Форум Only Rob

Главная | Регистрация | Вход Новые сообщения | Правила сайта и форума | Поиск | RSS
Модератор форума: Солнышко, Маришель  
Only Rob - Форум » Роберт Томас Паттинсон. » Фильмография. » Жизнь/Life (Роберт Паттинсон и Дэйн ДеХаан в фильме "Жизнь".)
Жизнь/Life
lady2012 Дата: Пятница, 16.01.2015, 11:50 | Сообщение # 1
Зараза
Группа: Заслуженные
Сообщений: 2556
Статус: Offline
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~Жизнь / Life~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~



год -2015
страна - Великобритания
слоган -
режиссер - Антон Корбейн
сценарий - Люк Дейвис
продюсер - Эйн Каннинг, Кристина Пиовесан,Эмиль Шерман, ...
оператор - Шарлотта Брюус Кристенсен
композитор -Скотт Уокер
художник - Анастасия Масаро,Кимберли Захарко, ГершаФиллипс, ...
монтаж -Ник Фентон
жанр - драма
бюджет - $12 000 000




В ролях:

Дэйн ДеХаан (James Dean)
Роберт Паттинсон (Dennis Stock)
Джоэл Эдгертон ( John Morris)
Бен Кингсли (Jack Warner)
Кристен Хагер
Келли МакКрири
Алессандра Мастронарди
Сара Вайсгласс
Майкл Терриоль
Аня Савчич...





Стиллы
Фотогалерея сайта фильма
Новостная лента сайта о фильме



Профильные ресурсы
КиноПоиск
IMDb



Первый отрывок из фильма




Трейлер




 
lady2012 Дата: Пятница, 16.01.2015, 14:58 | Сообщение # 21
Зараза
Группа: Заслуженные
Сообщений: 2556
Статус: Offline
Тайная жизнь Джеймса Дина

30 сентября 1955 года идол нового поколения Джеймс Дин на бешеной скорости потерял управление своим любимым "Порше-Спайдер-550" и врезался в дерево. Герою было 24 года, его карьера стремительно поднималась вверх, а агент актера незадолго до этого выхлопотала для него наиболее выгодный контракт в Голливуде. С тех пор прошло 40 лет, и накануне юбилея английский исследователь Пол Александер выпустил книгу "Джеймс Дин. Бульвар разбитых надежд", представившую голливудскую суперзвезду в довольно неожиданном свете.


Бюст Джеймса Дина на Голливудских холмах, Калифорния

Холодным февральским вечером в Киото, в 1957 году, спустя около полутора лет после смерти Дина, Трумэн Капоте брал интервью у Марлона Брандо для журнала New Yorker. Известный писатель заметил, что Брандо удивился вопросам о Дине и нервничал. "Нет, Дин никогда не был моим другом. Я едва знал его. Но у него была в связи со мной навязчивая идея. Он часто звонил. Я слышал, как он говорит через гостиничный коммутатор, ищет меня, оставляет послания. Но я никогда не перезванивал ему". Однако через несколько секунд Брандо опомнился. Он понял, что может быть уличен во лжи: ведь два наиболее видных голливудских секс-символа 50-х годов даже фотографировались вместе. Брандо продолжал: "Он знал, что болен. Я рекомендовал ему психоаналитика, которого он посетил. По крайней мере, он стал играть лучше. Но все это обожествление Дина - полная чушь. Вот почему важны документальные материалы. Надо полагать, он вовсе не был героем; он был потерянным парнем, пытающимся обрести себя".

Чем объяснима столь странная реакция Брандо? Почему он хотел, чтобы никто не знал об их знакомстве? И что он имел в виду, сказав, что Дин был болен?

После смерти Джеймса Дина его биографию переписывали все, кому не лень. На это было несколько причин, главная из которых - желание компании "Уорнер Бразерс" сделать образ актера максимально продаваемым, отбрасывая все, что не вяжется с имиджем "нового героя", "молодого бунтаря". Люди, посвященные в подробности личной жизни Дина, прекрасно понимали, как нежелательна для ханжеского шоу-бизнеса тех лет правда о нем. Тем не менее, в богемных кругах все же курсировали слухи о порочных наклонностях "бунтаря без причины", и сведения о дружбе с ним могли стать компрометирующими.

Но были и "очевидцы", к примеру - актеры рангом пониже, для которых даже само упоминание о знакомстве с Джеймсом Дином казалось значительным. Многие из них считали, что, выдумывая небылицы из жизни Джимми, они делают себе своего рода рекламу. Особенно преуспела в этом Шелли Уинтерс. Она писала, что "Джимми был безумно влюблен в Вампиру - вероятно, они занимались любовью в этом ее гробу, из которого она вела свои телепрограммы о старых фильмах ужасов". Если бы Уинтерс знала Дина хоть чуточку лучше, то ее небылицы наверняка были бы поубедительнее.

Дин родился 8 февраля 1931 года в два часа ночи в провинциальном городке Фэйрмаунте, штат Индиана. Его мать Милдред обожала поэзию, поэтому и дала ему второе имя в честь великого английского романтика. Он весил 8 фунтов 10 унций и казался вполне здоровым младенцем. Джимми был нежеланным ребенком: годы "Великой депрессии" едва ли можно назвать удачными как для женитьбы, так и для появления на свет новых членов семьи - все это требовало дополнительных расходов. Известно, что к моменту рождения Джеймса его родители были женаты всего лишь шесть месяцев и двадцать дней. Вполне возможно, что беременность Милдред отчасти вынудила Уинтона Дина жениться на ней, и он впоследствии испытывал чувство раздражения как по поводу своего незапланированного брака, так и в адрес сына, которого никогда не любил.


Я – архивариус. Я – в храме Мнемозины.
Служу ей, расставляя по местам
Тома прошедших лет, и выношу корзины
С истлевшими страницами.
 
lady2012 Дата: Пятница, 16.01.2015, 15:00 | Сообщение # 22
Зараза
Группа: Заслуженные
Сообщений: 2556
Статус: Offline

В начале 1950-х


Милдред, напротив, очень привязалась к мальчику. Она и занялась его художественным воспитанием. В два года Джимми мог произносить уже целые предложения, а в три - рисовал картинки. Он был "забавен и высокомерен" - так обычно будут характеризовать его и позже. Мать поощряла интерес сына к искусствам: в самом юном возрасте он брал уроки игры на скрипке и ходил в танцкласс Мэрион-колледжа. "Гениального ребенка" также определили в театральную школу, владелицей которой была Зина Глэд, в прошлом - водевильная актриса. Милдред радовалась всесторонней одаренности Джимми; не исключено, что она помышляла о славе матери всеамериканского любимца-вундеркинда (тогда все отчетливо помнили о другом "чудесном дитя"- Ширли Темпл). Так или иначе, она стала близкой подругой Зины, а Джимми впервые выступил перед зрителями 1 июня 1936 года, на празднике театральной школы.

Учился Джим у госпожи Глэд недолго: его отец, имевший специальность зубного техника, подыскал себе удачное место в пригороде Лос-Анджелеса - Санта-Монике, и летом 1936 года вся семья, попрощавшись с друзьями и родственниками, переехала в новый, более престижный и цивилизованный город.

Часто манеру игры Джеймса Дина, его неуравновешенность и импульсивность склонны объяснять психическими травмами, которые он перенес в детстве. Действительно, он слишком рано осиротел. Единственный человек, который любил его и заботился о нем - мать, долго болевшая и умершая в 29-летнем возрасте от рака. Позднее тетка Джеймса по материнской линии Рут Стегмоллер вспоминала, что в минуту смерти Милдред мальчик играл на улице. "Я пошла за Джимми. Дома ему сказали о кончине матери. Он воспринял это довольно мужественно. Никакой истерики или чего-нибудь в этом роде. Он был обеспокоен. Он был очень живым и умным ребенком. Он не кричал и не плакал". К тому печальному лету 1940 года мальчику исполнилось девять лет, но с тех пор дни рождения уже не были столь важны для него: Джимми повзрослел рано.

После смерти жены Уинтон Дин имел серьезный разговор со своей матерью Эммой, которая еще хотела увидеть своего сына в счастливом браке и надеялась, что неудачная женитьба на Милдред - не последняя в его жизни. Действительно, через пять лет Уинтон женится повторно, что еще более отдаляет его от сына. Эмма предложила ему отправить Джимми обратно в Фэйрмаунт на воспитание к тетке Ортенс, сестре Уинтона, и ее мужу Маркусу Уинслоу. Уинтон без особых раздумий согласился. Так Джимми потерял и мать, и отца одновременно.

Дядя Маркус и тетя Ортенс встретили мальчика так радушно, что вскоре Дин начал звать их "папой" и "мамой". Более того, Ортенс настаивала на том, чтобы он играл с их дочерью Джоан, бывшей на пять лет старше его. В это время Джимми открывает для себя радио, переживавшее тогда эпоху своего расцвета, и беспрерывно слушает драматические программы. Его страсть к театру теперь стала поощрять Эделин Брукшир, учительница английского и французского языков из местного колледжа, давшая ему уроки актерского мастерства. Маленький актер был очень эффектен (как писали потом - "слишком красив для мальчика") в рождественском спектакле, где он играл прозревающего слепого.

Кроме театра, Дин был неравнодушен к баскетболу и еще больше - к мотоциклам. Когда ему исполнилось 15 лет, Маркус повел парня в мотоциклетный магазин и купил ему чешский мотоцикл CZ в 1,5 лошадиные силы. С тех пор Джимми, как и других соседских мальчишек, можно было заметить гоняющим на своем "железном друге" по окрестностям. Только, в отличие от приятелей, Джимми никогда не возил девушек.

