Творчество

Я люблю Роберта Паттинсона, или Великолепный Засранец. Глава 16
26.09.2017   22:46    
Глава 16. «Постоянство памяти»

Я поглядела в глазок, и… мое сердце сделало скачок, пребольно ударившись о прутья ребер. Роберт! Не может быть! Роберт? Пришел ко мне? Замок не хотел поддаваться трясущимся рукам. Наконец я открыла дверь и вышла на лестничную площадку, прикрыв за собой дверь, чтоб в квартире не было слышно нашего разговора.
Это реально он! Бог, которому я давно поклоняюсь, случайно оказался на лестничной клетке перед моей дверью. И опять мне показалось, будто я и не жила до этого. Весь мир расцветился красками, усложнился новыми измерениями, наполнился звуками. Но, кажется, божество чем-то расстроено? Он даже не поздоровался, только пристально смотрел на меня.
– Роб? – от волнения мой голос сел.
– Ты не одна? – вдруг спросил он.
Я автоматически кивнула.
Он такой красивый. Не наглядеться, не надышаться…
– Извини, – сказал он. – Я пойду.
«Что? Куда?»
– А что ты хотел? – спросила я.
«Не уходи, Роб, ну, пожалуйста!»
– Я… – начал он, и тут же добавил: – Да, ладно неважно.
Он махнул рукой и уже отворачиваясь, сказал:
– Спокойной ночи!
«Нет!»
Мои пальцы, словно помимо моей воли, обхватили его локоть:
– Роб, подожди!
Ощутив под пальцами обнаженную кожу его предплечья, я задохнулась. Прикасаться к нему опасно для адекватного состояния. Я автоматически отдернула руку. Но ведь он сейчас уйдет! Ведь уйдет же! Не пущу, нет!
Я опять ухватилась за его локоть. Пусть думает обо мне, что хочет. Все равно не дам ему уйти к его Веронике. Ну, пожалуйста, не сейчас. Я не сразу поняла, что меня удивило, какой-то маленький диссонанс вплелся в общую картинку. И только через пару секунд я осознала причину. Его кожа была холодней моей.
– Кажется, ты замерз, – и сразу внутренний голос сделал подсказку: – Может, кофе?
Я произнесла эти слова. И со страхом ждала ответа, через силу улыбнувшись.
«Будешь латте?» «Да, если тебе не трудно». Движение кадыка, натягивающее кожу и посылающее меня в астрал.



«Я буду тебя пытать». Расплывающееся по его футболке пятно. Я, мокрая и горячая, и кажется, вовсе не от пролитого кофе.
Роб смотрел на меня пару секунд ничего не выражающим взглядом, вдруг его губы расплылись в улыбке, и он ответил:
– Когда это я отказывался от кофе?
В этот момент я почувствовала себя самой счастливой женщиной на земле.
___________________________________________________________________________

