Творчество

Я люблю Роберта Паттинсона, или Великолепный Засранец. Глава 13
24.05.2017   18:39    
Глава 13. Кофе

Меня трясло. Я слышала его шаги за спиной, его дыхание. И все думала, когда же закончится этот сон? Потому что реальностью это быть не могло. Роберт Паттинсон идет по темной лестнице ко мне в квартиру. Роберт Паттинсон – Мистер Совершенство, самый сексуальный мужчина планеты, мечта трети женского населения земного шара… Просто Роб, который морщится от каждого шага, покачивается от выпитого спиртного; джинсы которого заляпаны пятнами неизвестного происхождения; от которого пахнет сигаретами и чем-то специфическим, присущим только ему. Просто мужчина, которого я люблю.

Когда мы вышли из такси, я растерялась, не зная, как поступить. Пригласить к себе? Ведь он же отпустил машину, значит, намерен остаться? Но зачем? В мозгу вспыхнула картинка весьма неприличного содержания, но я сразу испуганно ее погасила. Нет-нет-нет, даже поверить страшно. Я не верю, что могу ему нравиться. Но даже если допустить такую удивительную вещь, что его что-то во мне привлекло, у него ведь есть Вероника. А я думаю, что он не из тех мужчин, которые заводят связи на стороне. А если я ошибаюсь, и он все же может изменить своей девушке? Со мной. Разочарует ли это меня?

А если все не так? Может, он и не собирался ко мне заходить, просто хотел позвонить без свидетелей Веронике или вызвать новую машину, чтобы добраться до дома с пересадками?

Я сейчас скажу: «Зайди», а он просто посмеется надо мной. Ну, не прямо, конечно, он же джентльмен. Но поймет, что я не просто так, на чашку кофе его зову, и причислит меня к длинному списку своих побед. Оно, конечно, так. Я давно в этом списке под многозначным номером. Но признáюсь я в этом только под пытками.

Так что, попрощаться сейчас и все? Да я же в жизни себе не прощу, что у меня был такой шанс, а я его упустила.

«Солнце, ты слишком много думаешь!» – усмехнулся в голове Сэм. Я вздохнула и заставила себя произнести:

– Зайдешь?

Я не решалась поднять глаза на Роба. Совершенно незачем мне видеть его ехидный взгляд. Я угадала, Роб действительно усмехнулся, когда ответил мне. Правда, его слова совсем не вязались с тем, что я себе навоображала.

– Нет, конечно, раз ты против.

«Я против?»

Я в недоумении подняла голову, и мое сознание снова поплыло. Его насмешливые теплые глаза, лучики в уголках, понимающая улыбка, и… Черт, как же я его хочу! Стоп-стоп-стоп. Что он там про «против»? Мне дают шанс отказаться? Только Роб умеет так перевернуть все с ног на голову. Он позволил мне контролировать ситуацию. Я оценила.

Мы добрались до моей квартиры. Я открыла дверь, зашла внутрь и сказала Робу:

– Проходи.

Роб заполнил собой мою маленькую прихожую, закрыв дверь. Стало сразу так тесно и… уютно. Как будто моя квартира давно ждала его присутствия.

Он скинул куртку и прошел за мной в комнату. Начал оглядываться, смутив меня до невозможности. Ну, понятно, это же не его хоромы. Я не могу позволить себе снимать шикарную квартиру. Тем более все равно я тут ненадолго. Только на период съемок.

– Наверное, нужно позвонить Веронике, – осторожно произнесла я. – Думаю, она волнуется, куда ты пропал.

Роб обернулся и, многозначительно улыбаясь, посмотрел на меня:

– А Тому звонить не нужно?

– Нужно. Мы это сделаем одновременно? Или ты можешь сказать, чтоб Вероника передала Тому, что со мной все в порядке.

Роб посерьезнел, задумался. Мое сердце пропустило удар. Как же он красив!

– Ты не против, если я не буду сообщать Веронике, что нахожусь у тебя?

Мое сердце пропустило еще два удара.

– Я не против. Только зачем обманывать? Ты часто обманываешь свою девушку?

Роб нахмурился.

– Ты поборница строгих моральных норм?

«Кира, солнце, ты опять все портишь. Может, пора поумнеть?» – Сэм усмехнулся в моей голове.

