. Сестра уставилась на меня и гневно прошипела:

- Какого хера тут вообще происходит?! – Я впервые слышал ругательство от Элис. А тем более сказанное тоном, в котором сквозила неприкрытая ярость.

- Тебе подробно объяснить, или сама догадаешься? – невинно глядя на сестру, поинтересовался я.

- Ты - скотина! – завопила Элис и бросилась на меня с кулаками. – Тварь! Лжец!

Я попытался обнять сестру, чтобы хоть немного успокоить, но она вырвалась из моих рук и попятилась назад, мотая головой.

- Нет, я не верю, этого просто не может быть… - Элис уже не кричала. Ее голос сорвался на хриплый шепот. Она переводила растерянный взгляд с меня на Джаса и опять посмотрела в мою сторону. Ее глаза наполнились слезами. – Ты… - прошипела она. – Ты врал мне. Еще вчера врал в глаза… Я же спрашивала… Почему? Почему ты не сказал?

- Элис, прости, - начал я, сделав шаг вперед, но сестра выставила вперед руки, словно обороняясь, и проговорила чуть слышно:

- Никогда… Слышишь? – проговорила она громче. – НИ-КОГ-ДА, - четко, по слогам сестра выплюнула это слово мне в лицо. – Никогда я не прощу тебя! Слышишь?! Никогда! – Голос Элис прозвучал как приговор, не подлежащий обжалованию.

Девчонка швырнула футболку, которую все это время сжимала в кулачке, мне в лицо и пулей вылетела на улицу. Через минуту я услышал, как "порше", жалобно взвизгнув, рванул с места. В этот момент я осознал, что теперь моя размеренная жизнь перевернется. Но хуже всего было понимание того факта, что гнев Элис был направлен именно на меня. Не на Джаса. Нет. На парня она даже не посмотрела. А как бы мне хотелось, чтобы Элис винила его в случившемся в равной со мной степени. Тогда мне было бы легче. Но я также прекрасно понимал, что это было бы несправедливо по отношению к самому Хейлу. Ведь он давно просил меня набраться смелости и рассказать все Элис, но я шел на поводу у собственного страха.

Инстинктивно я потянулся к столу, на котором лежали сигареты, и мои пальцы натолкнулись на руку Джаса, который уже взялся за пачку. Мы достали по сигарете (а я прихватил всю пачку, понимая, что сейчас по одной – это не про нас) и, не сговариваясь, одновременно направились к входной двери. Прежде чем выйти на улицу, мы молча обулись, натянули куртки, а оказавшись на крыльце, как по команде опустились на верхнюю ступеньку и закурили.

Мы не говорили, просто прикуривали одну сигарету за другой, отбрасывая на дорожку бычки, которые продолжали тлеть и гасли, когда огонек добирался до фильтра.

Я даже не заметил, как к нам подошла миссис Арнольдс, пока старушка не проговорила сипловатым голосом:

- Что, мальчики, пожаловали первые неприятности?

Мы с Джасом переглянулись и уставились на бабульку.

- Ничего, цыплятки, - бабулька потрепала нас по волосам. - Все образуется.

Глубоко вздохнув, она добавила:

- А сейчас поднимайтесь, пока не отморозили ваши цыплячьи попки, и пойдем ко мне. Напою вас горячим чаем.

- Мясо! – заорали мы одновременно, вскочили, как ужаленные и метнулись в дом. Ну и бардак на кухне! Все разбросано, недорезанный салат Эдварда на полу и запах гари, наполнивший помещение.

Хейл выключил духовку, достал из нее мясо и выбросил в мусорку, а форму сунул в мойку. Потом глянул на меня, будто спрашивая: «Будем убирать?» Я помотал головой: «Да ну! Не до этого сейчас!» Мы с Джасом хмыкнули, пожали плечами и вышли из дома. Старушка тут же взяла нас обоих под руки и повела по направлению к своему дому, где, по ее заверению, нас ждал вкуснейший черничный пирог.

- А потом вернетесь и приберете все. А то насвинячили тут, - проговорила миссис Арнольдс, когда мы уже добрались до крыльца ее гнезда. - Иначе из цыплят превратитесь в поросят. Вы же не хотите этого?

Мы засмеялись и покачали головами. Бабулька тоже улыбнулась.

- Вот так-то лучше, - произнесла она скрипучим голосом. - А то совсем раскисли, мои птенчики.

