Творчество

Bridges/Мосты
27.05.2017   12:52    
Глава 8. Большеохтинский мост




Закрываю глаза и вспоминаю ее лицо: белое, безжизненное, уходящее. Горло сжимается, желудок схватывает спазм, и я прошу остановить машину. Водитель слушается, мужчина, что держит меня за руку, хмурится, недоуменно задает какие-то вопросы. Я лишь открываю дверь автомобиля и, делая несколько шагов, тут же припадаю к перилам Большеохтинского моста. Пытаюсь дышать глубже, быть сильнее. И все равно вспоминаю ее безжизненно-застывшее тело и лицо. Так унизительно, так страшно. Это иной страх. Не тот, что я испытывала с британским парнем, который хотел показать мне, кто я есть. Я различаю их.
- С тобой все в порядке? – большие руки мужчины, поднимают воротник моего дубленого пальто, он пытается закрыть меня от ветра.
Ветер в Питере не такой, как глубинке Британии. Здесь он не забирается к тебе под одежду, осторожно хватая тебя, здесь он пробирает до костей, морозит больно щеки и заставляет дрожать. У меня нет сил, вспомнить о том, что мы стоим на бывшем мосту Петра Великого, который находится неподалеку от Смольного собора, почти прямой дорогой к которому является Суворовский проспект, начинающийся от Невского проспекта. И если бы не те чувства, что владеют мой сейчас, я бы сравнила мост Альберта и этот. Они мимолетно, неосязаемо похожи и в то же время совершенно отличаются. Возможно, стоит подумать об этом сейчас, чтобы отвлечься, но я не могу.
- Здесь слишком холодно, - говорит он.
Я не слышу его, я там в ее квартире, на Большеохтинском проспекте. Старая, еще постройки сталинских времен коммуналка, выкупленная ее родителями и переделанная под жилье большой семьи, доставшаяся потом в наследство этой скромной, послушной кавказской девушке – жене Гриши.
Как там у Ахматовой:

Я спросила у кукушки,
Сколько лет я проживу…
Сосен дрогнули верхушки,
Желтый луч упал в траву
Но ни звука в чаще свежей…


Хочется, как в кино, закрыть лицо руками и кричать громко-громко, чтобы выбило все эти чувства из меня, чтобы очистилась душа, проснулась совесть. Но я уже ничего не могу изменить, и она не может.
- Наташа?! – он зовет меня, а я не слышу. Не хочу слышать.
Смотрю на мутную воду Невы. Она призывно не отрывает от меня глаз. Каково это, сломаться без возможности восстановиться? Да-да. Она такая же кукла, как и я. И наш кукловод попеременно, заигравшись, ломает то ту, то другую. И, если я все еще сопротивляюсь, то вторая уже совсем сломалась. Теперь ей нужен специальный мастер – психотерапевт, невролог и кто там еще, кто лечит мозги?
- Давай сядем в машину, милая?
Я поворачиваюсь к нему, и он затихает на полуслове с открытым ртом.
- Ты очень бледная. Я не должен был…
И тут они, наконец, пробивают мою броню и текут, сильно, заставляя надрывно всхлипывать.
Да, да, он не должен был. Все нужно было сделать самому. Зачем я? И все вновь вспоминается, как будто и не было этих прошедших часов.
***
Звонок на сотовый:
- Поднимайся. Квартира 88, ты должна мне помочь.
- Хорошо.
Его обеспокоенный голос запускает мурашек по рукам. Я выхожу из машины, кутаясь в воротнике. Дверь в парадную открыта. Я поднимаюсь на четвертый этаж, и там меня встречает приоткрытая дверь квартиры.
- Гриша?! – осторожно зову я, заходя.
- Я здесь.
Сделав несколько шагов по коридору, я зажимаю рот рукой, чтобы не закричать. Она лежит на полу, вся мокрая.
«Почему они делают это в ванной?»
- Она мертва?
- Нет. Пульс есть. Я перетянул вены. Вызвал скорую. Ее нужно одеть.
Я мотаю головой. «Нет!» - мои мысли громче моих слов.
