Творчество

Небо Глава 1 Любопытная моль
11.12.2016   05:12    
Глава 1

Любопытная моль


Любопытство рыболовным крючком впилось в мозг, ни на миг не отпуская, наподобие дразнящего русалочьего пения, которое нельзя унять.
С.Кинг


Она смотрела, как он поднялся, одёрнул куртку, провёл рукой по волосам, полез в карман, достал электронку, закурил…
- Ты сказа… извини, я не ожидал… - ему казалось, что его неуклюжесть умножилась. «Надо всё-таки сходить к психоаналитику» - промелькнуло в голове. Откуда-то всплыл в памяти усатый дядька профессор, когда-то давно приходивший к ним в дом, в Барнсе. Он ни разу не был у психотерапевтов, но тот образ из детства прочно засел в голове.
- Чего не ожидал, что я девушка? Ничего, это случается не только с тобой, - она поднялась, и оказалось, что она совсем немного ниже его ростом. Джинсы, «толстовка» кеды - ничего необычного.
- Извини, - промолвил Роб, а она откинула капюшон и посмотрела ему в глаза. Тусклый свет небольших ночных фонариков плохо освещал её лицо, но он смог разглядеть довольно короткие волосы и, как ему показалось, ухмылку на её губах.
- Англичанин что ли? - он явно её забавлял.
- Да… а ты?
- Тоже, но давно там не была, поэтому извиняюсь значительно реже.
- И я давно, - он и сам не понял, зачем выдавал такие подробности первой встречной. Его взгляд сам собой остановился на бутылке предложенного пива.
- Бензина можно залить в авто мастерской, в деревне, - девушка кивнула в сторону небольшого парка. – Это там.
- А отель там есть? – она нова усмехнулась.
- Два, - и набросив капюшон, она ушла. А он ещё с минуту стоял и смотрел ей в след. Ему показалось странным, что девушка его не узнала, или узнала, но намеренно не показала виду? Быть может, он теряет былую сексапильность? «Нет, надо всё же сходить к аналитику... »

В крошечной гостинице всё было словно в маленьком кукольном домике – в холле стояли два кресла, обтянутые бледно коричневым плюшем, на столике между креслами красовался невероятно красивый букет белых роз, занавески на окнах были белые и с оборочками. Ему казалось, лица с портретов, что висели на стенах, смотрят на него с укоризною, потому что он абсолютно не вписывался в этот ванильный интерьер. Вся обстановка веяла французской глубинкой, в которой никогда не будет места хайтеку и минимализму. Здесь даже сотовый казался неуместным. Пожилая и очень элегантная хозяйка подала ему ключ от номера.
- Люксов не держу, хотя если знала бы, то завела непременно, – на этих словах мадам его брови вопросительно приподнялись. – Ох, только не удивляйтесь. Я узнала вас, месье. Постер в комнате моей внучки висит вот уже четыре года.
- Спасибо, - мысленно он «поблагодарил» и свою дурную голову за то, что покой, наверное, будет не долгим.

После звонков своему агенту и менеджеру он прилёг на кровать прямо поверх бледно-зелёного покрывала. Глаза сами собой потихоньку закрывались под мерное тарахтенье французских новостей по телевизору, в голове проплывали образы выхваченные сознанием – его пафосный номер на Клемант Моро, студия и костюмерная, мелькающие за окном машины поля, старая скамейка, пиво, «англичанин что ли?»…

Его словно что-то подбросило во сне, и он открыл глаза, соображая, где находится, и как всегда, в таких случаях, его мозг, как навигатор в машине – фиксировал через объекты местоположение и определял нахождение. Роб сел в кровати, посмотрел на часы – половина шестого утра, чёртова разница во времени, в шесть вечера он будет, как варёный тюлень, а ещё примерка…