Человеком, оказавшим на него колоссальное влияние, был тридцатилетний священник веслеянской (квакерской) церкви Джеймс Де Веерд, чья жизнь сильно отличалась от той, что вели большинство граждан Фэйрмаунта. Он был блестяще образован, элегантен и часто во время проповеди любил порассуждать о красоте поэзии. Кто-нибудь другой на месте Де Веерда не встретил бы понимания, но этот священник вызывал безусловное уважение прихожан. Авторитет Де Веерда помогал ему скрывать опасную страсть, которую вызывали у него местные подростки. Джимми быстро привязался к священнику и не раз ужинал у него при свечах. После ужина парень располагался на полу библиотеки Де Веерда и читал книжки по своему выбору - в основном это был Шекспир. При этом он любил, чтобы фоном негромко играла музыка. Например, Чайковский. Очевидно, что сексуальная жизнь Джимми началась именно с Де Веерда, и их романтические отношения были не только лишь платонической привязанностью. Уже после смерти Дина Де Веерд признавался: "Ни Джимми, ни я никогда не упоминали об этих отношениях. Никому из нас это не пошло бы на пользу".

Священник, так много давший для образования Джима, не был единственным его мужчиной. Известно, что Джимми встречался также с неким сержантом военно-воздушных сил из Фэйрмаунта. Как-то вечером летчик подъехал к дому приятеля Дина на роскошном "Крайслере" и спросил, не знает ли тот, где живет Джим. Приятель сам вызвался сесть за баранку автомобиля, чтобы показать дорогу. Однако очень быстро он обнаружил на своей ноге руку сержанта, и возмущению парня не было предела.


Я – архивариус. Я – в храме Мнемозины.
Служу ей, расставляя по местам
Тома прошедших лет, и выношу корзины
С истлевшими страницами.
 
lady2012 Дата: Пятница, 16.01.2015, 15:02 | Сообщение # 23
Зараза
Группа: Заслуженные
Сообщений: 2556
Статус: Offline
В фильме "Бунтовщик без идеала", 1955

Тем временем, успехи Дина в актерском мастерстве становились все более значительными. Он участвует в соревновании чтецов, организованном Национальной Судебной Лигой штата Индиана, и одерживает победу. Вдохновленный успехом, Джимми едет вместе с Эделин Брукшир на следующий тур соревнований в штат Колорадо, где должны выступить участники со всей страны, но оказывается там лишь шестым. В очередной раз Дин убеждается, что за место под солнцем надо бороться, а талант вовсе не всегда вызывает однозначное восхищение.

В 1949 году Джеймс Дин заканчивает школу и решается уехать из Фэйрмаунта в Санта-Монику, где жил в детстве. Вероятно, Джимми очень хотел быть с отцом, которого он так редко видел. С другой стороны, на западном побережье у юноши было куда больше шансов сделать себе карьеру, будь то на юридическом, как советовал отец, или на актерском поприще. Тем более, что рядом был Голливуд.

Поступив в колледж осенью 1949 года, вместе с предметами, полезными для прибыльной адвокатской специальности, Дин изучает историю театра и актерское мастерство. Позже педагог по театральным предметам Джин Нильсен Оуэн вспоминала, что у Джимми были чудовищная дикция и провинциальный акцент. Сцену за сценой репетируя с ним роль Гамлета, она чувствовала, что порой невозможно разобрать, что он говорит. Оуэн была первой, кто серьезно стал готовить из него профессионала, и именно ей удалось прибавить к завидному темпераменту юноши еще и правильную артикуляцию. Вскоре Дин становится одним из двух десятков лучших студентов колледжа и получает престижный Королевский Голубой Блейзер лидера.

Чувствуя уверенность в своих силах, несмотря на возражения госпожи Оуэн и отца, отношения с которым за последнее время у Джимми сильно ухудшились, он переводится в лос-анжелесский университет - UCLA. Поскольку Уинтон Дин лишает своего сына финансовой поддержки, юноше приходится во имя своей страсти к искусству заняться мелкими подработками, например, работой киномеханика.

Роль Малкольма в "Макбете", сыгранная им на сцене университетского театра, вовсе не стала поворотным этапом в его карьере. Было очевидно, что двери в шоу-бизнес надо было открывать иначе. Однако игра в университетском театре имела и свой положительный результат: Джимми нашел себе агента в лице Изабель Дреземер, имевшей собственную фирму. Это значило крайне много: масса актеров опытнее и старше него агентов не имела. Благодаря Изабель, Джимми начинает довольно активно сниматься в рекламе.

Не имея в Лос-Анджелесе собственного жилья, Дин какое-то время жил в студенческом общежитии. Атмосфера в нем была не слишком доброжелательной. Однажды Джимми обозвали гомосексуалистом, дело дошло до драки и парню пришлось сменить пристанище. Этого требовали студенты, что, впрочем, полностью совпадало с желаниями Дина. Именно в это время он окончательно понимает, что мужчины для него куда привлекательнее женщин. В университете он влюбляется в парня по имени Билл Баст, актера, приехавшего из провинции делать себе карьеру. Если прежние партнеры Джимми, такие, как Де Веерд или летчик, были куда старше него - по Фрейду, являлись фигурами, замещавшими отца, - то Баст оказался первым возлюбленным Дина, столь же молодым и привлекательным, как и он сам. Джимми предлагает Биллу снять дом и поселиться в нем вместе, что незамедлительно и происходит.

Билл Баст становится другом Дина на всю жизнь. Известно, что Дин часто уходил от него, но всегда возвращался. Мечтавшие о хорошей карьере юноши проводили вечера за изучением системы Станиславского. Еще Билли любил читать для Джимми вслух своего любимого писателя, Генри Миллера - у Дина уже были сильные проблемы со зрением, и он ходил в очках.

К тому времени Джимми окончательно убедился, что традиционными путями, бесконечной чередой бесплодных попыток и прослушиваний в мир шоу-бизнеса не попасть. Меж тем, в Голливуде существовала довольно влиятельная гомосексуальная мафия. Были люди, готовые за определенного рода услуги помочь молодому актеру. Но американская публика не должна была знать ничего компрометирующего, в противном случае любая карьера моментально заканчивалась. Известен скандал, связанный с жестоким изнасилованием старлетки Вирджинии Рапп во время пьяной оргии у комика Фэтти Арбэкля. Виновность артиста доказана не была, но публика его все равно уже никогда не простила. (Что говорить об этом, когда осуждались даже такие вполне невинные вещи, как внебрачная связь актрисы Ингрид Бергман с итальянским режиссером Роберто Росселини и рождение у них в 1949 году сына. После этого Бергман могла возобновить свою работу в Голливуде лишь в 1956-м.)

Пока Дин занят поиском высоких покровителей, его агент Изабель устраивает ему роль Иоанна Крестителя в религиозном телефильме "Горе N1", который был показан на пасху 1951 года. Уже тогда заметили, что Джимми был не просто фотогеничен, а выглядел на экране даже лучше, чем в жизни. Он обладал тем самым свойством, которое Мэрилин Монро называла способностью "заниматься любовью с камерой". Неудивительно, что у Дина появляется первый фэн-клуб, в который вошли девушки из лос-анджелесской католической школы. Его уже узнают на улице и просят автографы.

Наивные девочки мечтали о "прекрасном Иоанне Крестителе", а люди более осведомленные уже обсуждали его личную жизнь. Известная комедийная телеактриса Джоан Девис возражает против дружбы своей дочери с Дином, потому что ходят слухи, будто "его член сосали пять самых влиятельных людей в Голливуде". Действительно, в то время Дин был довольно неразборчив и готов был уступить любому, от кого хоть как-то могла зависеть его карьера. Среди сексуальных связей-однодневок Джеймса все же выделялись три. Одним из его "приятелей" был актер Клифтон Уэбб, имевший широкие связи в голливудской гей-общине и друживший с самой могущественной светской обозревательницей Голливуда Геддой Хоппер. Другой его любовник - представитель богатой калифорнийской семьи Альфредо де ла Вега. Также он встречался с известным режиссером рекламных фильмов, и соблазнение запомнилось ему настолько, что Джимми позже поведал об этом одному из своих друзей.

Ранчо в Малибу, роскошный вечер при свечах, разливавший дорогие напитки слуга-негр, накатывающиеся на берег волны Тихого океана... После десерта режиссер предложил Джимми продолжить вечер. "Знаешь, перед тем, как отобрать молодого актера на роль в моем фильме, - сказал он, - я должен узнать его получше". Джимми знал правила игры. "Знаю, что должны. Я буду только рад". После этого они отправились в спальню.

Удовлетворяя похоть сильных мира сего, Джимми сам себя ненавидел. Болезненные переживания доводили его до глубокой депрессии, и его отношения с Билли, работавшим тогда швейцаром в CBS, становились невыносимыми. Он уезжает жить в отель; какое-то время, благодаря своему очередному любовнику, режиссеру Роджеру Брэккету, работает на радио, но понимает, что попал в заколдованный круг. И тогда Дин принимает важнейшее решение в своей жизни - отправиться в Нью-Йорк учиться в актерской студии Ли Страсберга.

Начало холодной войны и преследования коммунистов - Артура Миллера, Дешила Хэммета, Лилиан Гиш - нисколько не взволновали Джеймса Дина. Он знал, что оказался в самой престижной театральной школе США. Все поколение кинозвезд 50-60-х - Марлон Брандо, Мотгомери Клифт, Мэрилин Монро - посещали именно эту школу. Отношения со Страсбергом у Джимми складывались довольно сложно. Хотя мастер давал неоценимые уроки актерской техники, он все же довольно неадекватно реагировал на талантливых учеников. С Дином он часто бывал груб, унижал его, в то время как мог похвалить какую-нибудь посредственность, человека, который был ему безразличен.

