Творчество

Я люблю Роберта Паттинсона, или Великолепный Засранец. Глава 21
22.05.2017   20:34    
Глава 21. Любви больше нет

POV Роберт

Я валялся на кровати в Bowery Hotel, невидящими глазами пялясь в окно.

По моей тихой просьбе номер мне заказали подальше от номера Вероники. На всякий случай. И вот сейчас я ждал вечера, когда после сегодняшних рекламных съемок она приведет себя в порядок, и мы отправимся на вечеринку, задуманную для благотворительных целей. Если честно, я боялся, что Вероника позовет меня к себе на съемки, потому что захочет и там похвастать своим статусом официальной девушки и продемонстрировать меня окружающим. Но, к моему большому облегчению, она мне заявила по телефону, что мы увидимся только вечером, и я был благодарен ей за это.
В дверь постучали. Пришлось вставать и плестись открывать, втайне надеясь, что это не моя девушка решила появиться так рано. В номер решительным шагом, даже не глядя на меня, вторглась Стефани. Она присела к столу у окна, достала какие-то бумаги, заглянула в них.
– Интервью завтра, в 3 часа дня. Успеешь придти в себя. Сегодня идешь на вечеринку с Вероникой и не вздумай отказываться. Все обговорено, сделаны нужные заявления. Тебя с ней будут фотографировать.
– Стеф…
– И не говори мне ничего! С тобой невозможно работать последнее время. То целуешься с девушкой на виду у всех, то вдруг отказываешься от нее. И, между прочим, твое настроение и на игре сказывается. Алан отмечает ее неровность последнее время. И не хмурься. Я знаю, ты уже придумываешь оправдания. Ты же их все равно не произнесешь, но мне прекрасно известно, о чем ты думаешь. Я верю, что тебе несладко. Я верю, что ты запутался и не знаешь, чего хочешь. Я знаю тебя как свои пять пальцев,…
«Как четыре», – мысленно огрызнулся я.
– … и я все вижу…
Я с опаской посмотрел на нее.
– … Ты расстроен, что кто-то подставил тебя с этими фотками,…
«Уф, слава богу!»
– … подавлен. Тебе кажется, что никому не можешь доверять. Но работать все равно нужно, пойми. Твоя карьера не будет ждать, пока ты тут своим переживаниям будешь предаваться.
– Стеф, ты со мной, как с ребенком разговариваешь. Я все это понимаю и так.
– Да не похоже, что понимаешь. Вот почему ты упрямишься? Почему ты не хочешь идти с Вероникой на вечеринку?
– А вдруг я заболел? – предположил я. Меня немного смешило, что Стефани убеждает меня делать то, с чем я уже смирился и собирался сделать в любом случае.
– Если при смерти будешь, я тебя все равно заставлю идти!
Я хмыкнул:
– Ну, спасибо!
– Пожалуйста! – мой агент усмехнулась. – Роберт, давай так. Напрягись на пару дней. Сходишь сегодня на вечеринку, попозируешь с мисс Нортон, посветишься там. Кстати там будет много полезных людей. А завтра интервью. И после него ты улетишь назад на съемки и отдохнешь и от Вероники, и от меня.
Я вздохнул.
– Да куда я денусь от тебя?
Ничего нельзя сделать, и мне все равно придется идти. Но я не хочу признавать Веронику своей девушкой. Правда, мои слова ничего не изменят и не смогут поколебать общественного мнения о том, что мы пара. Но, видимо, это была последняя черта, которую мне не хотелось пересекать: таким способом я оставлял себе возможность для отступления. А если не сказал прямо, значит, и не соврал.
– Стеф, давай договоримся так. Я пойду на вечеринку с Вероникой. Но предупреди на интервью, чтобы не спрашивали о личной жизни. Я не буду подтверждать, что мы пара.
Мой агент уставилась на меня, не произнося при этом ни слова.
– Что? – не выдержал я.
– Ничего. Хорошо. Можешь уходить от ответов, но чтобы это не было явно. Чтобы те, кому этого хочется, посчитали, что вы пара.
Я кивнул. Ладно, хоть так.
Пока мы ехали на вечеринку, Вероника болтала без умолку. Я не особо вслушивался, предоставляя ей возможность беседовать со Стефани, а сам внимательно разглядывал свою девушку. Ее поведение было необычным, казалось, будто она нервничает. Но я не мог допустить такой мысли. Она так редко бывает взвинченной, а сейчас я не видел для этого причин. Мне казалось, что она должна быть счастлива, что наконец-то добилась своего, и теперь может меня представить, как своего парня. Но счастья в ее поведении не наблюдалось. Видимо, я склонен переоценивать свою значимость для нее. Я улыбнулся своим мыслям и решил вступить в разговор:
– Когда вы снимете ролик?
Девушка укоризненно взглянула на меня.
– Роб, я уже десять минут об этом рассказываю. Мы уже много сняли. Но идея очень сложная. Может, еще пару дней поработаем. И фотосет остался.
Да уж, спросил, называется. Надо выкручиваться. Кажется, она ничего про Тимберлейка не говорила?
