Творчество

Я люблю Роберта Паттинсона, или Великолепный Засранец. Глава 12
06.06.2020   13:56    
Глава 12. Побег

– Вероника, – сказал Роб, бросив взгляд за мою спину, и убрал руки.
В оставшиеся несколько секунд до появления его девушки я попыталась нормализовать дыхание и привести себя в состояние, как можно менее похожее на картофельное пюре, размазанное по тарелке. На Роба я даже не смотрела, а потому не видела, как вел себя он.
Вероника подошла и грациозно опустилась на стул между нами, вызвав во мне новый приступ зависти и ревности. Именно злость послужила последним кирпичиком в формировании меня из каши в нечто отдаленно похожее на человека. Но злилась я не только и не столько на Веронику. Я не ожидала, что моя рука, словно помимо моей воли скользнет к нему и сожмет его беспокойно снующие пальцы. Это движение показалось на тот момент таким естественным. Мне невыносимо было смотреть на то, как он расстроен моими словами. Но, уже прикоснувшись, я поняла, что это было моей ошибкой. Я переоценила свои силы – невозможно ощущать его и оставаться в адекватном состоянии. Отдергивать руку было глупо, поэтому я попыталась отвлечь его внимание и хоть как-то объяснить свое поведение. Показалось хорошей идеей притвориться пьяной. Конечно, я выпила много: глаза уже были косыми, да и походка страдала неровностью; тем не менее, мозги у меня в такой ситуации обычно остаются ясными довольно долго…
«Да ну?»
Ну, или почти ясными. Обычно я неплохо себя контролирую. Но Роб-то этого не знает. Я извинилась за свои слова, на что он тут же возразил, что, видимо, со стороны кажется зазнавшимся идиотом.
Я вспомнила свои первые впечатления о нем. Тогда действительно он мне казался парнем, поймавшим звездную болезнь и ужасно себя жалеющим. «Ах-ах, какой я несчастный, мне не дают спокойно по улице пройти». Просматривая те его видеоинтервью, я всегда раздраженно думала:
«А ничего, что у тебя на счете миллионы? Тогда как многие люди умирают в сточной канаве от голода. Уж, наверное, их проблемы посерьезней твоих!»
Но прошло уже много времени с тех пор, как мое отношение изменилось. Я улыбнулась своим мыслям.
– Да, многие считают, что ты такой. Зазвездившийся нытик.
– А ты откуда знаешь? – крайне удивленно воскликнул Роб.
«Черт, черт, черт! Я же почти проговорилась! Если я им не интересуюсь, откуда мне знать такие подробности о нем?»
В ужасе, что выдала себя, я потянула свою конечность назад, но она почему-то не сразу мне поддалась, а Роб тут же прижал ее сверху второй рукой.
– Давай рассказывай!
Я чувствовала его теплые ладони, сжимающие мою кисть. Его пальцы, которыми я часами любовалась сначала на экране компа, а позднее – вживую, издали, на съемочной площадке, сейчас касались моих… Тонкие, длинные, изящные… Ну, вот зачем он? Ведь для него просто жест: взял меня за руку, задав вопрос, и даже не подозревает, что это значит для меня.
– Роб, не нужно… Пожалуйста!
– Не нужно что?
Его взгляд, казалось, проникал в меня и обволакивал изнутри, вызывая дрожь во всем теле. Пальцы Роба шевельнулись, и я, онемев, ощутила, как они поглаживают мое запястье. Кожа в том месте стала невозможно чувствительной, словно проснулись от спячки миллиарды нервных окончаний. Кровь закипела и огненной лавой стала выплескиваться сквозь поры. Кажется, Роб сейчас обожжется об меня. Я испугалась и попробовала отобрать свою руку. Он усилил хватку. Я завороженно наблюдала за движениями кончиков его пальцев по моей коже. А ведь все равно он никогда не будет меня касаться так, как он прикасался к этой чертовой брюнетке сегодня ночью… «Эй-эй, не вздумай реветь!»
– Кира… – позвал Роб. Его голос словно шелест ветра в ветвях. Его губы, словно прохладный родник для путника, изнывающего от жажды.
Нет, так нельзя, нужно собраться, нужно ответить. Я сглотнула, пытаясь вернуться в свое тело:
– Что? – но голос так и не появился.
Его руки, его глаза, его губы…
___________________________________________________________________________

«Эй, солнце! – Сэм в моих мыслях потряс меня за плечо, – очнись уже». Я пришла в себя и поняла, что прошло уже какое-то время. Я была словно в трансе, переживая повторно эти, словно выжженные на теле моей памяти, минуты. Вероника что-то рассказывала Робу, слегка к нему склонившись. А Великолепный Засранец слушал, расслабленно откинувшись на стуле и улыбаясь ей. Не хочу здесь оставаться, ни минуты! Не хочу их видеть! Обоих! Что он делает с моей жизнью? Просто так, походя, не замечая, одним мимолетным взглядом, даже адресованным не мне, сворачивает ее в узел, рвет на части, и ее ошметки уже валяются под подошвами его ботинок. А может, я сама в этом виновата. Но сейчас я не собираюсь быть справедливой. Я просто хочу уйти! Подальше отсюда!