Многие современные исследователи считают, что Дин стал первым, кто пытался разрушить классический для того времени стиль игры, к обладателям которого очень условно относили всех актеров старшего поколения. Имелся ввиду прежде всего стиль, требовавший большой сосредоточенности на роли в целом. Джимми же очень удачно импровизировал, у него блестяще получались частности. Его игра была слишком эмоциональной, неотрефлектированной. По поводу работы в студии он признавался: "Если я позволю им препарировать себя, как кролика в лаборатории, я не смогу больше играть".

Впрочем, не все было так плохо. В начале 50-х Соединенные Штаты охватила настоящая сексуальная лихорадка. Именно в 50-е, а не в конце 60-х, как кажется теперь, коренным образом изменилось отношение людей к сексу. Молодые люди поняли, что секс - это настоящий самодостаточный мир, и занимались любовью где угодно, только чтобы получить удовольствие. Появилась даже особая мода на секс в автомобилях и драйв-иннах, придорожных отельчиках.

В то же время начали проявлять активность и сексуальные меньшинства. В Лос-Анджелесе даже появился гомосексуальный журнал целью которого было рассеять общественное недоверие, пренебрежение и презрение "к предмету".

В Нью-Йорке Джимми переживает довольно бурный роман с одним танцовщиком. Никогда еще актер не получал столько удовольствия от секса, как тогда. Среди его пристрастий появляется также склонность к эксгибиционизму. Пол Александер на основе воспоминаний друзей Дина так описывает его отношения с танцором. "С этим парнем Джимми нравилось заниматься любовью медленно, но крепко. Более того, когда у него было настроение, ему нравилось стоять голым в дверях квартиры своего друга. Дверь была широко распахнута, и Дин стоял таким образом, что его мог видеть любой, кому вздумается идти по лестнице в то время, когда друг трахал его. Плечи Дина во время акта находились выше головы, и он удерживал равновесие, вцепившись в дверной косяк. В конце концов он опускал одну руку, а другой играл со своим членом, который, по его богатому опыту с мужчинами он мог считать длинным и толстым для такого миниатюрного тела, как у него. И когда Дин мастурбировал, в то время как друг трахал его, он приходил в неистовство, и сперма выстреливала прямо на лестничную площадку".

Этот танцовщик не был единственным любовником Джимми в те дни. Дин ухитрялся параллельно встречаться также с переехавшими в Нью-‰орк Роджером Бреккетом и Биллом Бастом - вместе с последним Джим поселился в гостинице "Ирокез".

Знаменитый режиссер-авангардист Кеннет Энгер писал, что "Джимми нравился секс, связанный с избиениями, сапогами, ремнями и рабством, приправленный горящими окурками (чем Джимми заслужил подпольную кличку "Человеческая пепельница"). Любопытно, что скульптор Уильям Фокс, для которого Дин будет позировать позже, попытается изобразить его именно в виде пепельницы (фигурка Джимми в этом неосуществленном проекте должна была ногами охватывать окружность пепельницы, а в руке держать сигарету).

В то же время Джеймс Дин созрел как актер. Кое-что в его игре даже вызывало одобрение Страсберга. Осенью 1952 года Дину выпадает удача: продюсер Лемюэль Эйерс приглашает его сыграть роль в бродвейском спектакле "Посмотри на ягуара". Еще в августе Джимми поехал с Эйерсом и его женой в десятидневный круиз на яхте. Друзьям он сказал, что отправляется подзаработать немного денег матросом, однако все знали, что Дин ничего не смыслит в морском деле и вообще никогда в жизни не был на корабле. Совершенно очевидно, что полученная им роль была благодарностью Лемюэля за определенные услуги, оказанные ему Джимом на яхте. Премьера прошла в декабре и получила абсолютно уничтожающие рецензии, но игру в ней самого Дина встретили очень хорошо.

В 1953 году дела Джима резко пошли вверх. Он снимается в телешоу так много, что даже вынужден отказываться от некоторых предложений. А вот роль в бродвейском спектакле "Имморалист" по Андре Жиду (февраль 1954 года) оказалась лучшей в его театральной карьере. Уже одним своим вызывающим сюжетом эта постановка была обречена на успех. Дин играл слугу-араба, который соблазняет молодого французского археолога Мишеля, приехавшего со своей женой Марселиной в Алжир провести медовый месяц. Восхищению публики не было предела, а "танец ножниц" из этого спектакля стал настоящей легендой. Этим танцем араб завлекал Мишеля, щелкая маленькими серебряными ножницами. По отзывам одного из друзей Джимми, когда происходил очередной щелчок, то казалось, будто араб отсекает француза от нормального мира и вводит его в пространство гомосексуальности.

Впрочем, играл эту роль Джимми недолго: 8 февраля, в день его 23-летия, состоялась премьера, а уже 27 февраля спектакль был сыгран в последний раз. Причина для этого была веская: Дин получил главную роль в новом фильме Элиа Казана "К востоку от рая".

Казан был одним из самых влиятельных и уважаемых режиссеров США в те годы. Когда руководство компании "Уорнер Бразерс" узнало о том, что Казан хочет экранизировать роман Джона Стейнбека "К востоку от рая", ему сразу же был предоставлен внушительный бюджет и экслюзивное право подбора исполнителей. Увидев Дина в "Имморалисте", режиссер предложил ему встретиться в нью-йоркском офисе "Уорнер Бразерс". Когда молодой актер вошел в комнату, Казан поймал себя на мысли, что Джимми "смотрит и говорит, как персонаж "К востоку от рая". Так же решил и сам Стейнбек, когда ему представили Джима.

Характерной особенностью метода Элиа Казана было его желание как можно подробнее изучить личную жизнь игравших у него актеров. Если во время съемок актер должен был вызвать в себе какую-то эмоцию, то Казан пробуждал в нем воспоминания об аналогичном случае из его жизни. Для роли стейнбековского Кэла в исполнении Дина такой метод подошел как нельзя лучше. В этом режиссер убедился, когда по приезде на место съемок в Лос-Анджелес он отправился вместе с актером в госпиталь к больному отцу Дина. Джимми хотел показать отцу, что он все-таки состоялся как актер, и познакомить его с известным режиссером, у которого играет. Но на Уинтона все это не произвело ровным счетом никакого впечатления. По отношению к сыну он держался холодно и даже враждебно. Джим был глубоко уязвлен. Довольно неожиданно жизненная коллизия Дина совпала с интригой фильма, в котором главный герой тоже мучился от холодности своего отца.


Я – архивариус. Я – в храме Мнемозины.
Служу ей, расставляя по местам
Тома прошедших лет, и выношу корзины
С истлевшими страницами.
 
lady2012 Дата: Пятница, 16.01.2015, 15:05 | Сообщение # 24
Зараза
Группа: Заслуженные
Сообщений: 2556
Статус: Offline
с Джули Харрис в фильме "К востоку от Рая"


Перед съемками кинокомпания "Уорнер Бразерс" заключила с Дином контракт, по которому тот должен получать $1000 в неделю (Рок Хадсон и Лиз Тейлор имели тогда по $100000 за картину). Но поскольку Дину не терпелось исполнить свою давнюю мечту - купить спортивный автомобиль, то ему выдали аванс в $7000, а эту сумму высчитывали потом из недельных гонораров.

В самом начале съемок Дин заболел. Это сорвало все графики, зато позволило актеру более тщательно готовить свои сцены. Казан оказался одним из наиболее чутких и терпеливых режиссеров из всех, с кем приходилось работать Дину. Элиа, к примеру, знал, что Джим не сможет сделать два одинаковых дубля, и позволял ему импровизировать, в том числе и с текстом. Рэймонд Мэсси, игравший в фильме отца, был недоволен партнером, стиль игры которого был слишком непривычен для него. Он требовал, чтобы Дину сказали, что "текст надо произносить так, как он написан". Но Казан предоставил Дину полную свободу: он знал, от кого зависит успех картины.

Анна была официальной подружкой Дина, выбранной для него студией "Уорнер Бразерс"
"К востоку от рая" (East of Eden, 1955), трейлер


Уже во время съемок "Уорнер Бразерс" решила делать из Джеймса Дина звезду, создавать для него подходящий гетеросексуальный имидж. С этой целью была выбрана кандидатура юной очаровательной актрисы итальянского происхождения Анны Марии Пьеранжели. И хотя ее мать, женщина довольно строгих правил, недолюбливала Джимми, считая его человеком с дурной репутацией, все же до осени 1954 года они часто попадались фоторепортерам вместе. Когда один из настырных журналистов спросил Джимми, будут ли у них дети, тот ответил: "А почему бы нет?" Естественно, их отношения были хотя и очень теплыми, но чисто платоническими.

"К востоку от рая", 1955 К тому же Джимми был сильно, но безответно увлечен Марлоном Брандо, с которым его познакомил Элиа Казан. Еще до этой встречи он с гордостью заявлял одному из своих приятелей, что снимает ту же квартиру, в которой жил Брандо. В доказательство он предъявлял фотографию Брандо, стоящего у оконной рамы, точно такой же, как рама в квартире Дина и еще тысячи нью-йоркских рам. Брандо никогда особо не симпатизировал Дину, а по признаниям актера Дениса Хоппера, знавшего и того, и другого, и вовсе относился к Джиму презрительно, что, конечно же, ранило чувствительную натуру Дина.

