Творчество

Bridges/Мосты
20.09.2017   23:12    
Глава 5. The Needles




На часах десять. Еще два часа до Нового года здесь, и уже час после наступления там, в Питере.
Когда я уезжала из страны, шел мокрый снег, а здесь сейчас морозный вечер вырывает из моего горла горячий пар, который поднимается к небу. И мои мысли видимо спешат за ним.
Скажите, почему мы вдруг в эти последние уходящие часы старого года начинаем вспоминать все, что с нами случилось до этого? Ответа нет, ведь так? Просто так устроена память. Мои воспоминания уносят меня на несколько лет назад, в тот роковой вечер, где разводные мосты свели меня с Григорием. Где моя жизнь разделилась на «до» и «после».
Чего я хотела от жизни, вступая на новую взрослую дорогу? Чего я хотела, окончив школу, услышав последний звонок и оттанцевав прощальный вальс? Наверное, как и все, чего-то необычного, хотелось начать жить на полную катушку, хотелось, наконец, поверить в то, что ты повзрослел. И в этот последний день детства, на Выпускном, я, как и все, пыталась сразу все попробовать: покурить, выпить, впервые остаться на ночь с мальчиком… Список у каждого свой.
В мой точно входил мальчик, да… Высокий, худой, всегда с глупыми шутками, но очень милый. Его голубые глаза светились счастьем, предвкушением и силой. Мы всю ночь проболтали о надеждах, мечтах и чудесах. Вот такой стала моя первая ночь с мальчиком. И мне не хотелось ничего портить, поэтому я вышла из комнаты, а потом вышла из квартиры и из его жизни насовсем.
А потом я встретила Григория. Все было так, как я мечтала. Светлые питерские ночи, когда ты не можешь себя заставить спать, когда на улице повсюду встречаются влюбленные парочки, когда город обнимает тебя своими большими ладонями, обещая покровительство и свободу. Тогда был самый подходящий момент познать жизнь такой, какой она открывается немногим. Тогда был тот самый момент, когда ты встречаешь своего принца на белом коне.
Я следила за проходящими теплоходами, с палуб которых слышалась веселая музыка и отдыхающие кричали что-то, размахивая руками. В лицо дул легкий ветерок с реки, воздух пах зацветшими каштанами и липой. И мне хотелось петь…
- Девушка? – крикнул кто-то, но я подумала, что не мне. Я даже не повернулась на звук, продолжая наслаждаться тем, что испытывала. – Девушка? Подождите.
И в этот самый момент я обернулась и увидела его темные глаза, яркие, загадочные, манящие. И пропала. Нет. Сначала испугалась, а потом пропала.
- Дождь начинается, - сказал мужчина с явным акцентом. – У вас красивое платье, намокнет. А вы простудитесь.
- Дождь? – удивилась я. – И правда, дождь.
Вытянув руку, я стала ловить капли. А потом подняла к небу лицо.
- Пошлите? – он взял меня за ладонь и потянул к небольшому навесу, где располагалось давно неработающее кафе. Или просто в нем не было посетителей, которыми теперь стали мы.
Какая-то девушка принесла нам по чашке чая и теплый плед. Мужчина с таинственным взглядом закутал меня в плед и представился, дружелюбно протянув через пластиковый стол руку:
- Гриша.
- Наташа, - ответила я и пожала его теплые пальцы. А он так ловко поймал ладонь и поцеловал ее.
- Не бойся меня. Я не сделаю тебе плохого, - предупредил он. – Просто ты шла одна, такая красивая, в этом… какой это цвет?
- Бирюзовый, - пискнула я, понимая, что он говорит про платье.
- Да, в бирюзовом.
И он действительно ни разу не сделал мне плохого, как и обещал. А может быть, это я не хотела верить в то, что он приносит в мою жизнь только ложь, жестокость и чувство саморазрушения. Но я и сейчас не могла себе ответить, что лучше - получить плохое и идти дальше, или так и топтаться на этой неперевернутой странице на месте, ожидая чего-то.
Меня всегда интересовала та жизнь, потом. Знаете, когда чудо исполнилось, вы вместе, сказка превратилась в реальность. А потом? Что потом?
