Творчество

Я люблю Роберта Паттинсона, или Великолепный Засранец. Глава 26
23.09.2017   23:04    
Глава 26. Лишние слова

POV Роберт


Я попрощался с Дином и Харди и, улыбаясь, влетел в дом, предвкушая встречу с Кирой. Мне хотелось ее удивить, и я намеревался кое-что сделать. Навстречу мне в холл сначала выскочил Мишка, а за ним степенно выплыла моя домработница. Странно, что она еще не ушла.
– Здравствуй, Роб.
– Здравствуй, Миранда, – ответил я, на ходу наклоняясь и теребя Мишку за уши.
– Как дела? Сделать тебе кофе? Посидим, поболтаем, если ты не против.
– Нет, конечно, не против. Ты хочешь сказать мне что-то серьезное?
– Ну, не то чтобы серьезное…
Я, конечно, люблю Миранду, но сейчас она ох как не вовремя затеяла разговоры, и, боюсь, они будут долгими. И отказаться от беседы я не могу, это было бы невежливо. А если приедет Кира? Нельзя, чтобы Миранда ее увидела.
– Хорошо. Пойду переоденусь, – кивнул я.
Я зашел в свою комнату и сразу набрал номер мисс Ассистента Декоратора. Звук ее веселого голоса сразу вызвал в памяти образ ее смеющихся губ:
– Да?
– Кира, ты еще не едешь ко мне? – тихо спросил я.
– Нет, еще только домой к себе еду, – ответила моя девочка.
– Кира, я буду сейчас немного занят. Давай, я позвоню тебе попозже и скажу, когда освобожусь?
На том конце невидимой телефонной линии воцарилась пауза.
– Кира? – испугался я. – Эй! Ничего не отменяется, и я очень хочу тебя видеть. Слышишь?
– Слышу, – ее голос как будто потух.
– Девочка моя, только не обижайся, пожалуйста. Я правда соскучился. Может быть, ты даже и до дома доехать не успеешь, как я освобожусь. Слышишь? Я позвоню тебе.
– Да, Роб, я слышу, – тихо ответила Кира. – Все нормально.
– Хорошо, – ответил я и в досаде нажал на кнопку завершения разговора. Кира, кажется, расстроилась. Может, решила, что я опять передумал с ней общаться? Сколько уже раз я отталкивал ее от себя? Надо поскорее поговорить с Мирандой и выпроводить ее.
Переоделся я молниеносно и сразу отправился на кухню. Моя домработница ждала меня. Мы уселись за стол. Надеюсь, я был достаточно сдержан и не подавал виду, как я нервничаю.
– Итак, о чем ты хотела со мной поговорить?
Миранда как будто нервничала сама. Запинаясь, она начала говорить:
– Я постараюсь покороче. Роб, может ты подумаешь, что я вмешиваюсь не в свое дело… Но вы с Вероникой стали уже для меня как родные. Ты же знаешь, я к ней как к дочке отношусь, – она замялась и сжала пальцы.
– И? – поощрил я ее продолжать.
– Я разговаривала с Вероникой по телефону, и она мне сказала по секрету, что у вас не все гладко в отношениях… Кажется, – неуверенно добавила Миранда.
«Да нет, вполне себе гладко», – подумал я. Но видно, Вероника не захотела говорить, что решение «дать друг другу отдых» устраивало нас обоих.
– Ну… В общем, наверное, да, – неопределенно ответил я, не зная, что конкретно известно моей домработнице.
– Роб, ведь ты ее не любишь, да?
– Кого? – испугался я, почему-то в первую очередь подумав о Кире, и только потом до меня дошло, что речь идет о другой девушке.
– Веронику, – ответила Миранда и тут же добавила: – Ты не отвечай, если не хочешь. Но я тебе и раньше говорила, и еще раз повторю, что я всегда на твоей стороне. И если ты действительно не уверен в своих чувствах к Веронике, то, может, действительно, она не твоя девушка? – Миранда внимательно посмотрела на меня.
Что за странные разговоры? Я не знал, что ответить, а моя домработница продолжила:
– Мне раньше казалось, что вы созданы друг для друга. Но теперь мне так не кажется… Я вас обоих люблю. Но сейчас я думаю, что вы несчастливы вместе, – она помолчала, а затем добавила: – Знаешь, мы разводимся с мужем. И я рада, что наконец-то решилась на это. Детям наш развод уже не помешает, они выросли, а жить рядом с пусть хорошим, но нелюбимым человеком – это несчастье.
Миранда поднесла чашку к губам и глотнула кофе. Я молчал, не зная, что сказать, а она продолжила:
– Вероника мне рассказала, что приезжала к тебе и тут же улетела. Я не верю в ее напряженный график, она могла остаться хотя бы на ночь. Видимо, не хотела.
– Видимо, да, – кивнул я.
– Ты хочешь с ней расстаться? – спросила Миранда.
– Неважно, чего хочу я. В любом случае мы не сможем официально расстаться в ближайшее время. После тех опубликованных фотографий мне пришлось признать наши отношения, и это произошло всего несколько недель назад. Мне никуда от Вероники не деться.
Миранда нахмурилась:
– Без этих фотографий тебе было бы легче, да? И ты, наверное, мог бы и другие отношения завести, если бы захотел? Не нужно было бы оглядываться на поклонников. Подпортили эти фотографии тебе все.
Это к чему она про «другие отношения»? Заподозрила что-то? Но как? Кажется, никаких следов пребывания Киры в моем доме не оставалось, я же все проверял!
– Ну… Если бы я кого-нибудь встретил… – неопределенно начал я, приглядываясь к реакции Миранды.
– Роб, – улыбнулась женщина. – Я ничего не хочу у тебя выпытывать. Я просто переживала, что ты страдаешь из-за Вероники. Мне кажется, у нее кто-то появился.