Чтобы подкорректировать не слишком мужественный облик Дина, журнал Life делает ему серию "маскулинных" фотографий. Вскоре эти снимки появляются на обложках модных журналов, таких, как Look и Cosmopolitan, в качестве нового героя сезона. По иронии судьбы, его постоянно сравнивают с Брандо; отмечается, что Джимми пришел на смену Марлону. Но если последнему Дин привлекательным не казался, то тысячи, если не миллионы девушек Америки начали сходить по нему с ума. Партнерша Джима по фильму "К востоку от рая" Джули Харрис говорила, что "он был очень сексуально привлекателен, и в то же время в нем были какая-то чистота - как и у Мэрилин Монро".

После съемок в первом фильме у Дина не сразу появились серьезные предложения. Компания "MGM" хотела, чтобы он сыграл в фильме Винсенте Минелли, но актер не мог нарушить свой эксклюзив с "Уорнер Бразерс". Ему, правда, было разрешено работать на телевидении. Наконец, 5 марта 1955 года в Нью-Йорке состоялась премьера ленты "К востоку от рая", на которой присутствовало множество знаменитостей, включая Мэрилин Монро и Марлен Дитрих. Дин получил самую восторженную прессу.

Действительно, более точное попадание в роль представить себе трудно. И только такой человек, как Джеймс Дин, болезненно ощущавший свою оторванность от окружающего мира, мог столь органично сыграть Кэла Траска, юношу, чье поведение не слишком укладывалось в стройные причинно-следственные связи. Почему двадцатилетний молодой человек так мучительно переживает, когда узнает, что его якобы умершая мать на самом деле жива и является не ангелом на небесах, а содержательницей борделя? Почему он избегает встреч с девушками, которые так и преследуют его, но чувствует мучительную близость к невесте своего брата? И почему так необычны его отношения с братом и отцом, сплошь состоящие из импульсивных притяжений и отталкиваний? Состояние Кэла похоже на какую-то странную болезнь без названия. "К востоку от рая" - один из самых ярких фильмов о порванных связях человека с близкими, казалось бы, ему людьми. Сам себе Кэл объяснял свою "неправильность" тем, что унаследовал характер не от добродетельного отца, а от порочной матери. Понятно, что объяснение это - умозрительное и наивное. На самом же деле Дин играл собственную драму, свою "испорченность", свое одиночество, личные отношения с отцом. А его аудитория, молодые американцы, видели в коллизиях картины отражение собственных проблем, несогласие каждого из них с собственными отцами и со старыми нормами морали вообще. Было ясно, что фильм попал в точку жизненно важных вопросов молодого поколения, которое и сделало Дина своим героем.

Из окончательного монтажа фильма была вырезана сцена, в которой раздетый по пояс Дин сидел у кровати с лежащим на ней Ричардом Давалосом, игравшим его брата. Эта сцена показалась продюсерам непристойно-гомоэротичной, хотя ни Казан, ни Стейнбек подобный подтекст в нее не вкладывали. Эпизод получился таким непроизвольно, и Дин внес сексуальную окраску, помимо текста и смысла, лишь своей собственной историей и, вероятно, энергетикой, которая от него исходила. Среди немногих людей, которые эту сцену видели в Нью-Йорке, был актер Джек Симмонс. После этого он стал искать знакомства с Дином и вскоре стал его любовником - вероятно, этот роман в жизни Джимми был последним. Но той весной 1955 года Симмонс признавался друзьям, что хотел бы посвятить Дину остаток своей жизни.

Финансовое положение Дина тем временем улучшилось. Он покупает себе "Форд" и спортивный "Порше": его безумно привлекают автогонки. В марте того же 1955 года было решено, что Джимми сыграет в фильме Николаса Рея "Бунтовщик без причины", ставшем впоследствии манифестом целого молодежного поколения. Сначала картину хотели делать черно-белой, но потом присвоили категорию "А" и сняли в цвете. Специально для Дина придумали красную нейлоновую куртку, которая спустя годы будет восприниматься как самый запоминающийся образ фильма.

Во время съемок произошло несколько романтических историй. Натали Вуд, игравшая в картине главную женскую роль, к радости "Уорнер Бразерс", влюбилась в Джимми. Поговаривали, что она смотрела "К востоку от рая" раз тридцать или больше. Джимми же был равнодушен к ней, как и к пятнадцатилетнему актеру Сэлу Минео, утверждавшему позже, что он спал с Дином. Не исключено, что молодой человек выдавал желаемое за действительное: во время съемок Дин жил с Симмонсом и время от времени виделся с Биллом Бастом. Так или иначе, но цензура все же вырезала из фильма несколько сцен с Дином и Минео, в которых содержались прозрачные намеки на их близкие отношения. Ну, а поскольку "свято место" пустовать не должно, то студия предложила Дину в качестве возможной подружки секс-бомбу Урсулу Андрес, с которой, впрочем, они смотрелись, как брат и сестра.


Я – архивариус. Я – в храме Мнемозины.
Служу ей, расставляя по местам
Тома прошедших лет, и выношу корзины
С истлевшими страницами.
 
lady2012 Дата: Пятница, 16.01.2015, 15:07 | Сообщение # 25
Зараза
Группа: Заслуженные
Сообщений: 2556
Статус: Offline
"Бунтарь без идеала" ("Бунтовщик"), 1955


Роль Джима Старка из "Бунтовщика..." казалась еще более актуальной. Если Кэл Траск жил в 1917 году, то Джим был современным "трудным подростком". Он не просто мучился непониманием взрослых: его существование было еще драматичнее. Джим Старк находился в мире всеобщей агрессии, как со стороны полицейских, без раздумий хватающихся за пистолет, так и своих диковатых сверстников. Джим растет в современных джунглях, где выживает сильнейший. Именно на съемках этого фильма Дин особо пристрастился к быстрой езде: одна из наиболее известных и жестоких сцен "Бунтовщика без причины" была посвящена гонкам у края пропасти, в которых ради самоутверждения участвовал Джим Старк. Когда в финале полицейский беспричинно убивал его приятеля Плато (его-то и играл Сэл Минео), из горла Дина вырывался нечеловеческий душераздирающий крик. Это был крик последнего романтика, окончательно утратившего веру в людей.

В 1955 году все актеры Голливуда хотели сняться в суперпроекте "Гигант". Но сыграли в нем лишь немногие звезды: Рок Хадсон, Лиз Тейлор и Джеймс Дин. Не успев отдохнуть после "Бунтовщика", всего через три дня Дин приступил к новой работе. С режиссером Джоном Стивенсом у него с самого начала произошли серьезные расхождения во взглядах. Если Казан и Рей позволяли Джимми многое и были с ним предельно внимательны, зная, что результат работы будет экстраординарным, то со Стивенсом все было иначе. Это был жесткий диктатор, считавший, что 25 процентов успеха картины зависит от монтажа. К тому же, он изматывал актеров бесконечными дублями, заставляя находиться в гриме каждый день, даже если они не были заняты в съемках. 25 июля конфликт Джима со Стивенсом достиг апогея, и режиссер написал рапорт на студию, обвиняя Дина в нарушении трудовой дисциплины. Однако к тому времени агентом Джимми был уже подготовлен и подписан со студией новый контракт, по которому актер должен был получать, как и положено суперзвездам, $100000 за картину (предполагалось, что Дин сыграет в картине Роберта Уайза "Кто-то там наверху любит меня", но после смерти актера роль отдали Полу Ньюмену). Жалоба Стивенса действия не возымела.

Джетт Ринк оказался первой и единственной возрастной ролью Дина. Он впервые откровенно пользовался гримом, потому что должен был показать судьбу Ринка на протяжении нескольких десятилетий. В своей последней роли он играл жизненный крах человека, добившегося славы и денег, но так и не нашедшего любовь, дружбу и внутренний покой. В конце съемок Джимми признавался, что ужасно устал.

Отдыхать он любил, разъезжая с ветерком на своем любимом "Порше" по окрестностям и даже принимая участие в автогонках. Его завораживало ощущение скорости, и взлет Джимми на голливудский Олимп был таким же стремительным, как и бег его "Порше". Гибель Дина в автокатастрофе 30 сентября 1955 года вызвала не менее кривотолков, чем позже смерть Мэрилин Монро. Поговаривали о том, что Дина пытались убить или даже что он покончил с собой. Впрочем, эти версии не подтвердились, и судебными медэкспертами была констатирована смерть от несчастного случая.

На похороны Дина в Фэрмаунте не приехал ни один человек из Голливуда. Говорили, что Лиз Тейлор была так потрясена печальным сообщением, что весь день не выходила из комнаты, а потом и вовсе отправилась лечить нервы в больницу. Зато у гроба стояли его старые друзья, а Джеймс Де Веерд прочитал сильно впечатлившую свидетелей речь. Поклонницы по всей Америке от горя сходили с ума и даже появились сообщения о попытках самоубийства.

Джимми снялся за два года всего в трех фильмах. В 1956 году посмертно он был номинирован на "Оскар" за лучшую мужскую роль в фильмах "К востоку от рая" и "Гигант", но так ничего и не получил. Между тем, он стал одной из самых ярких звезд, а его жизнь превратилась в настоящую легенду. Колоссальное влияние на умы имели не только его роли, но и стиль поведения, манера одеваться. Самые известные кинематографисты, такие, как Коппола в фильме "Бойцовая рыбка" или Олтмен в "Приходи на нашу встречу, Джимми Дин, Джимми Дин", время от времени возвращаются к образу Дина. Сейчас в Голливуде собираются снимать биографический фильм о нем, где главную роль сыграет один из ярких представителей "поколения Х" Леонардо Ди Каприо. Скоро мы поймем, что более всего желает увидеть одно поколение в мифе другого.