– А как с Джастином отношения сложились? Ты что-то про него ничего не говоришь. Мне уже начинать ревновать? – я усмехнулся, давая понять, что это шутка.
Но Вероника вдруг как-то странно стушевалась и промямлила что-то типа: «Да все нормально, снимаемся».
Не успел я удивиться, она заулыбалась и решила перевести разговор на другое:
– Да что мы все обо мне? Как ты? Как съемки?
– Съемки нормально. По графику.
Она помолчала, будто не зная, как продолжить разговор. Стефани усердно делала вид, что ее интересует городской пейзаж, проносящийся за окнами.
– А почему ты все-таки не сказал мне, что вылетаешь в Нью-Йорк? – Вероника, наконец, придумала, что сказать.
– Я же говорил: хотел сделать сюрприз. А откуда ты узнала, что я лечу? Что за таинственные источники?
– Догадайся! – лукаво улыбнулась моя девушка и, не сдержавшись, тут же призналась: – Миранда сказала, когда мы с ней в очередной раз созванивались.
– А, ну да. Даже удивительно, моя домработница с тобой поддерживает более теплые отношения, чем со мной.
– Ты преувеличиваешь! – засмеялась Вероника. – Она тебя очень любит! Но с тобой же не поговоришь о всяких женских вещах, а меня она воспринимает как дочь. Ей всегда хотелось иметь дочку. А мне – такую заботливую маму.
Тут Ника отвернулась и стала смотреть в окно. Но мы уже подъехали, и нам пришлось натягивать улыбки на лица и выходить из машины.
___________________________________________________________________________
Я обнимал свою девушку, демонстрируя окружающим приветливую маску вместо лица. Каждый щелчок фотоаппарата был похож на передергивание затвора. Словно меня расстреливали. Еще кадр, еще один, еще. И завтра это будет в интернете на всех новостных сайтах о кино. Все-таки какая ерунда: люди теперь интересуются не самими фильмами, а личной жизнью актеров. Я повел Веронику к диванчикам в дальний угол, чтобы она могла отдохнуть. На самом деле меня привлек тот факт, что в том месте было гораздо темнее, чем во всем зале: может, хоть там к нам будет меньше внимания.
Я уселся рядом с ней, а сам продолжал предаваться своим не очень радостным размышлениям. Вероника прильнула ко мне, и я, чтобы не обижать, обнял ее. Фотки появятся в интернете завтра, и завтра же одна молодая женщина по имени Кира зайдет в интернет и случайно наткнется на них.
«Ну и почему это так тебя беспокоит? Думаешь, она расстроится? Будет тебя ревновать?»
Нет, не думаю. Просто не хочется выглядеть в ее глазах идиотом, а я буду выглядеть именно так. Я упрекнул ее в том, что у нее есть какие-то мифические мужчины помимо меня. Кстати, а вдруг нет? Может, действительно, Тому она отказывала, а Сэм… Ну мало ли, может, он в самом деле для нее сейчас просто друг. А у меня есть официальная женщина, и я демонстрирую ее перед всеми. Получается, что я лицемер. И что обо мне подумает Кира? Я не только не смогу в ее постель вернуться, я еще и упаду в ее глазах. Она даже дружеские отношения не захочет со мной поддерживать. Если свою ревность и собственничество я хоть как-то мог бы попробовать объяснить, то лицемерие оправдать мне никак не удастся. Что же делать? А что если предупредить ее об этих фотографиях еще до того, как она их увидит? Если сказать, что это делается по договоренности, и к самой Кире не имеет никакого отношения? А еще надо бы извиниться за свое поведение и за свои слова. Может, тогда эта засранка перестанет на меня сердиться? Сердце расправило крылья.
– Извини, детка, я вспомнил, мне нужно позвонить, – я улыбнулся ласково Веронике и на радостях чмокнул ее в висок. Настроение стремительно взмыло вверх. Дин, увидев, что я двинулся к выходу, пошел было за мной, но я показал ему телефон, поясняя, что иду звонить, и он остался. Я спешно покинул шумное помещение и вышел в холл, нашел закуток и трясущимися пальцами набрал номер Киры. Долго слушал длинные гудки. «Девочка моя, ну подойди к телефону, пожалуйста!» Наконец произошло соединение, и я недоуменно замер, услышав насмешливый мужской голос:
– Резиденция Киры Уилсон. Готов слушать вас с превеликим вниманием.
Кажется, в тот момент у меня не было ни одной мысли в голове. Я от растерянности впал в ступор и молчал. Голос стал еще более насмешливым:
– Алло? Вы потеряли дар речи? Надеюсь, не я стал причиной этого несчастья?
Я идиот! Прощения у нее хотел просить. Если бы я позавчера не устроил ей скандал, мы наверняка опять оказались бы в постели, все шло именно к этому. А сегодня у нее какой-то мужчина, который запросто отвечает по ее телефону. И кто она после этого? Какие еще доказательства нужны?
Мужской голос неожиданно стал серьезным:
– Для особо стеснительных и молчаливых сообщаю: Кира не может сейчас подойти к телефону, она в ванной. Перезвоните примерно через полчаса, и она будет к вашим услугам. Или лучше через час, чтоб уж наверняка.