О, вот как? Впрочем, этого следовало ожидать. Вряд ли Вероника ушла бы от меня в никуда. Ну что ж, желаю ей счастья. Миранда продолжала:
– И я буду только рада, если у тебя появится кто-то, с кем ты будешь счастлив.
Только я открыл рот для ответа, как заиграла мелодия в моем айфоне. Кира. О, боже! Неужели она уже приехала?
– Извини, – сказал я Миранде и поднялся из-за стола, намереваясь выйти из кухни, чтобы поговорить с Кирой без свидетелей.
– Ничего. Я поеду домой. Это все, что я хотела тебе сказать. Разговаривай по телефону, я закрою входную дверь.
Миранда вышла из кухни, а я нажал на кнопку ответа:
– Да, Кира?
Ее взволнованный голос произнес:
– Роб, прости, что отвлекаю, но мне только что позвонила Джейн… Я же вчера совсем забыла, из-за чего к тебе приезжала: из-за столика! Я сегодня хотела его на съемочную площадку привезти. Его нужно было уже установить. Джейн спохватилась и позвонила мне. Я пообещала, что прямо сейчас его привезу. Когда я могла бы подъехать к тебе?
«Вот это мы вчера увлеклись!» – усмехнулся я про себя.
– Приезжай прямо сейчас. Я уже освободился.
______________________________________________________________________________