– Простите, мне что-то нехорошо. Пожалуй, я отправлюсь домой.
Роб перевел взгляд на меня и встревожено сказал:
– Что случилось?
«Вот только не нужно сейчас изображать заботливость! – зло подумала я. – О своей девице беспокойся!» Но ответила я вежливо:
– Кажется, я выпила лишнего. Ничего страшного, просто, думаю, мне нужно отоспаться. Да и вставать завтра рано.
– Но, Кира, куда ты в таком состоянии? – вдруг сказала Вероника.
Я удивилась. А ей-то какая разница? Я думала, она рада будет остаться с Робом наедине, если можно так сказать о переполненном баре. Выходит, она гораздо лучше, чем я о ней думала?
Меня затопило отчаяние.
– Поймаю такси, и меня спокойно довезут до дома. Никаких проблем.
– Сейчас я вызову тебе машину. Или нет. Мы отвезем тебя, – проговорил Роб.
«Мы».
Я готова была скрежетать зубами.
– Спасибо, но не нужно. Не хочу вам мешать, – я встала, намереваясь поскорее от них удрать. Увы, я забыла, что прилично выпила. Меня повело, и я стала падать. Роб вскочил, намереваясь мне помочь, но вряд ли бы он успел меня подхватить: для этого ему нужно было обогнуть сидящую между нами Веронику. Хорошо, что я умудрилась ухватиться за спинку стула и смогла восстановить равновесие.
– Кира, садись, – с нажимом сказал Роб, продолжая стоять, опираясь на стол.
– Наверное, скоро приедет Том, подожди его, – поддержала Роба его девушка.
Я идиотка. Даже уйти нормально не могу. Вздохнув, я вернулась в исходное положение.
Роб дождался, пока моя задница коснется сиденья, и медленно, со всеми предосторожностями, стал опускаться на свой стул.
– Что, так больно? – обеспокоенно спросила Вероника.
– Да, ничего, просто встал слишком резко, – ответил Роб, наконец, усевшись.
Его девица бросила на меня злой взгляд. Согласна, я виновата.
– Прости, Роб.
Все наше общение сводится к моим постоянным извинениям. Это все, что я могу ему предложить. Чувство бесконечной ничтожности охватило меня.
– Ничего страшного, – качнул автоматически головой Роб, потянувшись за бокалом пива. Но вдруг его рука замерла, а уголок губ пополз вниз в кривоватой ухмылке.
– Хотя строительство планов по вариантам возмещения ущерба в полном разгаре, – и он нагло стрельнул в меня глазами, сбив на пару секунд мое дыхание. Как он может? Ведь тут же Вероника!
Но почти сразу я пришла в себя. Все его подколки ничего не значат. Это его обычный стиль, постоянная ирония. Вот так же он шутит с Кирой Найтли на съемочной площадке. Это я сама вкладываю в его слова слишком много смысла и слишком много надежд. Я попыталась взять себя в руки. Хочешь поиграть? Изволь.
– Я уже в предвкушении воплощения этих планов! – я постаралась так же закатить глаза, как это вчера делал Роб, а потом ехидно улыбнулась, наблюдая за его растерянностью.
– У Роба фантазия богатая, ты бы не рисковала, – холодно посоветовала Вероника.
Она в курсе вчерашнего инцидента? Я замерла. Да нет, не может быть, она же думает, что это Роб меня свалил, так что за вчерашний случай я Робу ничем не обязана. О, а это мысль!
– А вообще-то, Роб, счет 1:1. Ты вчера свалил меня в лужу, сегодня я доставила тебе несколько болезненных минут. Мы квиты! – и я усмехнулась, глядя в его божественные глаза. Посмотрим, как он будет выкручиваться.
Он расхохотался.
– Кира, ты неподражаема!
Его ни к чему не обязывающая похвала теплой волной прокатилась по моему телу. А дрогнувшие ноздри Вероники были для меня дополнительным бонусом.
– Спасибо, я учту! – усмехнулась я.
Роб опять улыбнулся. А потом стал подниматься:
– Извините, дамы, я оставлю вас ненадолго.
– Стоило садиться, чтоб сразу вставать, – фыркнула Вероника.
Роб скорчил рожицу и отправился в сторону туалета.
Мы остались вдвоем за столом. На некоторое время воцарилось молчание. Я вообще не знала, о чем говорить. Милую светскую беседу вести не представлялось возможным, а продолжать противостояние не хотелось. Вероника вдруг спросила:
– Ты ведь работаешь на съемочной площадке? А кем?
– Ассистентом декоратора. А ты?
– Я? – удивленно переспросила она таким тоном, как будто все обязаны ее знать. – Я модель.
– Понятно, – довольно равнодушно ответила я.
Ну, разумеется. И Нина Шуберт тоже была моделью. Ясно, каких девушек выбирает Роб.
– А ты… – Вероника сделала паузу, – говорила кому-нибудь на съемочной площадке, что видела меня с Робом?
Тоже, наверное, беспокоится, что кто-нибудь узнает об их отношениях.