Впрочем, легенд было много, и каждый мифотворец придумывал свою. Только сейчас стало ясно, как жил Дин на самом деле, и его реальная судьба ничуть не менее интересна, чем уже существующий фольклор. Тем же, кто после знакомства с фактами увидит в Джеймсе Дине прожженного циника, следует вспомнить слова хорошо знавшей его Джули Харрис о редкой чистоте Джимми. А сор, из которого растут цветы, всегда одинаков.

© Сергей Кент, ОМ. Ноябрь, 1995 г.источник


Я – архивариус. Я – в храме Мнемозины.
Служу ей, расставляя по местам
Тома прошедших лет, и выношу корзины
С истлевшими страницами.
 
lady2012 Дата: Пятница, 16.01.2015, 15:08 | Сообщение # 26
Зараза
Группа: Заслуженные
Сообщений: 2556
Статус: Offline
Джеймс Дин в Фэрмаунте(Продолжение).
Фото Денниса Стока 1955 год.


Прибывание в Фэрмаунте в течение двух недель, оставило много фотографий, сделанных Деннисом Стоком в 1955 году.

Дома




На чердаке, перебирая старые книги в сундуках, Деннис Сток вспоминает: Эта идея пришла мне в голову, когда я увидел в шкафу Джимми, среди прочей одежды, аккуратно упакованный коричневый костюм. " Я хочу сфотографировать тебя в нем" - сказал я ему тогда. Он никак не хотел, но я все же уговорил его надеть.


В 1955 году Джеймс Дин вернулся в город, где он провел свою молодость и отправился в школу Sweathefrts. Его пригласили на бал, который устраивался в честь Дня Святого Валентина. Хотя в то время ему уже 24 года, большинство из студентов старших курсов, знали его уже не первый год, и теперь, многие узнали о его грядущей славе звезды, студенты устраивались в очередь за автографом.




На некоторых фотографиях есть Джеймс Дин с Деннисом Стоком с этого вечера, это из архивов самих присутствующих.



В школьном театре Adeline Nall, когда то Дин участвовал в постановках на этой сцене.


На фотографии ниже, Джеймс Дин в своем классе. Мы можем только догадываться, о чем он думает, сидя там.



Я – архивариус. Я – в храме Мнемозины.
Служу ей, расставляя по местам
Тома прошедших лет, и выношу корзины
С истлевшими страницами.
 
lady2012 Дата: Пятница, 16.01.2015, 15:09 | Сообщение # 27
Зараза
Группа: Заслуженные
Сообщений: 2556
Статус: Offline
На улицах Фэрмаунта снег еще не растаял, Джеймс со своим кузеном Марки.





Джимми любил своего маленького кузена. Он подарил ему игрушечную машину. Как вспоминает сам Марки, эта была его любимая игрушка, она разбиралась, таких он еще не видел. Когда он играл, к нему присоединился Джимми и стал играть вместе с ним.




После обеда Джеймс играет на барабане для Марки, потом они отправляются читать книги.




источник


Я – архивариус. Я – в храме Мнемозины.
Служу ей, расставляя по местам
Тома прошедших лет, и выношу корзины
С истлевшими страницами.
 
lady2012 Дата: Пятница, 16.01.2015, 15:14 | Сообщение # 28
Зараза
Группа: Заслуженные
Сообщений: 2556
Статус: Offline
Находясь под впечатлением от работ фотографа Денниса Стока в журнале «Лайф», Роберт Капа пригласил его к «Магнум Фотографи кооператив» в 1951 году.

22 мая 1947 года
было основано знаменитое
фотоагентство Магнум


Через два года после окончания Второй Мировой Войны четыре фотографа — Анри Картье-Брессон (Henri Cartier Bresson), Роберт Капа (Robert Capa), Джордж Роджер (George Rodger) и Дэвид Сеймур (David Seymour) — основали фотоагентство «Магнум» («Magnum Photos»). Этому предшествовал период послевоенной растерянности, когда Картье-Брессон погрузился в «фотографию ради фотографии», ориентируясь на творчество Ман Рея. Позже он вспоминал, что только благодаря Роберту Капе он остался фотожурналистом: «Тебе не место среди сюрреалистов. Будь фотожурналистом. Иначе ударишься в маньеризм. Оставь сюрреализм в сердце, приятель. Прекрати скулить и принимайся за работу» — напутствовал его Капа.


Анри Картье-Брессон

Здесь я хотел бы сделать маленькое отступление. Какими все-таки разными были эти два основателя «Магнума»: Роберт Капа и Анри Картье-Брессон. Они оба были фотографами и фотожурналистами, оба бывали в горячих точках, оба фотографировали знаменитостей в более чем мирной обстановке. И все-таки трудно представить Роберта Капу погрузившегося в «фотографию ради фотографии». Самые знаменитые свои кадры он сделал из укрытия, зачастую наугад даже не глядя в видоискатель. И уж конечно не задумываясь о композиции. О нем редко пишут как о фотографе: знаменитый (гениальный, непревзойденный и так далее) ФотоЖурналист. «Решающий момент» по Капе — это пуля пронзающая сердце «Солдата Лоялиста».

О Картье-Брессоне редко говорят как о фотожурналисте. И у меня нет сомнения, что его имя осталось бы в истории фотографии, даже если бы он навсегда оставил фотожурналистику и стал фотографировать фотограммы, цветочки на закате или обнаженную натуру: свой «решающий момент» — мгновение, когда складывается совершенная композиция — он нашел бы в любом жанре. Рассматривая фотографии Картье-Брессона, мы не ищем в них каких-то необычных ситуаций или иных находок журналиста. Он был — и остается — самым значительным фотохудожником XX века.

Эти два талантливых человека как бы представляют собой два полюса фотографии: репортажную и композиционную. Между ними много сходства, пересечений — несомненно, репортажная фотография может быть художественной, но мне кажется различий больше и они принципиальные. Основная задача репортера — давать правдивую (хотелось бы верить) информацию, бороться: за, против…. Основная задача фотохудожника — формотворчество.



Роберт Капа и Джордж Роджер

Но вернемся к «Магнуму». В наши дни это самое знаменитое и преуспевающие объединение фотографов-документалистов в мире. Но так было не всегда. В конце 1940-х фотоагентство в буквальном смысле слова едва сводило концы с концами. Роберту Капе, который как самый деятельный и предприимчивый стал первым директором «Магнума», приходилось играть на скачках, чтобы заплатить секретаршам. «Когда я, вернувшись с Востока, пришел к нему за полагающимся мне гонораром», — вспоминал Картье-Брессон, — «он мне сказал: «Возьми-ка ты лучше аппарат и принимайся за работу. Твои деньги я вынужден был использовать, потому что нам грозило банкротство». Меня это, конечно, расстроило и рассердило, но делать было нечего: он был прав. Он подсказал мне мест десять, куда можно было поехать. Пять-шесть из них не стоило доброго слова, два были отличными, а одно — потрясающим».


Дэвид Сеймур

И они разъехались в новые командировки в разные страны света, где еще раздавались выстрелы и умирали голодные дети. Их девизом стало: «Долой войну!», а смыслом деятельности — запечатлеть суровую правду о человеческой жизни.

Первыми фотографами, пришедшими в «Магнум» после основателей, были швейцарец Вернер Бишоф и австриец Эрнст Хаас. Они оба имели проблемы с реализаций своих фотографий — в послевоенные годы крупные журналы неохотно принимали к публикации репортажи из горячих точек. «Я бессилен против больших журналов», — писал Бишоф. В течение пяти лет после основания к агентству присоединились талантливые молодые фотографы Ева Арнольд, Берт Глинн, Эрих Хартман, Эрих Лессинг, Марк Рибо, Деннис Сток и Крин Таконис. Несмотря на гибель двух основателей агентства Роберта Капы и Дэвида Сеймура, а также Вернера Бишофа «Магнум» довольно интенсивно развивался.

Но как казалось Анри Картье-Брессону развитие шло не всегда в нужном направлении. В 1962 году он выступил с программным заявлением: «Я хотел бы напомнить, что Магнум был создан с целью, чтобы позволить нам — а точнее обязать нас — в силу наших возможностей и способностей рассказывать правду о современном мире. Я не буду вдаваться в детали — кто, что, когда, почему и где — но я чувствую, что мы стали забывать это. Возможно для этого есть объективные причины, но это не оправдание. Когда происходит что-то важное, когда это не требует каких-либо невозможных затрат и когда кто-нибудь из нас находится рядом — он должен зафиксировать происходящее на пленку, невзирая на неудобства или опасность. Это позволит нам не опускаться в ту искусственную жизнь, которая окружает нас….». Как видно история повторяется: аналогичную отповедь получил сам Картье-Брессон от Роберта Капы 15 лет назад.

Нужно отметить многие фотографы Магнума прислушались к своему гениальному коллеге. Они продолжали разъезжать по всем континентам, их объективы запечатлели многие важные события в жизни планеты: конфликты и революции, мирную и повседневную жизнь общества, образы великих мира сего и простых людей. Многие из фотографов Магнума были не просто отличными фотокорреспондентами: они были и фотохудожниками, которым оказалось под силу запечатлеть не только важные события, но и дух времени. Их талант и особый стиль, известный во всем мире, служат примером для многих фотографов в разных странах, которые, в свою очередь, мечтают вступить в агентство, а также для других объединений, мечтающих достичь подобного же долголетия и экономической независимости.

