Творчество

Я люблю Роберта Паттинсона, или Великолепный Засранец. Глава 24
22.10.2017   05:47    
Глава 24. Развлекающиеся боги

POV Кира

Я вздохнула и вполоборота развернулась к Джейн, пытаясь делать вид, что внимательно ее слушаю. Но мои глаза по-прежнему были прочно прикованы к Робу. О, он был таким красивым! Он побрился, что было удивительно, и его умопомрачительные скулы вызывали во мне состояние, близкое к помешательству. Он смеялся, общаясь с коллегами, и его белоснежные зубы сверкали в сгущающейся темноте. Белая футболка обтягивала грудь и бицепсы, и мне хотелось застонать.



И, боже мой, как же я была несчастна!
В тот вечер, когда мы устроили музыкальный салон в моей квартирке, все было так мило. По крайней мере, одному человеку из двух, находившихся там, показалось именно так. И меня даже не расстроило предложение Роба остаться друзьями. Хорошо, пусть. Зато он приходил бы ко мне, мы болтали бы о всякой всячине на моей кухне, я кормила бы его и наслаждалась тем, что он рядом. Я могу быть и просто другом.
Но после того как прозвучали последние аккорды его песни, он вдруг сказал, что ему пора, вызвал такси и быстро удалился. И хотя его уход был немного похож на бегство, вызвав во мне смутные подозрения, я попыталась успокоиться, сказав самой себе, что уже на самом деле поздно.
На следующий день я поняла, что волновалась не зря. Роб начал меня избегать. Раньше он не искал со мной общения, но мог спокойно поздороваться, когда я проходила мимо. Теперь все стало иначе. Я замечала, что он мог идти куда-то и вдруг резко изменял маршрут, если я оказывалась на его пути. За прошедшую неделю мы всего лишь несколько раз оказывались в непосредственной близости друг от друга из-за моих обязанностей на съемочной площадке, и то недолго, а Роб со мной вообще не заговаривал. Я не могла понять, что случилось. Наверное, я что-то сделала такое во время того вечера, что ему не понравилось или напугало. Может быть, не стоило петь песню Адель с признанием в любви? Может, его это напрягло, потому что он не хотел, чтобы я его преследовала своими чувствами? Но ведь он и сам потом исполнил песню, и я, пусть на секунду, поверила, что… Дура!
Ох! Наверное, сначала он спел безо всякой задней мысли и только потом понял, как слова звучат со стороны, испугался, что все это может зайти слишком далеко, и решил больше со мной не общаться. И мне некого винить в этом, кроме себя самой.
– … и я не пойму. Роб увлекся Кирой?
– Что? – я очнулась. Сквозь стену моих мыслей наконец-то пробился голос Джейн, и то только благодаря тому, что она упомянула Роба.
– Посмотри, – недовольно проговорила моя начальница.
Я и так целый вечер не сводила с Роба глаз. Но, видимо, я была слишком увлечена своими переживаниями. После слов Джейн я обратила внимание на окружение мистера Великолепного Засранца и только сейчас заметила, что он сидит рядом с Кирой Найтли, обнимает ее за плечи, и они мило о чем-то беседуют, склонив головы друг к другу и улыбаясь, как заговорщики.
Мне сразу вспомнилось, как Роб зашел за мисс Найтли в ее трейлер, и они куда-то вместе уехали на его машине. Тогда я не поверила, что между ними есть что-то большее, чем дружба, но сейчас… Мне стали вспоминаться и другие моменты, как они довольно пикантно подшучивали друг над другом во время съемок и прочие мелочи. Значит ли, что я была слепа? Неужели между ними что-то есть? Но ведь у Роба есть Вероника! «Ну и что? – тут же возник голос Сэма в голове. – Вероника не помешала ему переспать с тобой. Почему это должно мешать ему спать с Кирой? С еще одной Кирой. Может, он коллекцию собирает. И он просто соврал, что не изменяет своей девушке. Ты ему надоела, вот он и избавился от тебя вежливо».
Да, похоже, что дела обстоят именно так. Я поднесла бокал к губам. Может, алкоголь хоть чуть-чуть притупит боль, сворачивающую внутренности в комок.
– Не думала, что Роб будет так … – Джейн замолчала на полуслове.
– У него есть девушка, – ответила я, лишь бы что-то сказать. – Роб всегда мило общается с представительницами прекрасного пола. Это ни о чем не говорит.
– Да? – с сомнением спросила Джейн. – Ну-ну.
К чему относилось ее «ну-ну», я не поняла, но уточнять не стала. Тут мою начальницу позвали, и она оставила меня в одиночестве, чему я несказанно обрадовалась. Я очень жалела, что пошла на вечеринку, устроенную в честь дня рождения одного из актеров. Чувствовать себя лишней и к тому же бракованной деталью в слаженном механизме было неприятно. Хотя, если бы я осталась дома, мне было бы еще хуже. Не знать, что тут происходит, и позволять своему мазохистскому воображению придумывать картины одна болезненнее другой... Это было бы невыносимо.
