Творчество

Я люблю Роберта Паттинсона, или Великолепный Засранец. Глава 14
29.05.2017   22:06    
Глава 14. Фотографии

Внимание. Рейтинг главы NC-17

(От автора: эта глава состоит из сменяющих друг друга рассказов Киры и Роберта. Читать достаточно трудно, поэтому предлагаю читателям заранее на это настроиться и пытаться сделать паузу перед каждой новой точкой зрения. Обычно я не отмечаю, от чьего лица пишу, предполагая, что это и так понятно из контекста, но в этой главе для облегчения восприятия я это сделаю. Я выбрала такой способ подачи материала, посчитав, что это оправдано развитием сюжета.)

POV Кира
Я осталась стоять перед дверью, упершись в нее лбом. Ушел. Навсегда. Конечно, я увижу Роба через пару дней, как только он поправится и появится на съемочной площадке. И все же навсегда. Одно дело – мечтать и не верить самой себе, думать о нем, как о чем-то прекрасном и недостижимом, как о далеких звездах и галактиках. И другое – почувствовать его так близко, понять, что он реальный мужчина, осознать силу его рук, попробовать на вкус его поцелуй, после которого тебе объяснят, что это ошибка, которая больше не повторится. И уже не сделаешь вид, что этого не было. И начать заново уже не получится. Все точки расставлены, решения приняты. В голове звенела пустота. Возникло ощущение, что все тело стало на порядок тяжелее, и даже сделать шаг немыслимо трудно. И незачем.
Не знаю, сколько я так простояла, не думая совсем ни о чем, потом все же заставила себя двинуться на кухню. На автомате убрала, перемыла посуду, вспомнила, что хотела загрузить стиральную машину. При мысли о футболке Роба опять что-то заболело, как будто заживо сдирали кожу. Я выставила мысленный блок, нырнув в спасительную апатию. Постираю завтра.
Уже лежа в постели и глядя широко открытыми глазами в темноту, я поняла, что проиграла этот бой со своими молчаливыми монстрами. Сдалась. И протянула руку к телефону. Он оказался выключен, разрядился аккумулятор. Вот почему до меня не смог Том дозвониться. Пришлось подниматься и ставить телефон на зарядку. Потом я набрала на ощупь знакомый номер и почти сразу услышала родной смеющийся голос:
– Привет, солнце! Можешь не извиняться за поздний звонок, я не спал.
– Привет, Сэм! – я улыбнулась и почувствовала, что стало немного легче.
___________________________________________________________________________

POV Роб
Я ехал в такси домой и клял себя, на чем свет стоит. Кажется, я запутался. Я идиот. Придурок. Засранец.