Я поглядывал на Киру, пытаясь понять ее настроение. Кажется, я ее обидел. Нет, не кажется, точно обидел. И сейчас не знал, как исправить положение. Девушка вела себя как обычно, не подавая виду, что ее что-то задело. А я не знал, с какого бока теперь к ней подойти.
Когда Кира приехала ко мне, мы какое-то время потратили на споры. Я убеждал ее, что должен поехать с ней и помочь выгрузить столик. Даже если кто-то нас и увидит вместе, ничего особенного не заподозрит. Ну попросила она меня столик ей помочь отвезти. Ну даже если это мой столик, и я в этом признаюсь, что за печаль? Кира настаивала, что мы должны быть осторожными, и будет лучше, если она отвезет столик сама. Я увещевал ее, что на площадке может не оказаться никого, кто мог бы ей помочь. А на самом деле мне не хотелось ждать ее в одиночестве. Да и боялся, что она потом не вернется. Кира колебалась.
Наконец, я не выдержал:
– Ты думаешь, хоть кто-то поверит, что у нас с тобой что-то есть? На персонал даже не смотрят, его не замечают.
Да, я знаю, это было жестоко. Но вообще-то это правда. Если бы я как-то активно начал за Кирой ухлестывать, люди что-то заподозрили бы, а все эти мимолетные улыбки, флирт, комплименты не являются чем-то серьезным, на что стоит обращать внимание. Кира помолчала немного и кивнула:
– Что ж. Поедем.
Мы сели в ее машину и направились на съемочную площадку. Всю дорогу молчали. Охранник, увидев автомобиль Киры, открыл ворота. Возможно, он даже не заметил меня внутри салона.
Мы подъехали к павильону, где должна была сниматься завтрашняя сцена. Кира открыла багажник, я вытащил столик и понес его, следуя за ней по пятам и любуясь ее покачивающимися бедрами. Скорей бы вернуться домой и затащить ее в постель. Если получится.
Когда я установил столик на место, открылась дверь и вошла Джейн. Я решил сделать невозмутимое лицо. В конце концов, она же видела, что я приходил к Кире домой, и знает о нашей дружбе.
– Добрый вечер, Джейн!
– Привет, Роб! Помог Кире столик установить? Спасибо! А то все рабочие уже разошлись. Я тут кое-что просматривала, задержалась.
– Помощь нужна? – осведомилась Кира.
Я поджал губы, чтобы не запротестовать. Разумеется, помогать Джейн – это работа Киры. Но у меня сейчас свои планы на Мисс Помощницу Декоратора.
– Нет-нет, я уже практически закончила, так, кое-какие мелочи. Вы езжайте.
– Спасибо, Джейн! – на радостях я чуть не расцеловал ее, но вовремя сдержался, подозревая, что буду неправильно понят.
– Спокойной ночи, Джейн! – мягко проговорила Кира и двинулась следом за мной.
– Спокойной ночи вам обоим.
Я обернулся удивленно, потому что в голосе женщины мне показалась насмешка, но начальница Киры как ни в чем не бывало спокойно смотрела нам вслед. Да нет, показалось.
Мы сели в машину, и Кира плавно выехала с территории съемочного комплекса. Уже стемнело, на небе зажигались звезды. Кира опустила окна, и ветерок, как страстный любовник, трепал ее волосы. Из радио полилась мелодия.
*(От автора: Читаем дальше под музыку)

Kiss me hard before you go
Summertime sadness
I just wanted you to know
That baby you're the best

Крепко поцелуй меня, прежде чем уйдешь,
Летняя печаль.
Я просто хотела, чтобы ты знал,
Малыш, ты – лучший.

______________________________________________________________________________

POV Кира

Я вела машину, смотрела на дорогу, но чувствовала пристальный взгляд Роба на себе и не могла понять, что произошло. Иногда я посматривала на Великолепного Засранца, надеясь, что он пояснит, почему так странно себя ведет, но он не отводил глаз и ничего не говорил. Мне бы хотелось думать, что он просто любуется мной (хотя в это и сложно поверить), но его взгляд был непонятно напряженным. Что-то не так. Что? И чем он был занят, когда попросил меня не приезжать? Может, вернулась Вероника? Может, у него была еще какая-то девушка? Может, он сейчас думает о том, как мне сказать, что я не могу сегодня у него остаться? Ох, это будет так унизительно, как будто я к нему напрашиваюсь, а он не знает, как мне отказать. Лучше уж я сама, как только довезу его до дома, сошлюсь на какие-нибудь дела и уеду. Только бы не слушать его вежливых и осторожно подобранных слов. Хватит и того, что он ясно указал мне на мое место. Конечно, он прав. Никто не поверит тому, что Роб связался с персоналом, с какой-то помощницей декоратора.

Kiss me hard before you go
Summertime sadness
I just wanted you to know
That baby you're the best

Крепко поцелуй меня, прежде чем уйдешь,
Летняя печаль.
Я просто хотела, чтобы ты знал,
Малыш, ты — лучший.


«А еще эта песня!» – нажав на педаль газа, подумала я. Она словно выдает все мои тайные мысли относительно Роба. Да, мне хочется, чтобы он поцеловал меня, крепко поцеловал, перед тем как выйти из машины и отправиться домой. Господи, ну я же ни на что не претендую! Лишь бы ему было хорошо! Я, действительно, хочу, чтобы он перестал ковыряться в себе и знал, что он лучший. Самый-самый.

I got my red dress on tonight
Dancing in the dark in the pale moonlight
Got my hair up real big beauty queen style
High heels off, I'm feeling alive

Сегодня вечером я надела свое красное платье,
Танцую в потемках, в бледном свете луны.
Я сделала прическу в стиле королев красоты.
Долой высокие каблуки, я полна жизни...