Я отошла за кусты чамиза, обрамляющие террасу: теперь меня трудно будет увидеть с импровизированной танцевальной площадки. Я прислонилась к перилам – отсюда открывался потрясающий вид – и снова поднесла бокал к губам. Напьюсь. Это будет самым лучшим выходом.
– Скучаешь? – услышала я за спиной и напряглась. Тома и его приставаний мне как раз не хватало для полного счастья.
– Нет.
Парень подошел и встал рядом со мной, опершись спиной на перила, так что оказался лицом к танцплощадке, где разворачивалось основное действо вечеринки.
Он молчал, и меня это вполне устраивало. Хотя было бы лучше, если бы он испарился. Правда, через некоторое время я стала о нем забывать, но ему понадобилось все испортить:
– И зачем он к Кире клеится? – вопрос был задан тихо, словно не мне. Как будто Том разговаривал сам с собой.
Я обернулась и посмотрела в том же направлении, пытаясь понять, о ком он говорит.
На танцплощадке было много народа, но, разумеется, раз речь шла о Кире, Том подразумевал «клеющегося» к ней Роба, ибо именно они сейчас покачивались под медленную мелодию, продолжая о чем-то болтать и улыбаться друг другу.
– Он с ней танцует. Что тут такого? – я поставила себе пять баллов за невозмутимый тон.
– Он целый вечер от нее не отходит. Нет, я, конечно, могу понять Киру. Он известный, популярный, богатый, красивый. Сексуальный, – Том фыркнул. – Но ему-то Кира зачем, я вот этого понять не могу!
Хм, как интересно!
– Том, а почему тебя это волнует? – осторожно спросила я, предвкушая интригу. – Кира взрослая женщина. Думаю, она и сама может разобраться.
Он хмуро взглянул на меня. Вздохнул, так что его мощная грудь вздулась перед моим носом.
– Кажется, я лишнего выпил. Болтаю невесть что.
– Я никому не скажу.
Он опять бросил на меня косой взгляд.
– Хорошо, отвечу. Но смотри, ты обещала. Мы с Кирой знакомы с детства. Я дружил с ее старшим братом. Вот у меня и осталась привычка ее опекать.
– И зачем делать из этого тайну? Почему не хочешь, чтобы кто-то знал, что вы давно дружите?
– Кто она и кто я? – его голос прозвучал непривычно горько для весельчака Тома. – Не хочу, чтобы кто-то думал, что я с ней общаюсь только потому, что она звезда.
«Вот так-так! – подумала я про себя. – Кажется, Том влюблен! Очень интересно! Зачем он тогда ко мне приставал? Только портил все и под ногами мешался! Хотя… Если бы не Том, возможно, у меня никогда ничего не было бы с Робом».
Я положила руку на внушительный локоть:
– Том, не расстраивайся. Я не думаю, что Кира всерьез интересуется Робом. Они просто развлекаются. Паттинсон не будет изменять своей девушке.
– Да откуда тебе знать? – отмахнулся Том и вдруг замер, внимательно посмотрев на меня, а потом протянул:
– Поня-а-атно.
– Что тебе понятно? – напряглась я, убирая руку с его локтя.
– Он тебя отшил, да?
Я отвернулась, потому что на глаза вдруг совсем некстати навернулись слезы. Но Том обнял меня и повернул к себе. Мне пришлось отодвинуть в сторону руку с бокалом, чтобы нечаянно не выплеснуть на него шампанское. – Дурочка, не расстраивайся. Он тебе не нужен. На самом деле не такой уж он хороший, как вы все о нем фантазируете.
– Кто мы? – недовольно спросила я.
– Влюбленные в него женщины.
– А кто мне нужен, ты? – разозлилась я.
Том виновато вздохнул и прижал меня покрепче:
– Нет. И я тебе не нужен. Ты прости меня. Я ведь просто так с тобой флиртовал. Видел, что ты не воспринимаешь меня всерьез, вот и подумал, что это для меня безопасный вариант.
Ну вот. Двойка мне за умение разбираться в людях.
– Ты так сильно любишь Киру?
– Только попробуй такое кому-нибудь сказать, я тебе голову оторву, – невесело усмехнулся Том.
– Моя тайна за твою тайну.
– Договорились.
И вдруг он наклонил голову и начал меня целовать. Его поступок совершенно не вязался со всем тем, о чем мы сейчас говорили, и я так опешила, что не знала, как реагировать.
– О, Боже! – восклицание за спиной подтолкнуло меня, и я уперлась свободной рукой Тому в грудь, но он уже отпускал меня. Я обернулась и увидела, как Кира Найтли, растерянно пролепетав:
– Извините, мы не хотели вам мешать, – быстро пошла прочь.
А подошедший вместе с ней Роб, заложив одну руку в карман, все так же неподвижно стоял на месте, и его глаза странно блестели в свете фонаря.
Потом он как-то неопределенно сказал:
– Мне кажется, мисс Найтли чем-то расстроена.
Том взглянул на него исподлобья, потом посмотрел на меня и, неожиданно тепло улыбнувшись, сказал:
– Извини, я покину тебя на минутку.
– Да, конечно, – автоматически кивнула я, и Том быстрым шагом двинулся в направлении, куда в темноту ускользнула моя знаменитая тезка.
Остались я и Роб. «Сейчас и он развернется и уйдет», – подумала я, но он, немного помедлив, будто сомневаясь, нерешительно подошел ко мне и встал рядом.