Честно, когда я шел к Кире домой, то не думал ни о чем таком… Я не собирался к ней приставать. Ну да, она мне нравится. Кажется. Она чем-то цепляет меня. Не знаю, чем. И да, иногда я думаю о сексе с ней. Но мало ли какие мысли возникают в моей голове? Мне многие девушки нравятся. И я могу иногда представлять, как бы они смотрелись в моей постели. Но я отдаю себе отчет в том, что это все так и останется фантазией.
Так приятно было сидеть у нее на кухне и пить кофе. Мне хорошо с Кирой, очень комфортно. И хотя мы с ней едва знакомы, у меня ощущение, что мы давние друзья, и она знает все мои привычки. Угадывает мои малейшие желания. Читает мои мысли. Я еще фразу не сказал, а она ее подхватывает, продолжает и отвечает на нее. Даже Вероника, с которой мы встречаемся уже несколько месяцев, не может так воспринимать мои настроения. А ведь я считаю ее очень внимательной. Тем не менее, при всей этой комфортности я чувствую себя рядом с Кирой не в своей тарелке. Идет какое-то нарушение баланса сил. Она знает и понимает меня, а я все время ошибаюсь в ней. Иногда мне кажется, что я догадался о причинах ее поступков или просчитал ее желания, а в следующий момент я убеждаюсь, что опять попал пальцем в небо. А каждый раз чувствовать себя законченным придурком довольно неприятно.
Вот и с Томом вышло очень глупо. Я слушал, как Кира разговаривает с ним по телефону – очень нетерпеливо, с сердитым выражением лица, которым я неожиданно залюбовался. Удивительно было наблюдать за ее реакцией на других людей, когда она забывала о моем присутствии на пару секунд. Вот и сейчас – глаза блестят, губы надменно кривятся, порывистая жестикуляция, которую она явно не осознает – это вам уже не мисс Растяпа. Мне казалось, что она хочет поскорее отделаться от несчастного помощника оператора, что он ее раздражает. А когда я сказал про ее «неудачные отмазки», она не попыталась меня разубедить. Поэтому, услышав голос Тома в прихожей, я разозлился на беднягу. Она ведь ему четко сказала – не приезжать! Какое он имеет право навязывать ей свое общество? Я не отдавал отчета в своих действиях, когда ноги сами вынесли меня в прихожую из кухни. Я просто хотел показать Тому, что Кира не одна, чтоб он не брал на себя слишком много. Если честно, я забыл, что не одет. И мне в тот момент не пришло в голову, что отсутствие футболки на мне и короткие шорты на Кире, премило обтягивающие ее попку, но заметно надетые наспех, можно расценить очень неправильно. Когда Том зло взглянул на меня (было темно, но я уверен, что в его взгляде присутствовала злость) и вышел из квартиры, а Кира вслед закричала «Том, подожди!», до меня дошло, что я наделал. А потом она заплакала.
Не знаю, какое мне сравнение подобрать: молния меня поразила или пропасть под ногами разверзлась – что там говорят в таких случаях? Но в тот момент меня всего затрясло. Мерзко было осознавать, что я подставил девушку, невольно вмешавшись в ее отношения. Ужасно было чувствовать себя таким дураком, который неправильно истолковал желание Киры не видеть Тома. А плюс ко всему страдало мое уязвленное мужское эго. Казалось бы, это причем? Но мне была обидна мысль, что Кира считает Тома более привлекательным, чем я. Неужели он лучше? Он же примитивен, как пробка. Неужели ей нравятся недалекие парни? Хотя, безусловно, он выигрывает по сравнению со мной в физическом плане. Я в последнее время посещал спортзал для фильма, но до Тома мне было далеко. Ко всем моим прочим эмоциям примешался еще и стыд. Зачем я снимал футболку перед Кирой? Ну, не подумал. А ее, наверняка, смешило мое тело. Я заметил, что она старалась сразу же отвести глаза и не смотреть на мой оголенный торс. Вот я идиот!
Клубок противоречивых хаотичных мыслей в моей голове привел только к одному выводу – нужно срочно исправить ситуацию. Я не собирался ее целовать, честно! Но что на моем месте сделал бы любой мужчина? Девушка плачет, и я стал причиной этих слез. Конечно, я ее обнял, желая утешить.
Я вздохнул, глядя в окно движущегося такси, но так ничего и не увидел. Перед глазами вставало лицо Киры, когда она засмеялась сквозь слезы в ответ на мои слова о заглаживании вины. Она подняла на меня огромные глаза, в которых влага переливалась через край, блестя на ресницах, а я застрял взглядом на ее губах, изогнутых в улыбке и произносящих:
– Да! Хочу!
Дальше я действовал, не думая. Мною руководил спинной мозг.
Правда, была одна мысль где-то в глубине сознания – доказать ей, что я лучше! Что ей незачем плакать, если я рядом! Ее такие нежные губы… Ее тело, прижимающееся ко мне… Это сводило меня с ума! Как будто женщина принадлежит только тебе, она полностью в твоей власти, она вся твоя! Если Том хоть раз испытал такое с ней, понятно, почему он не может от нее отказаться. Интересно, она спала с ним?
При этих мыслях услужливое воображение представило Киру в объятиях Тома, ее ноги, раскинутые по обе стороны его бедер... Мне стало противно, и я тут же переключил свое воображение на другой канал. Это не мое дело. Было и было. Это ее жизнь. Но я больше не дам ему к ней подойти.
«Да кто ты такой, чтобы за нее решать?» – спросил мой внутренний голос.
Тут я замялся, не зная, как ответить самому себе на этот вопрос. Но потом все же нашел выход из положения. Я друг. И я не хочу, чтоб Кире было больно. Том – не подходящая кандидатура для нее.
«Ты сам делаешь ей больно».