Я тушу сигарету о мрамор пепельницы на балконе и возвращаюсь обратно в дом, в две тысячи тринадцатый, почти две тысячи четырнадцатый, на остров Уайт, в Великобританию. Открываю дверь и натыкаюсь на «грека». От него пахнет спиртным, взгляд мутный и злой. Его рука тянется к моему горлу, все, как в замедленной съемке, как в старых черно-белых фильмах. Он толкает меня к стене, и его цепкие пальцы продолжают давить на горло. Пока я пытаюсь вздохнуть, он рассматривает мое лицо, словно наслаждаясь моим уязвимым положением.
- Что? Теперь хочется оказаться в Савое? Или на яхте у какого-нибудь богача?
- Нет, - хриплю я.
- Тогда, может, меня обслужишь? У меня тоже есть деньги, я заплачу.
Парень достает из кармана деньги и кидает их мне в лицо. Я не удивляюсь. У всех есть свои обиды, вот только жаль, что не у всех есть люди, которые помогают с ними справиться.
- Хорошо, - соглашаюсь я, когда он разжимает пальцы.
Теперь его руки сжимают мою грудь. Он поддевает меня своим наглым взглядом, как там, в кухне, хочет посмотреть, как я буду сопротивляться, просить, а он укажет мне на мое место. Но тут же удивляется моей наглости и руке на его ширинке. Я поглаживаю его, начинаю расстегивать пуговицу…
- Давай, малыш, сейчас тебе будет хорошо, - шепчу я в его ухо, и он, пошатнувшись, опускает руки и отходит от меня. Смотрит настороженно, а потом злость вновь застилает его глаза.
- Шлюхи, вы все. Ненавижу! Злобные стервы! – а потом тише: - Как же я вас всех ненавижу.
- Ар?
Он поднимает голову, я подхожу ближе и обнимаю его.
- Все хорошо.
Я поглаживаю на затылке его кудрявые волосы.
- Расскажи мне.
Его лоб утыкается в мое плечо, и он обхватывает меня в ответ.
- Я ее ненавижу. Почему так? Почему не я?
И дальше он рассказывает все. Как он познакомился с красивой девушкой, как дарил ей цветы, гулял с ней в Гайд парке, возил на пароходике по Темзе, пел песни, писал стихи. И как познакомил с отцом, в активе которого значится сумма с несколькими тысячами тысяч. А потом девушка сказала, что она любит мужчин постарше.
- Любовь-сука! – это его последние слова.
Мы сидим на краю кровати в комнате наверху, провожая сигаретами старый год, слушая, как кто-то поет на первом этаже, протяжно, глубоко, с надрывом, поет о любви и иголках, которые она с болью втыкает в нас. И я поддерживаю его, переплетая наши пальцы. Я помогаю ему пережить это и идти дальше. И думаю лишь об одном, когда внизу начинают отсчитывать секунды до Нового года, чтобы и мне кто-то так же помог пережить все. Подняться с колен, перешагнуть прошлое и пойти вперед.
Нас прерывает телефонный звонок. Я отпускаю руку Артура, он уходит, а я возвращаюсь в свою реальность.
- Да, - отвечаю.
- С Новым годом, малыш. Желаю тебе всю жизнь принадлежать только мне. А уж я постараюсь сделать тебя самой счастливой.
Я сглатываю ком в горле.
- Спасибо, дорогой. Я и так твоя, - я упираюсь ладонью в стену, чувствуя ее шероховатость и маленькую частичку древесины, которая вонзается мне в палец. – А я желаю обрести спокойствие и гармонию с самим собой.
- Я в гармонии, когда ты рядом.
Перевожу разговор:
- Ты специально высчитал время, чтобы поздравить меня с ударами Биг Бена в полночь?
- Да. Честно говоря, я надеялся, что ты позвонишь мне первой.
- Гриша, - с укором.
- Что, малыш? Знаешь, у нас потрясающая погода. Идет снег, такой, как ты любишь, большими хлопьями падает. Помнишь, как мы?..
Я не даю ему договорить:
- Прости меня. Я должна идти. Здесь очень много людей, все поздравляют друг друга. И я должна поздравить Николь.
- С новым годом тебя.
- И тебя.
Я отключаю телефон, толкаю его в задний карман джинсов и всматриваюсь в пораненный палец.
- Заноза? – я дергаюсь от понимания, что здесь кто-то еще кроме меня. И этот кто-то не ушедший со звонком Артур. Я не могу поднять глаза и посмотреть на Роберта. – Давай вытащу.
Я не успеваю ответить, потому что в следующую минуту он сам берет мою ладонь и склоняется над ней, чтобы рассмотреть эту деревяшку, которая как игла вошла мне в палец. Перед этим он отправляет на комод, возле которого я стою, планшет.