Кто у нее? Неважно. Она ведь все равно пригласила меня. Настроение вдруг решило сделать восхождение и вприпрыжку побежало вверх по холму.
– Роб, только я действительно не одна. У меня в гостях Джейн.
Она продолжала держать меня, обхватив за руку. Ее пальчики вздрагивали, непроизвольно сжимались. Мое сознание мигрировало в район локтя, и я с трудом воспринимал то, что она говорит.
«Джейн! Всего лишь Джейн, а не Том, не Сэм, не еще какой-нибудь мужчина».
– Она удивится, что ты пришел. Я не говорила ей, что ты провожал меня и знаешь, где я живу. Зачем ты пришел?
О чем она? В голове крутилось одно желание – схватить ее в охапку. Чушь какая-то.
– Ты не рада меня видеть? Мне уйти?
– О боже, Роб! Я очень рада тебя видеть. Но ты ведь пришел по какой-то причине? Надо же как-то будет объяснить Джейн, почему ты появился. Я не хочу говорить ей, что ты провожал меня, и мы пили кофе.
«И целовались».
– Не хочешь, чтобы она Тому рассказала?
– Нет, ты просто невозможен! – воскликнула Кира, и тут же заговорила тише. – Ты надо мной специально издеваешься? Причем тут Том? – она вдруг второй рукой взялась за мою ладонь. Моя конечность оказалась в ее плену. Приятное ощущение. И, кажется, она опять пьяна. Никакой другой причиной я не могу объяснить ее поведение. Я замер.
– У тебя девушка есть. Тебе нельзя всем рассказывать, что ты ходишь в гости к другим женщинам.
– Ты будешь меня прикрывать? – я улыбнулся.
– По крайней мере, я не собираюсь быть той, кто разрушит твои отношения. Так зачем ты пришел?
– Соскучился.
– Роб! – выдохнула Кира. Ее пальцы чуть сжались на моей руке. – Ладно, хватит шутки шутить.
«Между прочим, я и не шутил».
– Ну, хорошо, – я попытался сосредоточиться. – Я читал сцену, которую будем играть завтра. И подумал, что хорошо бы на стенку в квартиру повесить картину, характеризующую главного персонажа. Вот и приехал тебе об этом сказать.
– Понятно, – Кира опустила руки, – а почему ты не Джейн об этом сказал?
– А я не знаю ни адреса ее, ни телефона. А тут мимо дома твоего проезжал и подумал, что могу сказать тебе.
– Понятно, – вдруг перестала улыбаться Кира. – Ну что ж, пойдем.
Мы вошли в ее прихожую.
– Раздевайся, – тихо сказала девушка.
– Совсем? – хмыкнул я.
Она сделала круглые глаза, кивнула в сторону комнаты, где, судя по всему, находилась миссис Декоратор, и прошептала:
– Что ты творишь? Что Джейн подумает? Веди себя, пожалуйста, хорошо!
– Ну, тогда же она не поверит, что это я, – также шепотом ответил я.
Кира прыснула в ладошку, как девчонка, а потом прошептала:
– Подожди, не заходи, раздевайся как будто. Я ее предупрежу, что ты пришел.
Она скользнула в комнату, прикрыв дверь, и я услышал ее неестественный голос (плохая из нее актриса):
– Джейн, тут мистер Паттинсон пришел, – пауза. – Он хочет поговорить насчет завтрашней сцены.
Послышалась какая-то суета в комнате, а потом Кира выглянула в прихожую и обычным голосом сказала:
– Роберт, ты разделся? Проходи.
Я опять хотел съязвить, но сдержался. Она же попросила меня вести себя прилично.
Наша декоратор сидела на диване. На том самом небольшом диванчике, на котором позавчера сидел я. Перед диваном стоял маленький сервировочный столик, который своим видом резко выделялся из общего стиля мебели. Кажется, я его раньше не видел. Ага, меблировка от хозяина квартиры, а столик этот, наверное, Кира купила сама. Надо бы потом поинтересоваться, угадал я или нет. Сервировочный столик… Отправная точка наших взаимоотношений. Все-таки как хорошо, что я предложил ей приехать за ним.
На столике стояло вино, бокалы, закуска. Ага, у дам посиделки, а я тут нагрянул и им кайф испортил. Оттого, наверное, и суета была. Приводили все в порядок, чтобы непрошеный гость не увидел чего-то лишнего.
– Роб, садись на диван. На жестком стуле тебе неудобно будет сидеть.
Помнит про мой копчик. Джейн недоуменно взглянула на нас. Я расположился рядом с миссис Джейкобс, одновременно поясняя:
– Моя травма все еще дает о себе знать.
– О! – отозвалась Джейн, почему-то смутившись. – Я совсем забыла. Мне жаль.
– Все в порядке. Завтра я уже буду на съемках.
– Да, мы уже в курсе, – улыбнулась Джейн, вдруг посмотрев на Киру, и опять перевела взгляд на меня. – А что ты хотел сказать насчет завтрашней сцены?
– Подождите про дела. Давайте выпьем, – встряла Кира. – Роб, будешь вино? Или, может, пиво?
– А вы что пьете? – я бросил взгляд на бутылку.
– «Chateau Montrose».*
– О!
Я взял бутылку, посмотрел на этикетку. Не скажу, что очень уж хорошо разбираюсь в винах. Но кажется это вино по цене не очень подходящее для девушки-ассистента декоратора, снимающей такую плохонькую квартирку. У нее вдруг появились деньги? Я решил уточнить:
– Ты покупала?
– Ну… да.
«Хм. За фотки деньги получила? Нет, не буду сейчас об этом думать».
– Пожалуй, выпью с вами за компанию.
Не могу считать себя любителем вин, но сейчас мне захотелось пить то же, что пьет Кира.
Я налил вино по бокалам. Кира принесла из кухни тарелочку с нарезанным сыром разных видов, поставила на сервировочный столик и села на стул. Так далеко от меня. Коротенькая юбочка и футболка были незамысловатыми, домашними, но то, как они сидели на ней, почему-то возбудило мое воображение.
Кира приблизила свой бокал к моему:
– Говорят, ты женишься? Можно поздравить? – она слегка улыбнулась. Я всмотрелся в ее глаза. Серые с медовой сердцевинкой – вот какого они цвета. И мне показалось, что в вопросе было двойное дно. Типа, «позавчера меня целовал, а теперь женишься на другой?»
– Слухи так быстро разошлись? Это не совсем так. Я только встречаюсь с Вероникой, и все. Она моя девушка. Жениться пока не собираюсь, – забормотал я. И тут же разозлился. А чего это я оправдываюсь? Она-то сама сначала со мной целовалась, а на следующий день уже обнималась с Томом. А может и не только обнималась.
– Но может, и женюсь когда-нибудь…
Улыбка исчезла с губ Киры, она решительно придвинула бокал, стукнув им о мой:
– Что ж, счастья тебе!
– … но не факт, что именно на ней, – договорил я.
Джейн засмеялась:
– Роб, разве так можно говорить о свое девушке?
– Эм… Разве я сказал о ней что-нибудь плохое? – повернулся я к ней. – Думаю, это я не слишком хорошая кандидатура для семейной жизни.
– Почему? – недоуменно спросила Джейн. – Мне кажется, ты будешь отличным мужем и отцом.
– С чего ты взяла? – удивился я.
– Ну… – вдруг растерялась женщина и беспомощно взглянула на Киру, – я не говорю, что ты должен жениться прямо сейчас. Я просто рассуждаю так, абстрактно.
– Да ну, Джейн, ты ему льстишь! – рассмеялась Кира. – Какой из него муж? А про отца я вообще молчу!
– А почему ты думаешь, что я буду плохим мужем и отцом? – разозлился я и поставил бокал на столик так, что часть вина расплескалась.
– Прости, Роб! Я же пошутила, – тихо отозвалась Кира и стала салфеткой промокать лужицу. – Я не думала, что мы говорим серьезно об этом.
Мне стало неловко. И чего я завелся? Сам же сказал, что непригоден для семейной жизни. Но когда это повторила Кира, я сильно расстроился. Последнее время я сам себя не понимаю. Нужно срочно переводить разговор. Я опять взялся за бокал.
– Так вот, Джейн, насчет сцены. Клайв вечно надоедает всем своими рассуждениями об относительности времени. О том, что память о чем-то жива, пока мы сами этого хотим. Что с помощью памяти можно приблизить давние события и сделать их реальными. Я подумал, может, повесить дома ему на стенку картину Дали «Постоянство памяти»? Показать, что он много об этом размышлял, изучал его творчество. Ну, или что-то в этом роде? Как считаешь?