Я отключил разговор, так и не произнеся ни слова.
Она в ванной. А он, видимо, сидит в комнате на разложенном диване и ждет ее. У нас уже глубокая ночь, а у них поздний вечер, и думаю, он у нее не «просто в гостях».
Я стоял, глядя в пустоту, сжимая телефон в руке.
«Ну-ну, ты еще раскроши его!» – хмыкнул мой внутренний голос. Внезапно возникшие ассоциации с похожей сценой в «Новолунии» меня взбесили. Мне уже гораздо реже напоминали о роли, которая принесла мне славу и возможность стать тем, кто я есть сейчас. Отчасти я благодарен Эдварду Каллену, за то что он, образно выражаясь, вывел меня в люди. И все же упоминания о блестящем вампире продолжали меня злить. Я уже давно не тот, кем был когда-то, и помимо этого персонажа у меня есть куча других ролей. Но сейчас, сейчас моим врагом оказался мой собственный внутренний голос? И на что он мне намекает? Я такой же тряпка, как Эдвард?
Ну, уж нет! Надо взять себя в руки. Не буду же я переживать из-за какой-то дамочки, с которой разок переспал?
Я вернулся в зал и увидел, что Вероника сидит одна, будто потерянная. Я никогда ее такой не видел. Не думаю, что дело в том, что я уходил звонить. Тогда что? Я огляделся. Невдалеке стояла съемочная команда рекламного ролика. Тимберлейк что-то увлеченно рассказывал, рядом с ним всплескивала руками девушка, которая, как я знал из рассказов Вероники, также снималась вместе с ними и была по совместительству девушкой Джастина. Впрочем, их отношения не были подтверждены официально. Она, как и все остальные вокруг, заливисто хохотала над его шутками.
Я подошел к своей девушке. Она взглянула на меня и, как мне показалось, обрадовалась. Словно я отсутствовал не десять минут, а как минимум неделю.
– Знаешь, Роб, мне тут уже надоело. Может, уйдем?
– Я же еще не пообщался с твоими коллегами. Пойдем, представишь меня им, я еще не всех знаю.
Вероника замялась:
– Ну, я хотела выйти. В туалет. Может, ты сам к ним подойдешь?
Я с сомнением посмотрел на нее. Что-то не так.
– Рассказывай.
– Ты о чем? – она попыталась улыбнуться. У нее почти получилось. Почти.
– Почему боишься подходить к ним. Какие-то конфликты?
– Да нет, с чего ты взял? Все нормально.
– Да? Ну, тогда идем к ним?
– Ну… Пойдем, – она опять попыталась улыбнуться и встала. Я остановил ее, взяв за локоть:
– Вероника, расскажи.
Она быстро взглянула на меня, будто хотела что-то сказать, но отвела взгляд. Выражение нерешительности на ее лице мгновенно исчезло, и я уже сомневался, что оно мне не показалось.
– Роб, все нормально, правда. Я уже устала и не хотела ни с кем общаться, но если ты хочешь…
Я засомневался. Может и правда, просто уйти? Вернемся с ней в отель. Придем ко мне в номер…
К нам подошла Стефани:
– Роберт, можно тебя на минутку? Извини, Вероника.
Как только мы отошли в такое место, где нас не могли подслушать, мой агент повернулась ко мне:
– Разумеется, на вечеринках не принято говорить о делах. Но я на всякий случай тебя предупрежу. Команда рекламы, в которой снимается Вероника, хочет продвигать ролик через твой фильм. И возможно, поговорят с тобой, как с одним из продюсеров. Для тебя это тоже будет реклама. Так что советую тебе принять предложение. Сегодня они, конечно, не будут с тобой прямо об этом говорить, но я хочу, чтоб ты был в курсе и общался с ними в нужном контексте.
Я внимательно посмотрел на своего агента, переваривая известие:
– Так, может, ты и замысел знаешь? Каким боком их реклама относится к нашему фильму? Если просто показать духи, которыми пользуется героиня, для этого не нужен ролик. Как они свою концепцию хотят включить в сюжет фильма?
– Да откуда же мне о замысле знать? Они его держат в секрете. Это конфиденциальная информация – про продвижение ролика. Может, еще все отменится. Сам про это не начинай говорить, если не упомянут.
М-да, интересно, откуда Стеф знает эту неофициальную информацию? Чем дальше, тем загадочнее.
– Хорошо, теперь буду в курсе, – невозмутимо кивнул я и собрался уже возвратиться к Веронике.
– Роб, я не поняла, ты против, что ли?
– Я еще подумаю. Как-то это неожиданно.
Стефани вздохнула:
– Подумай.
Возвращаясь к Веронике, я решил сделать крюк, чтобы взять ей выпивку, а на самом деле, чтобы была возможность подумать. Все очень странно. Вероника ведет себя необычно. Вдруг оказывается, что ролик, в котором она снимается, хотят продвигать в моем фильме. Наверняка будут строить пиар-кампанию на наших отношениях, и, видимо, рассчитывают, что я не откажусь, помогу своей девушке. Но почему они хотят обратиться ко мне только сейчас? Обычно о продвижении договариваются на более раннем этапе. Я уже почти подошел к Веронике, когда у меня мелькнула одна догадка. А что если те мои фотографии, выложенные в интернет, и были сняты для того, чтобы я вынужден был признать отношения, на которых впоследствии можно было строить пиар-кампанию? Я так и замер с бокалами в руках перед своей девушкой.