- Я не смогу.
- Малыш, ты должна мне помочь.
«Почему я?!»
- Я не знаю.
- Ты сможешь. Сейчас что-нибудь принесу.
Он уходит, а я остаюсь с ней наедине. Точнее с ее тенью. Ее тело слишком бело-голубоватое, темные брови и ресницы ярко выделяются на скуластом заостренном лице. Черная коса лежит на плече, доставая до ягодиц. Ее грудь небольшая и красивая, острая, сосок не ярко выделяется, хотя должен, ведь ей холодно. Стройные длинные ноги сходятся в месте темных волос. Мои мысли прыгают с одного на другое. И, в следующий момент, я представляю себя на ее месте. Я кусаю фалангу указательного пальца, чтобы унять внутренний страх.
- Так, вот полотенце, - вернулся Гриша. – Оботри ее и посуши волосы.
Я вытаращилась и не двигаюсь.
- Наташа, пожалуйста.
Дальше все, как в тумане. Скорая, врачи. Григорий заставляет меня ехать с шофером за машиной первой помощи. Мы едем в госпиталь им. Соловьева, на Суворовском, там какие-то знакомые, чтобы не было никакого шума. Как всегда, все без шума.
- Ее восстановят, и она будет, как новенькая, - повторяет он слова врача.
А я повторяю его:
- Как новенькая…
И меня начинает мутить. Я стою на мосту и впускаю в себя ветер, выпуская слезы.
- Прости меня, - наконец, произносит он, и я не могу сдержаться. Моя рука сама поднимается и делает это движение. Ладонь горит. И его глаза горят недобрым огнем. Григорий тут же хватает меня за плечо и тащит к машине.
- Я хочу к бабушке, - умоляю я.
- На Невский? К этой вздорной старухе? Почему она не хочет жить с тобой, гниет в этой коммуналке.
- Она хочет умереть в спокойствии, в своей комнате. Со мной в Репино слишком шумно.
- Помоги мне собрать вещи для жены и, я отвезу тебя, куда ты захочешь, - заталкивает меня в салон авто.
- А если нет? – я смотрю снизу верх.
- Пойдешь пешком.
- Я пойду.
Дверь захлопывается, он обходит машину и садится рядом.
- Позже пойдешь.
- Отпусти меня, - прошу я. Наверное, хочется, чтобы отпустил навсегда. Но кукловод так просто свои игрушки не выбрасывает, сначала стоит их окончательно сломать, как ту, что теперь в мастерской, где ее превратят в новенькую…
- Вот она ваша свобода. Закрою визу. Уничтожу камеры. Все! – он стирает ладонью со своего лица неопределенные эмоции и смотрит пристально на меня. – Обрыдло все! Чего вам еще не хватает?
Слезы высыхают враз.
- Нати, я ничего не прошу сверхъестественного. Просто помоги.
***
- Пожалуйста, Chicken Strips с овощами и пряным рисом, пить я буду воду.
- Это все?
- Да, или нет, - я мило улыбнулась парню за кассой в оранжевой рубашке с буковками «Нандос» над карманом на груди. – Я, пожалуй, буду еще десерт. Тoffee pudding.
- Окей. С вас…
Я протягиваю карту для оплаты, расписываюсь на чеке и забираю с собой стойку с петушком и цифрой тринадцать. Да, в этот приезд мне не везет. Роберта в Лондоне нет, и он не собирается навестить своих друзей. Никто не говорит про него ровным счетом ничего. Это заговор.
А я надеялась. Надеялась на то, что он сможет успокоить мои расшатавшиеся нервы, просто посмотрит своим уверенным взглядом глубоко в мои глаза и пообещает, что все будет хорошо. Ведь для этого нужны друзья? Этот вопрос мне хочется задать и Николь, которая занимает место в дальнем углу «Нандос», на Ноттинг Хилл, возле высокого стола, рядом со мной. Она ставит передо мной жгучий «Пери-пери» соус и «Хайнц». Я делаю глоток воды из бокала и жду, когда она первой заговорит со мной, потому что мне с ней говорить не хочется. Никогда. Даже после извинений, постпрочтении моего договора с работодателем, в котором она не нашла ни одного момента одурачивающего меня. И заверила, что теперь я смогу заниматься любимым делом.