Роб вдруг неожиданно протянул руку и заправил мне прядь волос за ухо. Ох, ну да. Девушки должны ходить с красивыми прическами а-ля «королева красоты», а мои волосы растрепаны порывами ветра, и даже если я подниму стекло, уже ничто не поможет. Хотя, возможно, платье и обувь спасли бы ситуацию. От смущения я решила пошутить на эту тему.
– Жаль, я не в красном платье и не в туфлях на каблуках. Могла бы их сбросить, – О, боже, что я несу? Что подумает Роб? Скорей, скорей увести разговор в сторону: – Тебе нравятся женщины в платьях?
______________________________________________________________________________

POV Роберт

Она внимательно следила за дорогой, а я не сводил такого же пристального взгляда с ее профиля. Она, кажется, нечаянно что-то задела во мне, какой-то важный орган. Сердце? Совершенно случайно. Шла мимо, зацепила, и, не заметив, унесла с собой. Внутри у меня ныло и болело. Теперь я понимаю, почему мне нужно находиться все время около нее. Мне просто хочется быть поближе к своей недостающей части. Если я не буду рядом с Кирой, то истеку кровью. Когда я вижу ее, то мое сердце возвращается на свое место, и я начинаю жить.
Кира бросила на меня растерянный взгляд и опять посмотрела на дорогу. Но промолчала. И начала прибавлять скорость.

I got my red dress on tonight
Dancing in the dark in the pale moonlight
Got my hair up real big beauty queen style
High heels off, I'm feeling alive

Сегодня вечером я надела свое красное платье,
Танцую в потемках, в бледном свете луны.
Я сделала прическу в стиле королев красоты.
Долой высокие каблуки, я полна жизни...


Я протянул руку и заправил локон, выбившийся под порывом ветра, ей за ухо, но он снова своевольно вырвался и продолжил трепетать на ветру. Мы сейчас вернемся ко мне, и я растреплю ее волосы еще больше.
Кира опять взглянула на меня и закусила губу.
– Жаль, я не в красном платье и не на каблуках. Могла бы их сбросить, – немного нервно усмехнулась она, глядя на дорогу и на светящуюся мошкару, летящую нам на встречу. – Тебе нравятся женщины в платьях?
– Хм… – я усмехнулся. – Да, нравятся. В маленьких коктейльных обтягивающих платьях, которые легко снимаются.
Кира бросила удивленный взгляд на меня:
– Ты разбираешься в платьях?
– Не особо. Просто когда-то кто-то мне такое сказал.
– Увы, у меня даже нет платья. Не могу тебя порадовать. В смысле, здесь нет, – поправилась она. – Я же в этом городе только на время съемок, поэтому не брала много вещей, а платья – не такая уж важная вещь. Мне все равно некуда в них ходить.

Наверное, ей неловко, что она не может позволить себе купить платье. Было бы непрактично тратить столько денег на вещь, которую, может, оденешь один раз. Вот вечно я говорю, не подумав.
– А мне ты нравишься без платья. Совсем без платья, – многозначительно добавил я.
Кира мягко скользнула по моему лицу улыбкой и снова уставилась на дорогу.

Kiss me hard before you go
Summertime sadness
I just wanted you to know
That baby you're the best

Крепко поцелуй меня, прежде чем уйдешь,
Летняя печаль.
Я просто хотел, чтобы ты знала,
Детка, ты — лучшая.


Что я могу для нее сделать? Купить платье? Это так пошло и по-дурацки будет выглядеть. Как мне показать ей, что она действительно лучшая? Без красного платья, прически королевы и туфель. Туфель с острыми шпильками такой длины, которую не одобрит ни один таможенник лондонского аэропорта, приняв каблуки за холодное оружие.
Почему-то совсем не к месту вспомнилось, как Нина жаловалась, что таможенники отобрали у нее пилку для ногтей, потому что она была длиннее положенного размера. Что за черт? Почему я начинаю вспоминать бывших подружек рядом с нынешней? Я ненормален. Я не умею сохранять отношения. Я всегда все порчу. Если девушки и задерживаются около меня на некоторое время, так это их заслуга, не моя.

I've got that summertime, summertime sadness
S–s–summertime, summertime sadness
Got that summertime, summertime sadness
Oh, oh oh

Я чувствую эту летнюю... летнюю печаль.
Летнюю... летнюю печаль.
Я чувствую эту летнюю... летнюю печаль.
О, о, о...