– Роб? – Вероника протянула руку и взяла у меня предназначавшийся ей бокал.
Да нет, не может быть. Слишком сложная комбинация. Хотя почему нет? Но тогда, получается, Вероника все равно виновата.
Я мысленно нахмурился, но постарался, чтобы на лице этого не отразилось, и произнес:
– Пойдем к твоим коллегам, поболтаем. Представишь меня тем, с кем я еще не знаком.
Мне показалось, что Вероника опять напряглась, но кивнула и, взяв меня под руку, направилась к группе веселящихся товарищей. В другой момент, почувствовав, что она нервничает, я бы постарался выяснить, в чем дело, и уж точно не стал бы ее заставлять делать что-то, что ей неприятно. Но сейчас, в свете только что полученной информации, у меня возникли подозрения, которые мне хотелось проверить.
Как только мы подошли к компании, мне показалось, что они все как-то странно замолчали. Как будто разговоры, которые велись до этого, не были предназначены для наших ушей. Или только для моих? Или я сам себя накручиваю, и ничего этого нет?
Вероника, отпустив мой локоть, поприветствовала компанию и представила меня:
– Роберт на сегодняшней вечеринке просто исполняет роль моего парня. Так что разговоры о делах забудьте.
Я мысленно поморщился, но виду не подал, а начал приветствовать всех по очереди.
Режиссер Йохан Ренк и Тимберлейк одновременно протянули мне руки. Я по очереди пожал их, при этом мне почудилось, что Джастин был напряжен. Алиса, его девушка, заулыбалась и полезла ко мне обниматься. Я покосился на Тимберлейка, но он в этот момент взглянул на Веронику. Зачем? Я посмотрел на свою девушку и успел перехватить брошенный на меня странный взгляд. Ревнует? Непонятно. От спутанных мыслей, а так же от объятий девицы Тимберлейка меня отвлек продюсер ролика.
– Роберт, рад с вами познакомиться. И могу сказать, что отчасти завидую вам. Вероника – безупречная красавица и настолько талантлива! Уверен, вы гордитесь ею!
«Безупречная красавица» вновь взяла меня под руку. Я открыл было рот для ответа, попутно размышляя, что сказать, чтобы и Веронику похвалить, и не подтвердить официально наши отношения, как в разговор вступила Алиса.
– Мы как раз обсуждали недавно, что не все модели могут сниматься в рекламных роликах, так как они все же не актрисы и не обладают актерским мастерством. Как здорово, что Вероника обладает талантом, и ей не нужно опираться на связи. Потому что какая-нибудь другая выскочка на ее месте обязательно воспользовалась для собственного продвижения тем, что ее имя связывают с именем Роберта Паттинсона.
Обсуждаемая «талантливая модель» отпустила мою руку и едва заметно отстранилась. Ладно, может, Веронику и подбили заявить о наших отношениях ради продвижения рекламы с ее участием, но, думаю, больше ее прельщала сама идея сделать наши отношения официальными. Как бы там ни было, виновата она или нет, я не дам всяким актрисулькам вытирать об нее ноги. Я только хотел вступиться, но моя тигрица опередила меня:
– Ох, Алиса, ты мне льстишь! – начала Вероника, и от меда в ее голосе у меня свело зубы. – Разумеется, я и вполовину не так талантлива, как ты, и актерским мастерством твоего уровня я не обладаю. Поэтому мне все же приходится хвастаться отношениями с Робертом, тогда как тебе совершенно не обязательно представляться девушкой какого-нибудь известного и популярного актера, ну, например, такого как Джастин Тимберлейк.
Эх, люблю я людей, которые могут так изящно класть противника на лопатки.
Для закрепления эффекта я обнял Веронику и доверительно сообщил:
– Алиса, я с вами совершенно согласен. Вероника необычайно талантлива. Не каждая актриса может похвастать таким актерским мастерством, как у нее, – и я улыбнулся невинно, глядя прямо в глаза девице Тимберлейка. Я думал, что Джастин подхватит эстафету и попытается заступиться за свою девушку, но в разговор опять вмешался продюсер:
– Нам очень повезло заполучить двух таких потрясающих леди в этот рекламный ролик. А как идут съемки вашего нового фильма, Роберт?
– Прекрасно, спасибо. Мы опережаем график, закончим недели через две.
Я почувствовал, как Вероника удивленно взглянула на меня, и чуть стиснул ее рукой, давая понять, чтобы не вмешивалась в разговор.
– Вот как? – переспросил продюсер и замолчал. Как его зовут, Ник, что ли? Не запомнил его имени.
Разговор перешел на менее острые темы, а я, приняв ленивый, беззаботный вид, потягивал шампанское и наблюдал краем глаза за этим… Ником? Ждал его дальнейшего шага. И он оправдал мои ожидания.