– Я не знаю, – замялась Джейн. – Мне кажется, это слишком экспрессивная картина для Клайва. Он более консервативен. А ты разговаривал с Аланом? Что он говорит? Найти-то репродукцию мы можем.
– Алан сказал, что ему нравится идея таким способом рассказать о характере персонажа, но он не уверен в выборе картины. Предложил с тобой поговорить.
– Если мне будет позволено вмешаться, – холодно начала Кира, – то я бы посоветовала взять другую картину. Пусть того же Дали, но не такую известную и яркую. Иначе она перетянет все внимание на себя в кадре.
«Почему такой тон? На что она обиделась? Что я рыкнул на нее из-за того, что она посчитала меня плохим мужем?»
Я повернулся к ней и постарался сказать как можно мягче:
– А какая картина подошла бы, как ты считаешь?
Кира на пару секунд застыла, потом словно очнулась и ответила уже не таким суровым голосом:
– Ну, а если взять его «Девушку у окна»? В ней тоже ощущается неподвижность, тягучесть времени и памяти.
– Смутно помню эту работу, - неуверенно пробормотал я. Готовясь к роли в "Отголосках прошлого", мне пришлось основательно изучить творчество Дали. Но ведь уже столько времени прошло с тех пор.
– А я не помню, – отозвалась Джейн.
– Сейчас покажу, – и Кира полезла в ноутбук, лежавший рядом. Мне показалось, что она слишком долго ищет, но вот она уже поворачивает к нам экран.
– Холодные голубовато-розовые цвета, прозрачность занавесок, белая ткань, необычно лежащая на подоконнике. В картине нет динамики, есть – монументальность.