Возразить на это было нечего. Я начал ее целовать, подчинившись импульсу. Не задумываясь. Но в процессе я понял, что не хочу останавливаться. Она словно оплела меня собой, я чувствовал ее везде. Холмики ее грудей, упирающиеся в мой голый живот. Злость на совершенно некстати находящуюся между нами ткань ее футболки. Ее пальчики, скользящие по моей спине и впивающиеся в кожу с неожиданной силой, заставляющие мои мышцы сжиматься от желания. Но этого было мало, хотелось добраться до мест, которые будоражили мое воображение. Например, до ее попки, на которую я пялился уже несколько дней. Казалось, ладони зудят от стремления дотронуться до нее. И в то же время мною владел страх сделать что-то неправильное, что-то, что ей не понравится. Я незаметно сдвигал руки, по миллиметру, чтоб не напугать, не обидеть, и вдруг одним движением Кира сама легла мне в руки. Какое наслаждение внезапно понять, что женщина отдает себя тебе, признает твою власть. Я с силой сжал пальцами ее ягодицы. Какие-то первобытные инстинкты заворочались во мне, о которых я и сам не подозревал. Генетическая память, разбуженная алкоголем, возродила из темных глубин моего подсознания воина-завоевателя из племени англов. Моя. Не отдам. Даже сейчас, в такси, воспоминание о податливом теле в моих руках вызывало нестерпимое желание. Я мог бы подхватить ее и утащить в постель. Нет, не мог, конечно. Вряд ли я бы поднял ее, с больным-то копчиком, хоть она и маленькая. Но тогда я вообще ни о чем не думал. Мне все еще было мало. Ее соски, которые не давали мне покоя. Так хотелось их потрогать, раз нельзя увидеть, и понять, так ли они хороши, как мне казалось. Мои руки действовали совершенно самостоятельно, пока головной мозг пребывал в отключке. Сами расстегнули лифчик Киры и сжали ее грудь. Когда я дотронулся до ее сосков и почувствовал, как они отзываются на мои ласки, твердыми вершинками втыкаясь в мои пальцы, я понял, что безумно хочу быть в ней. Ощутить ее на своем члене, чтобы она стонала на нем от удовольствия, от признания своей безоговорочной капитуляции. Приятно испытывать сладость победы над упрямым противником, когда он, поверженный к твоим ногам, умоляет о новом завоевании.
И тут совсем не вовремя включилось сознание. Я подумал, что не хочу так. Не хочу такого секса. Не хочу быть заменой Тому. Хочу, чтоб она пришла ко мне сама, по своей воле. Потому что ей нужен я и только я, а не потому что она расстроена и хочет заглушить боль. Ведь я ей не нужен, как ни прискорбно это признавать. Тебе, мистер Звезда С Ободранной Задницей, предпочли красивого накачанного мистера Второго Помощника Оператора. Завтра она будет жалеть, что переспала со мной. И, конечно же, виноватым посчитает меня. И не будет меня уважать, потому что я изменю своей девушке. Хотя, если честно, в тот момент на Веронику мне было наплевать, но, как я понял, для Киры это принципиально.
Ну, уж нет! Пусть мы останемся просто друзьями, чем испортим едва зарождающиеся отношения. Я прервал поцелуй, убрав от Киры свои руки. Не буду рассказывать, каких трудов мне это стоило.
А потом я увидел ее растерянные глаза. Захотелось схватиться за голову и выдрать себе волосы. Я уже говорил, что я засранец? Я начал целовать девушку, вынудил ее ответить и все прервал, не доведя дело до конца. Может, она подумала, что мне не понравилось? Может, решила, что я захотел над ней поиздеваться? Как бы там ни было, я физически ощущал ее обиду и боялся посмотреть ей в глаза еще раз. Как теперь исправить эту ситуацию, я не представлял. Она не хотела признаваться, что была задета ее гордость. А я не мог найти слов, чтобы убедить ее, что действовал только из лучших побуждений. Извинился, но мои извинения приняты не были. Кира отклонилась, когда я хотел просто поцеловать ее в щеку. Это было больно. Но я сказал себе, что сейчас не в том положении, чтобы обижаться. Все мои разговоры насчет того, что Кира должна передо мной вину загладить, не более чем шутка. Это я чувствую себя перед ней бесконечно виноватым.
И я взял себя в руки и ушел. Завтра будет новый день. Кира выспится и гораздо спокойней посмотрит на это происшествие. А я... Я попытаюсь все исправить.
Не доезжая до дома, я отпустил такси и остаток пути решил пройти пешком. Таксисту совсем не обязательно знать мой адрес, да и просто хотелось прогуляться в тишине и успокоиться. Люблю ночь. Никого нет вокруг, никто не достает. Я опять вернулся мыслями к вечеру в квартире Киры. Квартирка у нее была совсем маленькая и, видимо, снятая уже меблированной. Почему-то казалось, что содержимое жилища Киры совсем не подходит ей. Вообще меня совершенно не волнует, как люди живут. Уж точно меня снобом назвать в этом плане нельзя. Сколько я мыкался по чужим квартирам и отелям, сколько обстановок сменил, что меня уже ничем не удивишь. Главное, что у человека в душе, а вовсе не его материальный достаток. Но Кира настолько явно занервничала, когда я начал оглядываться в ее квартире, что мне стало неудобно. Я потому и завел тот разговор на кухне, чтобы попытаться как-то оправдаться. А может, я опять неправильно расценил ее реакцию? Совсем не понимаю эту девушку!
Я уже подходил к дому, когда какой-то парень выскочил из темноты, сунув мне прямо в лицо свою камеру. Я не успел отреагировать, я даже послать его не успел, как он, быстро пощелкав своим фотоаппаратом, точно так же моментально растворился в темноте. Меня разобрала злость. Наверняка в кадр попал и дом. И откуда этот гад знает мой адрес? Хотя, конечно, у папарацци есть свои источники, и рано или поздно они могут узнать все. Ну что ж, возможно, он завтра позвонит с предложением выкупить фотки. Придется выкупать. Я пока не хотел ни жилье менять, ни подвергаться нашествию любопытствующих. Вздохнув, я открыл дверь ключом и зашел в холл. В доме было тихо. Вероника спит? Обычно она старается меня дождаться. И вдруг подумалось: а может, она меня бросила? Обиделась, что я поехал с Кирой, приревновала, собрала вещи и уехала? Я удивился, что не испытал ни страха, ни сожаления при мысли о том, что остался один. Но включив свет, я наткнулся взглядом на сумку Вероники. Нет, она не уехала. Значит, все-таки спит.
У меня самого уже слипались глаза. Неожиданно я поймал себя на том, что размышляю, где мне лечь. Если я лягу рядом с Вероникой, могу ее разбудить. А ни разговаривать, ни выяснять отношения не хотелось. Ничего не хотелось. Слишком я устал, да и в голове был какой-то сумбур. Я отправился в свободную комнату, именно в ту, куда думал поместить Киру, когда предлагал ей остаться у меня после неудачного падения в лужу. Я хмыкнул. Как будто падение в лужу может быть удачным. Кое-как раздевшись, я завалился спать, представив в последний момент, перед тем как отключиться, как свежая простыня касается разгоряченной кожи Киры. У этой девушки обычно прохладная кожа, и почему вдруг она могла оказаться горячей, додумать я не успел.
___________________________________________________________________________