– Роберт, могли бы мы с вами переговорить с глазу на глаз?
– Да, конечно, – с готовностью кивнул я, перехватил обеспокоенный взгляд Вероники и успокаивающе улыбнулся ей:
– Ты побудешь тут? Я скоро вернусь.
Ей ничего не оставалось, как кивнуть.
Мы с этим Ником как-его-там отошли в сторону.
– Может, присядем?
– Мне и так вполне удобно.
Он оглянулся по сторонам, и, убедившись, что поблизости никого нет, завел разговор. Что ж, я не ошибся.
– Роберт, не буду ходить вокруг да около. Я понимаю, что сейчас не самое удачное время для решения деловых вопросов, но Вероника упоминала, что ты завтра уедешь из Нью-Йорка, а мне хотелось бы обсудить этот вопрос лично, а не по телефону, интернету или с помощью каких-то других средств связи. Дело в том, что это связано с твоим новым фильмом. А раз ты говоришь, что вы скоро закончите съемки, я вынужден безотлагательно сделать тебе одно предложение. Нам пришло в голову, что рекламный ролик духов было бы здорово показать в твоем фильме. На мой взгляд, это удачный ход для всех нас, и для тебя в том числе. Разумеется, мы заплатим за рекламу, но мне кажется, для вашего проекта это будет здорово не только в плане вливания денежных средств. Это будет взаимная реклама. Мы будем ролик крутить по телевизору и сделаем акцент на том, что этот же ролик показывают в твоей картине. И что Вероника Нортон, которая снимается в рекламе духов, является девушкой Роберта Паттинсона, исполнителя главной роли в фильме. Ты прекрасно знаешь, как упоминания об отношениях привлекают внимание. И вашей работе это тоже будет на пользу.
– Я не понял, каким образом вы хотите показать ваш ролик в нашем фильме? – наконец подал я голос.
– У нас потрясающая идея. В одной из сцен героиня фильма может смотреть этот ролик по телевизору. Разумеется, вашему сценаристу нужно будет внести поправки в сценарий, чтобы это было уместно и смотрелось логично, в контексте. Product placement обычно страдает навязчивостью, в данном случае мы хотим этого избежать.
Я молчал, переваривая услышанное. Спасибо Стефани, что предупредила, и все же времени оказалось недостаточно, чтобы я мог принять правильное решение. Да, звучит все более чем привлекательно, и идея, кажется, неплохая. И, конечно же, это будет выгодно не только рекламе духов, но и фильму, повысит популярность Вероники и мою, разумеется. Все замечательно. Кроме одного «но». Реклама будет строиться на наших отношениях. А я именно этого и хотел избежать.
– Так что, Роберт? – не выдержал Ник.
– Сейчас я не готов принять решение. Я должен обсудить это с генеральным продюсером.
– Да, разумеется. Но я думаю, что никто не будет против, особенно, если ты опишешь все выгоды, которые несет наше предложение.
«Угу. Ты надеешься, что я ухвачусь за твое предложение, потому что это, прежде всего, выгодно мне. А генеральный продюсер пойдет мне навстречу. Но я-то пока не уверен в своей выгоде».
Я ответил, что обязательно дам знать о решении, и мы, мило улыбаясь друг другу и обмениваясь приветствиями со всеми встречными, вернулись к нашей компании.
___________________________________________________________________________

POV Кира


Выйдя из ванной, я сразу увидела странный взгляд Сэма.
– Давай, колись, что случилось.
– Очень заметно? – усмехнулся Сэм, но так невесело, что я забеспокоилась уже всерьез.
– Говори!
– Кажется, твой Паттинсон звонил.
– Что? – недоуменно вскинулась я, чувствуя, как замирает сердце.
– Кто-то позвонил, номер высветился цифрами. Я ответил и в благодарность получил только напряженное молчание. Но связь была нормальная, даже слышалась музыка вдалеке, как будто какая-то вечеринка идет. Я сказал, что ты в ванной, но мой неразговорчивый собеседник отключился.
Я бросилась к своему телефону и посмотрела историю звонков. Да, это номер Роба. Он высвечивался цифрами, потому что я не стала сохранять его в контактах. Мало ли мой телефон случайно попадет в чьи-то руки? Я не имею права компрометировать мистера Великолепного Засранца. Поэтому я просто вызубрила его номер и могла набирать по памяти. Что же теперь делать? Я не была готова к такому повороту событий. Я думала, Роб будет меня избегать, а он спрашивал про меня у Джейн вчера, сегодня позвонил, но вместо меня наткнулся на Сэма. И что бы я теперь ни говорила, Роб мне не поверит. Потому что получается, что его упреки в непостоянстве в мой адрес были уместны. Ну, во всяком случае, в его глазах это будет выглядеть именно так.
– Зачем ты ответил на звонок? – тихо спросила я Сэма.
– По привычке. Я же всегда отвечал на звонки, когда ты не могла подойти к телефону.
– Врешь.
– Вру, – невозмутимо согласился Сэм.
– Значит, специально?
– Конечно.