– Тем более эту картину можно рассматривать не только как одиночное полотно, – продолжила Кира. – Если копнуть глубже, изощренный зритель вполне может найти следующие пласты смысла. Дали написал ее в 21 год. Но в очень многих его картинах позднего периода проскальзывают отдельные черты из этой – девушка со спины, волосы, закрученные ракушками, застывшее время. Эта картина может быть символом, прототипом многих идей будущего Дали, ставшего взрослым. А также это воспоминания о сестре, которая долгое время была его моделью, а затем он с ней поссорился, но постоянно обращался к ее изображению в своих работах. Да и визуально эта картина не будет перетягивать на себя все внимание – такая спокойная, без выкрутасов, аскетичная даже.
– Да, мне нравится, – сказал я. – А ты, Джейн, что скажешь?
– Мне тоже нравится. Кира, откуда ты все это знаешь? Тебе нравится Дали?
– Ну, так… – пожала Кира плечами, и я физически ощутил, как она начала закрываться в свою раковину, – не сказала бы, что люблю Дали. Просто читала.
«И почему она сразу ставит барьер, когда ее начинаешь расспрашивать о ней самой? Ей есть что скрывать?»
– Сможете найти такую картинку? – опять повернулся я к Джейн.
– Да, думаю, это не будет проблемой. Как считаешь, Кира?
– В крайнем случае, распечатаем на принтере, – фыркнула эта противная девица. – Роб, у меня бокал пустой, – и она протянула руку. Теперь уже было очень заметно, что Кира пьяна. Она щурила косые глаза, навевая воспоминания о баре, о ее прикосновении.
– Садись рядом, а то неудобно тянуться. Мне больно позу менять, – наглым образом соврал я.
– Диван маленький, будет тесно, - ответила Кира.
- Ничего подобного, – возразила ее начальница. – Здесь еще достаточно места, Роб может подвинуться ближе ко мне.
Я тут же с готовностью подвинулся впритык к Джейн и извинился, что слишком ее притиснул.
– Нет-нет, все хорошо, – тут же отозвалась миссис Декоратор, слегка покраснев. – Так всем удобно будет! Если, конечно, мы тебя самого не задавим.
"Вот и отлично, раз всем удобно!"
– Мне очень уютно между двух красивых женщин, – галантно ответил я, дождавшись, когда Кира усядется рядом со мной. И не соврал. Мне действительно было хорошо. Кира насмешливо улыбнулась, а Джейн снова покраснела и, улыбаясь, сказала:
– Вот врешь же! А все равно спасибо за комплимент!
Я только рассмеялся.
Кира подставила мне бокал, я стал наливать ей вина, заметив как бы между прочим:
– Надеюсь, все обойдется, и моя одежда не пострадает.
– Наливай осторожно, и все будет окей, – ответила Кира.
Чувствовать ее бедро своим бедром, ее плечо своим плечом, тонуть в ее глазах. Черт, я ее хочу! Я так остро почувствовал это, что даже в груди защемило.
– Роб, хватит!
Бокал наполнился уже почти наполовину. Я приподнял бутылку, чувствуя, как меня бросает в жар. Хоть бы Джейн ушла поскорее. Может, мне удастся убедить Киру, что Вероника не так уж много для меня значит. Что я просто вынужден играть роль ее парня, раз уж наши фотки выложены в инете. Может, я Кире хоть немного нравлюсь?
Я стал наливать вино другой даме. И вдруг мне пришла в голову идиотская идея. «Впрочем, как всегда».
– Джейн, возвращаясь к теме моей женитьбы. Почему ты считаешь, что я буду хорошим мужем и отцом? Или это была просто вежливость с твоей стороны?
Миссис Джейкобс опять растерянно взглянула на Киру, а потом ответила:
– Мне так кажется. Я не особо задумывалась на этот счет. Но мы ведь уже не первый раз с тобой работаем на одной съемочной площадке, и хотя не так уж близко общались, я видела, как ты себя с детьми ведешь, и с женщинами. Вот у меня и сложилось такое впечатление.
– И как же я себя веду?
– Ну…
– Джейн, прекрати его хвалить! – рассмеялась Кира, в очередной раз глотнув из бокала. – Ему вредно, он зазнается!
– Ты считаешь, что меня нужно ругать? – я резко повернулся в ее сторону.
– Не дергайся, опять травмируешься, – хмыкнула Кира. – Конечно, тебя обязательно нужно ругать, тогда из тебя может получиться нечто стоящее.
– А пока я…?
– А пока ты! – произнесла Кира утвердительно, ткнула в меня указательным пальцем и опять ухмыльнулась.
«Вот только Джейн уйдет! Вот только мы останемся одни! Я тебе покажу, как надо мной стебаться!» – улыбнулся я про себя. Вызов в ее голосе меня будоражил. Да, она опять явно выпила лишнего и говорила слишком свободно. Но как же мне нравилось это!
– Знаешь, – повернулся я к Джейн, – а ведь Кира права. Из меня получится никудышный муж и вряд ли отличный отец.
Краем глаза я уловил движение. Кажется, Кира вздохнула и… промолчала.
– Почему? – удивленно спросила Джейн.
– Я параноик. Я никому не могу доверять. Я в каждом близком человеку вижу того, кто мог бы меня предать, а потому никому не открываюсь до конца.
– Но в чем предать? – воскликнула Джейн, сжимая руки перед грудью. Кажется, она слишком близко к сердцу принимает мои слова.
– Ну, например, мои фотографии с Вероникой в интернете. Ведь кто-то сообщил папарацци, где я нахожусь, подставил меня.
– Но почему ты думаешь, что это кто-то из близких? – вдруг спросила Кира. – Может, это кто-то из бара, любой человек, который узнал тебя.
Я обернулся к ней:
– Есть повод так думать. Договоренность с фотографом уже существовала раньше, еще до того, как я пошел в этот бар. С папарацци нужно было связаться, предупредить, что могут быть эксклюзивные фотки, взять с него обещание их выложить, знать его телефон, чтобы потом позвать в нужный момент. Уверенным в наличии фотографий мог быть человек, который находится в моем ближайшем окружении, – я пристально посмотрел на нее, стараясь прочесть в по ее глазам, о чем она думает. Кира вдруг стушевалась и отвела взгляд. Но потом взяла себя в руки.
– Тебе сложно так жить, да? – тихо спросила она. – Постоянно подозревать, что кто-то из родных тебя предал, а потом самому винить себя за то, что так думаешь о близких людях.
«Неужели это все-таки она?»
– Да, тяжело, – ответил я, продолжая вглядываться в нее. – А что бы ты мне посоветовала?
«Это безумие!»
Кира пожала плечами.
– Что я могу посоветовать? Сказать: «Не думай плохо о других», – так ведь не поможет. Ты наверняка и сам говоришь себе это. Сказать: «Не переживай и не вини себя», – тоже не поможет. Просто отпусти ситуацию. Плыви по течению.
– Это ты мне говоришь? – удивился я.
– Да, а что? – подняла бровь Кира.
– Мне казалось, ты из тех людей, которые будут бороться до конца, и не поплывут по течению.
Кира вдруг слегка поморщилась, как будто ей неприятно было это слышать:
– Мы едва знакомы. Ты ничего обо мне не знаешь.
– А ты бы смогла предать?
Кира вскинула на меня глаза, словно не веря, что я говорю ей это. Потом будто через силу улыбнулась:
– Роб, ну как будто найдется хоть один человек, который скажет про себя, что он может стать предателем.
– А ты что скажешь про себя?
«Господи, ну что я к ней пристал? Зачем мне ее ответ? Даже если она предложила сделать те фотографии и получила деньги, она же не сознается в этом. А если сознается? Мне станет легче от этого? Может, лучше не знать?»
Но я продолжал вопросительно смотреть на Киру.
– Роб, ну ты и вопросы задаешь, – наконец подала голос Джейн.
– А ты, Джейн, могла бы предать? – обернулся я к ней.
– Я нет, – сразу ответила она. Я опять взглянул на Киру:
– Ну а ты?
– Не знаю я, Роб! – нахмурилась девушка. – Хотелось бы верить, что я не способна на предательство. Но я не идеальна. А ты сам? – вдруг с вызовом прищурила она глаза. – Ты способен на предательство?
«Черт! А ведь реально трудно ответить! Мое подозрение в отношении Вероники, возможно, тоже можно расценить как предательство? А в отношении самой Киры?»
– Я тоже не знаю, – пробормотал я.
Повисла тишина.
Кира вдруг очнулась и протянула бокал. Молча. Только ее глаза, цвета золота в оправе серебра, казалось, говорили со мной. Взмах ресниц. Один. Другой. И я как мальчишка готов ей все простить. Если даже это она заказала эти фотографии – мне все равно. Значит, у нее были на то причины. И я не хочу их знать.
Я поднял бутылку, чтобы налить ей вина, а сам положил руку на свою ногу так, чтобы касаться ее обнаженного бедра. Мне не хватает тактильных ощущений. Я хочу постоянно чувствовать ее.
Мои глаза были прикованы в рубиновой струйке, плещущейся в бокале, а все мои пять чувств сконцентрировались в точке соприкосновения наших конечностей. Кожа к коже. Вот сейчас она отодвинется, вот сейчас…
Кира оставалась на месте.
– Джейн, позвольте мне наполнить ваш бокал.
– Да, Роб, спасибо тебе! – она заулыбалась, как будто я ее одарил чем-то. Я налил и себе, а потом прикоснулся им к бокалу женщины. Автоматически включилось мое джентльменство.
– Не стоит благодарности! Всегда приятно поухаживать за красивой леди!
Джейн смущенно заулыбалась. С ней я чувствовал себя комфортно, привычно, зная, что она прореагирует так же, как реагируют и другие женщины, когда я включаю свое обаяние. Моя самооценка стремительно поднялась и заняла положенное ей место. Одна Кира реагирует на меня неправильно.
– А я, значит, некрасивая? – подала голос эта засранка.
«Ну вот, я же говорил!»
– Роб не это хотел сказать! – воскликнула Джейн, видимо, пытаясь меня оправдать. – Он ведь и за тобой ухаживает!
«Ну, нет, дорогая! Не все ж тебе надо мной издеваться!»
– А ты очень обижаешься, если тебе говорят, что ты некрасива?
Широко распахнутые глаза с расширяющимся зрачком, словно засасывающий меня в омут. Что кроется за этим странным, напряженным взглядом? Пусти меня к себе в душу, расскажи.
– Нет, я не обижаюсь. Я прекрасно знаю, как выгляжу – я же смотрюсь на себя в зеркало. Периодически, – смешок. – Мне просто интересно было, как ты выкрутишься, когда тебе задают такой вопрос, – еще усмешка. – Ты бы упал в моих глазах, если бы сейчас вежливо восхитился моей внешностью. Спасибо, что оправдал мои надежды.
Она еще раз улыбнулась и поднесла бокал ко рту. Линия губ разомкнулась, позволяя краешку стеклянного сосуда проникнуть между ними. Поток темно-рубиновой жидкости, плескаясь и завиваясь в маленькие водовороты, потек, приближаясь к приоткрытым дверям в наслаждение. Она не сразу сделала глоток, а пару секунд подержала его во рту, прикрыв глаза, видимо, для полноты эффекта. Потом кончик языка показался на мгновение, чтоб облизать мокрую верхнюю губку.
Осознав, что непозволительно долго пялюсь на ее губы, я усилием воли отвел глаза и глотнул из своего бокала, попробовав сделать так же, как она. Задержал вино во рту, взвесив на языке, закрыл глаза, чтобы ощутить аромат и вкус. Я как будто впервые его почувствовал. До этого пил, просто проглатывая и не задумываясь о том, что попадает мне на язык. Я улыбнулся про себя. А Кира, оказывается, умеет наслаждаться моментом.
И только потом до меня дошел смысл ее слов. Она считает себя некрасивой. И она думает, что я с ней согласен в этом вопросе. А я согласен? Еще совсем недавно я именно этим словом описал бы ее внешность. Я помню свои мысли на ее счет. Но сейчас? Да, у нее неправильные черты лица, но мне приятно на нее смотреть. Мне нравится ее непонятный взгляд, и приподнимающаяся бровь, и длинные ресницы, и изгибающиеся в кривой усмешке губы. Но почему она вообще решила, что я считаю ее некрасивой? Я же никогда не говорил ничего подобного. Может, из–за того злополучного незаконченного поцелуя? Она думает, что я прервался, так как посчитал ее недостаточно привлекательной? Эта мысль больно кольнула в сердце. Я должен ее переубедить. Но как? Простой комплимент, как я понял из ее слов, только понизит мой рейтинг в ее списке достойных людей. Как же с ней сложно!
– А ты что думаешь, Роберт? – услышал я голос Джейн и очнулся.
– Что? – я даже не слышал, что она спрашивает. Обе женщины смотрели на меня выжидательно. – Простите, леди, я задумался, – сконфуженно улыбнулся я.
– Все в порядке, – Джейн успокаивающе коснулась моей руки. Вот может же женщина ко мне прикасаться и не дергаться, как некоторые!
Кира поджала губы.
– Хорошо с вами, – вдруг вздохнув, улыбнулась миссис Джейкобс. – Но мне пора уже идти.
– Подожди, а кофе? – отозвалась Кира. – Робу, наверное, тоже пора, завтра же рано съемки. Да и девушка его наверняка заждалась. Но давайте попьем кофе, а потом уже и разойдемся.
И она ушла на кухню.
«Она меня выгоняет! Она не хочет, чтобы я оставался после Джейн». Внутри что-то болезненно сжалось. «Но я хочу с ней поговорить! Про фотографии и вообще… Я хочу остаться!»
– Пойду, помогу Кире принести, – пробормотал я и пошел следом за девушкой.
– Да, конечно, – уже в спину мне отозвалась Джейн.
Я вошел на кухню. Кира выкладывала теплые булочки на блюдо. Как раз такие, как я люблю. Обернулась на меня, но ничего не сказала.
– Тебе помочь?
– Да, пожалу…
Она прервалась на полуслове, потому что я подошел к ней сзади вплотную и обнял за плечи.