В небольшом кафе ранним утром он был один. Заспанный бармен и официант в одном лице налил ему кофе. Роберт присел за столик у окна. Что он делает здесь, медлит, почему ему не хочется возвращаться… Минут через двадцать он уже собрался уходить, как в дверь вошла девушка, которую он встретил ночью у кафе.
Она подошла к барной стойке, взяла чаю и, присев на высокий стул, стала болтать о чём-то с парнем-барменом, прихлёбывая из чашки. На ней была вчерашняя кофта, а на голове чёрная вязаная шапка, почти такая же, как у него. Это и зацепило его внимание. Бармен что-то говорил девушке, а потом кивнул в сторону Роберта. Девушка обернулась.
- Привет, - Роб подошёл к знакомой незнакомке.
- Привет. Рано встаёшь, - она обернулась.
- Надо ехать, - сказал он, медленно выговаривая слова и стараясь не смотреть ей в глаза. Но любопытство взяло верх - он встретился с ней взглядом. Высокий лоб, тонкие чёрные брови, и карие глаза - тёмные, словно сливочные, в которых почти не видно зрачка, затягивающие в себя своей непонятной омутной темнотой, они смотрели прямо и открыто. От таких глаз не скрыться, они, настигнут рано или поздно, маня, засасывая в тягучую неизвестность.
- А, - произнесла она и продолжила пить свой чай, касаясь губами края чашки, чуть щурясь, когда горячая жидкость попадала ей в рот.

Истоки глупости не были обнаружены человечеством, потому понять свои же поступки люди порой не могут. А они продиктованы исключительно губительно-спасительным, пагубным, таким завораживающим своей непонятностью и сладостью узнать любопытством. Его, любопытство, необходимо утолить, потому что неутолённое оно будет сонной молью точить сознание. Оно движет прогрессом, причём любым. Сейчас, чтобы хоть немного «задобрить» свою любопытную моль он сказал вдруг:
- Я не очень хорошо ориентируюсь, не поможешь найти авто мастерскую?
Она смерила его взглядом чёрных глаз:
- Пошли. Деньги есть?
- Нет, налички нет, только карточка, - она сокрушённо покачала головой, выложила на барную стойку мелочь за чай и прошла вперёд, кивком давая ему понять, чтобы следовал за ней.
Они миновали несколько домов, и вышли на окраину деревни. Впереди виднелся лес. Осень ещё не наступила, но прошлась по краю лета с ведёрком жёлтой краски и мазнула пару-тройку листов на каждом дереве, выделив своё присутствие. Она наполняла утренний холодный воздух тем самым излётом лета, в котором трава пахнет особенно терпко, в котором смешиваются надежды и несбывшиеся мечты, в котором дыхание, превращаясь в пар, и становясь видимым, в котором души становятся уязвимей.
- Вон там, видишь? – выдохнула она в вопрос, показывая рукой направление чуть правее от них.
- Нет, - он не смотрел на то, куда она указывала, он смотрел, как в воздухе исчезает её выдох.
- Нет? Ну, вон же, ты же можешь… - у неё в кармане прозвонил сотовый. Она вынула мобильник и сбросила звонок. – Уверена, ты дойдёшь сам, потому что мне пора.