Пока старушенция крутилась на кухне, заваривая по всем правилам чай, я наклонился к Джасу и прошептал:

- Если она еще раз назовет нас желторотиками, я взорвусь...

Джас прыснул, едва сдерживая смех, а старая кошелка, не поворачиваясь, проговорила:

- Я все слышу, молодой человек. К тому же другого прозвища вы пока не заслужили. Это же надо - морочить голову собственной сестре!

Я только открыл рот, чтобы возразить, как старуха, по-прежнему стоя спиной ко мне, рявкнула:

- И не смей оправдываться, Эдвард Каллен! - Черт, у нее что, глаза на затылке?! - Вам двоим давно надо было задуматься над тем, что делать с твоей семьей. Не можете же вы вечно водить их за нос?!

- Началось, - прошипел я сквозь зубы, но на этот раз мне повезло, и любопытные радары миссис Арнольдс не были настроены на мою волну, бабулька промолчала. Однако когда старуха повернулась, я понял, что она прекрасно все слышала, но почему-то предпочла проигнорировать мой выпад. Поставив перед нами чашки с горячим чаем и блюдо с нарезанным пирогом, старушка обошла стол, остановилась как раз за нами и, положив руки нам на плечи, сказала с нескрываемым сочувствием:

- Держитесь, мальчики. Вы еще не раз столкнетесь с непониманием и осуждением. Главное - быть вместе. Только тогда вы преодолеете все.

Подкрепившись сладеньким у миссис Арнольдс, мы вернулись в домик для гостей, быстро прибрали беспорядок в кухне, по очереди приняли душ, избегая смотреть друг друга, и завалились в постель. Не знаю, как Джас, а я чувствовал себя совершенно измотанным. В голове метались мысли, отчаянно терзая воспаленный мозг. Я думал про Элис, про предстоящий разговор. А в том, что мне придется рано или поздно поговорить с сестрой, сомнений не было. Но что я скажу ей? Как смогу найти оправдание своему отвратительному поведению?

Джас что-то проворчал, я открыл глаза и внимательно посмотрел на парня. Он спал, измученный бессонной ночью, когда возился со мной, и бурными событиями дня. Он лежал на боку лицом ко мне, а когда попытался перевернуться на спину, его лицо исказила гримаса боли. Тогда Хейл, все еще находясь в оковах дремоты, улегся на живот, обхватив обеими руками подушку. Я перевел взгляд с его соблазнительно улыбающихся губ на широкую спину, все еще хранившую следы моего недавнего проявления звериной ревности. Коснувшись кончиками пальцев кожи возле самой большой ссадины, я словно физически ощутил боль, которую должен был испытывать Джаспер.

- Прости меня, малыш, - чуть слышно прошептал я, хоть и понимал, что Хейл не услышит меня. Я вглядывался в расслабленное лицо Джаса, впитывал тепло, исходившее от его размеренного глубокого дыхания, и сам не заметил, как погрузился в сон.

Джаспер

Когда я открыл глаза и обвел взглядом темную комнату, то не сразу понял, какое время суток. Осторожно, чтобы не разбудить Эдварда, я вылез из постели и вышел из спальни. В голове шумело после сна. На часах было четыре двадцать пять. До школы оставалось еще три с половиной часа, а спать уже не хотелось. Выпив стакан холодного молока, я покурил прямо в доме, приоткрыв окно, и вернулся в комнату. Эдвард спал лежа на животе и обхватив руками подушку. Сейчас он был совершенно не такой, каким я привык его видеть: спокойное лицо, брови не нахмурены, а на губах застыла невинная улыбка. Осторожно опустившись на кровать рядом с ним, я провел кончиками пальцев вдоль его позвоночника, с удовлетворением замечая, что дыхание этого греческого Бога с бронзовыми волосами становится отрывистым и частым. Касаясь одними подушечками, мои пальцы продолжали ласкать бархатную кожу, скользя по пояснице, останавливаясь на соблазнительных ямочках над ягодицами, почти полностью скрытыми простыней.