– Я-то никому не говорила. Но ведь Том и Кира Найтли видели вас вместе, так что… – я пожала плечами.
– Ну, да, – задумчиво протянула она. – Надеюсь, они не будут болтать. – Она еще помолчала. Но видимо, слишком уж хорошо она была воспитана, в отличие от меня, и считала неприличным не поддерживать беседу:
– А кем ты работала до этого?
Я помолчала. Сказать, что я журналистка? Думаю, не стоит. Боюсь, это и ее напряжет, и Роба.
– Да так… Там-сям.
– Поня-а-атно, – опять протянула Вероника.
Еще помолчав минутку, она спросила:
– Ничего, если я тебя оставлю одну? Курить очень хочется. Выйду на свежий воздух.
Все ясно. Хочет от меня удрать.
Я пожала плечами.
– Я могу посидеть и одна.
Вероника подхватила свою сумочку и отправилась к выходу.
Ну вот, хотела не видеть их – не вижу. Если б так всегда легко исполнялись желания. Я махнула официантке, попросила принести еще анисовой водки и погрузилась в свои мысли. Как странно, что мы встретились именно в этом баре. А ведь буквально пару часов назад я могла отказать Тому и никуда не пойти…
___________________________________________________________________________

Том поймал меня после съемок.
– Ты не передумала? Мы идем в бар?
Он выглядел настолько уязвимым, что я прониклась сочувствием. Я нравлюсь ему, он не уверен в моих чувствах, но терпит мое отношение. Какая же я засранка. Делаю ему больно. Ну да, он совсем не тот, кого я хотела бы видеть своим парнем. Но разве он виноват в этом? «Любовью оскорбить нельзя», как говорил Лопе де Вега. И я сволочь, что пренебрегаю чувствами Тома. И поэтому я ответила гораздо мягче, чем планировала:
– Ну что ты! Как я могла передумать?
Том заулыбался во весь рот, и я подумала, что переборщила. Обнадеживать его в мои планы тоже не входило. Боже, как сложно!
Как бы там ни было, мы поймали такси и отправились в бар, оставив наши автомобили на стоянке до завтра. Я решила для себя, что не буду думать о Робе. Буду просто тупо наслаждаться вечером, насколько смогу. Я не задумывалась, куда меня везет Том. Мне было все равно. Все эти заведения похожи. Если честно, я не любительница ходить по барам. Но ради такого случая… Чтобы забыться и не представлять постоянно Веронику рядом с Робом…
– Что ты будешь?
– Закажи на свой вкус.
И все. И ни о чем не хочу думать. Мне плевать, что я буду пить и что буду есть. Не умру, я надеюсь.
Кухня оказалась греческой. Том заказал нам Loukaniko (греческие свиные колбаски), фирменный греческий салат и на десерт пахлаву с ванильным мороженым и шоколадным соусом, чем меня весьма порадовал. Я даже удивилась, как он мне угодил, и прониклась искренней благодарностью. Конечно, это не совсем национальная греческая кухня, но вкусно. Может, стоит к Тому присмотреться посерьезней? Он хотел заказать мне пиво, но я решила напиться, чтобы окончательно затуманить мозги и не дать им возвращаться к думам о Робе, и заказала узо, анисовую водку, разбавленную водой.
Я планомерно накачивалась алкоголем, кивая в такт словам Тома и даже не особо в них вслушиваясь, когда его телефон зазвонил…
___________________________________________________________________________
– А где Вероника? – спросил Роб.
Я выплыла из своих воспоминаний и осознала, что сижу в зале, а вернувшийся Роб нависает надо мной в ожидании ответа.
– Курить пошла.
– Курить? – Роб, казалось, удивился. – Ох, я тоже хочу, но как она бросила тебя тут одну? – спросил он, берясь за спинку стула, чтобы отодвинуть и сесть.
– Я не маленькая девочка, что меня одну нельзя оставить, – чуть улыбнулась я. – Если хочешь курить, иди. Ничего со мной не случится.
Роб не садился и не уходил. Я подняла на него глаза. Он как-то странно смотрел на меня, словно в раздумье. Видимо, ему очень хотелось курить, но он из вежливости не хотел оставлять меня одну.
– Роб, правда, иди! Я посижу. Не разыгрывай тут джентльмена.
– А ты не куришь? – я покачала головой. – Может, с нами вышла бы? Ну, просто бы постояла за компанию, подышала свежим воздухом.
– Роб, меня и так штормит, ты же видел.
– И поэтому ты заказала еще водки?
«Вот я дура! Выдаю себя на каждом шагу!»
Роб неодобрительно, как мне показалось, кивнул головой на белую мутноватую жидкость в моем стаканчике, который я крутила в руках. Или мне это уже чудится? Собственно, какое ему дело? Между прочим, он сам далек от правильного образа жизни. И вообще, пусть за своей девушкой смотрит. Я начала злиться.
– Да, а ты против? – сделала глоток, с вызовом глядя на него.
– Ты правильно заметила, ты уже не маленькая девочка, – ответил Роб с непроницаемым лицом и направился к выходу, оставив в меня в растрепанных чувствах.