***
- Француаза вернись! – крикнула Диана в удаляющуюся спину дочери, но Девушка, взбежав по лестнице, с силой захлопнула дверь в маленькой тесной каморке под самой крышей замка. Здесь было её убежище. Здесь с самого детства она прятала ото всех свою душу. Здесь было всё необходимое ей – книги, небольшой стол и самое главное, здесь была возможность размышлять, а порой и записывать свои мысли. И ещё в этой маленькой комнатке-каморке жила её любовь. Они с Луи могли уединяться только в этой комнате и до раннего утра быть друг с другом.
Это было для неё непозволительным – любить того, кого не дозволено, того, чьё происхождение не то что бы ниже герцога, вообще - простолюдина. Её Луи был старшим конюхом в замке Дианы де Пуатье, её матери. Он попал в конюшни замка совсем мальчишкой, которого приютила бездетная семья садовника. Спустя совсем немного времени Луи обучал Француазу верховой езде, а потом молодые люди проводили почти всё своё свободное время вместе. Луи понимал, что они смогут соединиться, только если убегут подальше от сюда, они уже почти решились и даже назначили дату. Но в замок пожаловал Генрих и всё изменилось. Француазу было решено выдать замуж за некоего Робера де Ламарка. После этой новости Француаза проплакала всю ночь, а Луи разбил в кровь кулаки о деревянный косяк конюшни. Однако, от побега они не отказались, понадеявшись на то, что Генрих смилуется и отложит свадьбу на осень. Но Генрих II не собирался медлить и объявил, что Робер прибудет через два дня. Он и прибыл – высокий, отлично сложённый, прекрасно воспитанный и образованный. Француаза смутилась, когда Робер окинул её внимательным взглядом, в котором читались восторг и любопытство.

После представления жениху она и пришла в своё убежище. У стены стояло большое зеркало, Француаза не любила его. Почему она не распорядилась убрать его, она не знала, похоже, побаивалась эту весьма странную вещь. Будто бы зеркало было живым, и как только оно бы оказалось в другом месте, то выдало бы все секреты Француазы.
Девушка посмотрела на себя в зеркало и проговорила:
- Робер проиграет, я покину этот дом и тебя навсегда, - вымолвив эти слова, она отвернулась и не увидела, как альмагама подёрнулась дымкой и по поверхности зеркала, словно бы прошлась волна, впитав её слова.

Той ночью было ветрено, а утром небо рассекла золотистая стрела солнечного света. Начиналось утро самого чёрного дня в жизни трёх женщин.

***
Генеалогия развития английской педачности и разумности восходит корнями к временам зарождения жизни на земле. Однако, и на эту ментальную предрасположенность находилась проруха. Вот и сейчас она нашлась. Словно попав в глубокую кроличью нору, он увязал в глубине собственно любопытнического голода. Он договорился в авто мастерской обо всём, что касалось его машины и её способности двигаться, но покидать эту маленькую деревушку не спешил. Вернувшись в кукольно убранный номер маленькой гостиницы, он с облегчением обнаружил, что стайка девочек-поклонниц не слетелась. Сервис, как и положено, был на высоте - еду ему принесли в номер. Стейк, спаржа и неизменные круасаны, они в тех краях хороши не только утром, были съедены с большим аппетитом. А потом сыто-сонная дремота, приводящая в размеренность и леность тело и мысли, задурманила его, и он уснул сном младенца.
Вечерело, когда проснулся. Удивительно, но он отлично выспался, видимо от того, что отключил мобильник. Роб потянулся к тумбочке, включил телефон и прочёл пару эсэмэсок. Его ждали на съёмки завтра к полудню. А это означало, что до утра он совершенно свободен. Странно как-то, почему ему сразу подумалось, что у него есть время? Но на что?

***
Два наездника мчались во весь опор навстречу друг другу. Их огромные копья были направлены на соперника и, сближаясь, они оба готовились нанести удар.
Генрих обожал рыцарские бои. Диана всегда его бранила за эти детские забавы, на что он отвечал, что так он удовлетворяет свою потребность быть воинственным и отбивает охоту воевать взаправду. Диана лишь улыбалась и мило гладила короля по его рыжей бороде. А он как и всегда зачарованно смотрел на неё, словно видел впервые… Эта женщина была не просто его фавориткой, она была фактически его женой, любимой женой. Она была всегда рядом, она была необходима ему, как воздух и солнце. Ей он дарил замки, дома, драгоценности, свою любовь и свою жизнь. Многим казалось это престранным – такая любовь монарха к единственной женщине, когда рядом были сотни и родовитей и моложе готовые пасть к его ногам. Но король на то и король, чтобы делать только то, что хочется и без объяснения причин. Диана родила ему двух дочерей, с которыми он близок не был, но всегда был в курсе их дел и вот взялся за дело выдать старшую замуж.