Ах, как же мне хотелось отбросить тонкую ткань и всласть насладиться великолепным обнаженным телом: упругой попкой, длинными, мускулистыми ногами... но я боялся позволить себе эту вольность. Особенно после того, что случилось вчера. Я понимал, что не смогу полностью удовлетворить Каллена. Задница все еще саднила после грубого, почти насильственного акта мщения, которым Эдвард наградил меня. И потом я видел сожаление в его глазах, но в душе не мог не признавать, что мне понравилась эта дикая смесь возбуждения, наслаждения и боли. Однако я, наверное, никогда не смогу сказать об этом Каллену. Мне было стыдно, словно я какой-то гребаный извращенец, находящий удовольствие в боли. Мазохист... Это внезапное открытие поразило меня. Ведь еще тогда, в охотничьем домике, жесткий минет пробудил во мне такие сильные эмоции, которых я не испытывал раньше.

Думая обо всем этом, я непроизвольно продолжал ласкать спину любимого и вдруг заметил, что он, все еще находясь во власти сна, отзывается на мои прикосновения, выгибаясь, подаваясь бедрами ко мне. Я осмелел и стянул простыню, оголяя белый бархат упругих ягодиц. Наклонившись, я принялся покрывать легкими, почти невесомыми поцелуями кожу вдоль позвоночника, а моя ладонь уже жадно поглаживала и чуть сжимала сочные половинки сексуальной калленовской попки. Губы скользили все ниже, а когда я подобрался к копчику, то просто поддался мимолетному желанию, вцепился пальцами в зад Эдварда, раздвигая половинки, и провел языком до бархатистой кожи над яичками. Стон Каллена прорезал тишину, дыхание парня сбилось, а бедра приподнялись в неистовом призыве. Я не мог отказать моему любимому мальчику. Все еще не отпуская ягодиц, я принялся кружить языком вокруг входа, едва касаясь нежной розовой кожи, но не проникая внутрь, дразня, возбуждая, наслаждаясь ощущением дрожи, наполнявшим тело Эдварда. Он все еще спал, я не сомневался в этом, потому что его движения были неосознанными, но стоны уже перешли в молящие всхлипывания.

Запустив руку между ног Каллена, я с улыбкой отметил: Эдвард уже настолько возбужден, что мне хватит всего пары движений, дабы он взорвался. Однако я не спешил довершить начатое. Обхватив его член у основания, я несильно сдавил, лишь для того, чтобы чуть сбить возбуждение, а губами в это время захватил одно яичко, посасывая и лаская языком, потом повторил то же самое со вторым. А свободной рукой продолжал гладить попку Каллена, будто случайно большим пальцем задевая влажный от моей слюны вход. И ответом на каждое такое прикосновение был громкий стон.

«Черт! Ему нравится это!» - пронеслось у меня в голове. Я окончательно распрощался с неуверенностью и опять принялся ласкать розовую кожу, раздвинув молочно-белые половинки. Теперь уже мои прикосновения были уверенными, жадными, ненасытными. Я проводил языком от мошонки до копчика, возвращался обратно, останавливаясь возле самой дырочки, кружа вокруг, лишь слегка, кончиком языка, проникая внутрь, отчего Эдвард вздрагивал, подаваясь навстречу моим ласкам.

«Да, малыш, я знаю, как тебе хорошо». - Я едва сдерживался, чтобы не произнести это вслух, а внутри разгорался азарт – как далеко мне будет позволено зайти в этой игре? Я снова прижался к входу Эдварда. К красивейшему цветку в мире. Нежно играл с ним языком, слегка надавливая, кончиком скользя внутрь. До меня донеслись шипение и удивленный возглас.

«Ну наконец-то, проснулся мой сладкий мальчик и теперь пытается понять, что с ним происходит».

Осознание того, что Каллен уже не спал, но даже не подумал оттолкнуть меня, придало уверенности. Я слегка надавил на вход, и мой палец скользнул в Эдварда. Я замер, ожидая протеста или сопротивления. Но парень издал протяжный стон и выгнул спину как кот, оттопыривая попку.

"Блять!" Я не ожидал такой реакции! А главное, был совершенно не готов к тем ощущениям, которые захватили меня: отчаянное желание показать Эдварду то, от чего я сам уношусь в небеса, что доставляет мне сумасшедшее, ни с чем не сравнимое удовольствие.