- Как тут у вас все прошло? Удачно? – между делом интересуется он.
Я смотрю на его темечко, пытаюсь сообразить, что ответить и, наконец, выдаю, совершенно не уловив, о чем он именно спрашивает:
- Да, удачно.
- Что ж. У Арта, к слову, после смерти отца будет неплохое состояние.
- Что? – не понимаю я.
- Все, - отвечает он. – Теперь нужно обработать септиком.
Я запуталась. Мотаю головой, пытаясь сообразить, о чем он теперь. И мой взгляд останавливается на черном куске пластика, этот планшет, он мой.
- Пошли в кухню, - тянет он, - там есть водка.
- Подожди, - прошу я. – Где ты взял мой планшет?
- У Сиены. Она показывала ваши фото.
- Да… - успокаиваюсь я.
- О! – Роб улыбается, потирая лоб. – И эта штука. Веселая. Вампир-Эдвард лазающий по стенам и поющий «Каднамстайл» нас всех развеселил. Я, к слову, тоже повеселился, тыкая пальцем на этого чудика, так что не переживай. Правда, кое-кто не поверил, что я смогу спеть, как эта картинка, пришлось доказывать обратное.
- Черт!
- Все нормально.
Его улыбка способна растопить самые толстые, холодные льды. Это действительно так. И еще она утешает, и еще оставляет тебе поцелуи доброты, отчего я теряюсь. Сама не понимаю, почему я так робею рядом с ним, так тушуюсь, ощущая силу в этом непонятном парне. Мы смотрим друг другу в глаза и просто молчим. Не могу отгадать, сколько длится это молчание, оно такое томное, плавящее и сладкое.
- Ты идешь? – он даже не спрашивает, просто зовет. И контакт опять разрывается. Мы выходим из комнаты.
Внизу на меня набрасывается Николь, поздравляя с праздником. Она толкает мне в руки коробку в оберточной зеленой бумаге с красным бантом и продолжает подпрыгивать рядом в нетерпении. Нас рассматривают с изумлением, в Англии принято дарить подарки на Рождество, а не в этот день. Но нам плевать, я отвечаю на ее веселье, хотя несколькими минутами назад мне было не так весело. Я лезу в карман куртки, которую так и не сняла и протягиваю небольшой бумажный пакетик для нее. Мы обнимаемся и целуемся, как дети. И я замечаю, что и он следит за нами. Его лицо меняется с ребяческого, на более задумчивое, когда он замечает, что я его ловлю за подглядыванием. Он просто уходит, словно, и не было ничего между нами наверху.
Оставшийся вечер я провожу в компании Сиены, Тома и Рэя. Мы болтаем, я что-то рассказываю про Россию и наши традиции, завлекаю их, приглашаю приехать. Они удивляются, сравнивают и хотят видеть то, о чем я им говорю. Хотя, я должна признать, если изменить название города, то точно такую же историю можно рассказать и о Лондоне. Питер-Лондон, на мой взгляд, есть в них что-то общее, будто это два брата, разъехавшихся на время из одного общего дома.
В четыре мы расходимся. Я бреду вверх по лестнице, в свою комнату. Открываю дверь и останавливаюсь на пороге – мое ложе занято. Рэй спит так сладко, обнимая какого-то парня, что я не решаюсь их тревожить. Придется поискать другое место для сна.
Когда я начинаю закрывать дверь, выйдя обратно в коридор, замечаю планшет, который Роберт положил на комод и вновь улыбаюсь слишком широко, думая о каких-то глупостях.
- Не спится? – слышу его голос и оборачиваюсь, все еще удерживая себя за ручку двери. Эти внезапные появления могут озадачить лучше обиженных на своих девушек парней.
- И тебе?
- Привыкла отвечать вопросом на вопрос?
- А ты?
Мы оба смеемся, стараясь не разбудить друзей.
- Не хочешь выпить?
Я поражаюсь вопросу. Неужели мы недостаточно выпили сегодня?
- Что? – его озадачивает мое молчание и взгляд. Он пожимает плечами.
- А ты?
- Если ты составишь компанию. Одному напиваться фигово.
- Ты говоришь это со знанием дела, - улыбаюсь я и опускаю глаза, рассматривая носки своих ботинок.
- Так что?
- Что?
- Заканчивай это.