источник


Я – архивариус. Я – в храме Мнемозины.
Служу ей, расставляя по местам
Тома прошедших лет, и выношу корзины
С истлевшими страницами.
 
lady2012 Дата: Пятница, 16.01.2015, 15:16 | Сообщение # 29
Зараза
Группа: Заслуженные
Сообщений: 2556
Статус: Offline
Обзор твиттера: "Жизнь"

Feature Film

Статус: февраль, 2014
Место съемок: Канада
Режиссер: Антон Корбейн
Сценарист: Люк Дейвис
Продюсер: Эйн Каннинг, Эмиль Шерман, Кристина Пиовесан.
В главных ролях: Роберт Паттинсон, Дейн ДеХаан


Я – архивариус. Я – в храме Мнемозины.
Служу ей, расставляя по местам
Тома прошедших лет, и выношу корзины
С истлевшими страницами.
 
lady2012 Дата: Пятница, 16.01.2015, 16:44 | Сообщение # 30
Зараза
Группа: Заслуженные
Сообщений: 2556
Статус: Offline
Деннис Сток, знаменитый фотограф, который увековечил в своих фотографиях множество голливудских звезд, таких, как Джеймс Дин, запечатлел напряженность и настроение джазовых музыкантов в их дымной среде обитания и каталогизировал непослушную контркультуру 60-х байкеров и хиппи, умер 11 января в своем доме в Сарасоте, штат Флорида.


В Magnum photographer, где Сток провел большую часть своей карьеры, подтвердили смерть, но не предоставили дополнительной информации.

Работая над созданием "ясно выраженного образа", Сток однажды сказал, что хотел, чтобы его фотографии изобразили "отношение искреннего открытия во взрослое существование".(Working to create an "articulate image," Mr. Stock once said he wanted his photos to portray "an attitude of childlike discovery into adult existence." )

Он издал десятки книг и имел выставки в престижных картинных галереях по всему миру, включая Международный Центр Фотографии в Нью-Йорке, Национальную художественную галерею в Вашингтоне, Музее современного искусства в Париже и Schirn Kunsthalle во Франкфурте.
В начале своей карьеры, он был представителем Magnum в Голливуде и специализировался в попытке найти неосторожные моменты в жизни актеров и художников, которые привыкли к осторожному гармоническому сочетанию гласности.
(Early in his career, he was Magnum's representative in Hollywood and specialized in trying to find unguarded moments in the lives of actors and artists who were used to the careful orchestration of publicity.)

Он поймал Луи Армстронга за сценой на концерте в одном нижнем белье,
актера Марлона Брандо в образе Наполеона на съемках " Desirée " (1954)

Актрису Одри Хепберн и момент отражения, когда она смотрит в окно автомобиля,

и актера Джеймса Дина, смотрящего в камеру, лежа в гробу, словно пытаясь его примерить для себя.

Его отношения с Дином вдохновили Стока на создание одних из самых его удачных работ. В 1955 году он сопровождал актера в поездке в его родной город Фэрмаунт, штат Индиана, и сфотографировал Дина стоящего в свинарнике, позирующим перед трактором, за обеденным столом вместе со своей семьей и задумчиво сидящим в своем старом учебном классе.

Сток позднее вспоминал Дина: " Дин был непьющий. Он много курил, но все это
делали в те дни. Страдал бессонницей. Он ходил на вечеринки, потому что не мог спать".


Одно из самых известных изображений Стока показало Дина, идущего под дождем на Таймс-Сквер в Нью-Йорке, сгорбленные плечи, сигарета, свисающей с его губ. Фотография, изданная в журнале Life и воспроизведенная много раз, была
названа символом 50-х и увековечила актера, который вскоре погиб в автокатастрофе.(was credited with defining 1950s cool and immortalizing the actor, who died soon after in a car wreck.)

"Я никогда не брал задания, - сказал Сток в прошлом году во время обращения к студентам фотожурналистики в университете Техаса. - Я всегда фотографировал то, что я хотел сфотографировать, и затем беспокоился по поводу продажи фотографий или того, что с ними будет впоследствии. Я всегда снимал для себя, и когда вы снимаете то, в чем вы заинтересованы, вы всегда будете счастливы".

Сток родился 24 июля 1928 года в Бронксе, Нью-Йорк, его мать была англичанкой,
а отец швейцарцем. Давая интервью в Лондоне газете Independent в 2004 году,
он говорил: "Во время великой депрессии жизнь дошла от хорошей до ужасной. Мы переезжали семь раз. Иногда мы жили в холодных квартирах,
иногда в квартирах, где весь пол нагревается от одной пузатой печи."

После смерти своего отца, он ушел из дома в 17 лет и служил на флоте во время Второй мировой войны. Затем он переехал в Нью-Йорк и стал учеником фотографа, учась в течение короткого времени в Новой школе социальных исследований под руководством Беренис Эббот.

Он работал на знаменитых фотографов, таких как В. Юджин Смит и Гджон Мили, которого он назвал «блестящим албанским фотографом, о котором несправедливо забывают. Он сделал много работ из мира балета и джаза, используя освещение Рембрандта и черные фоны».

Изучение искусства фотографии под руководством Мили влияло на работы
Стока в конце 50-х, изображавшие джазовых музыкантов, таких как Лестер Янг, Билли Холлидей, Майлз Дэвис, Дюк Эллингтон и Эрл "Fatha" Хайнз.

Основной момент ранней карьеры Стока наступил в 1951 году,
когда он выиграл главный приз Life в конкурсе молодых фотографов. На фотографии, которая помогла ему победить, был образ Льюиса Хайна - вдохновили его фото иммигрантов из Восточной Германии, прибывающих в гавань Нью-Йорка. Сток был приглашен фотожурналистом Робертом Капа присоединиться к Magnum.

Сток был несколько раз женат, представители Magnum соообщили,
что после его смерти осталась жена, писательница Сьюзен Ричардс, проживающая в Сарасоте и Вудстоке, Нью-Йорк, три ребенка, внук, и пять правнуков. В 1958 году, по сообщениям, Сток был помолвлен с Кейт Рузвельт, внучкой президента Франклина Д. Рузвельта.

В конце 60-х Сток последовал за байкерами и хиппи по рок-концертам. Один из его знаковых образов эпохи это танцующая девушка с развеващимися светлыми волосами в Венис-Бич (штат Калифорния) на рок-фестивале в 1968 году.


В его более поздней карьере Сток часто сосредотачивал свою работу над естественным светом и пейзажами. Один из его любимых снимков - тенистое дерево в море лаванды, который появился на обложке его книги 1988 года, "Воспоминания Прованса".


Он сказал, что переехал в Прованс в 70-х, чтобы сфотографировать
знаменитые сельские местности и воздать должное художникам,
которые были очарованы этой областью в прошлом.
«Мне нравится его пригласительный характер», - сказал он Лондоне Guardian. «Я обиделся на слово «симпатичный», скорее спокойный, и мы все это ищем, безмятежности».
("I like its invitational nature," he told the London Guardian. "I'm offended by the word 'pretty,' but it is serene, and we're all seeking that.")

By T. Rees Shapiro,January 14, 2010, The Washington Post
Перевод от astrid_l.
источник


Я – архивариус. Я – в храме Мнемозины.
Служу ей, расставляя по местам
Тома прошедших лет, и выношу корзины
С истлевшими страницами.
 
lady2012 Дата: Пятница, 16.01.2015, 16:45 | Сообщение # 31
Зараза
Группа: Заслуженные
Сообщений: 2556
Статус: Offline
Фильмы с участием Дейна ДеХаана



онлайн просмотр

Рецензии наших критиков на фильм "Место под соснами"
Вот пара выдержек из рецензий зрителей на игру в этом фильме

Очень здорово отыграл Дэйн ДеХаан, уже начинающий осваиваться на широком экране после яркой роли в «Хронике». По сравнению с фантастической псевдодокументалкой, здесь он явно прибавил в актерском мастерства, умело сыграв сына Люка, в котором отчетливо проявляются его характер и манера поведения.

Дэйн ДеХаан — Джейсон, не менее проблемный, который крадет в магазинах, распространяет наркоту. Еще одна сцена, очень символичная — когда Джейсон едет на байке по дороге, где 15 лет назад на мотоцикле ездил его отец. Дейн мне очень понравился — думаю, он будет отлично смотреть в роли Гарри Озборна в Новом Человеке-Пауке!


Я – архивариус. Я – в храме Мнемозины.
Служу ей, расставляя по местам
Тома прошедших лет, и выношу корзины
С истлевшими страницами.
 
lady2012 Дата: Пятница, 16.01.2015, 16:48 | Сообщение # 32
Зараза
Группа: Заслуженные
Сообщений: 2556
Статус: Offline
Деннис Сток


Я – архивариус. Я – в храме Мнемозины.
Служу ей, расставляя по местам
Тома прошедших лет, и выношу корзины
С истлевшими страницами.
 
lady2012 Дата: Пятница, 16.01.2015, 17:01 | Сообщение # 33
Зараза
Группа: Заслуженные
Сообщений: 2556
Статус: Offline


Я – архивариус. Я – в храме Мнемозины.
Служу ей, расставляя по местам
Тома прошедших лет, и выношу корзины
С истлевшими страницами.
 
lady2012 Дата: Пятница, 16.01.2015, 17:06 | Сообщение # 34
Зараза
Группа: Заслуженные
Сообщений: 2556
Статус: Offline
Антон Корбейн

Фотография – искусство вне времени, которое дало жизнь новому искусству – кино.
…она содержит чувства и эмоции, дыхание жизни, которое нельзя приукрасить.