«Иди к черту!» – фыркнула мысленно я и ответила вслух:

– Тебя это смущает?

Роб пронзил меня взглядом:

– А не ты ли пудришь Тому мозги, несмотря на то что у тебя есть Сэм?

Я замерла. Как много он слышал из моего телефонного разговора с Сэмом? Хотя, если бы Роб слышал все, он бы не так реагировал. Я заставила себя расслабиться.

– Прости, ты прав. Это не мое дело.

Кажется, эта моя фраза тоже почему-то не понравилась Робу. Он еще больше свел брови, достал айфон и стал крутить его в руках.

– Ты считаешь, что я должен признаться Веронике, что сейчас нахожусь у тебя?

«Должен ли он? Хочу ли я этого? А зачем? Все это повлечет лишь ненужные сложности».

Я приподняла бровь:

– А что, если я сейчас скажу тебе, чтоб ты признался, ты послушаешься?

– Да.

Это короткое «да» заставило меня задрожать. Он послушается меня. Как сладко чувствовать свою власть.

– Тогда нет.

Он тоже выгнул бровь:

– Почему?

– Думаю, так будет лучше.

– Почему?

«Вот же заладил, как попугай!»

– Ну, меньше проблем. А вообще я не знаю. Решай сам. Скажи правду. Кому от этого будет хуже? Ревновать тебя ко мне Вероника явно не будет. А что подумает Том, мне все равно.

– Почему ты думаешь, что она не будет ревновать?

– Потому что это смешно.

– Что смешно?

«Вот же пристал! Зануда!»

– Смешно ревновать ко мне. Роб, прекрати этот допрос, звони.

Он сел на диван и послушно набрал номер.

– Вероника, вы еще в баре?

Он видимо, слушал, что ему говорила его девица, потом сказал:

– Нам с Кирой пришлось уехать. Администратор нас выловила и выпроводила в машину. А там действительно так много фанатов?

Он опять что-то слушал, потом сказал:

– Возвращайтесь домой. Пусть Том вызовет тебе такси. Только не говори ему адрес моего дома.

После паузы:

– Да, я с Кирой.

Я мысленно ахнула. Не соврал.

– Мы едем в машине. Я провожу ее, а потом отправлюсь домой.

Ну, почти не соврал.

Роб закончил разговор и взглянул на меня:

– Прощаешь?

– В смысле?

– Надеюсь, я не сильно упал в твоих глазах из-за небольшой лжи?

Я растерянно смотрела на Роба. Ему важно мое мнение? Зачем оно ему? А как же я сама? Я ведь не говорю ему всей правды. Кто я такая, чтобы говорить ему, что он неправ?

– Не мне тебя упрекать, – произнесла я. И тут же добавила:

– Будешь кофе? – и в ответ получила:

– Теперь твоя очередь. Звони Тому.

Но мой телефон не стал дожидаться моего решения и зазвонил сам. Я нажала кнопку ответа:

– Да, Том.

– Кира, Вероника сказала, что вы с Робом уехали из бара, спасаясь от фанатов. С тобой все в порядке?

– Да, Том, все хорошо.

– Ты сейчас где?

Я бросила быстрый взгляд на Роба:

– Еду в такси домой.

– Роб с тобой?

– Да.

Том замолчал. Потом вдруг спросил глухо:

– И останется у тебя?

– Нет, конечно! – воскликнула я. И добавила спокойней: – Нет, он не будет у меня оставаться.

Я взглянула на Роба. Он внимательно слушал, но его лицо было непроницаемым.

– А можно… я приеду к тебе? – в голосе Тома слышалась мольба и нерешительность. – Когда провожу Веронику? Ну… Просто посидим. Нам так и не удалось сегодня нормально пообщаться.

– Том, не обижайся, но уже поздно и я слишком много выпила. И плохо себя чувствую. И вставать рано завтра.

Роберт молча покачал головой, поджав губы.

«Что его не устраивает?»

– Значит, Роб все-таки останется у тебя, – сказано было явно с обидой.

Тут уж я разозлилась.

– Том, ты сейчас меня очень обижаешь своим недоверием. Я разве давала тебе повод сомневаться во мне? Давала повод подозревать меня во лжи? Я вообще-то не должна перед тобой отчитываться и оправдываться. Но мне неприятно, что ты так плохо думаешь обо мне. И… – я покосилась на Роба, – …не только обо мне.