Я отвернулась, чтобы незаметно стереть неожиданно навернувшуюся слезу.
– Вот только не нужно устраивать трагедию из пустяка. Ему будет полезно тебя поревновать, – заявил Сэм. Я промолчала.
– Ну что ты как маленькая девочка, – опять подал голос мой бывший. – Скажешь ему, что к тебе в гости брат приезжал.
– Да не буду я оправдываться! – разозлилась я.
– А кто тебе говорит про оправдания? Просто при нем на съемочной площадке упомянешь про приезд брата в разговоре с другими людьми.
Я обернулась к Сэму:
– Не делай из него дурака. Я не настолько хорошая актриса, чтобы изобразить все это безупречно, и он заподозрит обман. Да и не хочу я врать. Если он мне не доверяет, это уже никакими оправданиями не изменить.
– Нет, ну будь же справедливой. Ты ждешь от него слишком многого. Любой парень приревновал бы, если бы позвонил ночью своей девушке, а мужской голос ответил бы, что та в ванной.
– Ты бы не приревновал.
– А ты со мной не сравнивай. Я идеален.
Невольно я расхохоталась.
– Сэм, ты прелесть!
– Я знаю, – и его неожиданно теплая улыбка согрела меня.
___________________________________________________________________________

POV Роберт

Ночь близилась к утру, а вечеринка – к своему завершению. Я давно потерял Веронику из виду, общаясь с разными людьми, но сейчас необходимо было ее найти. Поиски мои завершились на открытой террасе. Вероника стояла, прислонившись к ограждению, и мне показалось, что ей плохо.
– Детка, все в порядке? – спросил я, обнимая ее со спины.
Ника дернулась от неожиданности, но осознав, что это я, повернулась и обмякла в моих руках. Она была уже сильно пьяна.
– Едем в гостиницу? – спросил я.
Вероника кивнула, но вдруг уткнулась в мое плечо и заплакала. Это неожиданно сильно тронуло меня. Я прижал ее к себе, стал поглаживать по спине, и тут, как назло, память услужливо подсунула воспоминания о том, как Кира точно так же плакала в моих объятиях, касаясь мокрой щекой моей голой груди, и пряди ее волос щекотали меня. Время потекло вспять. Планеты вращались против своих орбит, кометы сталкивались, распыляясь миллионами брызг. А я стоял в темной тесной прихожей и держал в руках хрупкую девушку, словно самое большое сокровище. Все было иначе. Прерывистое дыхание, влага на ее ресницах, притягательный изгиб ее губ. Пульсация крови, древним как мир ритмом отстукивающая секунды. Мое внезапное жгучее желание, сдавливающее грудную клетку и делающее неудобными джинсы. И ее отзывчивая податливость, заставляющая верить, что ты нужен, что ты любим, что ты единственный, кому позволено быть так близко. Я чуть не заскрипел зубами. «Не хочу думать про эту сучку. Пусть трахается, с кем хочет, это ее проблемы».
– Милая, что случилось?
Вероника помотала головой.
– Ни-ничего не… не случилось, – она всхлипывала, едва выговаривая слова, цеплялась своим идеальным маникюром за мою одежду. – Ро-Роб, по-поедем домой! – она подняла голову. Блестящие капли на ресницах, зовущий взгляд, приоткрытые губы… Повинуясь импульсу, я наклонил голову и прижался губами, чувствуя, что мне возвращают поцелуй. Но даже нарастающее возбуждение не могло перекрыть ужаса от внезапного осознания: я не был уверен, кого именно сейчас целую.
___________________________________________________________________________

Вероника спала. Я вышел на балкон во внутренний дворик, и, глядя на занимающийся рассвет, закурил. Так и не смог избавиться от этой привычки.



Ну что ж, теперь легче вздохнуть. Я принял решение – остаюсь с Вероникой. Теперь все будет проще. Неважно, что она не вызывает во мне тех чувств, как прежде. Наверное, все пары переживают кризисы в своих отношениях. И, наверное, так было нужно – увлечься другой девушкой, чтобы сравнить и понять, что Вероника мне нужнее. Мы понимаем друг друга с полуслова, тогда как Киру я никогда не мог понять и все время делал что-то не то. С Вероникой мы из одной среды, мы знаем правила игры и умеем по ним играть. Она красива, умна, потрясающе сложена: все мужчины будут мне завидовать. Немного развлекся с Кирой, глотнул свободы и хватит. Думаю, она и переживать не будет. Я для нее один из многих. Даже не звезда Роберт Паттинсон, к которому ей удалось забраться в постель ради того, чтобы потешить свое эго и похвастаться, а просто очередной любовник, про которого она быстро забудет. И если я буду делать вид, что ничего не было, и общаться только по работе, думаю, она поступит так же. Уже сегодня вечером я улечу назад, а завтра начну работать. Все войдет в привычную колею. Съемки, обсуждения сцен с Аланом, перекуры с Джейком, шутливые перепалки с Кирой Найтли…
«Роб, ты поможешь мне? Пофлиртуешь с Кирой?»
А я ведь пообещал. Ну… Скажу, что обстоятельства изменились.