Не обращая внимания на разочарованное ворчание Каллена, я отодвинулся от него и потянулся к тумбочке, доставая баллончик со смазкой. Когда Эдвард понял, что я намерен продолжать, то перестал недовольно бурчать и расслабился, опять растянувшись на постели и раскинув руки и ноги в разные стороны. Но когда я вновь начал ласкать его вход, размазывая прохладный гель между половинками, парень непроизвольно выгнулся, открываясь мне. Не прекращая сладкую пытку, я запустил вторую руку между ног Каллена, пытаясь добраться до его члена, и тогда Эдвард подтянул под себя согнутые в коленях ноги, предоставляя мне полную свободу.

Я задохнулся от доверия, оказанного мне, и полностью отдался тому, что делал. Обхватив возбужденный член Каллена ладонью, я неторопливо двигался по всей длине, задевая большим пальцем набухшую головку, потирая вдоль щели, размазывая горячие капельки. Губами и языком ласкал мошонку, облизывая, зацеловывая, дразня языком и тут же захватывая губами поочередно то одно, то другое яичко. А пальцы левой руки легонько ласкали вход, едва касаясь, потирая сморщенную кожу вокруг него.

Дыхание Каллена сбивалось от каждой моей попытки ввести палец в его тугую дырочку. Но всякий раз я останавливался, боясь сделать ему больно, вызвать ощущение дискомфорта. Пока, наконец, Эдвард не взмолился:

- Пожалуйста... Джас... Я так хочу...

Я не мог отказать ему в этой просьбе, и мой палец легко скользнул внутрь, не встретив сопротивления.

- Ох, блять... - Хриплый возглас потонул в подушке.

Мои движения стали смелее, палец уже легко скользил внутри Эдварда. Такого тесного, горячего… Его плоть сжималась, пульсировала, а набухший член Каллена готов был вот-вот взорваться.

Но вдруг парень резко оттолкнул мою правую руку, заставив меня отпустить его возбужденную плоть, и прошипел:

- Я хочу кончить, когда ты будешь во мне...

До меня не сразу дошел смысл его слов, и лишь когда Каллен схватил с тумбочки презерватив и сунул мне в руку, я осознал, чего он хочет на самом деле.

Отпрянув от парня, я сел на колени и отчаянно замотал головой, едва удерживаясь на грани, пытаясь не сорваться и не поддаться манящему соблазну. Несколько минут Каллен не шевелился, ожидая моих действий, потом обернулся и удивленно уставился на меня.

- Джас, - тихо окликнул он.

- Нет... Я не могу...

Эдвард резко поднялся, повернулся ко мне лицом и через одно мгновение уже стоял передо мной на коленях, заглядывая в глаза.

- Малыш, пожалуйста... я так хочу тебя...

Но сомнения в истинных причинах столь внезапного желания Эдварда накатили на меня с новой силой. Меня словно парализовало осознание того, что он просто хочет угодить мне.

- Джас, я хочу узнать, что испытываешь ты, - прошептал Эдвард, обхватив мое лицо своими горячими ладонями. - Покажи мне...

Я даже не успел ничего возразить. Уже через секунду Каллен лежал на спине и прижимал меня к себе, обхватив за шею руками. А следующие его слова окончательно лишили меня здравого рассудка, отпуская на свободу все мои скрытые желания:

- Люби меня, малыш, пожалуйста...

Я словно сорвался в пропасть, бездонную, черную... В пустоту, затягивавшую меня, обволакивавшую звенящей тишиной, которая эхом отдавалась в моем теле. Все мои желания, скрытые и явные, вырвались наружу, унося контроль, уничтожая его, растворяя. Осталось только неприкрытое вожделение. А я словно вырвался из телесной оболочки, завис под потолком и молча наблюдал за собственными хаотичными, неподвластными мне более движениями.

Схватив Эдварда за запястья, я резко разорвал кольцо его рук, сковывавшее мою шею, и завел их ему за голову, придавив к матрасу. Доли секунды я вгрызался жадным взглядом в красивое лицо парня, прежде чем впиться поцелуем в его приоткрытый рот. Мой язык, не встретив сопротивления, тут же проник в горячую глубину, и стон Каллена растворился во мне.

Заставив себя оторваться от манящих губ Эдварда, я начал покрывать быстрыми жалящими поцелуями щеки, скулы, подбородок, ощущая едва заметную щетину, покалывавшую губы и язык. Спустившись к шее, я чуть прикусил кожу и тут же заглушил боль поцелуем, который тоже был далек от нежного, однако дыхание Эдварда сбилось, а по всему его телу пробежала волна дрожи.