POV Кира

Я проснулась еще до того, как зазвонил будильник. Утром жизнь показалась мне достаточно приемлемой для того, чтобы заставить себя подняться с кровати. И даже более оптимистично посмотреть на мир. Ну, что ж. Собственно, я никогда и не верила, что Роб может обратить на меня внимание. И то, что на меня свалилось такое счастье – побывать в его объятиях и получить его поцелуй – уже повод для того, чтобы поблагодарить судьбу. Нечего ее гневить и требовать большего.
Конечно, спасибо Сэму. Только у него получалось ставить мне мозги на место. И отчасти своим утренним моральным равновесием я обязана ночному разговору с ним. Я смирилась. Успокоилась. Мне уже не больно.
Я загрузила стиральную машину, не дрогнув, даже когда взяла футболку Роба в руки. У меня все хорошо. Жизнь продолжается.
Всю дорогу по пути на работу я радовалась, что могу вполне нормально дышать. Роб – недостижимая мечта, пусть ею и остается. Том… В конце концов, это его проблемы, что он там себе подумал. Хотя все-таки оправдать Роба перед ним нужно. Испорченная репутация ему ни к чему. Ну ладно, так и быть, поговорю с мистером Вторым Помощником Оператора, объясню ситуацию. Сэм… Это Сэм. Он лучший. Он идеальный. Он не заслуживает такой засранки, как я.
Джейн встретила меня на пороге трейлера взволнованным видом:
– Кира, ты слышала новость про Роба?
– Нет. Что случилось?
– Он женится!
Что я там говорила про отсутствие боли? Наивная.
___________________________________________________________________________