Еще пара недель, и съемки закончатся. И с Кирой скоро все закончится. Мы расстанемся, вспоминая друг друга со светлой печалью. Почему-то эта песня наводит меня на совсем нерадостные мысли и заставляет грустить без причины.

I'm feeling' electric tonight
Cruising down the coast going' 'bout 99
Got my bad baby by my heavenly side
I know if I go, I'll die happy tonight

Сегодня ночью я взволнована.
Мчусь по побережью со скоростью 99 км/ч.
Со мной рядом мой плохой мальчик.
Знаю, что если буду продолжать, сегодня умру счастливой.


Кира нажала на педаль газа, не глядя на меня. Машина рванула вперед.
Я опять протянул руку и снова попытался заправить ее своенравный локон за ухо, потом обвел ушную раковину.
– Ты любишь плохих мальчиков? – понизив голос, спросил я.
Кира бросила на меня взгляд и усмехнулась:
– А ты плохой мальчик?

Oh, my God, I feel it in the air
Telephone wires above are sizzling like a snare
Honey I'm on fire, I feel it everywhere
Nothing scares me anymore

Боже мой, я ощущаю это в воздухе.
Телефонные провода надо мной шипят, словно барабаны.
Милый, я охвачена огнем, я чувствую это повсюду.
Меня уже ничто не пугает.


Кажется, это я горю в огне уже давно. Песня, скорость, ветер, звездная ночь, близость желанной женщины – все это смешалось в какой-то невообразимый коктейль из чувств и эмоций, который лавой распространяется по жилам и обжигает мои внутренности.

I think I'll miss you forever
Like the stars miss the sun in the morning skies
Later is better than never
Even if you're gone I'm gonna drive, drive

Думаю, мне всегда будет тебя не хватать,
Как звездам не хватает солнца на утреннем небе.
Лучше поздно, чем никогда.
Даже если уйдешь, я буду ехать, и ехать...


Почему-то представилось, что спустя много лет я буду ехать на своей машине по безлюдной трассе, а по радио будут крутить ретро-музыку, и я услышу эту песню. Я буду гнать на всей возможной скорости, чувствуя, как ветер нещадно хлещет меня по лицу, стирая и размазывая по щекам… дождь? Я буду один, и мне чего-то будет не хватать. Чего? Может быть, вот этого полного счастья, которое накрыло меня и водоворотом буйной стихии несет куда-то. Может быть, мне будет не хватать запаха жаркой пыли и остывающего асфальта? Звездного неба над головой? Ветра, сладкого от аромата ее духов? Может, мне будет не хватать ее?

I've got that summertime, summertime sadness
S–s–summertime, summertime sadness
Got that summertime, summertime sadness
Oh, oh oh

Я чувствую эту летнюю... летнюю печаль.
Летнюю... летнюю печаль.
Я чувствую эту летнюю... летнюю печаль.
О, о, о...


– Останови машину, – немного резко попросил я.
– Что случилось? – встревожено спросила Кира, сбавляя скорость.
– Ничего, просто останови, пожалуйста. Съезжай на обочину.
Кира сделала, как я просил, остановилась, заглушила мотор и недоуменно повернулась ко мне.
«Наверное, она думает, что я сумасшедший. Правильно думает», – промелькнуло у меня в голове и тут же погасло, и остались только ощущения ее горячих губ под моим наглым ртом и ее тела под моими жадными руками.

Kiss me hard before you go
Summer time sadness
I just wanted you to know
That baby you're the best

Kiss me hard before you go
Summer time sadness
I just wanted you to know
That baby you're the best