Зашептал на ухо:
– Кира, не прогоняй меня, пожалуйста! Мне нужно с тобой поговорить!
От нее пахло выпечкой и еще чем–то горько-сладким, как кофе с апельсиновым ликером. Она повернула ко мне лицо, нечаянно мазнув губами мне по щеке, и вдруг ойкнула и непроизвольно прижала ко рту пальцы. Потом усмехнулась:
– Ужас! Ты такой колючий. Так до крови можно губы обцарапать.
– Прости, – машинально ответил я.
– Не страшно. Роб, а как же Вероника? Она ведь тебя ждет?
– Нет. Она улетела на съемки. Я как раз из аэропорта к тебе приехал.
Кира судорожно вздохнула. Я не убирал рук с ее плеч. «Она не отстраняется», – мелькнула мысль, на мгновение порадовав.
– Роб, я думаю, тебе лучше уйти с Джейн. Чтобы она не подумала чего-нибудь лишнего.
Все–таки она меня выгоняет.
Она повернулась ко мне всем телом, я опустил руки.
– А если ты очень хочешь поговорить, то можешь потом вернуться. Попозже. Но если это слишком сложно для тебя, мы можем и завтра поговорить.
«Неужели мне дали шанс? Разрешили придти? Когда не будет Джейн. Когда мы останемся одни».
Сердце мое плясало чечетку.
– Хорошо. Я уйду и вернусь попозже, – ответил я, стараясь не демонстрировать своей особенной радости. – Что нести в комнату?
– Вот, – Кира сунула мне в руки блюдо с булочками. Я подхватил тарелку, накрыв ее руки, задержав их в своих.
Она вопросительно подняла на меня глаза. Я не знал, что ей сказать. Просто хотелось продлить мгновение.
– Ты не обижаешься на меня за позавчерашнее?
Кира сделала паузу, а потом ответила, и ее шепот прозвучал обещанием:
– Ты вернешься, и мы поговорим.
– Я вернусь, – ответил я.
________________________________________________________________________________