***
Солнце, шаря по макушкам деревьев, словно с неохотой направляло свой круг к горизонту. Роберт вышел из гостиницы, предусмотрительно надев под куртку кофту с капюшоном и нацепив на нос чёрные очки. Небольшие камешки грунтовой дорожки поскрипывали от его шагов. Он шёл просто вперёд, без цели. И вдруг за плотной стеной деревьев завиднелась красивая кованая изгородь. Ему стало любопытно. В который раз за день именно это чувство ненужно-важное вело его, казалось, наугад. Но нет, все предрешено. Кованая ограда через несколько метров перешла в ворота, вершину которых венчала корона.
- Гуляешь? – он обернулся. В шаге от него стояла его незнакомка. Волосы собраны в хвост на затылке, простая чёрна водолазка и тёмные очки. И чего так неловко-то снова стало?
- Да… нет, не то чтобы… - ему казалось, что все английские слова прячутся от него. – Ты тоже?
- На работу иду, - просто и лаконично.
- На работу?
- Да, в промежутках между сексом и рок-н-роллом я иногда работаю.
- А можно узнать… - она не дослушала эту вежливо-длинную фразу.
- Можно. Работаю в замке, - он приподнял свои тёмные очки и сдвинул их на волосы.
- Королевой? – он улыбнулся.
- Уже нет, - она рассмеялась, и он увидел, как теплеет её взгляд. – Всего лишь прислуга.
- Не понял.
- Я изредка подрабатываю здесь флористом, составляю букеты для залов замка.
- Красивые? – дурацкий вопрос, но на дурацкие слова и вопросы он мастер.
- Хочешь посмотреть?
Хотел ли он? Скорее нет, чем да, но алчущее любопытство уже почуяло сладость утоления, и он кивнул, почти бессознательно, инстинктивно.

Они вошли в Шенонсо через главную дверь, чёрного входа или какого либо запасного, здесь просто не было.
- Через час придёт охранник запирать двери. Мне нужно закончить две вазы на втором этаже. Сегодня посетителей нет, так что броди где хочешь, - и она направилась к лестнице, оставив его одного в небольшом холле.
Он огляделся. Величества в этом королевском уделе не было. Красивый, небольшой замок, уютный до того, что в нём можно было бы жить и сегодня. Пройдя до галереи, он поднялся на второй этаж. Минуя несколько спален, он пришёл в комнату, где работала девушка. Ловко работая ножницами и напевая себе под нос какую-то мелодию, она колдовала над огромной вазой, в которой уже была видна невероятной красоты [/url]композиция.
- Ты можешь не смотреть? – задала она вопрос, даже не посмотрев на него.
- Что?
- Не смотри, не люблю, когда смотрят, как работаю.
- Ладно, - ну и штучка.

Роб поднялся выше, там были маленькие комнатки и проход в большую галерею. Большая – это громко сказано. По всей видимости, здесь когда-то проходили балы. Лестница не заканчивалась, там были ещё ступеньки, только они были перегорожены бархатным жгутом. Он с лёгкостью перешагнул его. Чердак – не чердак… небольшой коридор, две двери, окна маленькие, с улицы доносится щебетание ласточек. Несколько деревянных стульев составленных в углу горой, пустые рамы от картин, изголовье кровати… провёл пальцем по деревянному изгибу, дерево было тёплым. Присев у стены, он выглянул в маленькое оконце, через которое было виден кусок неба. Животы облаков уже сыто налились густо-розовым, и небесная вата, плотно сбиваясь на горизонте, толпой уплывала во вчера. Роберт прикрыл глаза. Из полуопущенных век он наблюдал, как стайка ласточек метнулась через реку к деревьям.