Я не смотрела на него, нервно покачивая шампанское в бокале, потом решила, что стоит допить.
– Тебе ведь не нужен Том.
Я поперхнулась и закашлялась. Роб похлопал меня по спине.
– Что ты сказал? – я подняла на него глаза.
– Извини, – он усмехнулся, имея ввиду, что я из-за него подавилась.
– Не уводи разговор в сторону. К чему ты про Тома?
– А что, он тебе нужен? – Роб саркастически приподнял одну бровь.
– Нет.
– Тогда зачем с ним целовалась?
– А тебе не все ли равно?
– Хотел бы я, чтобы мне было все равно.
Эм?
Алкоголь ударил мне в голову.
– Я тебя не понимаю вовсе! – раздраженно вздохнула я. – То ты говоришь, что не изменяешь своей девушке, потом тянешь меня в постель…
– Тс, тише! – прошептал Роб, невольно подвигаясь ко мне. – Услышат.
Я понизила голос, внезапно задрожавший от его близости, и продолжила:
– Упрекаешь в том, что я тебе изменяю. Расспрашиваешь насчет несуществующего ребенка. Потом извиняешься, предлагаешь быть друзьями и сразу начинаешь меня избегать. Я просто не знаю, как на тебя реагировать.
– М-да, – протянул Роб. – В твоем пересказе я вообще каким-то придурком выгляжу. Наверное, так и есть.
– Опять прикалываешься, – расстроено вздохнула я. – Никогда не можешь быть серьезным.
– Прости, – абсолютно серьезно ответил Роб. – Дурацкая привычка. Я отвечу. – Он помолчал, как будто собирался с духом, а я успела за это время несколько раз рассыпаться на атомы и снова сформироваться в человека. – Насчет друзей я предложил искренне. Я не могу сейчас бросить Веронику. Даже не потому, что я к ней что-то чувствую, просто сейчас неудачное для этого время. И я ничего не могу тебе дать, кроме случайных встреч. А ты заслуживаешь большего. И я подумал, что если мы продолжим общаться по-дружески, это будет наилучшим решением проблемы. Но когда я сидел у тебя, я вдруг понял, что… – он сделал паузу, будто мучительно подбирал слова. – Я вдруг понял… Я не знаю, как сказать лучше, чтобы тебя не обидеть… В общем, не получается у меня быть тебе другом. Я сижу рядом с тобой и даже не слышу, что ты говоришь, у меня в мыслях только желание затащить тебя в постель. Я как озабоченный подросток, самому смешно. И получается, что я сам не могу выполнить то, что предлагаю. Я рано или поздно сорвусь и опять займусь с тобой сексом. А именно этого я и хотел бы избежать. Ты заслуживаешь лучшей участи, чем быть … – он замолчал. – В общем, я подумал, что самое правильное, что я могу сделать, это оставить тебя в покое.
– Тьфу ты, черт, Эдвард Каллен хренов! – возмутилась я.
– Что? – от неожиданности прыснул от смеха Роб.
– Ты бы, прежде чем принимать решения, у меня спросил, чего хочу я.
– Ну, нет. Я боюсь, что если ты начнешь меня убеждать в том, что я не прав, я тебе поддамся. Я потому и старался тебя избегать, чтобы не пришлось объясняться. Я не буду с тобой спать, пока у меня есть девушка. Позволь мне хоть в этом сохранить уважение к себе. А раз я не могу сдерживаться, когда я рядом с тобой, я буду стараться держаться от тебя подальше. Прости. Только ты знай, что я избегаю тебя не потому что ты чем-то плоха для меня. Как раз наоборот. Ты слишком хороша для такого рода отношений, которые я могу тебе предложить. Прости.
Он наклонился, коснулся губами моего лба и провел рукой по спине.
– Прости.
И ушел.
А вот теперь я точно напьюсь.
Том вернулся, когда я уже еле держалась на ногах. Мне показался он каким-то взъерошенным, словно у него была выбита почва из-под ног. Но не могу ручаться, так как реальность я воспринимала сквозь туман, напрочь отключивший мне мозги. Помощник оператора молча обнял меня и поволок к своей машине. Я не сопротивлялась и, кажется, даже ничего не говорила. Он, как куль, свалил меня на сиденье, сел за руль и повез меня в неизвестном направлении. Мне было все равно, куда мы едем, но автоматически я все же задала вопрос, на что получила лаконичный ответ:
– К тебе домой.
Ко мне, так ко мне.
Я очнулась от того, что Том начал не особенно аккуратно вытаскивать меня из машины. Потом подхватил, обнял и поволок в мой подъезд. Я с трудом перебирала ногами, он практически нес меня на себе. Дотащил до квартиры. Дождался, пока я открою дверь, и, наконец, нарушил молчание:
– Надеюсь, дальше справишься, – он начал спускаться вниз по лестнице.
– Т-том, спасибо, – еле выговорила я ему вслед.
Он обернулся и вдруг очень жизнерадостно улыбнулся, став похожим на прежнего Тома:
– Не за что.
Он помахал мне рукой и продолжил спускаться.
А я доплелась до кровати, еле-еле разделась и, рухнув в нее, сразу же отключилась.
______________________________________________________________________________