Я пытался, хотел быть нежным, но ненасытный зверь внутри заставлял меня с жадностью впиваться в самые чувствительные участки кожи, вызывая стоны Эдварда, и я даже не осознал, в какой момент моя рука скользнула между нашими разгоряченными телами, а влажные от смазки пальцы настойчиво проникли в Каллена. При этом я прожигал парня пристальным взглядом, наслаждаясь собственной властью над ним, тем контролем, о котором мечтал, и который Эдвард передал мне. Но в мозгу билась одна-единственная мысль: я не должен причинить боль любимому.

- Джас... пожалуйста... - выдохнул Каллен, изгибаясь подо мной в неконтролируемом желании.

Он перевернулся на живот, встал на четвереньки, а я замешкался. Мысли вихрем проносились в моей голове. Господи, как я хотел загнать себя в его тепло, ведь он тоже этого хотел, он сам подставлялся мне, открылся для меня. Только не так я хотел, мне надо видеть его лицо, его глаза, знать, что я не причиняю излишней боли.

- Эд… Эдвард, - от волнения я заикался. - Не так, ляг на спину, пожалуйста.

- Тебе так будет удобнее. - Он посмотрел на меня через плечо. - Не надо будет контролировать мой вес.

Меня сбило волной любви. Каллен, понимая, что я могу причинить ему боль, продолжал заботиться обо мне. Я влюблялся в него снова и снова.

- Эдвард, пожалуйста, я не смогу так. Пожалуйста...

Он перевернулся на спину, открыл для меня свои объятия, развел шире свои ноги. Удерживаясь на локтях, я навис над ним. Целовал его лицо, лоб, шею, плечи. Каждую клеточку его тела, до которой мог дотянуться, тела, которое скоро будет моим.

Правой рукой через его грудь, живот я добрался до его паха. Я ласкал его член, проникал в него пальцами, давая больше времени расслабиться.

Медленно убрав пальцы, я разорвал упаковку презерватива, зажав уголок зубами, и раскатал латекс по возбужденному до боли члену. Подхватив его ноги за лодыжки, удобно устроил его ночи на своих плечах. Эдвард зажмурился в ожидании моего вторжения, казалось, он боялся дышать. И когда начал входить в тело Каллена, чуть слышно приказал:

- Посмотри на меня, - парень послушно распахнул зажмуренные до этого глаза, в которых я увидел страх, разгоравшуюся панику. Я замер, осознавая, что своим напором, своей страстью испугал его. Нежно коснувшись губами приоткрытых влажных губ Эдварда, я опять приподнялся на руках и прошептал: - Я остановлюсь в любой момент, тебе надо только сказать.

- В-все хорошо, - задыхаясь от волнения, ответил парень.

- Не дай мне причинить тебе боль, - взмолился я. - Никогда себе этого не прощу...

Я вздохнул с облегчением, почувствовав, как натянутое струной тело расслабляется подо мной. Эдвард едва заметно улыбнулся, обхватил мое лицо горячими ладонями и произнес:

- Я хочу тебя...

Мучительно медленно я начал проникать в Каллена. О, какой он был тесный, горячий, желанный. Я не торопился, прислушиваясь к телу Эдварда, к своим собственным ощущениям. И лишь когда осознал, что не чувствую сопротивления, плавно вошел до конца. Каллен непроизвольно закусил губу и чуть скривился.

- Расслабься, - прошептал я, целуя его. Именно так всегда поступал Эдвард. Разговаривал со мной, просил, направлял.

- Отпусти себя... Позволь показать, как это хорошо...

Эдвард сделал глубокий вдох и на несколько мгновений прикрыл глаза. Я воспользовался этой паузой, оперся на левый локоть, а правую руку запустил между нашими телами и, едва касаясь, начал ласкать член Каллена. От смеси страха, волнения и боли эрекция почти пропала, но стоило моим пальцам слегка сжать обмякшую плоть, потирая, нежно лаская головку и уздечку, как член Эдварда начал наливаться, тяжелеть в моей ладони. Я должен был заглушить боль другим, более сильным, ощущением. Уже через минуту я увидел, как глаза любимого словно расплавились от наслаждения. Огромные зрачки практически скрыли радужную оболочку и поблескивали желанием. Только тогда я начал медленно двигаться в теле Каллена в такт движениям моей руки на его члене.