– Ой, извини, – спохватился Мистер Второй Помощник Оператора. – Роб рядом, ты не можешь при нем говорить? Может, ты позвонишь мне, когда он уедет?

– Хорошо, позвоню, – вздохнула я и отключила разговор.

Все наперекосяк.

– Том ревнует ко мне, что ли? – поинтересовался Роб, полусидя-полулежа на моем диване, расслабленно вытянув длинные ноги перед собой.

– Типа того. Боится, что ты у меня останешься.

– Почему ты сказала, что я не буду оставаться? Ты же не знаешь моих намерений. Надо было сначала у меня спросить, – Роб ехидно прищурился.

«Что за…?»

– Я не могла ничего другого сказать. У тебя есть девушка. Я не знаю, склонен ли ты ей изменять, но я же не могла испортить тебе репутацию, сказав, что ты останешься у меня.

Я улыбнулась.

– Вот так, да? – Роб удивился. – То есть ты мою репутацию берегла?

– Конечно. Моя-то никого не волнует, кроме меня самой. А ты – публичная личность, тебе имидж нужно блюсти.

Я пыталась сохранить серьезный вид, произнося это, но не удержалась и покатилась со смеху. Роб расхохотался вместе со мной.

– Ну ладно. А что насчет тебя? Ты склонна изменять своему парню?

Склонна ли я изменять? Смотря что подразумевать под этим. Ведь я же влюбилась в Роба, хотя у меня был Сэм. Конечно, виртуальная любовь – не реальная измена. Но приятно ли было Сэму знать, что, находясь в его объятиях, я думаю о другом мужчине?

Я посерьезнела.

– Это слишком сложный вопрос.

– Поня-а-атно, – задумчиво протянул Роб.

«Что ему понятно?»

– А могла бы ты встречаться с другим парнем в отсутствие своего? – вдруг спросил он меня.

– Что ты подразумеваешь под словом «встречаться»? Близких отношений я бы не допустила, ну а сходить куда-нибудь, посидеть в баре – почему нет?

– И твой парень не стал бы ревновать?

– Нет, конечно, он же не ты! – усмехнулась я.

– То есть? Ты считаешь, что я ревнивый?

«Черт! Опять я сболтнула лишнего. Но это так легко. Вот он сидит на диване, так уютно на нем расположившись, как будто он всегда был здесь, такой родной».

– Думаю, да. А что, нет?

– А разве девушкам не нравится, когда их ревнуют?

– Ты хочешь сказать, что ревнуешь специально, чтобы девушке было приятно?

– Ну… да.

– Не знаю, как Вероника к этому относится. А мне бы не нравилось, если бы ты меня ревновал.

«Упс! Мне язык надо оторвать!»

Великолепный Засранец усмехнулся, слегка наклонив голову и разглядывая меня, как будто впервые увидел:

– Хорошо, договорились. Не буду тебя ревновать.

Я попыталась сгладить предыдущую неловкую фразу:

– А с чего бы тебе меня ревновать? Я не твоя девушка. Это я так сказала, к слову.

– И я – к слову.

Я уставилась на него. Он издевается? Роб безмятежно улыбался, слегка прищурив глаза. Ничего не пойму. Он меня дразнит?

– Роб, я хотела спросить. Когда я стала говорить Тому, чтобы он не приезжал, ты почему-то головой стал качать. Что тебя не устроило? Я должна была ему разрешить приехать?

– Ах, вот оно что! – улыбнулся этот восхитительный Засранец. – Он напрашивался в гости? Каков наглец! – Роб сделал нарочито возмущенное лицо, потом опять рассмеялся: – Это ты сама решай, хочешь ты, чтоб он приезжал или нет. Но ты очень неудачно отмазывалась.

– Как это? – я прыснула от смеха. Вот уж не думала, что буду с Робом мои отмазки обсуждать.

– Обычно достаточно озвучить одну причину. Основную. Когда нагромождаешь причину за причиной, сразу видно, что ты просто не хочешь человека видеть и придумываешь, как бы от него отделаться. Надеюсь, Том не понял, что ты ему практически даешь отставку. Жалко парня.

«Вот психолог фигов! Слишком уж хорошо он в людях разбирается. Неужели он видит и то, что я влюблена в него самого по уши? Надо эту беседу сворачивать».