Я даже не помнила того разговора. Он, словно стерся из памяти, как что-то ненужное или неважное. Может быть, он и не был важен. Для меня были тогда важны его глаза, которые не хотели смотреть на меня, когда я покидала машину. Его равнодушная поза и разговор с Сэмом. Он делал все, чтобы показать свое презрение. Или за всей этой игрой на публику скрывалось что-то более глубокое? Я заставляла себя не думать об этом, иначе можно завязнуть самой. Я не могу себе этого позволить. Я просто не могу давать надежду. Никому.
- Может, выпьем вина? – Ники беззаботно улыбается, у нее прекрасное настроение.
- Если ты этого хочешь, конечно.
Она уходит, чтобы сделать свой заказ. И возвращается с цифрой двадцать семь. Я кривлюсь, вспоминая, что это дата моего рождения. Перевожу взгляд на покачивающийся плафон-тюльпан, освещающей наш стол, люстры. Серый цвет металла должен холодить руку, думаю почему-то я. Такой же холодный, как ее рука. Ее безжизненная рука.
- Так что за работу тебя попросили сделать. Что за снимки?
Я возвращаюсь назад из своих мыслей.
- Несколько рекламных фото в Сохо и Китайском квартале. Сказали мое виденье им сейчас нужно.
К столу походит официант, открывает бутылку вина и разливает в бокалы. Он не обязан этого делать, но ему интересна иностранная речь, он улыбается нам искренне. Милое ангольское лицо. Если направить свет вот этой лампы на него, то получился бы интересный снимок.
- Это хорошо.
- Да.
Весь последующий разговор не выходит за рамки коротких фраз и предложений, словно мы с Николь не давние подруги, а наскоро встретившиеся знакомые. Знаю, что при других обстоятельствах, я бы забыла обо всем, что она мне наговорила, но сейчас нет сил. Сейчас я одна раскрытая рана, и рядом со мной нет того, кто бы смог ее вылечить.
Из «Нандос» мы выходим, когда на улицах горят ночные фонари. Николь ловит такси, и мы отправляемся в «Красный дом» - паб в Челси, там сегодня поет Сэм и его группа. Черные стены паба совсем не ассоциируются с названием. На улице, перед входом, много людей, мы проходим через толпу и вваливаемся в тепло и совершенно другую атмосферу. Мне кажется, я успокаиваюсь. Николь берет меня за руку, чтобы не потерять, мы заворачиваем за браную стойку и спускаемся вниз по лестнице. Здесь небольшая сцена, бар и столики. Нам машет рукой Рэй. Он занял столик у сцены. Парень обнимает меня и говорит, что ужасно скучал. Я обмениваюсь с ним теми же фразами и нежно целую в щеку. Хоть один друг здесь со мной. Только он один не участвует в заговоре.
- Ты знаешь, что он на съемках? – шепчет он, наклоняясь ближе, когда парень моей подруги выходит на сцену и что-то болтает для своих поклонников. – Режиссер ужасно известный. Для него открыты все дороги.
Я мучаюсь, не решаясь спросить, как там он напрямую. И успокаиваюсь, когда Рэй выбалтывает мне все. И то, как Сэм потом говорил о том, что я совершенно взбалмошная, что таких надо держаться стороной. О том, что он говорил, что мы все немного не в себе. О том, что Бредли просил его не терять мозги и все такое, а он лишь молчал. А потом он долго объяснял, что когда пришло время Роберту выходить из машины, он пристально посмотрел на Рэя, и моему голубому другу показалось, что в этом взгляде была какая-то просьба. На что я ответила, что он все придумал. Я действительно хотела думать, что этот высокий, внушающий доверие парень просто обиделся, потом разочаровался и, в конце концов, забыл все, что с ним приключилось в Новогоднюю ночь четырнадцатого года. Хотя было бы жаль. Для меня эта ночь стала одной из тех, о которых хочется вспоминать.