__________________________________________________________________________

«Тьфу ты! – думал я, идя к выходу. – А я уж было проникся к ней симпатией, а она такая же, как все – просто дура».
Веронику не пришлось долго искать. Она стояла в одиночестве недалеко от выхода и держала в пальцах тлеющую сигарету. Такая красивая!
– Даже странно, что ты одна, – проговорил я, подойдя к ней сзади и обнимая за живот. Вероника вздрогнула.
– В смысле?
– Такая красивая девушка стоит одна – это странно. Я думал, тут поклонников вокруг целая куча будет виться. – Я прижал ее к себе, нашептывая ей на ухо слова. Вероника не улыбнулась.
– Пытались подходить, но я сказала, что я тут с парнем.
Тут дверь открылась, и из бара кто-то вышел. Я отстранился от Вероники и закурил.
– Детка, что-то случилось?
– Что ты имеешь ввиду? – она довольно правдоподобно разыграла недоумение.
– Да, ладно. Не прикидывайся. Я тебя не первый день знаю и помню, что ты куришь, когда совсем выбита из колеи. Вот и спрашиваю, что случилось?
Вероника затянулась, помолчала.
– Про женитьбу – это было сильно, – она не смотрела на меня.
– Тебя это задело?
– Да нет. Я только радуюсь, когда мне указывают на мое место на коврике, – ее голос похолодел почти до морозного состояния.
– Вероника, я же пошутил. Мне казалось, что ты меня хорошо знаешь и понимаешь мои идиотские шутки.
– Извини. Чувство юмора мне в этот раз изменило.
Я молча курил. Вечер неминуемо скатывался в пропасть. Только что было все здорово, и вот – все ужасно. Я наслаждался компанией двух таких разных, но по-своему интересных девушек, как вдруг обе словно задались целью испортить мне настроение. Или между ними что-то произошло? Не успел я задать вопрос, Вероника меня опередила:
– Что ж ты Киру в одиночестве оставил?
– А что ты так о ней заботишься? – вспылил я.
– Да так, я же видела, как ты на нее смотрел.
– Как?
Вероника промолчала. А что, я действительно как-то не так смотрел на Киру?
– Ты ревнуешь, что ли?
– Ревную? Неет. – Она гордо улыбнулась. – Вокруг тебя всегда будут виться женщины, у тебя кучи поклонниц, которые всегда будут тебя хотеть и пытаться добиться. Я уже приучила себя к мысли, что мне придется с этим смириться, если я хочу быть с тобой.
– Ты очень терпелива.
– Да нет. Просто я уверена, что лучше меня ты все равно не найдешь! – ее голос стал вкрадчивым, она приподняла бровь, ее глаза искрились и обещали много, а губы изогнулись в насмешливой улыбке. – У тебя никогда не будет такой, как я! – она прошлась языком по губе.
Эта засранка знает, как меня завести.
– Давай отойдем в сторону, здесь много народу ходит.
Мы двинулись за угол и нашли достаточно укромное место. Я привлек ее к себе и начал целовать. Мои руки уверенно нашли свое законное место на ее теле.
– Роберт, – прошептала Вероника между поцелуями, когда я переводил дыхание, делая глоток воздуха, – мы же на улице. Кто-нибудь увидит.
– Ну и пусть! Ты же хотела признания отношений, – пробормотал я, чувствуя, как желание нарастает с каждой секундой.
Вероника отстранилась и попыталась заглянуть мне в глаза:
– Ты это серьезно, Роб? Ты хочешь заявить публично о наших отношениях?
«Господи, что это я? Что на меня нашло?»
– Пока нет, детка. Мне нужно многое утрясти с агентами. Пойми, это не я решаю такие вопросы.
– Свою личную жизнь ты не сам планируешь? – Вероника холодно отстранилась.
«Начинается!»
– Я такой, какой есть, – хмуро заявил я, затягиваясь. – И жизнь со мной не сахар, я тебе это всегда говорил. Либо принимай меня такого, либо…
– Вот так, да? – повернулась Вероника. – То есть ты готов от меня отказаться, когда я веду себя не так, как тебе нравится? Когда я под тебя не подстраиваюсь? – ее голос задрожал.
«Черт!»
– Ну, детка! Не обижайся! – я потянулся к ней, но она отстранилась. Я начал закипать, но все-таки попытался держать себя в руках и спокойно сказал: – Как знаешь.
Знать бы, быть бы уверенным, что она стоит всех этих проблем.
Мы стояли некоторое время рядом и курили.
– Идем внутрь? – спросил я, выкидывая окурок. Вероника кивнула, и мы молча вошли в бар. Кира так и сидела за нашим столиком спиной к нам, и я увидел, что она разговаривает по телефону. Мы уже почти добрались до нее, и я услышал, как девушка отвечает невидимому собеседнику:
– Сэм, не дави на меня. Я не могу это сделать.
«Сэм? Какой еще Сэм?»
– Я тоже тебя люблю. Ты замечательный, – нежно сказала Кира в трубку.
«Любит? А как же Том?»
Я не понял, почему мне так обидно стало за Тома. Мне-то какая разница, что эта девица вешает ему лапшу на уши?