– Эм… Ну, так как насчет кофе?

– Давай. Только не думай, что так легко отделаешься. Кофе не будет засчитан как заглаживание вины. Я еще не придумал, что с тебя потребовать.

Он по-мальчишески улыбался, весьма довольный собой.

«Да все что хочешь, все сделаю. Только попроси», – подумала я.

А вслух сказала:

– Ну, ты сильно сложные задания-то не придумывай! Я же могу и не справиться, – и отправилась на кухню.

– Ладно. Постараюсь попроще, – он засмеялся и двинулся вслед за мной.

В кухне Роб осторожно опустился на стул.

Я взглянула на него, вспоминая его предпочтения:

– Латте?

– Да, пожалуйста, если тебе не трудно.

– Не трудно.

Я засыпала молотый кофе в холдер. Руки дрожали.

Страшно было нарушить атмосферу, внезапно воцарившуюся на моей кухне. Легко было представить, что я вот так каждый день варю ему кофе или готовлю завтрак. В груди сжался комок.

– Ты сказала, что у обычных людей не меньше проблем, чем у меня… – задумчиво начал Роб.

«О, боже! Его все-таки это задело!»

– Роб, я… – я повернулась, чтобы еще раз попросить прощения за свои слова, но он меня перебил, взмахнув рукой:

– Ты права. У всех людей свои проблемы и наверняка гораздо более сложные, чем у меня. Я, по сути, самый везучий засранец на этой планете.*

Я мысленно хмыкнула. «Засранец». Он провел рукой по волосам. Давненько я не видела, чтобы он так делал. Мне показалось, что это было признаком того, что он расслабился и перестал строго следить за собой. Я отвернулась и стала взбивать молоко.

– Если честно, я всегда чувствую себя виноватым.

– Почему? – спросила я, не оборачиваясь.

– Именно поэтому. У меня много денег, а ведь огромное количество людей ночует под открытым небом в канаве…

Я чуть не поперхнулась.

– У меня есть все, а у них нет ничего. Порой я, когда особенно злюсь на достающих меня поклонников…

– Даже так? – я улыбнулась.

– Да. Я монстр, правда?.. Когда я злюсь на них, я вдруг одергиваю себя, напоминая, что все, что у меня есть, это благодаря им. Но так неприятно все время чувствовать себя виноватым! Может, я имею право хоть чуть-чуть наслаждаться своей жизнью? Я как-то читал книгу О`Рурка «Eat the Rich»…** Ты не читала?

Я покачала головой.

– Нет, экономика – это не то, что меня увлекает.

– О, но ты знаешь, что это за книга? – уточнил он.

Я неопределенно пожала плечами. Еще бы мне не знать. Его интервью в Details Magazine я штудировала очень тщательно.

– Так вот, там есть место… Ну, не буду утомлять тебя подробностями, раз тебе неинтересно, но я подумал, что, может быть, человеку позволено быть богатым не в ущерб другим людям? И то, что у него много благ, это не ущемляет других и не отнимает у них часть их счастья?

Я обернулась и посмотрела на него. Он уставился в окно, задумчиво рассуждая и закручивая в немыслимые фигуры свои пальцы. Я покачала головой, вливая тонкой струйкой эспрессо во вспененное молоко. Он всегда думает о других? Его заботит устройство миропорядка? Может, ему действительно стоило стать политиком?

– Хотя я ничего не произвожу, ничего не создаю, – продолжал Роб. – И не увеличиваю количество материальных благ в мире, а деньги получаю очень приличные. Имею ли я право?..

Я повернулась и поставила перед ним большую стеклянную кружку.

– Роб, ведь ты давно задаешься этим вопросом. Я думала, ты смог принять этот образ жизни. Нет?

– Спасибо, – он взялся за кружку. – Не знаю. Иногда мне кажется, что я нащупал то, что позволит мне жить в мире с самим собой, а потом случается нечто…

– Например, какая-то девица в баре начинает упрекать тебя во всех смертных грехах, – я виновато вздохнула.

Роб смущенно улыбнулся, глотнув из кружки.

– Я достал тебя своим нытьем? Я же говорил, что зануда.

«Мне ты этого еще не говорил, но да, я помню».