- У тебя что-то случилось? – интересуется Рэй. – Ты очень тихая.
- Нет, все нормально, - отвечаю я, боясь спугнуть свое спокойствие, обретенное рядом с этими людьми. Мне хочется остаться с ними навсегда, но я знаю, что мне придется вернуться. В Питере Джек и моя бабуля. Их я люблю.
Все остальное время мы просто тихонько перешептываемся, чтобы не раздражать самую ярую поклонницу таланта Сэма – Николь. Она просто ненавидит, когда кто-то не увлечен выступлением, а увлечен больше собой и своими проблемами. А нам интереснее болтать о ерунде. О новых выставках в Тейт и Саачи. О новом мюзикле, новой прическе и новых платьях, за которыми мы обязательно пойдем с Реем на Бонд или Оксфорд стрит.
- Смотри! – достаточно громко вдруг шепчет Рэй. – Это родители Роберта. Они часто посещают выступления Сэма, Маркуса, а особенно дочери Лиззи. Если хочешь, я свожу тебя на ее концерт. У нее прекрасный голос.
- Угу, - неопределенно отвечаю я.
- Смотри, они уже уходят.
- Рэй, - я отчего-то не могу повернуть голову.
- Ну, посмотри, какие милые люди вырастили такого заносчивого парня, который заработал миллионы и позабыл место, где он вырос.
- Он не такой, - я разворачиваюсь, но успеваю увидеть только светлые длинные волосы женщины и седину мужчины. Они тут же теряются в толпе пришедших послушать Бредли.
- Думаешь, он не заносчив?
- Кто?
- Роб Паттинсон? Сноб. Даже не попрощался с тобой. Могу я узнать, чем ты его так обидела?
- Слишком банально.
- Совсем никакой загадки? – Рэй приставучий.
- Просто… - мне хватило пары слов, чтобы вдруг ясно понять, чем я ему тогда не угодила. – Я не захотела быть той, кого он вдруг увидел во мне. Вот и все.
- А говорила без загадок. Мне, конечно, не понять, что это значит. Но подумай над тем, что для него это имело особое значение.
- Ты знаешь, что в Питере больше мостов, чем в Лондоне?
- Что? – мой сегодняшний собеседник готов покрутить пальцем у виска. А я лишь перевожу разговор на нейтральную тему.
- Я говорю, что в моем родном городе больше на несколько десятков мостов, чем в Лондоне.
- Это какая-то метафора к предыдущему разговору? – глаза Рэя такие большие, а лицо неподдельно удивленное.
- Нет, - отвечаю я. – Это просто констатация факта.



 
Источник: http://www.only-r.com/forum/38-370-3
Из жизни Роберта Nurochka Nurochka 561 21
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Мой отец говорил, что успех и неудача – обманчивы. Это лучший способ относиться к актерству, особенно, когда что-то из этого становится чрезмерным."
Жизнь форума
❖ Вселенная Роба-7
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Good time/ Хорошее вре...
Фильмография.
❖ Festival de Cannes
Anti
❖ GifoMania Часть 2
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Талия Дебретт Барнетт ...
Кружит музыка...
❖ Фредерик
Собственные произведения (16+)
❖ Флудилка 2
Anti
Последнее в фф
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
❖ Часть I. Влюбиться в Р...
Из жизни Роберта
Рекомендуем!
3
Наш опрос       
Стрижки мистера Паттинсона. Выбирай!!
1. Якоб/Воды слонам
2. Эдвард/ Сумерки. Сага
3. Эрик/Космополис
4. "Под ноль+"/Берлинале
5. "Однобокая пальма"/Comic Con 2011
6. Сальвадор/ Отголоски прошлого
7. Даниэль/Дневник плохой мамаши
8. Рейнольдс/Ровер
Всего ответов: 248
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 18
Гостей: 7
Пользователей: 11
Elfo4ka GASA LeLia777 masha7777 барон Солнышко маруська Небо zoya Ivetta dolli


Изображение
Вверх