Рожденный в набожной семье (отец — церковный клерк), он до одиннадцати лет жил даже не на континенте, а «в маленькой, ужасной деревушке на изолированном от всего мира острове». Его первая серьезная работа в качестве фотографа началась в нидерландском журнале о поп-культуре «Oor». С 1979 года его, двадцатичетырехлетнего, можно было видеть уже в Лондоне, в New Musical Express. Снимки того периода все «очень черно-белые». Что до стиля, то он скорее документальный. Корбайн признается, что в то время не осмеливался просить людей менять позы.

«О съемке Дэвида Боуи я скажу таким образом — не моя заслуга в том, что и как он выполнял перед объективом». Это было в 1980 году. А через десяток лет его уже назовут icon-maker. В 24 года Корбайн покинул свою родину и уехал в Лондон — как оказалось, навсегда. По прибытие в Лондон, Корбайн мгновенно оказался в эпицентре буйного ренессансного расцвета пост-панк-тусовки и быстро превратился в ее виднейшего фотолетописца. Антиутопическая, мрачная съемка пост-панков Joy Division на эскалаторе лондонской подземки стала одной из знаковых для группы. Через год после эмиграции Корбайна, Иен Кертис, пересмотрев свой любимый фильм — «Строшека» Вернера Херцога и врубив на полную альбом Игги Попа «The Idiot» — повесился у себя на кухне в Манчестере.

Оставшись в Лондоне, молодой фотограф сумел подружиться со многими уже культовыми музыкантами. Монохромная простота его снимков приглянулась эстетике рок`н`ролла.

Грубая, необработанная зернистость фотографий прекрасно отображает натуру героев-бунтовщиков от музыки. После работы с Depeche Mode и U2, его стиль мгновенно узнаваем: плавающая, погруженная в туман картинка; фигура на переднем плане в полном расфокусе; четкие силуэты на заднем плане; романтика экзотических городов, бескрайних прерий, отелей и больших аэропортов. «Зерно необычайно фактурно и почти физически ощутимо.

В молодости я много снимал уличных концертов, но у меня было мало денег на пленку, и поэтому в помещении я снимал на ту же пленку, на которую снимал на улице. А при съемке в помещении на эту пленку возникает зерно, что мне очень понравилось — поэтому даже когда я уже мог себе позволить любую пленку, я продолжал использовать эту. Мне нравится характер этой пленки”. Курт Кобейн, завороженный стилистикой фотографа, предложил только ему делать клипы для своей группы. «Heart Shaped Box» — последний клип Nirvana — наверное, вообще лучший наш клип», — говорит Корбайн. К сожалению, он не успел снять для них еще. Через несколько месяцев после съемок, Кобейн остановил свою жизнь.

Окунувшись в магический проявитель Корбайна, U2, R.E.M., The Rolling Stones, Metallica, Ник Кейв, и десятки других важных личностей всплывали на поверхность кадра нарочито естественными и спокойными. Камера Корбайна умеет превращать видимость в сущность. Антон снимает своих «моделей» всю жизнь, взрослея и старея вместе с ними.
Фотографу всегда было сложно снимать женщин. Ведь его конек — это показать в людях нечто новое, их красоту, которая скрыта от глаз. С женщинами же все получается как раз иначе.

А еще Антон Корбайн как-то заявил о том, что не снимает на цифровую фотокамеру. Пленка ему дороже и он сожалеет, что она уходит из употребления у современных фотографов. Между прочим Корбайн снимал и многих голливудских звезд: Николаса Кейджа, Джонни Дэпа, Джона Траволту, Дени де Вито и др.

Преодолевая, запечатлевая и останавливая время на пути к неизбежному концу. Уникальная субъективность «мазка», так до конца и не ассимилировавшегося «лондонского голландца», взывает к происхождению художника. «Голландия всегда была самой визуально продвинутой страной Европы. В Англии, например, очень хилая визуальная культура. Англичане умеют продавать визуальные образы, но создавать их лучше других умеют голландцы”.


Я – архивариус. Я – в храме Мнемозины.
Служу ей, расставляя по местам
Тома прошедших лет, и выношу корзины
С истлевшими страницами.
 
lady2012 Дата: Пятница, 16.01.2015, 17:08 | Сообщение # 35
Зараза
Группа: Заслуженные
Сообщений: 2556
Статус: Offline

Антон Корбайн. Джонни Дэпп.

Антон Корбайн. Дэвид Боуи.


Я – архивариус. Я – в храме Мнемозины.
Служу ей, расставляя по местам
Тома прошедших лет, и выношу корзины
С истлевшими страницами.
 
lady2012 Дата: Пятница, 16.01.2015, 17:14 | Сообщение # 36
Зараза
Группа: Заслуженные
Сообщений: 2556
Статус: Offline
Документальный фильм " Антон Корбайн наизнанку "

Приз на фестивале Golden Trailer Awards. Глубокий и личный портрет известного фотографа и режиссера, работы которого всегда сочетали в себе его любовь к фотографии и музыке одновременно. Антон Корбайн сделал себе имя, прежде всего, как автор черно-белых портретов таких людей как Боно, Клинт Иствуд, Майлс Дэвис, Rolling Stones, Бьорк и многих других. Его работы не только появлялись на обложках знаковых музыкальных альбомов и модных журналов последних двадцати лет, но и сформировали художественный вкус целого поколения, выросшего на этих самых пластинках и журналах. Однако, в силу своего характера и профессии Корбайн всегда оставался за кадром и был непроницаем для посторонних взглядов, поэтому режиссер фильма распутывает его личную историю и следует по пятам за своим героем.


смотреть онлайн
Год выпуска: 2012
Страна: Германия, Великобритания,Швеция,Нидерланды,Италия
Жанр: Документальный, биография
Продолжительность: 01:21:28
Перевод: Субтитры
Режиссер: Клартье Квирейнс (Klaartje Quirijns)


Я – архивариус. Я – в храме Мнемозины.
Служу ей, расставляя по местам
Тома прошедших лет, и выношу корзины
С истлевшими страницами.
 
lady2012 Дата: Пятница, 16.01.2015, 17:19 | Сообщение # 37
Зараза
Группа: Заслуженные
Сообщений: 2556
Статус: Offline
Синопсис фильма "Жизнь"



Режиссер – Антон Корбейн
Сценарий – Люк Дэвис
В ролях - Роберт Паттинсон, Дэйн ДеХаан

Роберт Паттинсон (Сумеречная сага, «Космополис») и Дэйн ДеХаан («Убей своих любимых», «Самый пьяный округ в мире», «Место под соснами») воплотят на экране великого фотографа Денниса Стока и голливудскую легенду Джеймса Дина в художественном фильме Антона Корбейна «Жизнь».

Стоку было 26, он был взросл не по годам и уже связан семейной жизнью. И тут в его размеренном мире появилась восходящая звезда по имени Джеймс Дин, вольный дух, изменивший всю поп-культуру, сменивший костюмы на джинсы, а добропорядочных идолов на подростковых сердцеедов. Задание, согласно которому эти двое совершат путешествие по США, изменит жизнь Стока и подарит миру одни из самых культовых снимков эпохи.

Перевод: Королевишна, специально для only-r.com


Я – архивариус. Я – в храме Мнемозины.
Служу ей, расставляя по местам
Тома прошедших лет, и выношу корзины
С истлевшими страницами.
 
lady2012 Дата: Пятница, 16.01.2015, 17:23 | Сообщение # 38
Зараза
Группа: Заслуженные
Сообщений: 2556
Статус: Offline
Реставрация, или Большая остановка времени

К востоку от Эдема


Такое ощущение, что даже остановившееся замкнутое в самом себе и ретроспективно настроенное время все-таки не может обойтись без внутреннего движения, без бродильного начала — без героя. И если героя уже трудно найти в настоящем (даже прошлогодний каннский опыт с героизацией Майкла Мура нельзя считать безупречным), то его всегда можно востребовать из прошлого.

Так — из глубины киноистории и навстречу реверсному, возвратному времени — вышел на каннскую авансцену этого года легендарный и по-прежнему романтичный Джеймс Байрон Дин.
Многочисленные посвященные Джеймсу Дину фестивальные события (показы, выставки, презентации, приемы) фактически поставили его в один ряд с действующими королями каннской реставрации — у них был общий ретрознаменатель. Впрочем, дружно предававшиеся «музейным» радостям «священные монстры» были в куда большей зависимости от этого знаменателя, чем «навеки молодой» и необузданный возмутитель спокойствия Джеймс Дин.
Немного странным было только то праздничное воодушевление, с которым нынешний ретроград Канн встретил печальный, в общем-то, юбилей — пятидесятилетие гибели Джеймса Дина. Хотя в этом скрытом парадоксе, может быть, и следует искать расшифровку неудержимого — через полувековой барьер — «сближения далековатостей».

Современники называли Дина «мятежным негероем» (Пенелопа Хьюстон), а его бунт «негероическим и странным» (Майя Туровская). Странность же со-стояла в том, что «мятежный негерой» атаковал не рутину и пошлость окружающего мира, как это полагается герою в принципе, а прежде всего самого себя.

В культовом фильме с участием Джеймса Дина «Бунтарь без причины» (1955, режиссер Николас Рей), который был заявлен в каннском каталоге, но по каким-то, очевидно, техническим причинам так до фестиваля и не добрался, есть короткая, но очень важная для опознания природы саморазрушительного героизма сцена. В этой сцене Джим Старк, сыгранный Дином, попадает в полицейский участок и весь свой бунтарский пыл обрушивает вовсе не на стражей постылого порядка, как логично предположить, а на свою собственную тень, с которой вступает в непримиримый кулачный бой.