______________________________________________________________________________

POV Кира

– Роб, – прохрипела я, неимоверным усилием воли заставляя себя увернуться на секунду от его губ, – нас могут увидеть.
– Пусть.
– Нет, нельзя, – возразила я. Если он потерял голову, то пусть я буду тем человеком, который позаботится о сохранении его личной жизни в тайне. Как бы мне ни было это тяжело. – Не хватало, чтобы тебя еще какие-то папарацци сфотографировали, как с Вероникой в баре.
Это произвело на Роба отрезвляющий эффект. Он оторвался, все еще глядя на меня затуманенными глазами, и ответил хриплым голосом:
– Да, ты права. У меня дома будет удобнее.
Я мысленно перевела дух. Значит, он не собирается меня прогонять.
Я завела машину и осторожно двинулась в сторону дома Роба. Мы молчали, наверное, потому что каждый из нас не знал, что можно сказать в этой ситуации. Дальнейшая дорога прошла без происшествий. Я заехала на подъездную дорожку, а Роб сказал:
– Не глуши мотор. Я открою ворота, поставишь машину во двор.
Наконец, мы зашли в дом. Мишка сразу выскочил нам навстречу. Я наклонилась его погладить, заодно стараясь скрыть смущение. Все получается легко и естественно, когда страсть накрывает с головой, и вы начинаете целоваться, плавно переходя к занятиям сексом. Нет времени на раздумья. Или когда ваши отношения давно определены и серьезны, и вы живете вместе, то спокойное предложение пойти в постель тоже кажется естественным. Но вот в такие моменты, когда вы сами до конца не понимаете, чего же вы хотите друг от друга… Когда ваши отношения, с одной стороны, уже давно зашли за ту грань, где ведение светской беседы будет казаться скорей оскорблением и отчуждением, но, с другой стороны, вы еще сами не понимаете, что на самом деле между вами… В такие моменты вся неловкость мира сваливается вам на плечи. Я никогда не умела разрядить обстановку и всегда предоставляла возможность мужчине выпутываться из этой ситуации. Но ведь сейчас это был Роб! Мне ужасно не хотелось ставить его в неловкое положение, и я заранее мучилась от невозможности ему помочь.
– Знаете, мисс Уилсон, дорога была пыльной, – вдруг услышала я насмешливый голос Роба и подняла глаза. Он улыбался своей кривоватой улыбкой, и, как всегда, невозможно было определить, то ли он надо мной посмеивается, то ли сам от себя смущается. Скорей всего, и то и другое. Я вопросительно подняла бровь, ожидая продолжения:
– Да, пожалуй, мистер Паттинсон.
– Наверное, вы хотели бы принять душ. А так как вы, несомненно, устали, я намереваюсь предложить вам свою помощь в столь сложном и трудном деле.
Я выпрямилась, изо всех сил пытаясь сдержать расползающуюся от уха до уха улыбку. Да, я забыла. Действительно: ведь сейчас это был Роб!
– Вы бесконечно добры, мистер Паттинсон, – ответила я ему в тон, пытаясь сохранять невозмутимое выражение лица, что удавалось мне не больше, чем говорить на японском. – А я, пожалуй, буду столь бесцеремонна, что воспользуюсь обоими вашими предложениями: и душем, и помощью.
– Вот ты наглая девчонка! – заявил Роб, в два шага преодолевая расстояние между нами, – может, я рассчитывал, что ты откажешься?
Он обнял меня, и его смеющиеся глаза залили в меня порцию чего-то пьянящего.
– Вы предпочитаете грязных женщин? – я невинно приподняла брови, все еще пытаясь сдержать рвущийся наружу смех.
– Несомненно! – расхохотался Роб, подхватывая меня на руки, уволакивая в ванную комнату и оставляя в убеждении, что он вкладывал в эти слова совсем иной смысл.
Ах да! И как приятно быть маленькой и легкой.
В ванной Роб поставил меня на ноги и включил воду. Его руки заскользили по моему телу вверх, сминая ткань. Я подняла руки, облегчая ему задачу. Роб стянул с меня футболку и отложил в сторону, не отрывая взгляда от моей груди, весьма условно скрытой кружевным бюстгальтером. Я не поняла, почему он медлит, разглядывая мой лифчик, но не хотела его торопить. Его ноздри напряглись, скулы обострились, он вдруг опустился на край низкой ванны, притягивая меня к себе, пока я не оказалась стоящей между его раздвинутых ног. Роб сжал мои ноги бедрами, а руки его легли на чашечки бюстгальтера. Пальцами обеих рук он начал поглаживать мои соски прямо через ткань. Маленькие вершинки недоверчиво воспрянули, слегка натягивая кружево, и горячая волна заполнила низ моего живота. Роб сосредоточенно ласкал мои соски, захватил их пальцами прямо через лифчик, затем начал пощипывать, видимо, считая их реакцию недостаточной. Я перевела взгляд с пальцев Роба на его лицо, и мои ноги ослабели. Его глаза, полуприкрытые длиннющими ресницами, затуманились. Роб закусил нижнюю губу и чуть выдвинул челюсть. Выражение его лица выдавало такое нестерпимое желание, что внутри меня все заболело от отчаяния. Если я сейчас же, немедленно, не дам ему удовлетворение, я просто умру! Мои руки бессознательно легли на его плечи, я хотела наклониться и поцеловать Роба, но он удержал меня на расстоянии, совсем небольшом, но оно казалось мне огромной пропастью, лежащей между нами.
– Роб? – прошептала я, не понимая, чего он хочет. По-прежнему не отрывая взгляда от моих сосков, Великолепный Засранец вдруг переместил руки мне на талию, чуть откинул голову, будто скульптор, любующийся своим творением, и удовлетворенно выдохнул:
– Вот так…
Я перевела взгляд на свою грудь. Мои соски отчаянно пытались прорвать ткань бюстгальтера, желая вновь обрести то наслаждение, которого их вдруг лишили.
– Твои соски – самые красивые в мире, – пробормотал Роб. Возможно, в другой момент меня насмешило бы это заявление, но сейчас голос Великолепного Засранца, хриплый и наполненный каким-то странным чувством, буквально влил в меня расплавленное желание. И сама не понимая, что говорю, я вдруг ответила:
– Это потому что ты на них смотришь. Они такие только для тебя.
Роб неожиданно глухо застонал, и его ладони властно надавили на мою спину, поглаживая и настойчиво притягивая, пока я не подалась ему навстречу. Его лицо исказилось, словно от боли, и Роб спрятал его, уткнувшись между чашечек моего бюстгальтера. Его руки все так же с силой прижимали меня. Я нерешительно провела пальцами по его волосам, и кольцо его рук сжалось еще сильнее. И тогда я с силой прижала его голову к себе, отчаянно зажмуриваясь, чтобы не дать пролиться внезапно навернувшимся слезам, и стискивая губы, чтобы не произнести те слова, которые рвались из меня и которые, несомненно, могли бы все испортить. Меньше всего Робу нужны мои признания.
Роб вдруг приподнял голову, ослабляя мое объятие, и тут же жадно обхватил губами мой сосок, прикусывая его. От влажного жара его рта я задрожала, его зубы скорей дразнили, чем кусали, заставив меня нетерпеливо воскликнуть:
– Сильнее! О, пожалуйста, Роб!
Он чуть крепче сжал челюсть, посылая острыми иголочками возбуждение по моим нервным окончаниям. Я застонала, прижимая его голову, а Роб лихорадочно начал покрывать поцелуями мою грудь, потом переместил губы на второй сосок и так же начал его облизывать и кусать. Его пальцы впивались мне в спину, не позволяя мне отклониться, если бы я даже захотела. Возможно, я делала ему больно, вцепляясь в его волосы и коленями вжимаясь в его набухшее желание.
Удерживая меня одной рукой, Роб начал расстегивать мои джинсы. Получалось плохо, и он взялся за дело обеими руками, ртом по-прежнему не отрываясь от моих грудей. Наконец застежка была побеждена, и он начал стаскивать с меня джинсы, но те сидели туго и не поддавались. Роб недовольно замычал.
– Я сниму, – шепнула я и, отпустив его голову, принялась стягивать с себя непокорную ткань, извиваясь бедрами.
Его руки легли поверх моих и начали снимать трусики вслед за джинсами. Избавление от одежды превратилось в изощренную ласку, заставляя меня дрожать от нетерпения. Я выступила из наконец упавших к ногам джинсов. Роб вдруг резко сдернул с себя футболку, чуть не задев меня локтями, и встал. Я практически уткнулась носом ему в грудь, а он обнял меня. Руки его скользнули вниз по позвоночнику и обхватили мои ягодицы.
– Кира, сейчас… – вдруг глухо проговорил он. – Можно?.. Хочу… Сейчас…
До меня не сразу дошло, что он говорит и о чем просит, но его руки начали аккуратно, но настойчиво сдвигать меня. Роб переместил меня на свое место лицом к ванне, а сам оказался за моей спиной. Он обнял меня, прижимаясь всем телом, наклоняясь и целуя мой затылок, шею, прокладывая влажную дорожку к уху. Его горячее дыхание послало мурашки по всему телу, когда он прерывисто зашептал:
– Кира, пожалуйста… Не могу ждать… Кира… Хочу… тебя… Позволь… мне… Дай…
Он просто сумасшедший. Зачем меня просить и тратить на это время? Я наклонилась под весом его тела, опираясь руками на ванну, и нетерпеливо бросила:
– Ну, так возьми.
Он чуть отодвинулся, наклонился, целуя мою спину, и я услышала, как он расстегивает свои джинсы. Еще несколько мучительных мгновений ожидания, и я ахнула от удовольствия, почувствовав, как он наполняет меня собой.
Роб тут же остановился:
– Больно? Ты не готова?
– Нет, продолжай! – застонала я и сама подалась назад, нанизываясь на него. – Так хорошо!
Мои слова словно снесли плотину его сдержанности. Он издал низкий стон, больше похожий на глухое рычание, и начал неистово биться в меня, так сильно, что я непременно упала бы в ванну с журчащей водой, если бы он не держал меня за бедра, плотно обхватив и натягивая на себя. Секс был таким стремительным, что буквально через несколько десятков секунд Великолепный Засранец застонал, его руки на моих бедрах задрожали, и он судорожно схватился за край ванны. Роб словно обмяк, нависая надо мной, и я почувствовала, как его губы целуют мою спину. Потом он прижался ко мне щекой и грудью и замер.
Кончить я не успела, но от мысли, что Великолепному Засранцу хорошо со мной, удовольствие было таким сильным, что никакому оргазму с ним не сравниться. Но Роб, отдышавшись, зашевелился, поднялся и, выходя из меня, смущенно забормотал:
– Извини, я поторопился. Но я исправлюсь!
Он хмыкнул и отодвинулся от меня. Я обернулась и увидела, как в бачок для мусора летит презерватив.
– Да, теперь я вижу, что ты предпочитаешь грязных женщин! – усмехнулась я. – Так и не дал мне в ванну забраться.
– Да вроде бы ты была не против? – Роб, улыбаясь, поднял бровь.
– Ну, я же твоя рабыня. Исполню все, что пожелаешь! – насмешливо повторила я его движение бровью. Роб наклонил голову и загадочно посмотрел на меня исподлобья:
– Дразнишь?
– Да, – невозмутимо подтвердила я, кивнув.
Роб, рассмеявшись, почему-то смущенно отвел глаза, покачал головой, а потом, шагнув ко мне, сграбастал в охапку, подхватил, поднял и, глядя снизу вверх на мое склоненное лицо, неимоверно ласково коснулся губами моих губ. От контраста между его резкими грубыми движениями и запредельной нежностью его поцелуя во мне что-то замкнуло. Наверное, нервная система не выдержала переполнивших меня эмоций, и слезы закапали прямо Робу на лицо.
– Кира, ты что? – с тревогой спросил он, но я отчаянно замотала головой, обхватила его за шею и начала лихорадочно целовать. Только бы не начать говорить. Только бы не проговориться, как сильно, как безумно я его люблю!
______________________________________________________________________________