Мне стоило огромных усилий не сорваться, не броситься сломя голову в захватывающий водоворот эмоций. Я продолжал доводить парня до исступления размеренными глубокими толчками, поддерживая ритм и угол проникновения.

И лишь когда почувствовал, что Эдвард приподнимает бедра мне навстречу, постепенно увеличил темп, продолжая ласкать набухший член парня. Мы оба были на грани. Я ощущал, как подрагивает возбужденная плоть в моей ладони. Эдвард плавился подо мной, растворялся в моих движениях. В нем не осталось ни капли страха, он отдался на волю наслаждению. И в тот момент, когда с его приоткрытых губ сорвался громкий стон, смешанный с произнесенным хриплым шепотом моим именем, я почувствовал, как горячая сперма брызнула мне на живот. Лишь теперь я отпустил свой контроль и, ворвавшись в последний раз в дрожащее от оргазма тело Каллена, взорвался.

Перед глазами все поплыло, потемнело, и резкие яркие вспышки на несколько мгновений ослепили меня.

Но когда я попытался выйти из тела Эдварда, парень обхватил меня ногами и попросил:

- Останься... еще немного...

Я улыбнулся, наклонился и уткнулся носом в шею Эдварда, прошептав:

- Все, как ты захочешь.

Эдвард

Я отдался Джасперу. И сделал это не потому, что хотел угодить ему, извиниться за свое грубое поведение. Я хотел этого - испытать то, что чувствует Хейл. И я не жалел. Мне было хорошо… как никогда раньше.

Но стоило вернуться к реальности. А потому я нехотя выполз из-под Джаса и направился в душ. Хейл не присоединился ко мне. Вместо этого он сварил кофе, а когда я освободил ванную, пробормотал что-то неразборчивое и скрылся за дверью. Быстро одевшись, я в несколько глотков осушил чашку, заботливо наполненную крепким кофе, предупредил Джаса, что съезжу домой переодеться и взять рюкзак и вернусь за ним, прокричав это из-за закрытой двери ванной комнаты, где слышался шум воды.

Усевшись за руль «вольво», я уставился перед собой невидящим взглядом в слабой попытке осознать случившееся этой ночью, снова и снова прокручивая в мозгу события прошлых дня и ночи. Сначала Эммет, потом Элис и как апогей – я в роли пассива. Ненормальные сутки… Но день только начинается. Сейчас мне предстоит столкнуться с сестрой. Она наверняка уже проснулась. Что я скажу ей? Все дежурные фразы казались нелепыми, а страх накатывал на меня с новой силой.

В итоге я понял, что бездействие еще больше закружит вихрь паники, и мне будет проще навсегда свалить из города, чем объясняться с сестрой, завел двигатель и уверенно поехал к дому. Как я и думал, Элис уже проснулась, а может, вообще не ложилась. К такому выводу я пришел, увидев сестру сидящей на высоком стуле за барной стойкой. Она, не мигая, смотрела перед собой, обхватив тоненькими пальчиками большую чашку, наполненную мятным чаем, аромат которого пропитал все пространство кухни.

Прислонившись плечом к арке, я внимательно смотрел на бледное, осунувшееся личико, но заговорил лишь спустя несколько минут.

- Эл… - начал я, но тут же заткнулся, когда на меня взметнулся колючий взгляд карих глаз.

- Никогда не смей разговаривать со мной, - прошипела сестра.

- Элис, послушай, так…

- Еще раз повторяю: никогда не смей говорить со мной. – Она выплевывала слова злобно, с отвращением, однако я не мог оставить все как есть.

- Хорошо, только как объяснить все это родителям? – не унимался я. - Думаешь, они не заметят, что мы…

- А мне плевать! – взорвалась она. – Тебя же не волновало, как объяснить твое внезапное желание постоянно быть с Джаспером, якобы поддерживать друга в трудную минуту! Ты совершенно не переживал по поводу того, что подумают родители! Странно, как это они до сих пор не догадались о вас…

К концу фразы голос Элис становился тише, пока не перешел в хрипловатый шепот. Она нервно сглотнула, но вдруг на ее лице отразилась тень ужасной догадки.

- Они знали? – пробормотала она. – Знали, что ты…

- Только папа, - выдавил я, отведя взгляд.