POV Роб

Из сна меня вырвал звонок телефона. Я еле протер глаза и посмотрел, кто звонит. Стефани. Я вздохнул и нажал кнопку ответа. То, что я услышал, заставило меня проснуться окончательно:
– Ну, поздравляю! Решил-таки показать невесту публике?
– Что-о-о?
– Залезь-ка в интернет да посмотри!
– Стеф, не томи, объясни, в чем дело.
– Роб, я не собираюсь тебя отчитывать и говорить то, что было уже обговорено не раз. Надеюсь, ты знаешь, что делаешь. Но мог хотя бы меня предупредить? Чтобы я не была в прострации, когда мне позвонили и стали просить подтверждения информации о твоей скорой свадьбе.
– Стеф! – заорал я. – Я не понимаю, о чем речь! Объясни!
– Хм… – Стефани сделала паузу. – Ты так вчера напился, что ничего не помнишь? Но я точно знаю, что это не я тебя уговаривала целоваться с Вероникой на виду у всех.
– Мы не на виду… – стал бормотать я, с ужасом предчувствуя беду. – Мы спрятались.
– Плохо, значит, спрятались. То есть ты не специально это сделал? Я уж было подумала, что ты на самом деле решил на Веронике жениться, а так как я, несомненно, воспротивилась бы этому, надумал поставить меня перед фактом, – она помолчала. – Я не представляю теперь, как это замять. Просить удалять фотографии нет смысла – они уже разошлись по всем твоим фан-сайтам. На фотомонтаж не спишешь. Слишком хорошо все видно: и лица ваши, и местоположение твоих рук. И никак не представишь Веронику «просто знакомой» или «коллегой». Фотографии самые недвусмысленные.
Я молчал, переваривая. В первый момент, когда Стеф сказала про невесту, я подумал, что папарацци застукали нас где-то вместе с Кирой, хотя не представлял, где. Про поцелуи с Вероникой на улице я уже забыл.
– Что молчишь? – спросила мой агент.
– Не знаю, что сказать. И что теперь?
– Статья озаглавлена: «Роберт Паттинсон наконец-то решил показать свою невесту. Скоро свадьба».
– Свадьба! – мне стало плохо. – Стеф, спасай!
– Что так? – спросил меня ехидно голос в телефоне. – Ты же все возмущался, что мы тебе навязываем имидж и мешаем личной жизни?
– Сейчас то же самое. СМИ мне навязывают невесту, которую я не хочу!
– Бедная Вероника. Она хоть в курсе, что ты ее не хочешь? – хмыкнула Стефани.
– Мне не до шуток, честно! Ты прекрасно поняла, что я не про Веронику. Но я еще не хочу пока жениться! Что теперь делать?
– Сделать вид, что этого не было, мы не можем. Все уже увидели и сделали выводы. У тебя образ приличного мальчика, поэтому сказать, что эти поцелуи – ничего не значащий эпизод, мы тоже не сможем. Так что придется пойти на поводу СМИ и подтвердить, что это…
– Нет! – воскликнул я.
– Не психуй. «Gossip Cop» даст опровержение этой статье и напишет, как всегда, ссылаясь на достоверные источники, что Вероника просто твоя девушка. А информация о том, что она твоя невеста, не проверена и раздута желтой прессой. Вы любите друг друга, но пока не собираетесь связывать себя браком, так как оба находитесь в процессе развития своей карьеры. Ну, что-то в этом роде… Эх, Роб! – сердито проговорила Стефани. – Подгадил ты себе, будь здоров. Фанатки твои недовольны будут. Статье они могли и не поверить, но такие качественные фотографии!.. Некоторую часть своей аудитории ты потерял. Вероника – не та девушка, которую захотят увидеть рядом с тобой. – Она вздохнула и продолжила: – Ну, ладно. Найди в этом и положительные моменты. Теперь вам прятаться не нужно будет. И временно будет всплеск интереса к твоей персоне, пусть даже и негативного.
– Черт!
– Странно, что нам не предложили выкупить фотографии. Мы заплатили бы им больше. Ладно, сообщи Веронике, что она теперь официальная девушка Роберта Паттинсона. Вот, наверное, довольна будет! – и Стефани повесила трубку.
Я сел на кровати и обхватил голову руками. Я еще не понимал, что именно меня угнетает, но было хреново. Не люблю я, когда не владею ситуацией. А меня уже в который раз ставят перед фактом. Ну да, Вероника – моя девушка. Я могу это признать. Но почему я должен это делать по чьей-то указке?
Дверь приоткрылась.
– Роб?
– Входи.
Вероника в коротеньком халатике, открывающем ее безупречные ноги,зашла и внимательно посмотрела на меня:
– Доброе утро! Я не дождалась тебя вчера, очень хотела спать. А почему ты лег отдельно?
– Не хотел тебя будить.
– Проводил Киру?
– Да, проводил.
Вероника уставилась на футболку, валяющуюся в кресле рядом с кроватью, куда я забросил ее вчера, раздеваясь перед сном. Конечно, это была не та футболка, в которой я вечером отправился в бар. Я перевел взгляд на Веронику, ожидая ее реакции.
– Ничего не хочешь объяснить? – наконец выговорила она как будто через силу.
– А надо? – я приподнял бровь.
– В ситуации есть что-то неприятное для меня?
– Нет, – я пожал плечами.
– Ну и ладно!
Удивила. Вероника, конечно, не особенно любит выяснять отношения, но тут разговор напрашивался. Видимо, чувствует свою вину за вчерашнее поведение и откровенный флирт с Томом и боится, что упрекнув меня, получит упрек и в свой адрес. Но у меня сейчас нет желания выяснять отношения.
– Поздравляю! – буркнул я. – Мы признаём наши отношения официально.
Вероника обрадовано всплеснула руками, подалась ко мне, потом нахмурилась:
– А почему таким тоном?
– Папики подкараулили нас и засняли, как мы целуемся. Так что это вынужденная мера.
– Если ты так не хочешь этого, давай не будем объявлять об официальных отношениях! – с вызовом сказала Вероника.
– Мне уже некуда деваться, так что придется объявить.
– Мне не нравится твой тон.
– Можно подумать, мне он нравится!
Вероника вдруг смягчилась:
– Роб, не расстраивайся. Может, не все так плохо? Или ты настолько меня стесняешься, что тебе неприятно показывать меня публике?
Мне стало неловко. Я приподнялся, обнял ее за талию и притянул к себе.
– Да ну что ты, прекрати. Как я могу тебя стесняться? Любой мужчина почтет за счастье быть с такой девушкой, как ты. Я просто зол. Не люблю, когда меня вынуждают что-то сделать. Я бы хотел, чтобы это было наше решение, и мы объявили о своих отношениях, когда сами этого захотели бы.
– Ты сам говорил, что твоя жизнь – не сахар. Давай найдем в этом положительные моменты.
Вероника, стоя между моих колен, взлохматила мои и без того растрепанные после сна волосы.
Уже второй человек мне советует найти положительные моменты в ситуации. А они для меня что-то не находятся.
Моя девушка, продолжая тормошить мои волосы, вдруг сказала:
– Меня вчера Том проводил. Ты не против?
Странно. Сама напрашивается на выяснение отношений. Я отклонился от ее руки:
– Нет, я же сам тебе предложил, чтобы он тебя проводил.
– Ты не ревнуешь?
– А ты бы этого хотела? – я вопросительно приподнял бровь, вспомнив вчерашний разговор с Кирой.
– Ну, не то, чтобы хотела… – озадаченно произнесла Вероника. – Но ты меня удивляешь. Обычно ты довольно ревнив. Я думала, что буду оправдываться перед тобой и объяснять, что ничего не было…
– Я и так знаю, что ничего не было.
– В смысле? Откуда?
– Парню нравится Кира.
– Какая? Найтли?
– Нет, Кира Уилсон. Ты что, не видела, как Том на нее смотрел?
– Одно другому не мешает, – фыркнула Вероника. – Разумеется, если бы я решила быть благосклонной к нему, он бы тут же забыл про эту девицу.
– Ты думаешь, Том относится к парням, которые изменяют своим девушкам?
– Все мужчины одинаковы!
«Вероника проницательна». Я мысленно усмехнулся.
– Да? И ты думаешь, что я изменил бы тебе, если бы Кира была ко мне благосклонна?
«Хм. А ведь маленькая мисс Помощница Декоратора была не против. А я отказался. Правда, руководствовался я совсем не нормами морали».
– Ничего не хочу слышать! – заявила Вероника, демонстративно затыкая уши.
Я долго смотрел на нее, а сам думал, как Кира отреагирует на официальную презентацию моей девушки. Впрочем, она же и так это знала. Но… как она воспримет тот факт, что официальное признание было сделано сразу после того, как я ее поцеловал? Сдается мне, Кира не будет в сильном восторге. Настроение испортилось еще больше.
– Пойду, завтрак приготовлю, – сказала Вероника и усмехнулась. – Довольно поздний завтрак будет.
Я молча ее отпустил. Надо было собраться с мыслями и как-то смириться с ситуацией, сжиться, утрясти в мозгу и придумать, как себя вести дальше.
___________________________________________________________________________