- Что это?
Он смеется, и это так заразительно. Я подхожу к нему, хватаю за рукуи тащу вниз по ступенькам. Тяну сильно, так, что можно упасть. Его ступни еле убираются на ступеньках, он перешагивает по две и все время смеется, норовя разбудить весь дом.
- Тише, - шепчу я.
- Что?
- Ты разбудишь всех.
И он смеется еще громче, не выпуская моей руки, усаживается на последние ступеньки, притягивая к себе, сажает рядом и предлагает закурить. Его сигарета уже у него в зубах.
- Я думал, ты не такая.
- А какая?
- Опять? – его бровь ползет вверх. Но вид моего лица, чуть сдерживающего улыбку, смешит его вновь. – Прекрати это.
- Что это?
- Я знаю, ты делаешь это специально. Отвечаешь вопросом на вопрос.
- Ладно-ладно все. Я закончила.
И волшебство нашего очередного контакта тоже. Он освобождает руку, тянется в задний карман и достает зажигалку, но не прикуривает. Задумчиво рассматривает меня. Опускает голову и мотает ей, в ответ на какой-то не озвученный вопрос. Я просто молчу. Молчу и смотрю на него.
- Подожди, - он вдруг вскакивает на ноги. – Я сейчас. – И поднимается вновь вверх, а я остаюсь сидеть и думать о том, что готовит для меня этот мир, сталкивая с этим мужчиной.
Роберт возвращается через несколько минут, когда я сама уже собираюсь встать и пойти разбить бутерброд Рэя и парня, с которым он там посапывает.
- Ты взяла с собой аппарат? – возбужденный какой-то своей идеей спрашивает Роберт, поравнявшись со мной на ступенях.
- Да, - уверяю я.
- Сходи за ним.
- Что? Я не понимаю.
- Просто поднимись и возьми свою камеру, я хочу кое-что показать.
Я послушно шагаю в свою комнату и достаю камеру, возвращаясь к Роберту, который, сидя все на тех же ступенях, мило так прикладывается к бутылочке красного вина. Причем он пьет не из горла, а торжественно наполняет себе бокал и потом, словно ценитель смакует напиток богов.
- Все хорошо? – спрашивает он, замечая меня.
- Да.
- Тогда пошли.
Мы выходим на воздух. Морозно. У меня слезятся глаза. Я перекидываю через плечо сумку с камерой и испытывающе смотрю на Роберта, который все еще не выпускает из рук бутылку с вином, бокал и что-то еще. Это ключи. Он нажимает на кнопку сигнализации и справа от нас нам отвечает какой-то автомобиль.
- Класс, - говорит он. – Готова?
- К чему?
Он мотает головой, улыбается.
- Ты поведешь. Я слишком много выпил. Умеешь водить?
- Я что?
- Садись, мы едем на запад острова.
- Может сейчас самое время спросить меня, хочу ли я ехать с пьяным парнем, которому никто не отказывал? – я возмущаюсь, потому что хотела спать, а не крутить баранку. И еще злюсь на себя за то, что знаю, что поеду с ним, куда он скажет.
- С чего ты взяла, что мне никто не отказывал? – он осушает бокал, наливает еще и ставит пустую бутылку на землю, возле крыльца. – Мне, кстати, отказывали, как минимум раз пятьдесят.
Теперь приходит очередь смеяться мне. Смеяться над захмелевшим Робертом, который подходит к «Рендж Роверу», открывая дверь пассажирского места, и машет мне рукой, подзывая.
- Чья машина? – усаживаясь за руль, спрашиваю я.
- Сэма, - отвечает, хмурясь он. – Веди аккуратно. Он еще не знает, что мы взяли его тачку напрокат.
- Я и не думала, что ты такой авантюрист, - я толкаю его кулаком в предплечье.
- Я сам не знал, - он отпивает вино, успевая при этом пристегнуть ремень безопасности.
- Машина праворульная, отлично, - я трясусь от страха, передаю ему сумку с камерой. – А ключи?
- Заводи, - он вкладывает их мне в руку. И через несколько секунд мы слышим рычание мотора. Отпускаю педаль тормоза, и мы начинаем двигаться. Оказывается, страшного ничего нет, потому что дороги в шестом часу утра пусты, на мое счастье. Мы проезжаем по деревушке, Роберт командует, где свернуть. Проезжаем огромные поля с пожухлой травой, в некоторых местах пасутся коровы. Я молодец, успеваю смотреть по сторонам и иногда на моего спутника.