Вероника удивленно посмотрела на меня. Она тоже слышала разговор Киры. Я пожал плечами. Странная девушка. Вот уж не думал, что она пользуется такой популярностью у представителей противоположного пола. Том, теперь какой-то Сэм… Впрочем, соглашусь, есть в ней что-то такое, что цепляет.
Мы подошли к столику, но как только показались в поле зрения Киры, она испуганно взглянула на нас и тут же свернула разговор:
– Ну ладно, пока. Созвонимся.
И чего испугалась? Думает, мы ее Тому заложим? Ну, она не стала Веронике меня выдавать, так что я тоже ничего говорить не собираюсь. И вообще это не мое дело.
– Ну, как ты тут, не скучала? – поинтересовался я.
Она как-то напряженно посмотрела на меня и очень осторожно ответила:
– Да нет. Вот, пытаюсь придти в себя. Фрапе заказала.
«Как она эту гадость пьет?»
– Это хорошо. А то Том может на нас обидеться, что мы тебя так надолго здесь оставили, – бросил я, внимательно глядя на нее, надеясь, что она как-то пояснит свой разговор с Сэмом. Но она невозмутимо ответила:
– Я ему не скажу, – и премило улыбнулась.
Вероника с видом Снежной королевы уселась не на свой стул, а дальше от меня. Хочет продемонстрировать мне свое неудовольствие? Да ради бога. Я с предосторожностями уселся на стул рядом с Кирой. Когда нахожусь в одном положении, привыкаю и боли не чувствую. Но на всякую смену позы копчик реагирует весьма болезненно. Скоро там этот Том явится?
– Кстати, а куда Кира увезла Тома? – поинтересовался я, имея ввиду мисс Найтли. – Никогда не думал, что они общаются где-то вне съемок.
– Не знаю, – пожала плечами Кира. – Они мне не сказали. Том ей зачем-то срочно был нужен. И я так поняла, что они довольно близко общаются. Но на съемках я действительно никогда такого не замечала.
«Какие все загадочные!»
Я опять налил себе пива. В голове уже приятно шумело.
Словно дождавшись, когда мы про него вспомним, в проходе материализовался Том. Он подошел и сел рядом с Кирой.
– Ну, как ты тут, не скучала? – повторил он мои слова. Кира усмехнулась и тоже повторила:
– Да нет. Вот, пытаюсь придти в себя. Фрапе заказала.
– Как ты эту гадость пьешь? – добродушно улыбнулся Том, а мне стало неприятно. Я так же предсказуем, как и этот парень? И мысли у меня такие же банальные?
– Я уже хотела уходить, не дождавшись тебя. Но ноги меня подвели. Слишком много выпила. Роб и Вероника убедили меня остаться и подождать, пока ты приедешь. Ты отвезешь меня домой?
Том таким взглядом смотрел на Киру, что в моей голове моментально нарисовалась картинка, как он привозит девушку домой, заходит к ней и начинает целовать, раздевая. Я еще не успел проанализировать свои мысли, а слова уже вылетели из моего рта помимо моей воли:
– Кира, Том едва вернулся. Ему так и не удалось посидеть, отдохнуть. Может, дашь ему время? Или ты так плохо себя чувствуешь, что не можешь терпеть? Если слишком плохо, могу я тебя отвезти.
Я почувствовал движение рядом с собой. Вероника явно была недовольна моими словами.
– Да нет, я вполне могу сделать это сам, – напрягшись, произнес Том. – Кира, тебя действительно так плохо?
Кира растерянно перевела взгляд с меня на Тома и пробормотала:
– Извини, Том. Роб прав, я эгоистка!
«Я такого не говорил!»
Кира продолжила:
– Нет, мне уже лучше. Давай еще посидим. Или… – она перевела взгляд на нас, – может, мы вам мешаем?
– Нет, ну что вы! – отозвалась Вероника, удивив меня. И подозвала официантку.
__________________________________________________________________________
Я сидела как на иголках. Я не могла понять, как много слышал Роб из моего разговора с Сэмом. Слышал ли он, что я упоминала имя мистера Паттинсона? Мне казалось, что и Роб, и Вероника ведут себя как-то неестественно, но может, это мне только казалось, и виной тому была моя нечистая совесть и излишняя доза алкоголя? Если б не моя напряженность, я бы посчитала вечер сногсшибательным. Роб был в ударе. Он так шутил, что заставлял смеяться до слез, до колик в животе. Вероника вдруг показала, что умеет быть потрясающей. Ох, она умна и красива, и неудивительно, что Роб в нее влюблен. Подумав об этом, я поскорее засунула свою боль в дальний угол сознания и запретила себе туда соваться. Даже Том превзошел себя, и я вдруг поняла, что и над его шутками я смеюсь вполне искренне.
Но все же я чувствовала себя не в своей тарелке. Меня переполняло счастье, что по воле случая мы оказались с Робом в одном баре, и он присоединился к нам. Я была благодарна судьбе, что могу его видеть, быть с ним рядом, даже прикасаться к нему. Но… все это слишком больно. Зачем позволять себе верить в мечту, если понятно, что она никогда не осуществится?