Как только за Джейн и Робом закрылась дверь, я побежала в ванную.
«Зачем? Ты на что–то надеешься?» – пробубнил Том в голове. Последнее время меня мой внутренний голос раздражал. Неужели он у меня такого же уровня интеллекта, как у второго помощника оператора? Нужно срочно придать ему другой вид.
Я сама не знала, на что надеюсь. Или, вернее, боялась сама себе в этом признаться. Но все–таки приняла душ и привела себя в порядок. «Просто на всякий случай»! – строго предупредила пытавшийся вмешаться внутренний голос.
О чем хочет поговорить Роб? Дела мы, кажется, обсудили. Может, о том, обиделась ли я? Он попросит прощения? За что? За поцелуй? Или за то, что его прервал?
Я одела ту же самую одежду, чтобы Роб не подумал, что я специально готовилась к его приходу, и начала убирать со стола и мыть посуду.
Вечер получился странным. Роб всегда путает мои планы. Мы собирались посидеть с Джейн за бутылочкой вина и понаслаждаться разговором об этом великолепном засранце. Посмотреть его фотки и видео, просто пообсуждать. До сих пор у меня не было такой возможности, а душа требовала с кем-то поделиться. Конечно, я рассказывала Сэму, но очень кратко. Не могла же я одному мужчине раскрывать свои тайные желания относительно другого. А Джейн вообще никогда раньше не признавалась никому, что является поклонницей Роба. В интернете, разумеется, можно обсудить, прикинувшись кем-то, кем ты на самом деле не являешься, но это совсем не то.
Мы только расслабились. И тут явился этот самый объект наших воздыханий. Конечно, мы не были расстроены тем, что наши планы потерпели фиаско. Замена была шикарной! Я улыбнулась, подставляя чашки под струю. Вспомнилось, как я зашла в комнату и огорошила Джейн, сказав, что пришел Роб, глазами показывая (чтобы этот засранец в прихожей не услышал), что нужно убрать следы преступления. Я бросилась прятать книги с его биографией, а Джейн стала закрывать окна в компьютере с открытыми фансайтами.
А потом я весь вечер ужасно боялась, что Роб скажет что-то, из-за чего Джейн догадается, что я более близко общалась с ним, чем рассказывала ей. Ее это обидит, и она не будет мне доверять. Ох, как сложно пытаться быть честной со всеми, не выдавая Роба.
«Кому ты врешь? Роб на съемочной площадке от своих не будет скрывать отношения, в том числе и с тобой. Ему это не важно. Это ты не хочешь, чтобы кто-то знал про тебя».
Хм. Мой внутренний голос в образе Тома умнеет на глазах.
А дальше все было как в сказке. Ну, почти. Я нахмурилась, вспоминая слова Роба. Он на самом деле считает меня некрасивой. Он, конечно, слишком вежлив, чтобы прямо меня назвать такой, но и прикрываться от моего вопроса ничего не значащим комплиментом он не стал. Но, с другой стороны, он просил меня сесть рядом с ним на диван. Неужели только потому, что ему было неудобно тянуться к моему бокалу?
Зато Вероника улетела! Я протанцевала до шкафчика с чашками в руках.
«Она все равно остается его девушкой».
Ну и что? Она далеко. Он не будет каждую ночь ложиться с ней в постель.
«Я параноик»
Этот разговор о предательстве… Я зажмурилась и мысленно закрыла дверь этой темы.
Роб своим поведением весь вечер качал меня на качелях из злости в радость, от отчаяния до надежды.
А вот Джейн, кажется, была на седьмом небе от удовольствия сидеть рядом с великолепным засранцем и слушать его комплименты.
«А ты?» – фыркнул Том в голове.
«И я». Просто смотреть на него было наслаждением. Чувствовать его пальцы, случайно прикоснувшиеся к моей ноге чуть ниже края юбки. Но все же, зачем он пришел ко мне? Сначала он сказал, что ехал мимо и решил зайти из-за сцены.
«А ты думала, он тебя увидеть пришел?»
«Соскучился».