– Извини, я тебя перебила. Но это не потому, что мне неинтересно или я считаю тебя занудой. Роб, ты не сможешь осчастливить всех, и, если ты будешь запрещать себе быть довольным жизнью, другие от этого не перестанут быть несчастными.

– То есть наплевать на всех? – Роб вскинул брови.

– А ты сможешь? – я усмехнулась, потом добавила серьезно: – Конечно, нет. Я не это имела ввиду. Конечно, нужно думать о других людях и стараться сделать все, что в твоих силах, чтобы помочь им. Но казнить себя незачем, когда ты счастлив, а кто-то – нет.

Я уселась рядом на стул со своей кружкой.

– Интересно, что тебя натолкнуло на такие мысли. Убогий вид моей квартиры по сравнению с твоим домом? – я улыбнулась, глядя на его растерянное лицо.

– Ну, зачем ты…? У тебя милая квартира, – он опять провел пальцами по волосам.

– Роб, не смущайся, меня это не задевает.

Неважно, что я соврала. Он был так мил в своем смущении, что хотелось прижать его к себе и погладить по голове, как ребенка.

– Да я вообще идиот. Нашел, о чем с девушкой говорить.

– А о чем нужно говорить с девушкой, по-твоему? – заинтересовалась я.

– Не знаю, в прошлый раз у нас хорошо получилось поговорить о книге, – он усмехнулся. – С переходом в разговор о заглаживании вины и возмещении ущерба. Ты не думай, я не забыл.

– А я-то так надеялась, – притворно вздохнула я. – Думала, латте тебя отвлечет.

– Кстати, спасибо, очень вкусно. – Он еще раз поднес кружку к губам. Я проследила, как двинулся его кадык, натянув кожу, когда он сглотнул, и уже смиренно приняла сладкую боль от закрутившегося узла в животе.

– Пожалуйста. Надеюсь, мне зачтется, и ты пытать меня не начнешь.

– О, а это мысль! – рассмеялся он. – Закую тебя в кандалы и долго и мучительно буду… – он вдруг осекся, но потом все же добавил изменившимся голосом: – …пытать.

Мой собеседник быстро поднес кружку к губам и начал сосредоточенно пить.

Воображение уже нарисовало картинку, где я лежу, обнаженная и прикованная к кровати, а Роб медленно и изобретательно пытает меня. Своими невозможными губами, своими умопомрачительными пальцами и прочими восхитительными частями тела. Рука моя дрогнула от нахлынувших эмоций, и кофе расплескался по столу и моим джинсам. От неожиданности я вскрикнула, Роб дернулся, и латте тут же украсил грязным пятном его футболку.

Мы растерянно посмотрели друг на друга, и вдруг, не сговариваясь, захохотали. Напряжение, витавшее в воздухе, сразу куда-то улетучилось.

– Это просто кошмар! – сквозь слезы от смеха простонала я. – Роб, я тебя уверяю, я вовсе не такая неуклюжая, какой кажусь! Всю жизнь была нормальной, а последнее время несчастья одно за другим сыплются. Это ты на меня плохо влияешь!

– Ничего страшного! – смеясь, еле выговорил Роб. – Можешь не оправдываться, тебе все равно уже не одну вину придется заглаживать! Список увеличивается. Чувствую, моей рабыней тебе пожизненно придется быть!

Я расхохоталась еще больше:

– Ты отважный! Не боишься, что я тебе так прислуживать буду, что ты вообще ходить не сможешь? И одежды не напасешься?

– Лежать в кровати и без одежды? Я только «за»!

«Вот засранец! Я тебе устрою в кровати и без одежды!»

– Ага. Весь в бинтах с ног до головы и под капельницей.

– Тогда будешь моей сиделкой. Будешь мне пятки чесать, раз я шевелиться не смогу!

Я уже не могла смеяться, только всхлипывала:

– Это все желания, на которые ты способен?

– Ты меня не подначивай! Сомневаешься в моих способностях? Это только начало! – голос Роба от смеха повысился и стал похож на голос десятилетнего мальчика. Это было безумно мило и одновременно ужасно смешно. Щемящая нежность заполнила меня до краев.

– Я тебе верю!

– Вот то-то! – уже успокаиваясь, проговорил Роб. И слегка поморщился: – Мне так больно было смеяться, а ты меня смешила, садистка!