POV Роберт

Я сидел в трейлере во время перерыва и прокручивал в голове произошедшие события, будто старую запись. Не знаю, как мне удалось заставить себя отойти от вредной мисс Помощницы Декоратора вчера вечером. Второе дыхание открылось, не иначе. Хотелось быть с ней рядом, пусть даже не прикасаться, не целовать, а просто дышать с ней одним воздухом. Она была зла, а меня неимоверно возбуждало, как она гневно сверкала глазами, высказывая свои упреки. Она была расстроена, и мне хотелось обнять ее и утешать, как маленькую, шепча милые глупости ей в волосы. Она была пьяна, а я все еще прекрасно помнил, как классно бывает, когда ее барьеры снимает алкоголь. Но я убрался в тень и оттуда, опустошая очередную бутылку пива, наблюдал за моей Кирой. Пил сам и смотрел, как методично и планомерно напивается она.
Сегодня я уже от нескольких человек получил намеки и завуалированные подшучивания насчет моих взаимоотношений с мисс Найтли. Люди расценили наше вчерашнее общение с ней весьма однозначно. Но только они все ошибались, потому что целью устроенного нами показательного выступления было желание Киры отомстить Тому. Перед этим она напомнила о моем обещании пофлиртовать с мисс Ассистентом Декоратора. От ее внимательных глаз не укрылось то, что я последнее время стал девушку избегать. Пришлось срочно что-то придумывать, не мог же я рассказать правду! Я, мысленно попросив прощения у моей Киры, нагло соврал. Сказал, что попытался поухаживать за мисс Помощницей Декоратора, но та мои ухаживания восприняла слишком серьезно. И теперь мне приходится ее избегать, чтобы не давать ложных надежд. Кира Найтли расстроилась. Последнее время Том все больше отдалялся от нее, не отзывался на ее просьбы, придумывая какие-то неубедительные отговорки. Наверное, с ее стороны это был жест отчаяния. Из серии «пусть мне будет больнее». Она решила разорвать вялотекущие непонятные взаимоотношения с Томом, поставив жирную точку. Я вызвался ей помочь.
Я весь вечер не отходил от своей партнерши по фильму. Хотя краем глаза постоянно держал в поле зрения мою Киру. Это уже было привычкой: как только я появлялся на съемочной площадке, автоматически искал ее. А если ее не было, не находил себе места. Я старался не приближаться к ней, я уходил подальше, избегая встречаться с ее глазами. Я боялся, что она спросит, почему я так странно себя веду, боялся, что увижу немой упрек в ее взгляде. И тут же, как мазохист, начинал украдкой ее рассматривать. Но, как ни странно, ее присутствие делало меня спокойнее и увереннее. Мне важно было чувствовать, что она рядом. Как только она появлялась на площадке, я испытывал небывалый подъем и играл так, что даже сам себе начинал удивляться.
Вот и вчера, танцуя с Кирой Найтли, я постоянно искал глазами Киру Уилсон. Она казалась мне точкой отсчета, словно весь мир крутился вокруг нее. Меня немного пугало такое положение вещей. Но я успокаивал себя тем, что хорошо держусь, что до конца съемок осталось немного. Они закончатся, и мы больше никогда не встретимся. И мое наваждение пройдет.
Я не задумывался, почему мне так важно постоянно знать, где она, просто принимал как данность. Она спряталась за кустами, но мой рост позволял мне видеть ее макушку. Поэтому я сразу же заметил, как Том подошел к моей Кире. Я приготовился злиться и неожиданно с удивлением осознал, что не испытываю никакого негатива. Может, я исправляюсь и буду не таким ревнивым, как раньше? Может, научусь доверять девушкам? Кире это, наверняка, понравилось бы.
Я перевел взгляд на другую Киру, которую держал в объятиях, автоматически улыбнулся ей. Она что-то сказала, но я уже не слышал, потому что мне вдруг пришла в голову одна идея.
– Давай прогуляемся, – предложил я ей и повел к террасе за кустами. Я видел парочку, облюбовавшую это место. Но моя спутница их не видела, и потому для нее стало ударом, когда перед нею предстал Том, целующий помощницу декоратора. Мисс Найтли не успела принять невозмутимый вид и позорно сбежала с места событий. Я молча смотрел на Тома, впервые почувствовав к нему нечто вроде симпатии. Его рост, несомненно, позволил ему увидеть наше приближение, и этот неожиданный поцелуй, которым он озадачил мою Киру, был сделан специально на показ. Даже забавно. Мы все играем в одну и ту же игру с известными всем правилами. Только призы каждый хочет получить свои. Я сделал следующий ход, прокомментировав «расстройство» мисс Найтли. Том подхватил брошенный ему мяч и тут же отправился следом за своим призом, подтвердив мои подозрения.
Что там было дальше между ними мне, разумеется, неизвестно. Но могу догадываться. Видимо, они все-таки осмелились поговорить по душам. Через некоторое время я нашел их, сидящих рядышком и о чем-то воркующих. Но, увы, мне пришлось разорвать их тет-а-тет.
– Кира, прости, я вынужден украсть у тебя Тома. Том, хочу попросить тебя об одной услуге. Мисс Уилсон слишком много выпила. Мог бы ты отвезти ее домой?
– Почему не ты?
– Пожалуйста.
Кира пристально поглядела на меня и перевела взгляд на Тома:
– Отвези, Том. Я подожду тебя.
И когда парень, хмурясь, все же поплелся за моей Кирой, мисс Найтли сказала мне:
– Спасибо, Роб! Если бы не ты…
– Всегда пожалуйста, – не очень вежливо перебил я, но видеть ее счастливое лицо мне сейчас было невыносимо. У них все хорошо, а я сам закрыл дверь в свое счастье. Ну, счастье – это слишком громко сказано. Мисс Уилсон – не самое главное в моей жизни. Но лишить себя собственными руками не только возможности видеть ее обнаженной в своей постели, но и просто любоваться ее подвижным лицом, пить ее кофе и слушать ее рассуждения обо всякой ерунде… Мазохист я. Теперь я это точно знаю…
Мои воспоминания прервались стуком в дверь трейлера. Видимо, перерыв закончился, и меня вызывают на площадку. Я поднялся и открыл дверь.
– Привет, Роб, – сказала Вероника.
______________________________________________________________________________