«Иди ко мне…»
Он вскинул голову. Девушки не было, она видно, продолжала работать. Показалось… он снова прикрыл глаза.

«Иди ко мне…»
На этот раз он отчётливо слышал шёпот. Голос был женским.

«Я… жду…»
Обернулся. Фу, чёрт, это ласточка присела на край оконного карниза и царапнула лапками по железу. Роберт встал и почти уже ушёл, спустился на две ступеньки, но почему-то оглянулся. Там посреди коридора, недалеко от того места, где он только что сидел, стояла молодая женщина в длинном бледно-сером платье с распущенными светлыми волосами.

- Ты закончила? – Роб буквально вбежал в комнату, где работала его незнакомка. Она уже собрала инструменты и вытирала руки о старую тряпку, когда-то бывшей халатом в цветочек.
- Да, - она положила тряпицу в пакет с мусором.
- Там… Пошли! - Роб схватил её за руку. – Только тише!
- Только не говори мне, что… - девушка только и успела схватить ремень своей сумки.
- Тише! – он приложил свой указательный палец к её губам. – Ш-ш-ш…

Они поднялись на чердак. Там было тихо.
- Это глюки, - шёпотом объявила девушка.
- Нет! Она стояла здесь! – он тоже говорил шёпотом, словно они оба верили в то, что их слышат.
- Как давно у тебя был секс?
- При чём здесь мой секс?
- Женщины мерещатся.

«Иди ко мне…»

Они переглянулись.
- Это оттуда, из-за той двери, - девушка кивнула на дверь в конце коридора.
Осторожно, стараясь не скрипеть половицами, они приблизились к двери каморки. Замка на ней не было, но ручка была очень замысловатая. Она, похоже, служила ручкой и наружным замком одновременно. Войдя в маленькую комнатку, они огляделись. У стены стояло несколько пустых рам, старое кресло и большой, завёрнутый в ткань подрамник. Крошечное оконце не застеклено. В тишине было слышно, как за окном промчалась стайка ласточек.

Вдруг в оконце ворвался сильный порыв ветра.
- Дверь! – девушка не успела. Она и не смогла бы успеть, очень долго это место готовилось к тому, чтобы она не успела. Ветер или кто-то ещё сильно хлопнул дверью и она закрылась. Старая ручка-замок слетела с крючка и опустилась в паз металлического жёлоба, вбитого в косяк. От косяка отломилась щепка и нырнула в паз, плотно фиксируя язычок. Открыть дверь теперь можно было только снаружи.

«Да…»

 
Источник: http://www.only-r.com/forum/38-360-1
Из жизни Роберта Evita Evita 592 28
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Мой отец говорил, что успех и неудача – обманчивы. Это лучший способ относиться к актерству, особенно, когда что-то из этого становится чрезмерным."
Жизнь форума
❖ ROBsessiON Будуар (18+...
❖ Позитифф
Поболтаем?
❖ Вселенная Роба-6
Только мысли все о нем и о нем.
❖ Поцелуй дождя.
Из жизни Роберта (18+)
❖ Флудилка
Anti
❖ Девушка из агентства &...
Мини-фанфики (18+)
❖ Я люблю Роберта Паттин...
Из жизни Роберта (18+)
Последнее в фф
❖ Метели.
Стихи.
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Я буду ждать... Глава ...
Из жизни Роберта
❖ Поцелуй дождя. Глава 6...
Из жизни Роберта
❖ Поцелуй дождя. Глава 6...
Из жизни Роберта
❖ Сегодня снова падал бе...
Стихи.
❖ Потерянный ангел.
Стихи.
Рекомендуем!

2
Наш опрос       
Оцените наш сайт
1. Отлично
2. Хорошо
3. Ужасно
4. Неплохо
5. Плохо
Всего ответов: 223
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 3
Гостей: 2
Пользователей: 1
барон


Изображение
Вверх