– Кто кого смешил! – возмутилась я, а потом перевела взгляд на свои мокрые джинсы. – Мне надо переодеться. А как же тебе… О, у меня же твоя футболка есть. Я, правда, так и не постирала ее, некогда было. Вчера поздно приехала, а утром как уехала на съемки, так вот только сейчас вернулась.

– Да какая разница. Как будто ты ее за пару часов сильно испачкала! Хотя да, вообще-то ты можешь, – он, хихикая, закрыл голову руками, притворившись, что защищается от меня. – Ладно, тащи ее сюда, – проговорил он, стягивая залитую кофе майку через голову.

О-о-х-х! Вот лично я знаю, кто из нас садист! Я зависла опять, жадно скользя глазами по его обнаженному торсу. Он определенно издевается! Скомканной футболкой он протер грудь. Пройтись бы языком по гладкой влажной коже, поросшей мягкими волосками, обвести кончиком соски, прикусить их слегка…

«Тебя просили одежду принести, если что», – пробурчал в голове Сэм.

Я усилием воли отвела глаза и убралась с кухни.

Чтоб не разгуливать в мокрых джинсах, я стянула их с себя и надела шорты. Вернувшись на кухню, протянула Робу футболку.

– Давай грязную, в стиральную машину загружу.

Роб протянул мне свою майку. Я взяла ее, не глядя, потому что мои глаза, словно магнитом, притягивало его тело. Каждый раз, когда смотрела на него, меня обдавало жаркой волной. Я-таки умудрилась отвернуться, совершив очередной подвиг, и направилась в ванную, захватив по дороге свои, пострадавшие из-за моих фантазий, джинсы. В дверь позвонили. Странно, кто бы это мог быть? Я кинула вещи в угол, посмотрела в глазок и, холодея, увидела на площадке Тома. Может, не открывать? Притвориться, что сплю? Но Том продолжал звонить снова и снова. Я вздохнула и открыла дверь.

– Извини, Кира, – начал с порога оправдываться Том, окидывая меня взглядом. – Ты спишь? Просто ты обещала позвонить, когда уедет Роб, и не позвонила. А я стал тебе звонить, а телефон твой выключен, и я испугался, что что-то случилось. И приехал, чтобы узнать, не нужна ли тебе помощь, и… вижу, что не нужна.

В конце этой сумбурной речи его голос вдруг неузнаваемо изменился. Я вгляделась в его лицо, скрытое в полумраке, пытаясь разобраться, в чем дело, и поняла, что парень смотрит мне за спину. Я оглянулась, уже догадываясь, что увижу. Да, именно такую картину. Роб стоял в проходе в одних джинсах.

– Зачем было врать? – в голосе Тома прозвучала горечь. Он резко повернулся и стал спускаться по лестнице.

– Том, подожди! – воскликнула я. Но он даже не обернулся.

Я закрыла дверь. И осталась стоять перед ней, глядя в никуда. Какая ужасная ситуация! На глаза навернулись слезы. Том обиделся. Теперь будет считать меня лгуньей. Так по-дурацки вышло! Он переживал, что со мной что-то случилось, а теперь будет думать, что я просто переспала с Робом. И самое обидное, что это неправда! А еще, получается, я Роба подставила. Сберегла его репутацию, называется. Я всхлипнула.

И тут же почувствовала его теплые руки на своих плечах.*** Роб развернул меня к себе, и я, замерев от неожиданности и не веря тому, что это происходит со мной, уткнулась носом в его обнаженную, еще пахнущую кофе грудь.

– Кира, не расстраивайся, – прошептал он мне в волосы.

Напряжение, владевшее мной еще со вчерашнего вечера, когда приехала Вероника, усталость, недосып, недоразумение с Томом – всего этого было так много, что плотину моего терпения прорвало. Слезы хлынули потоком. Я оплакивала все: свои несбывшиеся надежды, свои неосуществимые мечты, свою неудавшуюся жизнь. Роб прижал меня крепче. Своими ладонями я коснулась его груди, волоски щекотали мне руки и щеку, и это еще больше доводило меня до истерики: вот он, рядом, а все равно не мой.

– Кира, милая, пожалуйста, не плачь, – хриплым голосом заговорило это волшебное чудо, внезапно осуществившее мои мечты. – Прости меня, я не думал, что Том тебе так дорог. Я поговорю с ним завтра, все ему объясню, хочешь?