POV Кира

– Кира, Алан сказал, что будет досъемка сцены соблазнения. Я уже проверила реквизит, все на месте, кроме сервировочного столика. Это ведь ты его откуда-то привозила? – голос Джейн, обычно мягкий, сейчас словно сверлом врезался мне в мозги.
Опять этот сервировочный столик. Покоя от него нет. Я чуть не застонала и едва удержалась, чтобы не сжать голову руками, уже представляя, как трещина бежит, разветвляясь, раскалывая череп.
– Да, я. И когда он нужен?
– Послезавтра. Ты можешь его завтра привезти, чтобы мы с вечера могли оформить площадку?
«И где я его возьму? – мрачно подумала я. – Опять обращаться к Робу?»
– Да, конечно привезу, – ответ была дан максимально беззаботным голосом. Надеюсь, что теперь-то уж Джейн оставит меня в покое.
Она, разумеется, начала квохтать о том, куда я вчера пропала, интересовалась, кто помог мне добраться домой, беспокоилась о моем самочувствии. Я, стыдясь своей неожиданной неприязни к ее вниманию, постаралась вежливо ответить, но продолжать разговор не было никакого желания. Голова казалась раздутой. «Будет прикольно, если она лопнет», – зло думала я. От малейшего движения темнело в глазах и при мысли о еде начинало тошнить. Зато вчера голова была пустой и туманной, и все мои страхи были смыты реками спиртного, которое я сознательно залила в себя.
Но все хорошее когда-нибудь заканчивается. И сейчас мне некуда было деться от наглых мыслей, ногой отворявших дверь в мое сознание, причем эта дверь умудрялась гулко хлопать, заставляя меня морщиться.
Роб. Ох, нет: мистер Роберт Паттинсон. Сногсшибательный засранец. Вот он, перед глазами.



Стоит с Аланом, засунув руки в карманы, и сосредоточенно слушает режиссера. Куда мне от него деться? Как избавиться от желания подойти к нему и разгладить пальцем морщинку между бровей? Как запретить себе разглядывать его руки, бесстыдно открытые завернутыми рукавами рубашки? Как заставить забыть ощущение волосков на них под моими ладонями?



Я думала раньше, что я сумасшедшая фанатка. Оказывается, то была лишь начальная стадия. Вот теперь я действительно одержима им. Он влез мне под кожу, проник в каждую клетку меня, я не смогла бы выдрать его из себя даже с мясом и кровью, потому что он и есть мои плоть и кровь. Он навсегда во мне. Он – мои мысли и чувства, моя головная боль и отчаянная радость. Только теперь я поняла, что сумасшедшей фанаткой быть гораздо проще. Быть до безумия влюбленной женщиной гораздо сложнее.
Возможно, мне было бы легче, если бы я смогла на него разозлиться или обидеться. Но не получалось. Даже то, как он вчера дал мне отставку, заставляло меня любить его еще сильнее. Он никогда не подойдет ко мне, не скажет даже пары ничего не значащих вежливых фраз, он отказался от меня, и это убивало меня, рвало сердце на части. Но тут же живительным бальзамом на раны ложились его слова о том, что я слишком хороша для тех отношений, которые он мог бы мне предложить. От удовольствия внутренности начинали плавиться, и в то же время мне хотелось закричать от отчаяния. Нет, Роб, нет! Я не хороша! Я согласна на все, что ты мог бы мне предложить. Я могу быть чашкой в твоих руках или ковриком у твоих ног, любой вещью, на которые ты не обращаешь внимания, но которые безнаказанно могут находиться рядом с тобой. В ответ на этот изголодавшийся крик моего естества просыпался холодный «Сэм», голос разума, который с сарказмом начинал убеждать меня в том, что Роб всего лишь повел себя как джентльмен. Разорвал отношения с девушкой, при этом польстив ее самолюбию, чтобы окончательно не растоптать. И что было бы глупо верить в его искренность. Но я упрямилась и возражала, что Роб мог бы вообще ничего не говорить. Мог даже не подходить ко мне вчера вечером. Избегал же он меня неделю, мог избегать и дальше. А еще его слова давали надежду. Маленькую, наивную, но надежду. Он сказал: «Я не буду с тобой спать, пока у меня есть девушка». Но ведь девушка может… уйти? Конечно, маловероятно, что Вероника бросит Роба. Сам Роб не мог перестать с ней встречаться на данном этапе. Но можно же помечать!
Нет, нельзя! Боги, видимо, возмутились моим фантазиям и тут же решили опустить меня с небес на землю, убив мою скромную надежду напрочь. Во время перерыва, пока Роб отдыхал в трейлере, а я поправляла обстановку на площадке, Фемида решила мне явиться в обличьи высокой красивой девушки с черными волосами. К Робу приехала Вероника.
______________________________________________________________________________