- Так значит, ты думала обо мне? - нарушает он молчание.
- Что?
- Ты сказала, что не думала, что я могу быть авантюристом.
- Сумасшедшим.
- Хорошо, я сумасшедший. Так все же ты думала обо мне?
- Не обольщайся, - наши глаза вновь встречаются, но контакт прерывается быстро, мне нужно следить за дорогой.
- На перекрестке направо, а потом съедешь на гуртовую дорогу.
- Хорошо. И все же, куда мы едем?
- Потерпи. Уже скоро будем на месте.
Уже скоро выливается в минут пятнадцать, пока я пытаюсь преодолеть ямы с грязью, в которых можно и застрять. Я сразу вспоминаю какой-то фильм, где герои застряли в жиже и все выпачкались в грязи.
- Хей? – зовет Роберт, его пустой бокал перекочевал в подстаканник. – Останавливайся дальше пешком.
- Долго?
- Нет. Мы уже на месте.
Снаружи холодно, морозно и сильный ветер раздувает волосы. Роберт жмурит глаза от ветра, но мы идем вперед, точнее я семеню за быстрыми шагами этого парня. В его руках моя сумка. Небо розовеет от восхода, который поднимается где-то слева. На горе виднеется скамейка, к которой уже подходит мистер Паттинсон, картинно разводя руки в стороны, приглашая насладиться красотой. И я готова, потому что это действительно великолепно. Представьте себе косу, уходящую в море и заканчивающуюся огромными отломившимися кусками белого песчаника, на которых чьими-то умелыми руками возведен маяк. Ощущения необъятного пространства, морской ветер добавляют остроты чувствам. Это место не только изумляет, оно наполняет тебя чувством свободы, счастья и объединения с природой.
- Уау! – восклицаю я.
На что мой спутник просто улыбается, пряча свои глаза, он отворачивается к восходу и протягивает мне сумку с камерой.
- Действуй, - говорит он.
- Что это? – завороженно интересуюсь я.
- The Needles[1], - просто отвечает он.
- Иглы, - повторяю я, стирая дорожки не прошеных слез.
_____________________________________________________
1 - The Needles (см. фото) гранитные скалы, оставшиеся от размытых островов побережья Скандинавии, Шотландии и др.

 
Источник: http://www.only-r.com/forum/38-370-2
Из жизни Роберта Nurochka Nurochka 538 39
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа    

Категории          
Из жизни Роберта
Стихи.
Собственные произведения.
Герои Саги - люди
Альтернатива
СЛЭШ и НЦ
Фанфики по другим произведениям
По мотивам...
Мини-фанфики
Переводы
Мы в сети        
Изображение  Изображение  Изображение
Изображение  Изображение  Изображение

Поиск по сайту
Интересно!!!
Последние работы  

Twitter          
Цитаты Роберта
"...Обо мне не написано ни строчки правды. Просто потому, что на самом деле писать обо мне нечего."
Жизнь форума
❖ Снежная поэма
Стихи
❖ Флудилка 2
Anti
❖ Вселенная Роба - 8
Только мысли все о нем и о нем.
❖ What would you do for ...
❖ Самая-самая-самая...
Кружит музыка...
❖ Король и пешка
Герои Саги - люди (16+)
❖ Good time/ Хорошее вре...
Фильмография.
Последнее в фф
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Назад к реальности. Гл...
Из жизни Роберта
❖ Король и пешка. Глава ...
Герои Саги - люди
❖ LONDON inside. Глава 2...
Из жизни Роберта
❖ Король и пешка. Глава ...
Герои Саги - люди
❖ LONDON inside. Глава 1...
Из жизни Роберта
❖ Король и пешка. Глава ...
Герои Саги - люди
Рекомендуем!
1
Наш опрос       
Стрижки мистера Паттинсона. Выбирай!!
1. Якоб/Воды слонам
2. Эдвард/ Сумерки. Сага
3. Эрик/Космополис
4. "Под ноль+"/Берлинале
5. "Однобокая пальма"/Comic Con 2011
6. Сальвадор/ Отголоски прошлого
7. Даниэль/Дневник плохой мамаши
8. Рейнольдс/Ровер
Всего ответов: 249
Поговорим?        
Статистика        
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 18
Гостей: 14
Пользователей: 4
Klon Маришель GreenSun Ivetta


Изображение
Вверх