POV Кира


Я почувствовала, что мне не хватает воздуха. Эта новость, как удар под дых. Но как, когда? Он же среди ночи только уехал от меня, и не похоже было, чтоб он собирался жениться.
«Ты же сказала, что тебе уже все равно, что ты успокоилась!»
Но я даже не удостоила свой внутренний голос вниманием. И так понятно, что мне далеко не все равно. Оставалась маленькая надежда на то, что это всего лишь слухи и сплетни, которые часто сопровождают Роба.
– С чего ты взяла? – попытавшись придать голосу спокойный тон, спросила я Джейн.
– По всему интернету фотографии Роба с девушкой. Они целуются, обнимаются, очень даже откровенно. Вот, смотри сама, – и Джейн поманила меня в трейлер. На столе стоял ноутбук. Мне хватило беглого взгляда, чтобы узнать Роба в обнимку с Вероникой.
Ну ладно, я знала, что они встречаются. Фотографии меня не удивили. Но тот факт, что он женится?.. После того, как целовал меня вчера? Фотки сделаны раньше, когда мы еще были в баре. И он меня целовал после! А потом уехал от меня и решил жениться?
Может, он решил устроить себе напоследок такой мальчишник? Попробовать другую девушку, первую попавшуюся под руку? И сравнение оказалось в пользу Вероники. Настолько в ее пользу, что он решил жениться на ней? Я подтолкнула его к этому? У меня было ощущение, что я горю в огне, так было больно. Ну да, я знала, что я проигрываю этой мисс Модели. Но чтоб настолько? Я думала, ему вчера понравился поцелуй… Ну, хотя бы поначалу… Выходит, я ошибалась.
Я чувствовала, что в глазах закипают слезы. Нужно что-то сказать, как-то отреагировать
– Она красивая, – пробормотала я.
– А мне не нравится, – ответила Джейн.
Меня удивил тон ее голоса.
– Почему?
– Мне кажется, такие девушки не умеют любить.
Я пожала плечами:
– Мы ведь ее не знаем.
Джейн промолчала.
А я сделала стойку. Вчера она тоже говорила о Робе, и я тогда почувствовала, что эта тема почему-то интересует ее, но разговору помешал пришедший Том. Сейчас же нас никто не сдерживает. И повод есть. И, если честно, мне самой хочется поговорить о Робе. Кажется, так станет немного легче.
– Поклонницам Роба никогда не понравится девушка, которая будет рядом с ним. Я отчасти ему сочувствую. Его личная жизнь всегда на виду и подвергается постоянной критике.
– Ты считаешь, что я не права? Я не должна так говорить о неизвестной мне девушке? – Джейн нахмурилась.
– Ты имеешь право говорить все, что хочешь! – заверила я ее. – И мне … эта девушка тоже не нравится, – я чуть не сказала «Вероника», но решила пока не выдавать свою осведомленность.
– А тебе чем не нравится? – удивилась моя начальница, которая стала мне скорее подругой.
– Наверное, потому что мне тоже кажется, что она не любит Роба.
– А ты мне так вчера и не ответила, – произнесла Джейн как бы между прочим. – Тебе нравится Роб?
«Знала бы ты, как он мне нравится!»
– Нравится. Очень, – я бросила быстрый взгляд на Джейн. Она не смотрела на меня, но видно было, что слушает крайне внимательно. – Я ничем не отличаюсь от всех остальных женщин, которые вздыхают по нему.
– Ты его фанатка? – Джейн вскинула на меня глаза.
– Конечно, – странно, я никому не хотела об этом рассказывать. Но сейчас, чтобы вытянуть из Джейн то, что она не хочет говорить, я готова была рассказать всю правду без боязни.
– Не похожа ты на фанатку.
– Почему?
– Эти сумасшедшие поклонницы Робу прохода не дают.
– Я тоже постоянно околачиваюсь на съемочной площадке.
– Ты по работе. И ты его никогда не подкарауливаешь, не просишь автографов. И самое главное, никогда его не обсуждаешь.
– На эту работу я устроилась только из-за него.
Джейн недоверчиво покачала головой.
– А автографы мне не нужны, – продолжила я. – Не представляю, что с ними делать. А почему не говорю… Наверное, по той же причине, что и ты.
Джейн вдруг смутилась и спросила тихо:
– Это что, так заметно?
Вот это да! Значит, я угадала! Моя начальница тоже поклонница Роба.
– Нет, это незаметно вовсе. Если бы ты не завела этот разговор, я бы и не заподозрила даже.
И тут Джейн прорвало.
– Ты не представляешь, как это мучительно! Влюбиться в мальчика, годящегося тебе в сыновья. Знать, что ничего тебе не светит. Скрывать ото всех, потому что надо мной просто посмеются, если узнают. И он первый посмеется, – ее голос задрожал.
«Что же я наделала? Зачем я ее вытянула на этот разговор?»
– Джейн, не выдумывай. Роб никогда не будет над этим смеяться.
– Да откуда ты знаешь? – женщина всхлипнула.
Я подошла к ней и обняла.
– Ты права, я этого не знаю. Но неужели влюбились бы в такого засранца, который стал бы смеяться над любовью? И не только мы – миллионы женщин по всему миру отдали ему свои сердца. Неужели мы все ошибаемся?
– Может быть. Любовь слепа, и мы сами себе его придумываем.
– Ну и пусть так. Тебе плохо от того, что ты его любишь?
Джейн помолчала. Потом нерешительно произнесла:
– Ну, нет. У меня как будто открылось второе дыхание. Мне стало интересно жить. Я снова почувствовала себя женщиной.
– Это стоит того?
Джейн улыбнулась.
– Ты психоаналитиком случайно не подрабатываешь?
– Нет, - усмехнулась я. – Просто другому помочь всегда легче, чем самому себе.
– А тебе нужна помощь?
Я помолчала. Отодвинулась, опять взглянув на экран ноутбука.
– Думаю, мне нельзя помочь. Так что нет, не нужна.
– Почему нельзя? Что тебя угнетает?
– То же, что и тебя. Безответная любовь.
– Но ты ведь молода. У тебя есть шанс.
– Причем тут возраст? Джейн, мы ведь говорим о Робе. Мужчине, которого хочет каждая вторая женщина из тех, кто знает о нем. Он может выбирать. Ты думаешь, он мог бы выбрать меня? В любом случае он женится, – я кивнула головой на фотки Роба. – Так что про меня вопрос даже не будет поставлен.
– Никогда не говори никогда.
– Вот и ты не говори! – усмехнулась я, сводя разговор к шутке.
Джейн рассмеялась:
– Ты меня поймала! – потом, посерьезнев, добавила: – Я рада, что мы поговорили. Как будто камень свалился. Не так тяжело будет носить эту запретную любовь в себе. Но, я надеюсь, этот разговор останется между нами?
– Разумеется. И ты меня не выдавай. Не хочу, чтоб кто-то знал, что я его поклонница. И он в первую очередь.
Джейн молча обняла меня.
___________________________________________________________________________

POV Роб

Вероника давно ушла на кухню, а я так и сидел в одних трусах на кровати и не знал, как мне дальше быть. Конечно, никто от меня не ждет прямого признания. Нет, думаю, поклонники ждут, но у меня сейчас не промотур, я не обязан давать интервью. У меня съемки, и нет необходимости появляться на публике и отвечать на чьи-либо вопросы. Но просто «не замечать» всплывшую статью о ближайшей свадьбе никак не получится. Конечно, эта статья на такую тему не первая. Но раньше я никогда так по-глупому не попадался. Я не выдержал, пошел в другую комнату и включил компьютер. Зашел на первый попавшийся фан-сайт имени меня и с ужасом увидел фотографии, где я самым наглым образом тискаю и целую весьма знакомую мне брюнетку, которая в статье была названа «таинственной незнакомкой». Да уж, такие фотки не проигнорируешь и не сделаешь вид, что на них просто «подруга».
Теперь я могу появляться с Вероникой свободно, не прячась. Ходить на мероприятия, представлять ее как свою девушку. Моя вредина будет довольна. А Кира? А что Кира? Она же знала, кто для меня Вероника. Я ведь не скрывал. Почему же мне не хочется, чтобы отвергнутая мной вчера девушка прочитала эту статью? Ну, скорей всего она ничего и не узнает. Думаю, она не ходит по моим фан-сайтам и не читает всякие глупости.
Нестерпимо захотелось увидеть маленькую мисс Разлей Кофе. Убедиться, что с ней все в порядке. Что она перестала расстраиваться и обижаться на меня. А если еще обижается, попробовать как-то оправдаться, извиниться. Объяснить.
«Что ты ей объяснишь?»
Да уж. Как я объясню, почему я начал целовать девушку, а потом прервался на самом интересном месте? И собрался жениться на другой. Захотелось придушить кого-нибудь. Например, себя. Нет, на съемочную площадку я сегодня не пойду. Мне нечего там делать. Я пока не готов к объяснению с Кирой.
___________________________________________________________________________
POV Кира