POV Роберт

– Привет, Роб! – сказала Вероника и вошла в трейлер, так и не дождавшись моего ответа. Я тупо смотрел на нее.
– Я не предупредила, что прилетаю. Решила сделать сюрприз.
– Он удался, – наконец-то пришел в себя я.
В голове было звеняще пусто, когда я наблюдал, как она расхаживает по трейлеру, что-то трогая, переставляя безо всякой цели, потом садится, расправляя юбку на коленях. И вдруг вид ее коленок с четкой ясностью позволил мне осознать удручающую истину. Вероника приехала ко мне. Она моя девушка. После съемок мы поедем ко мне домой, и она ляжет в мою постель. А я этого не хочу.
Я что, заболел? Я не хочу заняться сексом с красивой девушкой? Не хочу. Это ужасно, это странно, но не хочу. И, кажется, я знаю, кого благодарить за такие странности в моих мыслях и чувствах. Только не могу же я сказать Веронике, что я не буду с ней спать? Как я ей это объясню?
– Ты надолго? – я решил нарушить невежливое молчание.
«Скажи “нет”, пожалуйста!»
– Нет.
«Благодарю тебя, господи!»
– Нет? А съемки закончились?
– Да. Съемки закончились. Роб… – Вероника мялась, не зная, как продолжить.
Это уже интересно.
– Роб, нам нужно поговорить.
Начало не слишком оригинальное.
– О чем?
– О наших отношениях.
– И?
– Здесь, конечно, не самое лучшее место для разговора. Но с другой стороны, зачем тянуть. Роб, понимаешь, я долго думала… Мне кажется, наши отношения не те, что прежде.
– Допустим. И что дальше? – мое сердце забилось в предвкушении.
– Может, нам стоит сделать паузу в отношениях, отдохнуть друг от друга?
Я не верил своим ушам. Нет, я сплю. Реальность не может быть такой прекрасной!
– Но как мы можем расстаться? Реклама фильма, и особенно твоего рекламного ролика завязана на наших отношениях.
– Мы можем продолжать делать вид, что встречаемся. Сделаем все нужные выходы в рамках промо. И никому даже знать не обязательно, что в наших отношениях что-то изменилось. Вот я сегодня приехала, покручусь на съемочной площадке. Уедем вместе, чтобы нас папарацци засняли. Я поеду в аэропорт, а ты – куда хочешь.
Как сладко звучит: «куда хочешь»!
– Ты приехала только для того, чтобы сказать мне это?
– Роб, ты не обижайся, – нерешительно начала Вероника. – Но мне показалось, что ты тоже не слишком рад был нашим отношениям последнее время. Может быть, через некоторое время мы поймем, что нам все же лучше вместе, чем порознь. Но пока…
– Ты права. Нам действительно стоит дать друг другу отдых, – я старался не показывать, как меня радует ее предложение. Женщины – существа странные. Не дай бог, она увидит, что я не страдаю, возьмет, да из чувства обиды и передумает. – Будем созваниваться и договариваться о следующих встречах.
«Я свободен! Я свободен!» – ликовал я, направляясь из аэропорта домой. Я проводил свою уже бывшую девушку на самолет и был безумно счастлив. У меня теперь нет девушки. Я свободен, а значит, могу быть более свободным в отношениях. И что теперь? У меня в голове тут же нарисовался образ стройной девушки с аппетитной попкой, дерзко стоящими сосками и неуловимым, постоянно меняющимся выражением лица. Хочу к ней. Хочу ее. И что, я вот сейчас прямо поеду к Кире? И что скажу?
Я приуныл. Не могу же я приехать к ней после вчерашнего! Только вчера я сказал, что не могу быть ей другом. Только вчера я сказал, что не буду с ней спать. Только вчера я строил из себя джентльмена, отказываясь от нее. И вот сегодня приду к ней и скажу: «Пойдем в постель?» Она фыркнет и укажет мне путь, куда, по ее мнению, я должен отправиться. Только вчера она мне высказала вполне справедливые упреки насчет моих поступков. Я был непоследователен и постоянно ставил ее в неловкое положение. И вот сегодня я опять намереваюсь сделать то же самое. Я придурок. Но я так ее хочу!