Роб попытался отстраниться, видимо, хотел заглянуть мне в лицо, но я только сильней прижалась к нему щекой, обняв его за талию и обильно смачивая его грудь слезами.

Роб вздохнул и обхватил меня сильней.

– Я чувствую себя придурком. Совсем не умею утешать.

Я улыбнулась сквозь слезы. Хорошо, что Роб этого не видел, продолжая говорить:

– Я специально вышел в прихожую, потому что услышал его голос. Подумал, что таким способом помогу тебе отделаться от него. Мне казалось, ты этого хочешь. Прости, я все тебе испортил, да? Ты любишь его? Он тебе нужен?

Его голос врезался в мое сознание острым лезвием. Я уже хотела сказать, что мне не нужен Том, чтобы Роб не расстраивался из-за этого, не чувствовал себя виноватым, но тут же осеклась. Тогда Роб спросит, почему я плачу, и, скорей всего, перестанет утешать, разожмет руки и отпустит… Поэтому я ответила:

– Не стоило тебе выходить раздетым.

– Мы поменялись местами? Ну, хочешь, я тоже как-нибудь заглажу свою вину перед тобой? Выполню твое желание?

Я рассмеялась сквозь слезы. Роб неисправим!

– Да! Хочу! – я с вызовом посмотрела на него.

И тут его губы прижались к моим.

«На все наплевать, ясно?» – я упредила возникновение моих внутренних голосов. Отключила мозги напрочь и позволила себе просто наслаждаться. Я с ума сходила, когда смотрела в фильмах, как он целуется. В реале же оказалось все совсем по-другому! Он вовсе не так хорошо целуется, как кажется на экране. Нет, он делает это божественно! Я таяла от прикосновений его губ, сначала очень осторожных, потом все более настойчивых. Он прижимал меня к себе все сильнее. Я повторяла собой каждый изгиб его тела, я растеклась по нему, чувствуя себя его продолжением, утратив свою индивидуальность и наслаждаясь этим.

«Только не отпускай, пожалуйста! Ну, пожалуйста! В твоих объятиях так уютно, надежно, хочется остаться в них навечно».

Сначала он просто прикасался к моим губам, с каждым поцелуем усиливая давление, потом начал приоткрывать языком мои губы, посасывая каждую. Его шелковистый язык со вкусом кофе оказался в моем рту, он пытался обхватить мои губы полностью. Я чувствовала, как мне в живот упирается одна очень твердая часть тела Роба. Мысль, что он так возбудился из-за меня, подействовала как шампанское, ударив в голову и опьянив. Я так сильно хочу почувствовать его в себе. Плевать на его Веронику. Плевать, что он пьян и не отдает себе отчета в своих действиях. Плевать, что после этого мне будет еще хуже. Плевать на все, только бы он не размыкал кольца своих рук и не отрывал своих губ.

Я распластала свои ладони по его спине, стремясь ощутить больше, заскользила по его коже, упиваясь ее гладкостью и напряжением мышц под моими прикосновениями, ощущая подушечками выпуклые родинки. Его рот просто сминал мои губы, его руки сначала осторожно сползли мне на поясницу, а потом постепенно стали опускаться еще ниже, медленно, мучительно медленно, словно Роб пытался нащупать границу дозволенного. Я приподнялась, сама подавшись в его ладони. Он подхватил меня под ягодицы, вдавил в себя и застонал мне в рот. Я впивалась пальцами в его спину, словно хотела проникнуть под его кожу, впитаться в него, стать его частью. Необходимой частью, без которой он не смог бы жить.

Его руки вдруг убрались с моей попы, я испытала чувство утраты и уже успела испугаться, но вновь ощутила их, забирающихся под мою футболку. Его жаркие ладони поглаживали мою спину, заставляя кожу гореть, его пальцы стали нащупывать застежку бюстгальтера. Одним щелчком я была освобождена. Его руки стали заменой бюстгальтеру, чашечками подхватив мою грудь, большими пальцами он нащупал мои соски и начал их поглаживать, заставляя затвердеть. «Я сейчас просто умру», – мелькнула мысль. Внутри меня с пугающей скоростью начала раскручиваться спираль, как вихрь, как торнадо. Что же будет, когда она развернется со всей силой?