Я проверила готовность съемочной площадки и крутилась неподалеку, наблюдая, как Кира Найтли играет эпизод с другими актерами. Том тоже был здесь, но пока у нас не было возможности поговорить, чему я была рада. Совершенно не представляла, что и как ему сказать. В принципе, я и не обязана перед ним оправдываться. Я ничего плохого не сделала. Но все же не хотелось, чтобы он плохо думал про Роба. Тем более что на самом деле ничего не было. Ну, ничего такого особенного.
Я ждала окончания съемок, твердо вознамерившись все объяснить. Чуть не подпрыгивала от нетерпения, пока Том медлил, проверяя оборудование и разговаривая с подошедшей к нему Кирой Найтли. Я уже подумала, что ничего у меня не получится, как Том сам подошел ко мне.
– Привет! – осторожно произнес он.
– Привет, – так же настороженно ответила я, не зная, как реагировать.
– Как дела?
«Хм, что за разговоры «про погоду»?
– Я в порядке. Как ты?
– Я тоже хорошо.
Мы помолчали. Но, видимо, наконец Том решился:
– Ты знаешь, что Роб женится?
– Да, видела его фотки в инете. А что?
Том внимательно вглядывался в мое лицо, потом все же спросил:
– Ты расстроена?
«Ага, так я тебе и призналась!»
– Чем?
– Ну… Тем, что он выбрал не тебя.
– Том, он меня и не выбирал! Ты, видимо, подумал вчера, что между мной и Робом что-то было?
Том поморщился, потом нехотя произнес:
– Я же не слепой.
– Ну и что ты видел? Роб меня проводил. Я ему предложила кофе. А он нечаянно облился и как раз перед твоим приходом снял мокрую футболку. И все.
«Ну, по крайней мере, все, что тебе стоит знать».
– И все? – Том заметно повеселел. «Черт! Опять начнет меня домогаться». Я мысленно скорчила рожицу. А он заинтересованно спросил: – И что там на фотографиях?
– Роб с Вероникой. Но я на тебя обижена!
– За что?
– За то, что ты про меня сразу самое плохое подумал.
– Прости! Кира, прости, пожалуйста! – Том был само раскаяние.
– Ладно уж. Забыли.
– А может, сегодня куда-нибудь сходим вместе? Вчера наш поход оказался неудачным.
– Извини, Том, сегодня я буду занята.
«Ага, буду сидеть перед компом и заниматься мысленным мазохизмом, глядя на фотки Роба с другой девушкой».
– Ты меня не простила! – ох, как это я забыла, что от него так просто не отделаться? – Что мне сделать, чтоб ты меня простила? – Том опять завопил во всю силу своих легких, ухватившись за мои плечи. Когда он научится разговаривать тихо?
– Том, я простила тебя, только не кричи, ради бога, – я коснулась его рук, желая ненавязчиво их снять с себя.
– Разрешишь поцеловать себя? Тогда поверю! – Том стал наклоняться ко мне.
Я рассмеялась его наглости. Ну, дает парень!
– Роб, вот ты где! Я тебя потеряла! – услышала я и, повернув голову, наткнулась на пристальный взгляд мистера Великолепного Засранца. Из-за его плеча выглядывала Вероника. «Что он тут делает? Что тут делает его... невеста?» – беспомощно подумала я, а Роб невозмутимо сказал:
– Привет, ребята! Извините, что помешал, – и уже обращаясь к Веронике: – Пойдем, дорогая!
Он взял ее за руку, повернулся и увел за собой.
___________________________________________________________________________

POV Роб

– Роб, копчик не болит больше?– чей-то голос ворвался в мои мысли.
- А? – недоуменно повернулся я.
Моя девушка взывала ко мне уже в который раз:
– Я не успеваю за тобой, ты слишком быстро идешь!
Надо привыкнуть ее на публике называть своей девушкой. Я отпустил руку, которую она тут же потерла.
– Извини, задумался. Ну? Куда мы сейчас? Куда ты хочешь?
– Посидим в баре? Послушаем музыку. Теперь можно не прятаться.
– Хорошо, давай.
Мы дошли до машины, возле которой поджидал Дин. Он невозмутимо открыл нам заднюю дверцу. Я дождался, когда все усядутся, и назвал адрес бара.
Вечер проходил нормально. Я пил, слушал музыку, кивая в такт словам своей девушки, совершенно не вникая в них. Дин и Харди, приглашенные составить компанию, сидели тут же. Беседу поддерживали без меня.

– Что случилось? – наконец не выдержала Вероника.
– Ничего, – я пожал плечами.
___________________________________________________________________________
А что случилось? Только то, что я в очередной раз почувствовал себя придурком. Я целый день не находил себе места дома. Чем только не пробовал заниматься. Общение с Вероникой не клеилось. А когда она, накладывая в очередной раз мазь мне на копчик, предложила съездить куда-нибудь, «например, на съемочную площадку», я сразу ухватился за эту идею. Ну да, мне же нужно поговорить с Томом! Как же я забыл? Я должен ему объяснить… Что именно?
Я пообещал Кире, что поговорю с ним и объясню, что между мной и ею ничего не произошло. Но ведь он захочет с ней возобновить отношения после такого признания? А я поклялся себе, что не подпущу его к ней больше. А, ладно, решу на месте, что нужно сказать.
Стефани приказала мне ездить только с Дином и на специально арендованной для меня машине, так как после этой статьи меня будут пасти и папарацци, и поклонники. Я вспомнил про парня, который сфотографировал меня ночью около дома, и позвонил ей. Она удивилась, что для вчерашнего вечера было уж слишком много папиков, пасших меня в разных местах. И было странно, что ночной гость пока не объявился и не предложил выкупить фотографии. И в интернете не появлялся. У него совсем другой почерк, чем у того, кто выложил копромат на меня с Вероникой.
Как бы там ни было, теперь я буду под постоянной охраной. Даже вечером выпить в одиночку не выберешься. Дождавшись, пока подъедут телохранители, мы направились к месту съемок. Женская рука постоянно гладила меня по бедру, а я, как будто не замечая, смотрел в окно и думал, как бы мне так отвлечь Веронику, чтобы без свидетелей поговорить с Кирой. Кого я обманываю? Я еду на съемки не потому, что хочу объясниться с Томом, не потому, что Алан хотел обсудить со мной одну сцену, не потому, что мисс Найтли позвонила «просто так, поболтать в перерыве» и сказала, что без меня скучно. Я всего лишь хочу увидеть маленькую мисс Вкусный Кофе и убедиться, что прощен.
___________________________________________________________________________
Я опять заскрипел зубами и заказал Jägermeister*.