Это так странно. В твоей жизни появляется девушка, на которую ты долго не обращаешь внимания, считаешь ее некрасивой, относишься с пренебрежением. Но что-то происходит между вами, и внезапно ты понимаешь, что она занимает так много места в твоей жизни и в твоих мыслях. Что меняется? Почему некрасивое прежде лицо теперь кажется неимоверно притягательным, и невозможно оторваться и не смотреть на него, боясь пропустить хоть одну из быстро проскальзывающих эмоций? Почему ее сбивчивую ранее речь теперь хочется слушать постоянно, восхищаясь необычными выражениями, сравнениями и ассоциациями? Все дело в сексуальной привлекательности? Или, как говорят, «химии»? Но где была эта химия, когда я впервые увидел Киру? Ведь ничего не дрогнуло в душе. Ни сердце не забилось, как пишут в романах, ни дыхание не перехватило. Даже член в штанах не зашевелился. Ничего! А сейчас…
Но чего я хочу от Киры? Секса, конечно, хочу. И, наверное, не только его. Но наши отношения все равно ненадолго, только до окончания съемок. И что я могу ей предложить?
Ведь ничего не изменилось. По-прежнему Вероника остается моей официальной девушкой. И я обязан буду скрывать свои отношения с Кирой. Ото всех. Она сможет получить только меня. В постели. И больше нигде. Кто она будет по статусу? Тайная любовница? Сомневаюсь, что это ее устроит. Но может, попробовать ей предложить? Вдруг она не будет против? «Эгоист» – отозвался внутренний голос. Захотелось побиться головой об стенку – может, поможет?
Путь до дома был не таким уж и длинным. Но затраченного на размышления времени хватило на полную смену цветовой гаммы моего настроения. И не добавляло ярких оттенков осознание, что я сам загнал себя в эту ловушку. Мне нечего предложить Кире. Остается терпеть до конца съемок. И попрощаться с ней.
Хорошо, что Миранда уже ушла. Не придется цеплять вежливое выражение на лицо. Мишка повилял хвостом, встречая меня, но увидев, что я не в настроении, оставил меня в покое и куда-то удрал.
Я переоделся, вытащил из холодильника бутылку пива и…
Я не успел начать предаваться своим грустным мыслям, так как телефон зазвонил. И уже по мелодии я понял, кто это. Моя маленькая мисс Помощница Декоратора.
– Да, Кира? – внезапно дрогнувшим голосом отозвался я.
– П-привет, Роб, – опять она заикается. – Я не п-помешала?
– Да нет. Сижу вот, скучаю. Я рад, что ты позвонила.
И это не обычная вежливость. На самом деле рад. Я физически ощущал, как внутри черные краски сменяются разноцветными, будто кто-то взялся за кисточку и лихорадочно начал водить ею по мрачному холсту.
– Я п-по делу. Послезавтра на съемочной площадке нужен будет сервировочный столик. Мне уже с вечера нужно подготовить все. Я так поняла, что ты не хочешь сам привозить его на площадку. Если хочешь, я м-могла бы заехать к тебе и забрать его. Когда тебе будет у-удобно. Если не п-помешаю.
Я чуть не запрыгал до потолка. Каким богам помолиться за такой подарок судьбы? Я чувствовал, как трясутся руки от переполнивших меня чувств и боялся, что так же будет дрожать голос. Глубоко вздохнул, пытаясь успокоиться. Актерское мастерство сейчас как никогда кстати.
– Нет, Кира, не помешаешь. Можешь приехать в любое время. Хоть сейчас. Я буду дома.
Где-то там далеко, на том конце разговора замолчали. Я затаил дыхание, тревожась, что сейчас что-нибудь сорвется.
– Роб, – нерешительно начала Кира.
– Да, я слушаю, – как можно мягче сказал я, боясь ее спугнуть.
– Я… Я не хотела бы в-встречаться с Вероникой. Ты мог бы сказать, когда ее не будет?