Том захмелел, придвинулся ближе ко мне и положил руку на спинку моего стула. «А ведь он, наверное, на что-то надеется», – подумала я. На продолжение вечера. Какая же я идиотка! Зачем я согласилась идти с ним в бар? Впрочем, красоту Вероники Том тоже отметил и периодически осыпал ее комплиментами. А Роб каждый раз напряженно смотрел на него. «Ревнует!» – с грустью подумала я. А Веронике это нравилось. Она мило кокетничала с Томом. Не думаю, что ей так уж понравился несчастный оператор. Либо ей просто приятно любое мужское внимание, либо она хочет позлить Роба. И кажется, ей это прекрасно удается. Зазвучала очередная медленная композиция. И вдруг Вероника обратилась к Тому:
– Может, потанцуем? Надеюсь, Кира не будет возражать, если я украду на время ее парня?
– Нет, я не буду возражать, – тут же чуть ли не с облегчением отозвалась я.
Том улыбнулся, глядя на меня:
– Ты точно не обидишься?
– Конечно, нет, Том, – заверила я его.
Том поднялся и протянул Веронике руку. Они направились на площадку, где танцевали другие пары. Роб проводил их взглядом. Потом повернулся ко мне:
– А ты как, все еще плохо себя чувствуешь?
«Опять хочет упрекнуть, что я напилась?»
– Да нет, мне уже лучше, – ответила я.
– А ноги уже держат?
«К чему он это? Хочет, чтобы я поскорей забрала Тома и ушла? Но ведь когда Том пришел, он сам не дал нам уйти? Я не понимаю его вовсе! Но ладно, так и быть. Сейчас вернется сладкая парочка после танца, и я уведу мистера Оператора».
– Да, уже держусь нормально.
– Ну, тогда пойдем, потанцуем?
«Что-о-о???»
Роб рассмеялся, глядя на мое выражение лица.
– Что тебя так удивляет?
– Ты разве любишь танцевать?
– Иногда бывает. – Он протянул мне руку. – Идем?
Я завороженно смотрела на него. Разве могу я ему отказать? Словно под гипнозом его зеленоватых глаз я протянула и вложила в его руку свою ладонь. Он сжал мои пальцы. Хоть бы не отпускал никогда.
Мы направились на площадку. Народа было так много, что как я ни старалась, не смогла разглядеть в толпе Веронику с Томом. Ну и отлично.
Роб обнял меня, прижав к себе. Некрепко, но мне и этого было достаточно, чтобы сознание мое помутилось. Как в трансе, я положила руки ему на плечи. Он медленно начал двигаться в такт музыке, заставляя следовать за ним в его ритме. Я обожаю танцевать. А танец с Робом… Наверное, мне просто больше нечего желать.
Я чувствовала его дыхание на своих волосах. Боже, его губы так близко. Если я подниму голову, я смогу коснуться губами его щеки. Колени ослабели. Как бы не рухнуть прямо ему под ноги. Я сильнее вцепилась в его плечи и почувствовала, как он тут же крепче прижал меня к себе. Я касалась грудью его живота, а своим животом почувствовала... Нет, это все мои фантазии. Ничего я не чувствую!
«Давай, давай, убеждай себя!» – хмыкнула в голове Джулия.
Может, у меня больше никогда не будет такого момента, когда я буду так близко к нему. Когда я буду в его объятиях, когда я буду всем своим телом ощущать его двигающееся тело, его руки, крепко обхватывающие меня. Я украду эти несколько минут у вечности. Пусть на такое короткое время, но он будет моим.
Я чуть осмелела и подняла на него глаза. Его лицо оказалось так близко! И я сразу утонула в бездонном озере его взгляда.

– Вероника просто дразнит меня. Ей вовсе не нужен Том. Не расстраивайся, – прошептал Роб. Его губы двигались так близко, что мне нестерпимо захотелось ощутить их мягкость. Я еле удержалась, непроизвольно сжимая пальцами его плечи.
– Нет-нет, я не расстраиваюсь. Мы с Томом просто друзья.
Роб недоверчиво глядел на меня.
– Мне кажется, Том так не думает.
– Зато так думаю я, – ответила я, и чтобы он опять не задал какой-нибудь вопрос, перешла в наступление: – Я ничего не говорила про вас с Вероникой, как ты и просил. Но ведь Кира и Том видели вас вместе. Как мне себя вести и что говорить, если они заговорят про ваши отношения?
– Тебе нечего говорить, ты же ничего не знаешь, – ответил Роб, пристально глядя мне в глаза.
«Что ты со мной делаешь»?
___________________________________________________________________________
Я прижимал Киру к себе. Я был уже слишком пьян, чтобы пытаться или даже хотеть попытаться себя контролировать, а потому позволил своему воображению разгуляться. Завтра все равно это уже не повторится. Я вспоминал ее торчащие соски и с каким-то мазохистским наслаждением чувствовал упирающиеся мне в живот мягкие полушария ее груди. Где-то на заднем дворе сознания совесть попыталась пробурчать что-то про обязательства в отношении Вероники. Но я мысленно отмахнулся. А что я такого делаю? Танцую с девушкой. Вероника целый вечер пыталась вызвать мою ревность после нашего разговора на крыльце. Или, может, хотела мне досадить. И Тома пригласила танцевать из этих же целей. Наверное, в какой-то иной ситуации я и начал бы злиться. Но сейчас меня только забавляла ее игра. Со мной так вести себя не стоит. Посмотрим, чем это все закончится.