По-русски, на посошок. Не особо его люблю, но отрезвляющий эффект настойки известен. Вероника недоуменно посмотрела на меня, но промолчала. Дин сделал вид, что не заметил. Харди пробормотал что-то типа «Пробовал, необычный вкус».
Дожидаясь, пока принесут заказ, я продолжал заниматься самобичеванием. Это я Тома считаю примитивом? Да я сам идиот! Когда я увидел смеющуюся Киру в объятиях другого мужчины, и он наклонялся ее поцеловать, а она явно не была против, я наконец-то прозрел. Ну, куда я лезу? У людей все хорошо. Они справятся и без меня. Вернее, именно без меня и справятся. А я только мешаю и все порчу. Кем я себя возомнил? «Не подпущу Тома к Кире!» – мысленно передразнил я сам себя. «Тьфу!» Я скривился и залпом выпил охлажденный биттер.
– Едем домой.
Попрощавшись с охранником и водителем, – причем в основном прощалась Вероника, проявляя чудеса вежливости, – мы ввалились в холл. Ника помалкивала и как-то испуганно посматривала на меня.
– Я хочу спать! – рыкнул я.
– Сейчас постелю, – отозвалась моя девушка. Моя девушка. Слишком она тихая сегодня, не похоже на нее. Меня это только больше злило. Я отправился в ванную и долго стоял под струями, пытаясь придти в себя. Получалось плохо.
Вышел, обернув одно полотенце вокруг бедер и вытирая волосы другим. Вероника показалась в дверях спальни, уже одетая в короткий халатик:
– Я постелила. Иди, ложись.
Взгляд ее метнулся к моему телу, вернее, к той его части, что была едва прикрыта полотенцем, но она сразу же отвела взгляд.
– Трахаться хочешь? – зло усмехнулся я.
Ее глаза округлились:
– Ты меня пугаешь!
– Я? Тебя? Это невозможно.
Я, ухмыляясь, шел на нее, она отступала.
– Роб, я, конечно, не все понимаю. Что-то случилось, чего я не знаю? Или ты из-за того, что нам придется теперь объявить о помолвке? Но не нужно на мне вымещать зло.
– О помолвке? – от удивления я даже остановился на секунду. – Нет, дорогая. Никакой помолвки. Я не делал тебе предложение. Ты всего лишь моя официальная девушка. Но не больше!
Я приблизился к ней вплотную и резко толкнул на постель.
Ника упала, коротко вскрикнув. Я навалился сверху, задирая подол халатика и сдвигая в сторону стринги. Она попыталась отбиваться, продолжая глядеть на меня круглыми испуганными глазами. Если бы она попробовала меня отговорить, умоляла бы, просила остановиться, может, я бы и послушался. А может, и нет. Я впился в ее губы, двигая двумя пальцами в ее влажном лоне. Она еще раз попыталась меня оттолкнуть. Я зарычал, укусил ее за губу и резко вошел в нее. При каждом движении многострадальную поясницу пронзало болью, но это только больше заводило меня. Вероника начала стонать в такт мои толчкам. Секс был стремительным. Она почти сразу забилась в оргазме, и я позволил себе кончить.
Сил встать не было, и я навалился на нее всей тяжестью. Вероника полежала так несколько секунд, потом зашевелилась, пытаясь из-под меня выбраться. Я скатился с нее и лег рядом.
– Прости. Я не в себе.
– Зачем ты извиняешься? – тихо засмеялась Вероника, приподнявшись на локте. – Дурачок!
«Ну, правильно, я и говорю, что придурок».
– Ты великолепен! – промурлыкала она, целуя меня.
– Я засранец, – пробормотал я, отворачиваясь к стене и погружаясь в сон.
___________________________________________________________________________
*Травяной ликер Егермейстер (Егермайстер, Jagermeister)



 
Источник: http://only-r.com/forum/38-86-1
Из жизни Роберта Солнышко 1113 9
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...На необитаемый остров я бы взял книгу «Улисс» — потому что только там я бы ее прочитал."
Жизнь форума
❖ Festival de Cannes
Anti
❖ Вселенная Роба-7
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Флудилка 2
Anti
❖ Good time/ Хорошее вре...
Фильмография.
❖ Талия Дебретт Барнетт ...
Кружит музыка...
❖ О Робе и не только
Очумелые ручки.
❖ Только для тебя... вид...
Очумелые ручки.
Последнее в фф
❖ ТРЕТЬЕ ЖЕЛАНИЕ ДЛЯ ЗОЛ...
Собственные произведения.
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
Рекомендуем!
5
Наш опрос       
Какой костюм Роберта вам запомнился?
1. Диор / Канны 2012
2. Гуччи /Премьера BD2 в Лос Анджелесе
3. Барберри/ Премьера BD2 в Берлине
4. Дольче & Габбана/Премьера BD2 в Мадриде
5. Кензо/ Fun Event (BD2) в Сиднее
6. Прада/Country Music Awards 2011
Всего ответов: 166
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 19
Гостей: 12
Пользователей: 7
GASA маруська Галина барон Camille Ведьмо4ка Ivetta


Изображение
Вверх