Для героя, который сражается со своей тенью, обычная логика уже не подходит — только обратная. И дело не просто в том, что герой становится «негероем», но в том, как это происходит, как меняет свой знак неукротимая героическая энергия. Ведь у «бунтаря без причины» ее не становится меньше. Он так же жаден до жизни и хочет объять весь мир. Но только не для того, чтобы вздыбить стоячую воду и побороть порок и порчу, которые бурно произрастают в этой воде. Чаще энергия «мятежного негероя» как раз привлекает и порок, и порчу к себе, обращая их внутрь себя и против себя, создавая тот самый эффект героической регрессии, убывания героического в герое, который в конечном итоге и превращает героя в негероя.

По сути, именно об этом рассказано в еще одной знаменитой картине с Джеймсом Дином «К востоку от Эдема» (1955, режиссер Элиа Казан), которая была не только представлена в каталоге, но и показана на фестивале.

В каннском контексте именно она предъявила главный героический козырь.
Фильм Казана, представляющий собой достаточно вольную и предельно сокращенную версию одноименной саги Джона Стейнбека, следуя мятежному порыву главного героя Кола Траска, сыгранного Дином, фактически сконцентрировался на одной сюжетной линии — отношениях Траска с некогда бросившей семью матерью. Отношений как таковых нет. Но есть нечто большее — страстное желание этих отношений, бунтарское стремление героя найти и увидеть мать, о которой в доме не принято даже упоминать. Моралист отец пытается уберечь свой дом, свою ферму, свой маленький американский Эдем от всяческих внешних угроз. А герой Дина рвется именно навстречу этим угрозам, его с неистовой силой тянет (и это главная эмоциональная составляющая всего действия) «к востоку от Эдема», туда, где обитает загадочная мать Траска. Но место к востоку от Эдема — это не что иное, как город Салинас (он еще сыграет свою роковую роль в судьбе самого Дина). В романе Стейнбека этот город описан как пристанище порока и двух знаменитых на всю округу борделей. Держательницей одного из них и оказывается мать Траска. Однако, раскрыв страшную тайну и впервые увидев мать, герой Дина попадает в еще большую зависимость от этой тайны и приходит в тот самый мятежный раж, который определяет все его последующее поведение в фильме. После встречи с матерью, впустив в себя ее мир и как будто бы сев на невидимую иглу, Кол Траск-Джеймс Дин становится сам не свой, его несет, и он входит в штопор, преумножая разрушительные прежде всего для него самого поступки. Геройство постоянно оборачивается для Траска борьбой против себя — тем самым героическим-негероическим «странным бунтом», который в итоге и стал легендарным.

В сущности, Дин не явил миру ничего принципиально нового. Механизм регрессии героя существовал в культуре и до него, а в XX веке был востребован особо. Но в середине этого безумного века, когда мир, чтобы прийти в чувство, стал использовать экстремальные средства, Дин продемонстрировал ошеломляющую возможность почти полного преодоления художественных условностей — дистанции между искусством и жизнью: взял да и расплатился сполна по счетам своего мятежного негероя собственной судьбой. Наверное, именно эта самоотверженность, живая погруженность Дина в образ и сделала образ неотделимым от создателя и таким заразительным для «рассерженных» всех времен и народов. Даже не без причины бунтующему герою, созданному в совсем другом конце света польским актером Збигневом Цибульским, пришлась впору и распахнутая навстречу всем сквозным ветрам знаменитая кожаная куртка Дина, и его трагическая судьба. Странному героизму оказались по-своему послушны и все бит-, панк-, гранж- и «х»-поколения вплоть до того же Курта Кобейна, ставшего прообразом героя в фильме ван Сэнта «Последние дни».

Почти так же, как Траск, Дин открылся искусительным страстям, покинув фермерский Эдем воспитавшей его семьи Уинслоу. Правда, жизнь не так легко, как искусство, отделяет Эдем от того, что «к востоку». Еще в эдемские школьные годы Дина совратил пастор де Вирд. Но четыре года настоящего мятежного безумия начались для Дина, именно когда он покинул благостные сельские угодья и мятежно ворвался в загадочный и таинственный голливудский мир, в котором и бунтарствовал без причины. Говорят, однажды, включив свою героическую регрессию на максимум, в рок-баре «Клуб» в восточном Голливуде (одно из самых одиозных мест в Лос-Анджелесе), Дин просил посетителей гасить о его грудь окурки.
Похоже, Дин знал, чем это кончится и какой реальный счет за такое геройство он получит в финале.


Очень точно состояние Джеймса Дина тех лет передал в своей классической фотосессии Деннис Сток, которую он впервые опубликовал в 1955 году в журнале Life под названием «Moody New Star» — «Угрюмая новая звезда».

Джеймс Дин, Таймс-Сквер. Фото Денниса Стока

Фотовыставка Стока, воспроизводящая его давнюю сессию с Дином, экспонировалась в этом году в Канне. И первое, что впечатляет, а потом становится главным в фотографиях, — это даже не угрюмость героя, а его взгляд, который всегда утекает куда-то в сторону, в неопределенное закадровое пространство, где актер видит что-то абсолютно недоступное нам, как на самой знаменитой фотографии Денниса Стока, запечатлевшей Дина на нью-йоркской Таймс-Сквер под уныло моросящим дождем в черном пальто с поднятым воротником. Кстати, на этом снимке, как ни на каком другом, ясно видна густая черная тень. Она часто сопровождает Джеймса Дина и не только на фотографиях Денниса Стока (см. «Бунтарь без причины»). Причем появляется она рядом с Дином в любую, в том числе несолнечную погоду.

Единственная фотография, на которой Джеймс Дин смотрит абсолютно прямо в объектив с какой-то исповедальной открытостью,- та, где по его же собственному настоянию он был запечатлен в гробу.

«Проблема в том, — пишет Деннис Сток, — что он был очень неспокойным во многих отношениях молодым человеком. И это особенно очевидно именно в серии фотографий, изображающих Дина в гробу, в самом его желании создать потустороннюю ситуацию, против чего я категорически возражал. Я расценивал это просто как баловство, пока в конце концов мне не захотелось выразить свое истинное отношение к его затее, и я сделал портрет, на котором он приподнимается в гробу и выглядит ужасно потерянным».

В полдень 30 сентября 1955 года по дороге на мотогонки в Салинас (тот самый город, что «к востоку от Эдема») около перекрестка 41-й и 466-й (теперь 46-й) дорог новый серебристый «Порш-Спайдер 550» (сменивший в гараже Дина «Порш-Спидстер 356»), за рулем которого сидел проживший 24 года и 7 месяцев Джеймс Дин, менее двух часов назад оштрафованный за скорость 65 миль в час в зоне максимальной скорости 45 миль в час, на полном ходу врезался в «Форд», выезжавший на дорогу со стороны Пасо Роблес. В аварии пострадали водитель «Форда» и механик Дина. Сам Джеймс Дин умер по дороге в госпиталь.

Известно, что умирающий, со сломанным позвоночником, он выглядел как беспомощный ребенок. «Бунт без причины» закончился, как, наверное, и должен был закончиться согласно своей обратной логике, не торжеством героя, пусть даже и посмертным, а именно полнейшей, почти детской беспомощностью героя, окончательно утратившего, истощившего свой героизм в смерти.

Наверное, этот беспримерный абсолютизм «смерти героя» и пришелся ко двору каннской реставрации. Искомая доза героизма (уничтожающего самого себя) изрядно взбодрила парадное шествие вернувшихся королей, но в то же время и не испортила праздник интронизации. Что же еще, кроме бурного поминального воодушевления, мог вызвать героизм без продолжения, ничего не оспаривающий и не меняющий в исходной безбудощности (бездетности) реставрации?

Некролог, посвященный Джеймсу Дину в газете Variety за 5 октября 1955 года, заканчивался словами: «Он не был женат. Из всей семьи остался только отец, Уинтон А. Дин, зубной техник».


источник


Я – архивариус. Я – в храме Мнемозины.
Служу ей, расставляя по местам
Тома прошедших лет, и выношу корзины
С истлевшими страницами.
 
lady2012 Дата: Пятница, 16.01.2015, 17:26 | Сообщение # 39
Зараза
Группа: Заслуженные
Сообщений: 2556
Статус: Offline

Деннис Сток и Сьюзен Ричардс после обмена свадебными клятвами в 2006 году в их доме в Вудстоке, НЙ


Я – архивариус. Я – в храме Мнемозины.
Служу ей, расставляя по местам
Тома прошедших лет, и выношу корзины
С истлевшими страницами.
 
lady2012 Дата: Пятница, 16.01.2015, 18:00 | Сообщение # 40
Зараза
Группа: Заслуженные
Сообщений: 2556
Статус: Offline
Джеймс Дин в похоронном бюро Фэрмаунта.
Фото Денниса Стока 1955 год.


Мрачная фотосессия, многие считают ее пророческой, но так сам захотел Джеймс Дин, сфотографироваться в похоронном бюро Фэрмаунта. Снимки в гробу и уже через 7 месяцев Джимми погибнет.


Из воспоминаний Денниса Стока:" Он шутил, дурачился и вдруг предложил сфотографироваться в похоронном бюро, я не думал,тогда, что он захочет запечатлеться в гробу. Но он так захотел и мы сделали это. Но после этого, он резко переменился, будто что-то щелкнуло и переключилось в нем. Джимми отсранился, погрузился в мысли, он резко охладел к происходящему.


источник


Я – архивариус. Я – в храме Мнемозины.
Служу ей, расставляя по местам
Тома прошедших лет, и выношу корзины
С истлевшими страницами.
 
Only Rob - Форум » Роберт Томас Паттинсон. » Фильмография. » Жизнь/Life (Роберт Паттинсон и Дэйн ДеХаан в фильме "Жизнь".)
Поиск:
   
Вверх