«Я бы даже забеременела от него, если бы знала, что могу его удержать таким способом!»
Сердце подскочило к горлу. Почему я вспомнил об этом только сейчас? А вдруг моя Кира все-таки забеременела? Скорей всего, она и сама еще не знает об этом, слишком мало времени прошло. А может, знает? Может, она сделала это специально? Для чего? Зачем ей ребенок от меня, если она ничего не хочет иметь со мной? Может, просто хочет денег? Но если у нее много мужчин, откуда у нее будет уверенность, что это мой ребенок? А может, это и не мой ребенок, а она просто попросит денег на аборт? А если попросит, я ей дам? А если это чужой ребенок? А если мой? А если это мой ребенок? Сын или дочь? А если она захочет его оставить? А я чего хочу? Вспомнились Том с Сиенной. Хотя Старридж всегда уверял, что это их совместное решение – завести ребенка, я почему-то всегда думал, что он просто делает хорошую мину при плохой игре. Скорей всего, Сиенна забеременела случайно. А может, и не случайно, может, и хотела этого ребенка. Забеременела и поставила Тома перед фактом. А он, как джентльмен, разумеется, принял его и решил воспитывать, и, наверное, даже не заикнулся об аборте. Мне стало как-то неловко перед самим собой. Я готов убить своего ребенка? И тут же разозлился. Черт побери эту Киру! Сколько проблем из-за нее! И что меня спровоцировало переспать с ней? Всего один раз, а последствия могут быть непоправимыми. Как я умудрился забыть про контрацепцию? Всегда ведь за этим следил. Все у меня с ней наперекосяк!
Мысли о ее возможной беременности жгли, и я понял, что если прямо сейчас не выясню этот вопрос, выгорю изнутри дотла. Я взглянул на часы: у Киры еще ночь, но я не могу ждать утра, мне нужно знать сейчас! Я набрал ее номер, боясь передумать и мысленно готовясь услышать голос ее парня. Ну и плевать на него! В конце концов, Кира может быть беременна моим ребенком. Но в этот раз трубку взяла она сама.
– Да?
– Это Роб. Привет. Извини, что разбудил, забыл про разницу во времени.
– Да, я тебя узнала. Привет. Ты звонил вечером?
– Да, я… Я хотел извиниться за все, что наговорил тебе на днях. Но еще… Я хотел спросить у тебя одну вещь. Ты можешь сейчас говорить?
Долгая пауза, и я зажмурился, боясь услышать ее ответ.
– Да, могу. Что ты хотел узнать? – мне показалось, что она заговорила со мной гораздо мягче, видимо, после моих извинений.
– Я… Я ведь тогда совсем потерял голову и не предохранялся, когда мы с тобой… В общем, я хотел спросить, а ты предохраняешься как-нибудь?
Кира помедлила и произнесла:
– Нет.
Тихий ужас.
– Ты можешь быть беременна?
Затянувшаяся пауза давила на барабанные перепонки.
– Кира?
– А если я отвечу утвердительно, что тогда?
– Ты думаешь, что беременна? – ахнул я. Вспомнил свои мысли и ляпнул: – А ты уверена, что ребенок от меня?
Уже произнеся эти слова, я ужаснулся тому, как они прозвучали, и попытался оправдаться:
– В смысле…
Но Кира не дала мне договорить. Внезапно ледяным тоном она ответила:
– Твои опасения напрасны. Тебе в этом смысле от меня ничего не грозит. Всего хорошего.
И повесила трубку.
Боже, что я нес? Надо извиниться. Я опять набрал номер Киры, но после гудков мне ответил вчерашний мужской голос:
– Кира сейчас не может говорить. Я могу чем-то помочь?
– Нет, спасибо, – зло ответил я.
– Вот и отлично. У нас утро еще не скоро, так что спокойной ночи.
И он отключился.
Да пошла она к черту! Я хотел как лучше, а она…
«А что она? У нее есть парень, у тебя девушка. Все нормально»
Да, все нормально. У меня есть девушка. Я пережил приключение с Кирой, и пора о ней забыть. Перевернуть страницу. С этими мыслями я отправился в постель под бок к Веронике, попутно подумав, что стоит все же предохраняться и с ней с помощью презервативов. А то вдруг Вероника захочет, как и Кира Найтли, привязать меня к себе с помощью беременности, якобы забыв принять вовремя таблетки. А становиться отцом я сейчас не готов.