Кира в очередной раз впилась пальцами в мои плечи, посылая мурашки по всему моему телу. Я видел, что она даже не замечает этого, думает о чем-то своем, и это непроизвольная реакция на ее собственные мысли. Наверное, обижается на Веронику за то, что она уводит у нее Тома.
Захотелось прижать ее к себе и попытаться хоть как-то успокоить.
– Вероника просто дразнит меня. Ей вовсе не нужен Том. Не расстраивайся, – пробормотал я.
Ее глаза гипнотизировали. Интересно, какого они цвета? Сейчас в темноте было трудно понять.
– Нет-нет, я не расстраиваюсь. Мы с Томом просто друзья.
Ее пальцы опять сжались на моих плечах. Мышцы моего живота напряглись.
«Ты себе льстишь»
– Мне кажется, Том так не думает, – осторожно сказал я, вглядываясь в нее и пытаясь прочесть ее реакцию. А может, ей и правда не нужен Том? У нее ведь есть еще какой-то Сэм, которого она любит.
– Зато так думаю я, – ответила Кира и тут же, видимо, чтобы не дать мне сказать что-то еще, добавила: – Я ничего не говорила про вас с Вероникой, как ты и просил. Но ведь Кира и Том видели вас вместе. Как мне себя вести и что говорить, если они заговорят про ваши отношения?
«А что ты сама думаешь об этом?»
– Тебе нечего говорить, ты же ничего не знаешь, – ответил я.
Кира долго-долго смотрела мне в глаза. Рот ее приоткрылся.
Я хочу ее поцеловать.
«Что?»
Я наклонился ниже, еще ниже, почти касаясь ее щеки. Она продолжала смотреть на меня, не отклоняясь, только глаза странно затуманились. Не спугнуть бы. Я едва коснулся уголка ее губ, будто случайно. Она не убрала голову, не отвернулась, словно замерла, застыла. Я медленно сдвинул губы, оставляя ей шанс отклониться, если она не хочет этого поцелуя. Она не пошевелилась, только прикрыла веки.
«Что ж, ты позволила мне».
Я сильнее надавил ей на поясницу, заставляя выгнуться, прижаться ко мне плотнее. Хотелось вжать ее в себя, впитать, растворить в себе. Я прижался к ее рту и почувствовал, как пронзительно заболело в груди. Почему? Губы ее оказалась такими нежными, такими податливыми, она застонала, едва слышно, но я поймал ее вздох, выпил его. Ее руки неуверенно поползли вверх по моим плечам. Я склонился над ней, захватывая губами ее верхнюю губку, и чуть не застонал, ощутив, что она отвечает мне, а ее руки скользят по моей шее сзади, подбираясь к волосам.

Конечно, я ничего этого не сделал. Не настолько я пьян, чтобы начать целовать девушку в переполненном баре, где каждый может меня сфотографировать. Но моя фантазия была настолько яркой и физически ощутимой, что мне казалось, я чувствую след от прикосновения ее губ.
Ее глаза казались огромными. Ее вздрагивающие губы в нескольких сантиметрах от моего лица. Ужасное искушение.

– Извините. Мистер Паттинсон? – услышал я рядом. Ну вот, началось!
Я обернулся, не отпуская Киру. Возле нас стояла женщина, но на фанатку она была мало похожа. Нет того блеска в глазах.
– Слушаю вас, – сухо отозвался я.
– Извините. Меня зовут Эмили Ричардс. Я администратор этого бара. Если вас не затруднит, могли бы мы пройти ко мне в кабинет и поговорить?
Я кивнул. Дама двинулась вперед, я за ней и почему-то потащил за собой Киру. Может быть, для моральной поддержки. Но до кабинета мы не добрались. Как только мы ушли из шумного зала в коридор, администратор остановилась и заговорила.
– Извините еще раз, мистер Паттинсон, что мне пришлось вам помешать. Дело в том, что возле бара стала собираться толпа, судя по всему, ваших фанатов. Мы закрыли заведение под предлогом того, что нет мест. Но думаю, они не успокоятся. Мне бы не хотелось, чтобы у вас сложилось плохое впечатление о нашем заведении, я решила вам помочь. Но я не знаю ваших планов. Хотите ли вы выйти к фанатам и осчастливить их фотографиями и автографами? Или предпочли бы удалиться тихо?
– Предпочел бы тихо удалиться, – отозвался я. – Если это возможно.
– Возможно. Около черного хода никого нет пока. Это служебный вход, и к нему сложно подойти с улицы. Я взяла на себя смелость и распорядилась вызвать вам такси.
Я проникся благодарностью. Бывают же все-таки хорошие люди на свете.
– Спасибо огромное! Но мне нужно забрать друзей из зала.