* Lana Del Rey – Summertime Sadness
Текст и перевод.


 
Источник: http://www.only-r.com/forum/38-86-1
Из жизни Роберта Солнышко 1411 101
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...На необитаемый остров я бы взял книгу «Улисс» — потому что только там я бы ее прочитал."
Жизнь форума
❖ Дэвид Гаррет
Парней так много...
❖ Вселенная Роба - 8
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Самая-самая-самая...
Кружит музыка...
❖ Война войной, а обед п...
Клубы по интересам.
❖ Снежная поэма
Стихи
❖ Данила Козловский
Парней так много...
❖ What would you do for ...
Последнее в фф
❖ Король и пешка. Глава ...
Герои Саги - люди
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Король и пешка. Глава ...
Герои Саги - люди
❖ LONDON inside. Глава 2...
Из жизни Роберта
❖ Король и пешка. Глава ...
Герои Саги - люди
❖ LONDON inside. Глава 1...
Из жизни Роберта
Рекомендуем!
1
Наш опрос       
Стрижки мистера Паттинсона. Выбирай!!
1. Якоб/Воды слонам
2. Эдвард/ Сумерки. Сага
3. Эрик/Космополис
4. "Под ноль+"/Берлинале
5. "Однобокая пальма"/Comic Con 2011
6. Сальвадор/ Отголоски прошлого
7. Даниэль/Дневник плохой мамаши
8. Рейнольдс/Ровер
Всего ответов: 249
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 18
Гостей: 9
Пользователей: 9
безпретензий SGA GASA Маришель Солнышко Camille Небо tamara_prizencova ana1976


Изображение
Вверх