Эта чертова кукла, видимо, владеет запрещенными приемами, причиняющими боль на расстоянии. От ее слов сдавило сердце.
– Ты можешь приехать в любой момент. Вероника сейчас в самолете и уже далеко отсюда. – И тут мозг услужливо подсказал идею: – она бросила меня.
– Что? Как? – Кира растерялась, ее речь стала сбивчивой сильнее обычного. И вдруг после паузы голос ее окреп:
– Роб? – мягко позвала она. – Ты очень расстроен?
Господи, как стыдно-то! Я не заслужил целовать землю под ее ногами!
– Ну… Я бы не хотел говорить об этом по телефону, – промямлил я.
– Я скоро буду.
– Адрес помнишь?
– Да, – и я почувствовал, что она улыбается в трубку.
______________________________________________________________________________

POV Кира

Видимо, боги были на моей стороне, потому что мне не попался ни один полицейский, который бы решил меня оштрафовать за превышение скорости. И все равно мне казалось, что я еду слишком медленно, так как моя душа давно уже порывалась полететь на крыльях впереди моего бренного тела.
Вероника бросила Роба. Я не знала, смеяться или плакать. Немного было жаль Великолепного Засранца, но в основном мной владели мысли, далекие от сочувствия. Мой «Сэм» пытался урезонить меня, охладить мой пыл, напоминая, что Паттинсон совершенно не обязательно расценит уход Вероники как повод начать что-то со мной. Но Роб сказал, что рад тому, что я позвонила. Он мог ничего не сообщать о том, что Вероника его бросила. И, кажется, он действительно не против, что я приеду.
Мне действительно нужен был этот чертов сервировочный столик. Но я долго уговаривала себя позвонить Робу и боялась. Не хотела, чтобы он счел, что я навязываюсь. А потому ужасно нервничала и запиналась, когда говорила с ним по телефону. Но, кажется, судьба была в этот раз на моей стороне. Только я подумала об этом, мне стало страшно. Сколько раз я была вознесена Робом на небеса и ненадолго начинала верить, что счастье возможно? И каждый раз реальность грубо сбрасывала меня на землю. Я так боюсь, что сейчас произойдет то же самое.
Я подъехала к его дому, поднялась на крыльцо, но не успела нажать на звонок, так как Роб распахнул дверь. Мишка выскочил навстречу и начал прыгать вокруг меня. Я была слишком взбудоражена, чтобы обращать на него внимание, поэтому ему пришлось довольствоваться мимолетной лаской.
– Мишка, свали. Не хватало еще, чтобы ты опять что-нибудь вытворил, – Роб весело ругнулся на пса, а мне стало тепло от его слов. Он тоже помнил мой прошлый приезд.
Я вошла в холл, нервничая и не зная, что сказать. Может, мистер Великолепный Засранец сейчас просто вручит мне этот столик, и я вынуждена буду уехать?
– Проходи в гостиную. Сейчас кофе будем пить.
Кажется, Роб не настроен меня сразу выгонять. Приятно.
Я уселась на диван в гостиной, на то же самое место, где сидела в прошлый раз. Мишка с собачьей непосредственностью запрыгнул рядом и уложил голову мне на колени, несомненно считая, что оказал мне великую честь.
– Ты такой же засранец, как твой хозяин, – тихонько засмеялась я, почесывая его за ушами и стараясь, чтобы меня не услышал Роб, ушедший за кофе.
Мишка согласно вздохнул. Но все же ему пришлось убраться, так как вернувшийся хозяин посчитал, что его питомец нам мешает, и увел того на кухню, пообещав что-то вкусное.
Наконец мы остались совсем одни. Самый красивый мужчина на свете подал мне чашку с сервировочного столика, и, взяв свою, уселся рядом со мной. Я чувствовала, как дрожат мои руки, и, пытаясь отвлечь внимание Роба, сказала:
– Ты расстроен из-за Вероники? Если хочешь поговорить об этом, я готова выслушать.
Я чувствовала его колено, нечаянное коснувшееся моего, когда он подался ко мне. Я видела его слишком внимательные глаза, которые будто проникали в те мои мысли, которые я хотела бы скрыть. Я уже понимала, что погибла, но еще упрямо отводила взгляд, продолжала барахтаться, надеясь, что выплыву.



– Если честно, – тихо произнес сидящий рядом мужчина, окончательно лишая меня разума, – я совершенно не хочу говорить о Веронике.
Его голос звучал так, будто он хотел сказать нечто другое. Я непроизвольно посмотрела прямо ему в глаза, пытаясь понять то, что он не договорил. И утонула. Захлебнулась.



Горячая волна накрыла меня с головой, когда вдруг я поняла, что Роб наклоняется ко мне. Он приблизил лицо и замер, продолжая топить меня в омутах своих глаз. Его губы застыли в дюйме от моих.
– Мы опять обольемся кофе, – прошептала я.
– Ты против? – так же тихо спросил он, не глядя опустив свою чашку на столик, а потом забрав из ослабевших пальцев мою.
– Нет, я за, – выдохнула я, и, кажется, Роб понял, что я говорила совсем не о горячем напитке, так как сделал то, чего я больше всего хотела. Начал меня целовать.

 
Источник: http://only-r.com/forum/36-86-1
Из жизни Роберта Солнышко 1583 100
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Мой отец отправил меня в театральный кружок. Я немного помогал за сценой. Однажды исполнитель главной роли не пришел и поэтому мне дали его роль, по стечению обстоятельств, в этот вечер туда же пришел агент."
Жизнь форума
❖ GifoMania Часть 2
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Вселенная Роба - 8
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Фильмы,которые мы посм...
Фильм,фильм,фильм.
❖ В постели с мечтой.
Из жизни Роберта (18+)
❖ Король и пешка
Герои Саги - люди (16+)
❖ Флудилка 2
Anti
❖ Самая-самая-самая...
Кружит музыка...
Последнее в фф
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Ковен Знамений. Глава ...
Переводы
❖ Он разгадал мою печаль...
Стихи.
❖ Осенние стихи
Стихи.
❖ Предложение
Стихи.
❖ Король и пешка. Ауттей...
Герои Саги - люди
Рекомендуем!
4
Наш опрос       
Какой поисковой системой вы обычно пользуетесь?
1. Яндекс
2. Google
3. Mail
4. Прочие
5. Рамблер
6. Aol
7. Yahoo
Всего ответов: 174
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 9
Гостей: 8
Пользователей: 1
зайка


Изображение
Вверх