И вдруг что-то изменилось. Я даже не сразу поняла, что он медленно ослабил хватку, стал отстраняться, вот его губы уже едва касаются моих, руки выскользнули из-под моей футболки, застегнув бюстгальтер, и ухватились за мои плечи, но уже не обнимая, а пытаясь меня отодвинуть. Я недоуменно вгляделась в него, но он упорно отводил глаза. Чувствуя мою растерянность, он глухо произнес:

– Прости, не знаю, что на меня нашло. Все-таки выпил лишнего. Нет, я не изменяю своей девушке. Это я ответил на твой вопрос, заданный раньше. Прости, я не должен был все это делать.

Роб уже опустил руки, и мы стояли друг напротив друга, не касаясь. Я была оглушена, сбита с ног, смята, раздавлена. Внутри разрасталась и ширилась боль, как черная дыра, захватывающая все вокруг.

«Скажи «ничего страшного», – прошептал голос Сэма в моей голове.

– Ничего страшного, – как сомнамбула повторила я.

«Я слишком много выпила», – диктовал мой внутренний суфлер.

– Я тоже слишком много выпила.

Роб наконец-то посмотрел на меня, но выражение его лица я не смогла прочитать. Да и не пыталась. Все кончено. Я прошла мимо него на кухню и взялась за посуду. Роб вошел за мной. Я не оборачивалась, боясь, что он сейчас увидит мои мокрые глаза. По звукам поняла, что он надевает футболку. Потом воцарилась тишина. Я продолжала мыть кружки.

Услышала, как он начал набирать номер на телефоне, вызвал такси. Хорошая у него память, адрес мой с первого раза запомнил, даже не стал переспрашивать.

– Кира, – наконец позвал он.

– Да? – голос мой прозвучал на удивление ровно.

«Пять баллов», – прошептала Джулия в моей голове.

– Ты обиделась? – Роб говорил тихо, я едва разбирала его слова.

– Нет. На что? – ответила я, продолжая стоять к нему спиной.

– Точно, все нормально? – переспросил человек, только что убивший во мне последние мечты.

– Да, конечно.

Пауза. Потом:

– Проводишь?

– Да, конечно.

Мне все-таки пришлось повернуться, но кажется, я уже справилась со своим лицом, и оно выглядело достойно.

Роберт вышел в прихожую. Я за ним. Он натянул куртку. Прежде чем открыть дверь, помедлил и опять повернулся ко мне.

– Спокойной ночи.

Я кивнула. Роб наклонился, чтобы поцеловать меня в щеку, но я отстранилась. Он замер, потом выпрямился.

– Прости.

– Ничего страшного, – машинально повторила я.

Роб потоптался и вышел, я на автомате закрыла за ним дверь. Ничего страшного. Просто все кончено. Даже то, что не начиналось.

___________________________________________________________________________________

*Я самый везучий засранец на этой планете. – Реальная цитата Роба из интервью для журнала Details Magazine.

В фанфике много реальных цитат мистера Паттинсона, но произнесенных им в совершенно другое время, в другом месте и при других обстоятельствах. Мне лень их каждый раз обозначать. Думаю, настоящие фанаты Роба и так их знают наизусть.

** Eat the Rich, P. J. O'Rourke

*** Adele - Someone Like You
Текст и перевод




 
Источник: http://only-r.com/forum/38-86-1
Из жизни Роберта Солнышко 1081 7
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...На необитаемый остров я бы взял книгу «Улисс» — потому что только там я бы ее прочитал."
Жизнь форума
❖ Festival de Cannes
Anti
❖ Вселенная Роба-7
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Good time/ Хорошее вре...
Фильмография.
❖ Флудилка 2
Anti
❖ Влюбиться в Роберта Па...
Из жизни Роберта (18+)
❖ Затерянный город Z/The...
Фильмография.
❖ Вопросы к администраци...
Связь с начальством.
Последнее в фф
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
Рекомендуем!
5
Наш опрос       
Оцените наш сайт
1. Отлично
2. Хорошо
3. Ужасно
4. Неплохо
5. Плохо
Всего ответов: 223
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 10
Гостей: 4
Пользователей: 6
Elfo4ka Ника HEAVEN natlav76 helena77777 Солнышко


Изображение
Вверх