А потом сказал, что приехал из аэропорта сразу ко мне. Но может, он из аэропорта направлялся куда-то мимо моего дома, и решил зайти? Только почему тогда он никуда не торопился, сидя с нами, и даже собирается придти ко мне позже?
«А ведь Кира права. Из меня получится никудышный муж и вряд ли отличный отец».
Я тогда еле сдержалась, чтобы не возразить ему. Эх, Роб, ты просто не встретил еще женщину, ради которой сделаешь все, что угодно. Станешь для нее солнцем, когда ей холодно, и ветром, когда ей жарко. Будешь клоуном, когда ей грустно, и философом, когда ей скучно. Отдашь свою жизнь или женишься на ней – все, что она захочет. Лишь бы она улыбалась. Даже бросишь актерство. Я вспомнила одно его интервью, в котором его спросили, смог бы он оказаться от роли ради любви. И он ответил: «Да, я должен буду это сделать».** Должен. Нет, дорогой мой, ты откажешься, потому что захочешь.
А вот я встретила того мужчину, ради которого готова на что угодно, только увы, я не героиня его романа. Когда он обнял меня на кухне и зашептал, обдавая горячим дыханием мое ухо, так что по всему телу побежали мурашки, я превратилась в мороженое, которое плавилось в его руках. Как хотелось, чтобы он сдвинул губы чуть ниже и прижался к моей шее. Даже его щетина, нещадно исколов, возбудила меня.
Если Роб приедет, о чем будет говорить? Что будет делать? Продолжит ли он то, что начал позавчера? А я? Готова ли я к этому продолжению?
Я не знаю. Я хочу его. Но… Готова ли я быть случайным приключением в его жизни? Возможно, что-то зацепило его во мне. Может, у него никогда не было таких дур, как я, и его привлекает экзотика? Но как я это выдержу?
«А почему ты решила, что он захочет продолжения? – опять вмешался голос Тома. – Тогда Роб был пьян, а сейчас он в нормальном состоянии. Вряд ли ты настолько ему интересна. Возможно, он действительно, хочет всего лишь поговорить о чем-то.»
Да, может и так. Может, ничего и не будет, а я пытаюсь найти решение несуществующей проблемы. Стоит ли заранее думать? Подождем, что произойдет, а потом и будем делать выводы.
Комната уже блестела, стрелки часов неумолимо двигались по кругу, укорачивая ночь. Я отключила компьютер и пошла готовиться ко сну. Я изо всех сил старалась держаться, упрямо сжав губы. Ну, не смог вернуться. Передумал. Я же сама ему сказала, что если он не вернется, мы сможем поговорить завтра, на съемочной площадке. Он решил, что это будет удобнее. Я предложила хорошее решение, и он решил им воспользоваться. Он просто хотел поговорить.
И значит, больше не будет он стоять на пороге моей квартиры, переминаясь с ноги на ногу, словно не понимая, как он здесь оказался. Не будет сидеть на моем диване, не зная, куда девать свои бесконечные ноги. Я больше не увижу, как он впивается зубами в булочки, которые я когда-то научилась печь, узнав, что они ему нравятся.
И только когда я легла в постель, и уставилась в темноту, слезы все-таки настигли меня.
___________________________________________________________________________