– Извините, но я позволю себе дать вам совет. Думаю, вам лучше было бы поскорее удалиться, пока фанаты не пронюхали про черный ход. Друзьям вы могли бы позвонить и договориться встретиться в другом месте.
– Хорошо. – Я достал деньги и отдал ей, – это оплата наших заказов.
– Могу я вас попросить… – Эмили замялась.
– Слушаю вас.
– Можно мне фотографию с вами?
– Да, конечно.
Дамочка достала мобильный телефон, Кира предложила сфотографировать нас.
– Спасибо большое! А еще, не хочу выглядеть наглой, но могу я рассказать в своем блоге о встрече с вами? Если вы не разрешите, я не буду это делать! – быстро добавила она.
– Рассказывайте, – я махнул рукой. – Только завтра, хорошо?
– Да-да, конечно! – мне показалось, она сейчас запрыгает и захлопает в ладоши, как девочка. – И я не буду ничего писать про вашу девушку.
Я по привычке промолчал, как делал всегда, когда кто-то пытался косвенными вопросами выведать подробности моей личной жизни. Но про себя удивился. Неужели было так заметно, что Вероника – моя девушка? И вдруг в разговор вступила Кира.
– Вы обо мне? – обратилась она к Эмили.
Я удивленно уставился на них.
Администратор кивнула.
– Я не девушка мистера Паттинсона, – твердо сказала Кира. – Мы были здесь компанией, и Роб пригласил меня танцевать. Так что можете просто написать, что Роб был с друзьями.
– Я поняла вас. Спасибо! – ответила Эмили. – Пойдемте.
– Я, пожалуй, останусь, – неуверенно сказала Кира. – Предупрежу… остальных, что тебе пришлось уехать.
Это было разумно. Почему же я ответил "мы позвоним им" и, взяв ее за руку, потащил за собой? Видимо, был уже слишком пьян.
Эмили повела нас за собой к выходу. Я шел рядом с мисс Помощницей Декоратора и недоумевал. Администратор приняла Киру за мою девушку. Мою девушку. Я и не сообразил, кого она имеет ввиду, но Кира поняла. И почему-то не захотела оставить эту Эмили Как Ее Там в заблуждении. Ей не хотелось, чтобы про нее думали, что она моя девушка? Ей не нравится эта мысль? Почему-то мне это было обидно.
Мы выскользнули из черного выхода и запрыгнули в машину на заднее сиденье. Кира села первая, а я неудачно плюхнулся рядом с ней, поморщившись от пронзившей меня боли.
– Говори свой адрес, – приказал я.
Кира автоматически назвала адрес водителю, и такси тронулось.
Я сидел вплотную к девушке, как приземлился на сиденье, так и не двигался больше. И хотя ширина автомобиля позволяла отодвинуться и расположиться с большим комфортом, я так и остался в положении, прижавшись бедром к ее бедру. Ну, просто больно было шевелиться.
«Ну-ну».
– Надо позвонить Веронике и Тому, – опять неуверенно пробормотала Кира.
– Да, выйдем из такси и позвоним, – согласился я. Моя спутница промолчала.
Довольно быстро мы добрались до места. Я расплатился с таксистом, задержав руку Киры, полезшую было за деньгами.
Мы остановились на тротуаре возле ее дома. Непрезентабельное жилище, надо сказать.
Я молча смотрел на Киру. Она как будто избегала моего взгляда, смотрела в сторону. Потом как-то странно вздохнула и сказала:
– Зайдешь?
Я усмехнулся.
– Нет, конечно, раз ты против.
Она недоуменно вскинула на меня глаза. А потом улыбнулась и сказала:
– Я не против. И я ведь еще твоя должница. Так что пойдем, угощу тебя кофе.
«Не уверен, что кофе будет достаточной оплатой». Я ухмыльнулся своим мыслям и пошел вслед за Кирой.


Источник: http://only-r.com/forum/38-86-1
Из жизни Роберта Солнышко 1382 3
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter            
Цитаты Роберта
"...Обо мне не написано ни строчки правды. Просто потому, что на самом деле писать обо мне нечего."
Жизнь форума
❖ Вселенная Роба - 12
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Флудилка 2
Opposite
❖ Талия Дебретт Барнетт ...
Кружит музыка...
❖ ROBsessiON Будуар
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Позитифф
Поболтаем?
❖ Batman/Бэтмен
Фильмография.
❖ Война войной, а обед п...
Клубы по интересам.
Последнее в фф
❖ Kicks-2. Новая партия....
СЛЭШ и НЦ
❖ Soulmate. Эпилог
Герои Саги - люди
❖ Soulmate. Глава 9
Герои Саги - люди
❖ Soulmate. Глава 8
Герои Саги - люди
❖ Soulmate. Глава 7
Герои Саги - люди
❖ Soulmate. Глава 6
Герои Саги - люди
❖ Заберу, украду, увезу....
Стихи.
Рекомендуем!
5
Наш опрос       
Оцените наш сайт
1. Отлично
2. Хорошо
3. Ужасно
4. Неплохо
5. Плохо
Всего ответов: 228
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 8
Гостей: 5
Пользователей: 3
olka irina_vingurt барон


Изображение
Вверх