Звуки истерического хохота заполнили тишину, а я сжался в тугой комок под тяжестью лжи, которая окружала меня слишком долго. Я надеялся, что привыкну так жить, скрываясь ото всех, даже от родных, но переоценил свои силы. Это было слишком тяжело, и чем дальше все заходило, тем тяжелее становилось на душе. И вот я стоял под градом пронзительных звуков звенящего голоса сестры, которая до недавнего времени была самым близким для меня человеком, и с ужасающей покорностью осознавал, что отныне я один.

Я сделал несколько шагов и попытался обнять Элис, но она с силой, которой я не ожидал от этой хрупкой девочки, оттолкнула меня. Хохот сменился рыданиями, сквозь которые до меня доносились обрывки фраз: «Никогда!.. Не смей!.. Ненавижу…»

Проскочив мимо меня в холл, сестра схватила сумку и рюкзак и вылетела на улицу. Через мгновение я услышал урчание двигателя, а еще спустя несколько минут все снова стихло. Я остался один в пустом доме, но больше всего на свете хотел провалиться сквозь землю, чтобы больше никогда никому не причинять боль. За последние сутки я подверг жестоким испытаниям всех, кто был мне дорог. Сначала эта выходка с Маккарти, потом Джаспер, позволивший практически изнасиловать себя, Элис, чей мир я разрушил, растоптал своей трусостью, повлекшей за собой нескончаемый поток лжи… Кто на очереди? Мама?.. Мама…

В ушах все еще звучал голос Элис: «Ненавижу!» Я и сам себя ненавидел в эти минуты.

- Дети, мы дома! – прорвался сквозь мое сознание оклик отца, и донесся мягкий голос мамы:

- Доброе утро, сынок. – Она подошла, обняла и поцеловала меня в щеку. Я попытался улыбнуться, но, судя по всему, у меня это не получилось. – Все хорошо? – встревоженно спросила мама. Я кивнул.

- Просто не выспался, - чуть слышно пробормотал я.

- Я вообще удивилась, мы с папой спешили, чтобы успеть разбудить вас. А где Элис?

- Уже уехала, - бросил я и направился к лестнице. Быстро переодевшись, при этом совершенно не заботясь, что у родителей могут возникнуть вопросы по этому поводу, я взял рюкзак, быстро проскользнул на первый этаж и метнулся к входной двери. Однако когда уже залезал в машину, услышал голос отца.

- У вас точно все хорошо? – спокойно, но строго спросил Карлайл, пристально глядя мне в глаза. Он знал, что под таким взглядом я не смогу солгать.

- Элис узнала, - я прошептал всего два слова, но больше и не надо было. Отец все понял по моему виду.

- Рано или поздно это должно было случиться, сын, - сказал он все тем же спокойным голосом. – И как она?..

- Плохо, пап, - выдохнул я. – Она не должна была узнать… так… Это я виноват… Джас хотел все сказать ей раньше, но я не позволил… А теперь… Что теперь будет? – Я поднял на папу испуганный взгляд маленького затравленного зверька.

- Все будет хорошо, - он попытался успокоить меня, но я не верил в это. Уже никогда не будет все хорошо…

*****************************************************************************
Ну вот и свершилось то,
чего долго ждали все читатели вместе с Джаспером! 
Жду ваших эмоций на ФОРУМЕ
 Так же в шапке форума вы найдете ФОТОГАЛЕРЕЮ


 
Источник: http://only-r.com/forum/43-75-1#27558
СЛЭШ и НЦ Dilemma 767 5
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Пик невезения это когда чёрные кошки уступают тебе дорогу."
Жизнь форума
❖ Вселенная Роба-7
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Флудилка 2
Anti
❖ Вопросы к администраци...
Связь с начальством.
❖ Festival de Cannes
Anti
❖ Good time/ Хорошее вре...
Фильмография.
❖ Позитифф
Поболтаем?
❖ ТРЕТЬЕ ЖЕЛАНИЕ ДЛЯ ЗОЛ...
Собственные произведения (16+)
Последнее в фф
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
Рекомендуем!

2
Наш опрос       
Какой поисковой системой вы обычно пользуетесь?
1. Яндекс
2. Google
3. Mail
4. Прочие
5. Рамблер
6. Aol
7. Yahoo
Всего ответов: 172
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 3
Гостей: 1
Пользователей: 2
анна Солнышко


Изображение
Вверх