*Вино Chateau Montrose 2-eme Grand Cru


Артикул: b-r-2557

Тип: Вино красное

Название: Вино Chateau Montrose 2-eme Grand Cru
Объём: 0.750 л.
Год: 1990 г.
Страна: Франция
Регион: Бордо
Местоположение: Сент-Эстаф
Цвет: Вино отличается темно-рубиновым цветом.
Аромат: Обладает ароматом пряного дуба и спелого винограда.
Вкус: Вино обладает густой, сочной и тягучей консистенцией.
Сервировка: При температуре 18-20 С°.
Основные блюда: Дичь, мясные блюда.
Закуски: Сыры.

** Цитата из интервью Роба.



 
Источник: http://only-r.com/forum/38-86-1
Из жизни Роберта Солнышко 1023 6
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Я ненавижу отсутствие стыдливости. Мне становится скучно, когда люди хвастаются своим телом. Секс и чувства идут у меня рука об руку."
Жизнь форума
❖ Вселенная Роба - 8
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Флудилка 2
Anti
❖ Война войной, а обед п...
Клубы по интересам.
❖ Позитифф
Поболтаем?
❖ Снежная поэма
Стихи
❖ Good time/ Хорошее вре...
Фильмография.
❖ Давайте познакомимся
Поболтаем?
Последнее в фф
❖ Король и пешка. Глава ...
Герои Саги - люди
❖ Король и пешка. Глава ...
Герои Саги - люди
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Король и пешка. Глава ...
Герои Саги - люди
❖ LONDON inside. Глава 2...
Из жизни Роберта
❖ Король и пешка. Глава ...
Герои Саги - люди
Рекомендуем!
3
Наш опрос       
Сколько Вам лет?
1. от 45 и выше
2. от 35 до 40
3. от 30 до 35
4. от 40 до 45
5. от 25 до 30
6. 0т 10 до 15
7. от 20 до 25
8. от 15 до 20
Всего ответов: 302
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 11
Гостей: 4
Пользователей: 7
GASA Rkfdf Klon kolomar Галина yuk tamara_prizencova


Изображение
Вверх