___________________________________________________________________________

Я стоял в толпе, толпе до горизонта, которая как огромный спрут, шевелила щупальцами и протягивала их ко мне. Поклонники, фотографы, репортеры, сборщики автографов, просто зеваки... Все они что-то кричали, да так, что у меня закладывало уши. Как будто я погружался на большую глубину. Как будто слышал все сквозь вату. Пространство сжималось вокруг меня. Спрут протягивал свои щупальца, обвивался вокруг меня и душил, душил, выдавливая воздух из легких. А на каждом щупальце вместо присосок лица, лица, лица. Орущие, восторженные, аффектированные, искаженные, как будто их владельцы бьются в религиозном экстазе, безумно похожие на персонажей, сошедших с картин Босха. Я не мог повернуться, вырваться, но все равно с упорством Сизифа пытался пробиться сквозь толпу. Люди на секунду расступались, образуя небольшой проход, но, только я делал шаг, монструозный живой организм опять смыкался вокруг меня, как будто схлопывалась огромная пасть. Со всех сторон ко мне тянулись руки, пальцы, меня хватали за одежду, волосы, похлопывали по плечам, тянули к себе за шею, норовили прижаться своими скользкими рыбьими телами, мазнуть по лицу липкими губами. Я знал, что они не виноваты, что это мой воспаленный мозг погружает их в уродливую действительность или, может быть, реалистичную фантасмагорию, поэтому старался не злиться, а плотно сжав зубы, упрямо, шаг за шагом, двигался вперед. Ноги увязали, словно я брел в песке по колено. Казалось, что я уже не один час бьюсь с собственным бессилием. Я обливался потом, поднимая кажущуюся чугунной ногу, одновременно вежливо подныривал под очередное протянутое щупальце и шел; нет, не шел, мучительно медленно пытался плыть против течения, сносящего меня назад… И тут меня охватила паника. А куда я иду? Я не знаю точки своего назначения, своей цели. А вдруг, наоборот, я удалялся от своего спасения, на многие мили ушел от того места, куда на самом деле стремился. И я закричал, падая на колени, а огромное, волнующееся, многочленное живое море накрыло меня с головой. И уже практически утонув, сквозь толщу колеблющейся надо мной воды, в водовороте чудовищных образов я увидел единственное светлое спокойное лицо. Его обладательница не смотрела на меня, упорно отводя взгляд. Я молча сопротивлялся тянущим меня на дно водорослям, злился и пытался мысленно позвать ее, потому что рот мой был запечатан. Кажется, я был наконец услышан. Она посмотрела на меня, и я почувствовал секундное облегчение, заглянув в ее огромные глаза. Но она не пошевелилась, ничего не сказала и вдруг стала удаляться, как будто ее уносило волной, и длинные волосы расплывались веером вокруг ее головы. Вот тогда я и понял, что шел именно к ней.
Вынырнув, я пытался отплеваться, протирая глаза. Скомканные мокрые простыни обвились вокруг моих ног. Жаркое утро давило на грудь духотой. Вероника мерно дышала рядом. Я потер лицо. Что за женщина мне приснилась? Я чертыхнулся, сбросил простыни на пол, и, повернувшись на другой бок, опять провалился в сон.
Теперь я сидел на пресс-конференции фильма «Космополис», в очередной раз отвечая на навязшие в зубах вопросы. Зал гудел, как улей, все как обычно, но я был счастлив. Потому что этот очередной маленький шаг сквозь оплетающую меня толпу мне удался. Я улыбался, шутил и думал, что, возможно, те цели, которые я ставил перед собой, не были ошибочными. Может, именно сейчас я нащупал верный путь. Вдруг с места поднялась одна журналистка, но, вместо того чтобы задать вопрос, она направилась к столу, где сидел я и другие актеры. По мере продвижения девушка трансформировалась в Киру Уилсон, одетую в короткую юбку и футболку, а я почему-то оказался сидящим на ее кухне. Девушка поставила передо мной кофе. И вдруг, развернувшись, направилась к выходу. Я почувствовал странную пустоту возле себя, вскочил и пошел за ней в прихожую:
– Кира, ты уходишь?
Она обернулась в дверях и ответила:
– Да. Любви больше нет. А я без нее не могу.
И вдруг превратилась в Веронику, которая привычно тряхнула черной гривой волос и, вздернув подбородок, вышла из квартиры, захлопнув за собой дверь.
За спиной я услышал топот маленьких ножек, обернулся и увидел бегущую ко мне девочку. Успел еще подумать: «Что тут делает дочка Тома и Сиенны?», когда малышка, подбежав, обхватила меня за ногу. И, подняв личико, в котором совершенно не просматривались черты дочки Старриджа, тоненьким голоском произнесла: «Не плачь, папа!»

 
Источник: http://only-r.com/forum/38-86-1
Из жизни Роберта Солнышко 1306 62
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Когда я работаю – я полностью погружаюсь в своего персонажа. Я больше ничем другим не интересуюсь. Актерство – моя жизнь!"
Жизнь форума
❖ Festival de Cannes
Anti
❖ Вселенная Роба-7
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Good time/ Хорошее вре...
Фильмография.
❖ Вопросы к администраци...
Связь с начальством.
❖ Позитифф
Поболтаем?
❖ Флудилка 2
Anti
❖ ТРЕТЬЕ ЖЕЛАНИЕ ДЛЯ ЗОЛ...
Собственные произведения (16+)
Последнее в фф
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
Рекомендуем!
4
Наш опрос       
Какой стиль Роберта Вам ближе?
1. Все
2. Кэжуал
3. Представительский
4. Хипстер
Всего ответов: 234
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 23
Гостей: 13
Пользователей: 10
Elfo4ka GASA natlav76 jackie Мимика belikt5913 Стрина Maiya dunya эдэм


Изображение
Вверх